Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Реферат на тему «Коллизионные нормы»

Коллизионной нормой признается та норма, которая определяет, право какого государства должно быть применено к конкретному частноправовому отношению, осложненному иностранным элементом. Для понимания сущности коллизионных норм, их содержания и пределов их действия необходимо обратиться к классификации коллизионных норм. Также значимым является вопрос применения коллизионных норм.

Содержание

Введение

1. Коллизия права. Понятие коллизионной нормы

.1 Коллизия права: понятие, основания возникновения

.2 Понятие, особенности, структура коллизионных норм

. Классификация коллизионных норм. Проблемы применения коллизионных норм

.1 Классификация коллизионных норм

.2 Применение коллизионной нормы

Заключение

Библиографический список

Введение

Коллизионной нормой признается та норма, которая определяет, право какого государства должно быть применено к конкретному частноправовому отношению, осложненному иностранным элементом. Для понимания сущности коллизионных норм, их содержания и пределов их действия необходимо обратиться к классификации коллизионных норм. Также значимым является вопрос применения коллизионных норм. Применение коллизионных норм невозможно без знания их структуры, формулы. Именно поэтому изучение коллизионных норм является одной из первостепенных задач современной юридической науки.

Целью данной курсовой работы является рассмотрение понятия, структуры, особенностей, видов коллизионных норм.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В процессе достижения данной цели предусматривается решение следующих исследовательских задач:

. проанализировать доступную нам научную литературу по данной теме;

. определить, что является коллизией права;

. дать понятие коллизионной нормы;

. выделить особенности коллизионной нормы, ее отличие от иных норм;

. вычленить основные элементы коллизионной нормы;

. дать классификацию коллизионных норм;

.выявить основные проблемы, связанные с применением коллизионных норм, рассмотреть основные решения, которые принимают государства для решения данных проблем;

. сделать выводы по изученному массиву данных.

При решении поставленных задач мы использовали такие исследовательские методы, как: 1. сравнительный; 2. типологический; 3. систематический; 4. структурно-функциональный анализ; 5. синтез и анализ.

Объектом исследования является коллизионная нормы. Предметом — изучение структуры, классификации, особенностей коллизионных норм..

Работа состоит из двух глав. В первой раскрывается понятие коллизионной нормы, ее структура и особенности. Вторая глава посвящена классификации коллизионных норм, особенностям применения рассматриваемых норм.

1. Коллизия права. Понятие коллизионной нормы

1.1 Коллизия права: понятие, основания возникновения

«Коллизия права», дословно переводимая с латинского языка как «столкновение», обозначает противоречие правовых систем, обусловленное различным содержанием права в каждом государстве. Пониманию сущности коллизии права может помочь анализ следующего примера.

Гражданин Германии, проживающий на территории Российской Федерации, оставляет завещание, по которому лишает доли в наследственном имуществе свою супругу. После его смерти супруга обращается в суд Российской Федерации, оспаривая действительность части завещания. Обосновывая свои требования, истица ссылается на факт игнорирования обязательной доли, на которую она имеет право.

Суд Российской Федерации, рассматривая данный иск, может применить либо материальное право Российской Федерации, либо материальное право ФРГ. Обе правовые системы предусматривают регулирование обязательной доли в наследственном имуществе, но размер наследственной доли определяется по-разному. В соответствии с гражданским законодательством РФ обязательная доля составляет не менее половины той доли, которая причиталась бы наследнику по закону; а по законодательству ФРГ она равна 1/4 части всего наследственного имущества. Таким образом, одинаковое фактическое обстоятельство может иметь разное регулирование в зависимости от применимой правовой системы.

В этом и состоит коллизия права, существование которой обусловлено различным содержанием правовых систем, осуществляющих регулирование однородных общественных отношений.

В приведенном примере был рассмотрен порядок определения обязательной доли. Однако это не единственный вопрос в области наследственных правоотношений, который не получил одинакового правового регулирования в России и в Германии. Существует много других примеров, иллюстрирующих различное содержание гражданского права разных государств. Так, российскому праву не известна система парантелл, получившая признание в ФРГ и Швейцарии, согласно которой определяется очередность призвания к наследованию по парантеллам — группам родственников, имеющих общего предка.

Анализ национального законодательства большинства государств по вопросам наследования показывает, что до сих пор не существует единого правового регулирования ни по вопросу определения круга наследников, ни по вопросу формы завещания, ни по определению порядка наследования по закону, ни по переходу наследственного имущества к государству в случае отсутствия наследников по закону и по завещанию. Все правовые системы мира содержат свои специфические нормы регулирования наследственных отношений. Иностранный элемент, осложняя наследственные отношения, вскрывает противоречия в упорядочении этих отношений разными правовыми системами, тем самым выявляя существующую коллизию права.

Коллизия права проявляется тогда, когда гражданско-правовое отношение осложняет иностранный элемент.

Коллизия права обусловлена не только наличием разных по содержанию правовых норм, регулирующих одинаковые фактические отношения, но и существованием разных квалификаций терминологически совпадающих понятий. Так, всем правовым системам мира известны такие категории, как «недвижимость», «исковая давность», «форма заключения брака», «момент заключения договора» и другие. При этом юридическое содержание, вложенное в эти термины, в каждом государстве различно. Например, и по праву Англии, и по праву Франции для вступления в брак необходимо согласие родителей для детей в возрасте до 21 года. Однако по праву Англии согласие родителей относится к форме заключения брака, а по праву Франции это согласие считается материальным условием.

Аналогичное «разночтение» существует и по многим другим правовым категориям. В частности, по англо-американской системе права моментом заключения договора международной купли-продажи считается дата отправки акцепта на предложение заключить договор. Согласно праву большинства стран континентальной Европы договор считается заключенным с момента получения акцепта.

Коллизия права, обусловленная таким противоречием, может быть выявлена, в частности, при рассмотрении дела в Московском арбитражном суде Российской Федерации. Арбитр, рассматривающий дело, должен будет определить, по какому праву следует считать момент заключения договора. Вполне очевидно, что, в соответствии с правовой системой Англии, начало срока действия договора будет более ранним по сравнению с правовыми системами стран континентальной Европы. Понятно, что все последующие вопросы об обязательствах сторон (их ответственности, порядке и сроке применения штрафных санкций и др.) также будут определяться и зависеть от содержания выбранной правовой системы.

Коллизия права проявляется не только на стадии установления содержания правовых норм разных правовых систем. Она предшествует установлению квалификации юридических терминов, содержащихся в международном контракте.

Рассматривая коллизию права в разных ее проявлениях и с позиций нескольких методологических подходов, неоднозначно определяющих саму сущность данной категории, следует вернуться к классическому пониманию коллизии права как столкновению правовых систем, включающих разные материальные нормы, регулирующие однородные гражданские правоотношения. Большинство ученых, преимущественно отечественных, разделяют подобную точку зрения (Л.А. Лунц, И.С. Перетерский, С.Н. Лебедев, СБ. Крылов, М.М. Богуславский, B.C. Поздняков, О.Н. Садиков).

Основанием возникновения коллизии права является наличие иностранного элемента, существование которого в гражданском правоотношении заставляет делать выбор между правовой системой, в которой рассматривается спор, и правовой системой, к которой принадлежит иностранный элемент.

Бремя выбора правовой системы лежит прежде всего на национальном правоприменителе, в качестве которого могут выступать не только судьи арбитражных судов и судов общей юрисдикции, но и работники загса, органы опеки и попечительства. Важно понимать, что выбор применимого права обеспечивается посредством специальных норм, установленных в национальном законодательстве каждого государства, именуемых «коллизионными нормами». В практической деятельности к коллизионным нормам в Российской Федерации обращаются преимущественно судьи арбитражных судов, причем в равной степени как государственных, так и общественных (третейских).

Говоря о коллизии права, следует обратить внимание на то, что в юридической литературе (включая учебную) часто вместо «выбора права» говорят о «выборе правопорядка». В данном случае необходимо понимать разницу между правом и правопорядком. Г.К. Дмитриева, В.П. акцент делают на том, что коллизия права обусловливает выбор права. Л.П. Ануфриева, Т.Н. Нешатаева, М.Н. Кузнецов, считают, что коллизия приводит к выбору правопорядка. Л.П. Ануфриева в своей монографии специально подчеркивает эту мысль, говоря о том, что выбор правопорядка включает в себя и выбор компетентного учреждения для разрешения спора, и систему процессуальных норм.

1.2 Понятие, особенности, структура коллизионных норм

От первой глоссы Аккурсия (XIII в.), сделанной в виде пометки на рукописи Кодекса Юстиниана до современных законов и международных конвенций на рубеже XXI в., содержащих целую систему коллизионных норм, пройден большой путь. Прежде чем рассматривать так называемые обычные, классические коллизионные нормы, давать анализ их структуры, иными словами, говорить о том, из каких частей состоит коллизионная норма, следует обратить внимание на широкое распространение в современных условиях применения принципа «наиболее тесной связи» соответствующего правоотношения с правом какой-то страны. Этот принцип часто именуют «гибкой коллизионной нормой». В.П. Звеков совершенно справедливо отмечает, что «значение «гибкой» коллизионной нормы, отсылающей к праву страны, с которым отношение наиболее тесно связано, переросло рамки «рядового» коллизионного права. Во многих странах это правило получило «статус» одного из основных коллизионных начал».

Концепция применения правила, наиболее тесно связанного с правоотношением, получила широкое распространение сначала в странах англо-американской системы права, а затем и в других государствах. Первоначально эта концепция была применена в судебной практике США в области договорного права и деликтных обязательств.

Она была воспринята во втором своде законов о конфликте законов США, представляющего собой неофициальную кодификацию, в законе о международном частном праве Австрии 1978 г., Венгрии 1979 г., Швейцарии 1987 г., Германии 1986 и 1999 гг., Грузии 1998 г., Эстонии 2002 г., в Гражданском кодексе 1991 г. Квебека (Канада), в законе КНР 1999 г. о договорах.

Из международных соглашений правило «наиболее тесной связи» применено в Римской конвенции 1980 г., Межамериканской конвенции о праве, применимом к международным контрактам, 1994 г. Согласно Закону о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г. договорные обязательства во всех случаях регулируются Римской конвенцией 1980 г. (ст. 57).

Правила о применении права, в основу которых положен принцип «тесной связи», доктрина относит к категории так называемых гибких коллизионных норм.

От них следует отличать «жесткие коллизионные нормы», которые часто также определяют в литературе как «классические коллизионные нормы».

Специфика жестких коллизионных норм проявляется в их структуре. Каждая коллизионная норма состоит из двух частей: объема и коллизионной привязки. Под объемом понимаются соответствующие правоотношения, к которым применимы эти нормы. Под привязкой понимается указание на право страны (правовую систему), которое подлежит применению к данному виду отношений.

В законодательстве, в международных договорах и практике различных государств применяются различные коллизионные привязки (формулы прикрепления), имеющие обычно латинские обозначения.

Так что же такое коллизионная норма? Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к данному частноправовому отношению, осложненному иностранным элементом. Отсюда главная ее особенность: коллизионная норма сама по себе не дает ответа на вопрос, каковы права и обязанности сторон данного правоотношения, а лишь указывает компетентный для этого правоотношения правопорядок, определяющий права и обязанности сторон. Отсюда вытекает вторая особенность коллизионной нормы: как норма отсылочная она применяется только вместе с теми материальными частноправовыми нормами, к которым отсылает. Особая природа коллизионных норм предопределяет специфику их строения и применения.

Структура коллизионной нормы отвечает функциональному назначению коллизионного права, призванного обеспечить выбор права, компетентно регулировать частное правоотношение, осложненное иностранным элементом. Она состоит из двух элементов: объема и привязки. Объем -это указание вида частного правоотношения с иностранным элементом; привязка -это указание на право, подлежащее применению к данному правоотношению.

Такое двухчленное строение коллизионной нормы соответствует структуре правовых норм вообще, которые состоят из двух мастей — гипотезы и диспозиции (или гипотезы и санкции). Теория права исходит из того, что традиционная трехчленная структура (гипотеза, диспозиция, санкция) характеризует лишь так называемую логическую норму, устанавливаемую путем логического анализа действующего права. Реальная же правовая норма, выраженная в тексте нормативного акта, имеет двухчленную структуру гипотеза и диспозиция (или гипотеза и санкция). Точно так же логическая коллизионная норма имеет трехчленную структуру, её третий элемент -санкция -лежит в сфере частного права. Например, признание соглашения сторон о выборе права недействительным, возмещение причиненных убытков и т. д.

Гипотеза — часть нормы, указывающая на те условия, т. е. фактические обстоятельства, при наличии которых применяется норма; диспозиция -часть нормы, указывающая на те юридические последствия, которые наступают при наличии предусмотренных в гипотезе условий. Эти же два элемента присутствуют и в коллизионных нормах, но исторически имеют иные названия. Объем (гипотеза) коллизионной нормы, указывая вид частных правоотношений с иностранным элементом, определяет условия, при которых эта норма применяется. Привязка (диспозиция) указывает на юридические последствия, которые наступают при возникновении данного частного правоотношения и которые заключаются в выборе права, подлежащего применению.

Часто коллизионные нормы включают различные дополнительные условия их применения, поэтому для вычленения их структурных элементов необходим предварительный тщательный анализ нормативного текста.

Таким образом, объем — это часть коллизионной нормы, указывающая на круг частноправовых отношений международного характера, подлежащих правовой регламентации. Традиционно объем соответствует конкретному частноправовому институту: наследственные отношения, договорные обязательства, деликтные обязательства, заключение брака и т. д. Однако частноправовые отношения, возникающие в международной среде, столь обширны и разнообразны, что появилась потребность в дифференциции объема, подчас детальной. Такая дифференциация идет не только по институтам, пединститутам (например, по каждому договору) по отдельным вопросам. Часто один и тот же вопрос дополняется конкретным рядом условий в нескольких вариантах, приводит к появлению все новых объемов. Поскольку каждому объему коллизионной нормы, даже если различия незначительны, соответствует своя коллизионная привязка, то дифференциация объемов приводит к увеличению числа коллизионных норм и усложнению системы коллизионного права государства.

2. Классификация коллизионных норм. Проблемы применения коллизионных норм

2.1 Классификация коллизионных норм

Классификация коллизионных норм определяется объективным критерием, лежащим в ее основе. Причем классификаций связана с особенностями коллизионных привязок.

Наиболее существенной является классификация по форме коллизионной привязки. По этому признаку различают односторонние и двусторонние коллизионные нормы. Односторонняя — это такая норма, привязка которой прямо называет право страна-подлежащее применению (российское, украинское, польское, английское и т. д.). Как правило, односторонняя норма указывает из применение права своей страны (российская коллизионная норма указывает на применение российского права).

Право различных стран довольно часто использует односторонние коллизионные кормы. На основе односторонних норм сложилось французское коллизионное право. Реже к односторонним нормам обращаются международные договоры. Более типична двусторонняя коллизионная норма. Ее привязка не называет право конкретного государства, а формулирует общий признак (принцип, правило), используя который можно выбрать право. Поэтому привязку двусторонней нормы называют формулой прикрепления.

Односторонние нормы часто не могут обеспечить решение многообразных вопросов, возникающих в практике. Например, в российском суде при рассмотрении наследственного дела возник спорный вопрос о правильности оформления сделки по поводу дома, входящего в наследственное имущество и расположенного на территории Франции. Вначале надо решить, по какому праву — российскому или французскому-нужно рассматривать форму сделки, т. е. выбрать право.

Механизм превращения односторонней нормы в двустороннюю посредством интерпретации сложился во французской судебной практике, которая вынуждена была решать разнообразные частные дела с иностранным элементом на базе весьма малочисленных коллизионных норм, содержащихся в Кодексе Наполеона. Главное значение для коллизионного права имела ст. 3 Кодекса, в которой сформулировано несколько базовых правил, определяющих случаи применения французского права, т. е. односторонние коллизионные нормы. Например, вопросы о недвижимости, находящейся на территории Франции, даже если она принадлежит иностранцам, решаются по французским законам; французские законы, касаюшиеся гражданской право- и дееспособности лиц, распространяются на французов, даже проживающих в иностранных государствах. Судебная практика посредством толкования вывела из этой статьи целую систему двусторонних коллизионных норм, с помощью которых определяются пределы применения иностранного права во Франции. Вот почему во Франции до сих пор основным источником коллизионного права является судебная практика.

С учетом того, что односторонние нормы часто не отвечают потребностям регламентации всего многообразия частноправовых отношений международного характера, современные кодификации международного частного права отказываются от использования односторонних коллизионных норм в качестве базовых правил для выбора компетентного правопорядка. Эта новая тенденция нашла отражение и в новой российской кодификации. В частности, относительно рассмотренного примера одностороння норма заменена двусторонней.

Означенное не означает, что односторонние нормы перестали существовать. Они продолжают играть важную Роль в системе коллизионных норм либо в качестве дополнительных, уточняющих привязок, либо когда с их помощью защищаются особо важные интересы государства, требующие применения отечественного права.

По форме выражения воли законодателя коллизионные нормы подразделяются на императивные, диспозитивные и альтернативные. Императивные — это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения. Диапозитивные -это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не договорились об ином правиле. Диспозитивность проявляется в таких формулировках, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон» и др.

Альтернативные — это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т. е. указанного в объеме этой нормы, частного правоотношения. Правоприменительные органы, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определенная последовательность в применении этих правил). Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из закрепленных правил.

Следует обратить внимание на то, что альтернативность относится только к привязке — в ней может быть сформулировано несколько правил выбора права для одного вида частного правоотношения, указанного в объеме. Если в нормативном тексте есть несколько объемов (например, один вид частного правоотношения, но дифференцированный по каким-либо дополнительным условиям), то в таком тексте будет уже столько коллизионных норм, сколько сформулировано объемов (к каждому из них сформулирована своя привязка). Поэтому анализ таких коллизионных норм бывает непростым. коллизионный норма диспозитивный императивный

В свою очередь, альтернативные нормы также различаются между собой в зависимости от характера связи между альтернативами. Простая альтернативная коллизионная норма — в ней все альтернативные привязки равнозначны, любая из них может быть Применена; обычно они соединяются союзом «или». Сложная альтернативная коллизионная норма — в ней альтернативные привязки соподчинены между собой. При этом выделяется генеральная (основная) привязка, которая формулирует общее главное правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения, и субсидиарная (дополнительная) привязка, которая формулирует еще одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным: она применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено или оказалось недостаточным для выбора компетентного правопорядка.

Усложнение коллизионных норм является тенденцией развития коллизионного права, связанной с общей целью -с устранением пробелов в правовом регулировании частных правоотношений международного характера. Ассоциации коллизионных норм широко применяются и в международных конвенциях.

Коллизионные нормы в зависимости от числа привязок делятся на однозначные и кумулятивные. Под однозначными понимаются нормы, содержащие одну привязку, однако могут применяться нормы, в которых имеются две или три и более коллизионных привязок, которые могут быть альтернативными или кумулятивными. В последнем случае, как справедливо отмечалось в нашей доктрине, создается более гибкая и справедливая система, которая позволяет заинтересованному лицу ссылаться на право страны, которое для него является наиболее благоприятным. Известно, что в ряде государств, и прежде всего с федеральным устройством, в субъектах федерации или административных единицах имеются свои правовые системы. В случае отсылки коллизионной нормы к праву такой страны возникает вопрос о том, какое законодательство или какое право, действующее в такой среде, применяется. Приведем для пояснения этой ситуации следующий пример.

В Италии рассматривался вопрос о наследстве гражданина США, родившегося в Сан-Франциско (штат Калифорния). Согласно Закону от 31 мая 1995 г. о реформе итальянской системы международного частного права (ст. 46) к наследованию подлежит применению законодательство государства, гражданином которого был наследодатель в момент своей смерти. Согласно п. 1 ст. 18 Закона от 31 мая 1995 г. в случаях, когда в соответствии с этим Законом должно применяться право страны, в которой действует одновременно несколько правовых систем в зависимости от территориального или персонального принципа, подлежащее применению право определяется на основе критериев, применяемых правом этой страны.

В США наследственное право регулируется не федеральным законодательством, а законодательством штатов. Поскольку в США не установлены законодательные критерии для определения применимого права на основе федеральных коллизионных норм, итальянский суд должен исходя из п. 2 ст. 18 указанного Закона применять правовую систему, с которой отношение наиболее тесно связано. В данном случае он должен будет исходить не только из того, что в США существует гражданство США как федеративного государства (federal citizenship), но и из того, что имеется гражданство каждого штата (state citizenship). Гражданством штата обладают граждане, домицилированные в соответствующем штате. Наследодатель имел свой домицилий (особая форма места жительства) в Калифорнии. Наличие домицилия в Калифорнии должно рассматриваться как наличие тесной связи именно с этим штатом. Отсюда следует, что подлежит применению законодательство Калифорнии. В случае наследования в отношении движимого имущества право Калифорнии не содержит обратной отсылки, а в отношении недвижимого имущества оно отсылает к праву места нахождения имущества.

Согласно ст. 27 приведенного выше Закона Италии от 31 мая 1995 г. о реформе итальянской системы международного частного права брачная правоспособность и другие условия вступления в брак определяются правом страны гражданства каждого из лиц, вступающих в брак.

Особое место занимают коллизионные нормы, установленные международными договорами, заключенными государствами — участниками СНГ. В качестве примера таких норм приведем положения ст. 11 Киевского соглашения 1992 г.

В соответствии с этой статьей гражданское законодательство одного государства — участника СНГ применяется на территории другого государства — участника СНГ согласно следующим правилам:

а) гражданская правоспособность и дееспособность юридических лиц и предпринимателей определяется по законодательству государства — участника СНГ, на территории которого учреждено юридическое лицо, зарегистрирован предприниматель;

б) к отношениям, вытекающим из права собственности, применяется законодательство места нахождения имущества. Право собственности на транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры, определяется по законодательству государства, где транспортное средство внесено в реестр;

в) возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество определяется по законодательству государства, на территории которого имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием возникновения или прекращения такого права. Возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество, являющееся предметом сделки, определяется по законодательству места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением сторон;

г) форма сделки определяется по законодательству места ее совершения. Форма сделок по продаже строений, другого недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству места нахождения такого имущества;

д) форма и срок действия доверенности определяются по законодательству государства, на территории которого выдана доверенность;

е) права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон;

ж) права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

Это законодательство не применяется, если действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, по законодательству места рассмотрения спора не является противоправным;

з) вопросы исковой давности разрешаются по законодательству государства, применяемому для регулирования соответствующего отношения.

Какое значение имеют приведенные положения? Содержание коллизионных норм отдельных государств — участников соглашения может не совпадать. Приведенные правила о праве, подлежащем применению к тем или иным отношениям, призваны обеспечить единый подход к таким отношениям независимо от того, в какой стране — участнице соглашения рассматривается спор. Соглашение обеспечивает применение к правоотношению одного и того же законодательства, а именно того, к которому отсылает приведенная выше статья.

В тех же случаях, когда в соглашении не предусмотрена единая коллизионная норма (например, о праве, подлежащем применению к договору о создании предприятия с иностранными инвестициями), суды, в том числе и судебные органы каждой из стран-участниц, будут применять коллизионные нормы своего государства.

Более детальное регулирование содержится в Минской конвенции 1993 г., которая в зарубежной литературе (Ф. Майорас) получила наименование «кодекс международного частного права СНГ». Коллизионные нормы Минской конвенции, в том числе и ее новой редакции (Кишиневская конвенция 2002 г.), рассматриваются в соответствующих главах.

Доктрина и практика разных государств различают «международные» и «межобластные» коллизии, поскольку их правовая природа различна.

2.2 Применение коллизионной нормы

В процессе применения коллизионной нормы возникает проблема квалификации юридических понятий, используемых в самой формулировке коллизионной нормы (как объема, так и привязки). В праве различных государств эти понятия («домицилий», «форма сделки», «движимое и недвижимое имущество» и т.д.) не совпадают по своему содержанию. Например, исковая давность рассматривается во Франции, как и в подавляющем большинстве других государств, как понятие гражданского права, а в Великобритании, США и Финляндии — как понятие процессуального права.

Правда, в самой Великобритании в 1984 г. был принят Закон об иностранных сроках исковой давности, в котором было установлено, что правила об этих сроках считаются относящимися к материальному праву, применяемому к договору, а не к процессуальным нормам.

В США также постепенно происходит отход от характеристики этого института как процессуального с целью применения принятого в международном частном праве подхода.

Если французский суд квалифицирует давность не по собственному праву, а по английскому (в случае, когда к сделке подлежит применению английское право), то применить английские правила о сроке давности он не сможет, поскольку суд вообще не применяет иностранные процессуальные законы. Господствующая доктрина западных государств исходит из того, что квалификация юридических понятий должна проводиться по закону страны суда до того, как решена проблема выбора закона, т.е. до того, как применена коллизионная норма. Но если на основе коллизионной нормы должен применяться иностранный закон, то всякая дальнейшая квалификация возможна лишь на основе той правовой системы, к которой отсылает коллизионная норма. Следует подчеркнуть, что во всех случаях, когда коллизионная норма права иностранного государства отсылает к нашему закону, суд или иной орган этого государства должен применять российский закон так, как он применяется в России.

Один из самых сложных вопросов применения коллизионных норм — это вопрос об обратной отсылке (от франц. renvoi — отсылка). Проблема обратной отсылки, как и проблема отсылки к закону третьей стороны, возникла перед судами ряда государств во второй половине XIX в. Эта проблема первоначально возникла в судебной практике Франции при рассмотрении дела Форго.

Суть дела состояла в следующем. Франц Форго родился как внебрачный ребенок в 1801 г. в тогдашнем королевстве Бавария. Его родителями были баварские подданные. Когда ему исполнилось пять лет, он переехал со своей матерью во Францию. Позднее он женился там на богатой француженке. Форго скончался на юге Франции после смерти своей жены. Завещание он не составлял. После его смерти осталось значительное имущество (вклады во французских банках). По баварскому материальному наследственному праву, наследниками признавались потомки сестры матери, причем они становились наследниками после рождения внебрачных детей. По действовавшему в то время французскому материальному праву, законным наследником могло быть только французское государство, поскольку других наследников, признаваемых французским правом, не было. Таким образом, на наследство претендовали баварские кровные родственники Форго по боковой линии. Дело рассматривалось в течение длительного времени во французских судах. Затем французский кассационный суд в 1878 г. установил, что по французскому коллизионному праву к наследованию в движимом имуществе должен применяться закон «домицилия [происхождения]» наследодателя, т.е. в данном случае французская коллизионная норма отсылала к баварскому праву. При этом было установлено, что Форго, как это ни удивительно, оставался подданным Баварии, во Франции не натурализован. Он сохранил свое местожительство в Баварии, поскольку не подавал соответствующих ходатайств во Франции. Суд должен был, таким образом, применять баварское материальное право. Но при этом суд обратил внимание и на коллизионные нормы баварского права. Согласно же баварскому коллизионному праву, в отношении наследования движимого имущества подлежало применению законодательство страны домицилия, но под ним понималось фактическое место жительства наследователя, иными словами, надо было применять французское право.

Французский суд в своем последнем решении воспринял обратную отсылку, применил материально-правовые нормы французского права, объявил имущество выморочным и отказал в праве на него родственникам наследодателя. Вклады в банках достались французской казне. В доктрине была сделана попытка продолжить эти рассуждения и сослаться на то, что во французском праве тоже имеются не только материальные нормы, но и нормы коллизионные, которые, в свою очередь, отсылают к баварскому законодательству, и так можно рассуждать до бесконечности. Как образно заметил в отечественной литературе академик В.М. Корецкий, проблема обратной отсылки похожа на настольный теннис или сказку про белого бычка. Таким образом, эта проблема возникает в случаях, когда отечественное право отсылает к иностранному праву, а из коллизионных норм последнего вытекает необходимость обращения вновь к отечественному праву или к праву третьей страны.

В пользу принятия обратной отсылки приводят обычно довод о том, что сама идея коллизионного метода регулирования состоит в выборе правовой системы, с которой данное правоотношение имеет наиболее тесную связь. Поэтому следует использовать не только ее материальные, но и коллизионные нормы. Позднее стали приводить и довод чисто практического порядка: принятие обратной отсылки ведет к сокращению случаев вынесения судами решений на основе иностранного права, что значительно упрощает их работу по рассмотрению споров.

Против признания renvoi выдвигается довод о том, что коллизионная норма страны суда уже решила проблему выбора права. Поэтому отсылку к праву другой страны следует понимать как отсылку исключительно к материально-правовым нормам другой страны, а не к ее коллизионным нормам. Отрицательное отношение к принятию обратной отсылки (точно так же, как и к практике отсылки к закону третьей страны) было проявлено в Римской конвенции 1980 г. 0 праве, применимом к договорным обязательствам (ст. 15). В этой статье предусмотрено, что под правом государства, подлежащим применению в соответствии с Римской конвенцией, понимаются Действующие в этом государстве правовые нормы «за исключением норм международного частного права». Эта позиция была поддержана в резолюции такой авторитетной неправительственной организации, как Институт международного права.

Законодательная практика и доктрина иностранных государств не дают однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны.

В ФРГ Вводный закон к германскому гражданскому уложению (ГГУ) общим образом признает обратную отсылку и отсылку к третьему закону. Согласно ст. 4 при отсылке к праву какого-либо государства применяется и его международное частное право, если это не противоречит смыслу коллизионной нормы. Если право иностранного государства содержит отсылку к гражданскому праву, то применяются нормы германского материального права (п. 1 ст. 4). Однако в отношении обязательственных договорных отношений под подлежащим применению правом иностранного государства «понимаются действующие в этом государстве материальные нормы» (ст. 35).

Согласно Закону о международном частном праве Эстонии 2002 г. обратная отсылка признается. В случае если нормы международного частного права иностранного государства предусматривают применение эстонского права, то применяются нормы эстонского материального права. Отсылка к праву третьей страны не признается (ст. 6).

Обратная отсылка подлежит применению согласно законам Венгрии, Польши, Грузии и некоторых других стран. По Закону о международном частном праве Швейцарии 1987 г. она прямо допускается в случаях отсылки к швейцарскому праву, регулирующему вопросы гражданского состояния. Так же как в Швейцарии, применение обратной отсылки только в конкретных установленных законом случаях предусмотрено законами Италии, Португалии, Швеции, штата Луизиана (США). По этому пути пошло законодательство большинства стран СНГ, в том числе и России.

В нашей стране отрицательное отношение к применению обратной отсылки было выражено прежде всего в отношении применения права к внешнеторговым сделкам в практике международного коммерческого арбитражного суда.

При рассмотрении Внешнеторговой арбитражной комиссией (преобразованной в МКАС) еще в 1967 г. иска английской фирмы «Ромулус филмс лтд» к В/О «Совэкспортфильм» возник следующий вопрос: договор о прокате советского фильма «Спящая красавица» был заключен в Лондоне, и, следовательно, в соответствии с действующей тогда коллизионной нормой ст. 126 Основ гражданского законодательства 1961 г. к нему должно было применяться английское право. Однако ответчик, ссылаясь на английские коллизионные нормы, доказывал, что они отсылают, в свою очередь, к советскому праву. Арбитраж отверг этот довод ответчика, указав в своем решении, в частности, следующее: «Как бы ни решался этот вопрос по английскому коллизионному праву, принятие обратной отсылки во всяком случае зависит от советского коллизионного права», а последнее в соответствии с господствующей доктриной и практикой не применяет «обратной отсылки при разрешении споров по внешнеторговым сделкам, за исключением случаев, предусмотренных в заключенных СССР международных договорах».

Вопрос об обратной отсылке в период существования Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) получил отрицательное решение и при регулировании внешнеторговой поставки в отношениях ЖДУ странами — членами СЭВ. Это нашло свое выражение в том, что в Общих условиях поставок СЭВ 1968/1988 гг., подлежащих обязательному применению, прямо предусматривалось, что в отношениях сторон по поставкам товаров по тем вопросам, которые не урегулированы контрактом или настоящими Общими условиями, применяется «материальное право страны продавца», иными словами, обратная отсылка исключалась.

Отрицательное отношение к применению обратной отсылки получило в России впервые законодательное закрепление в Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 г. В соответствии с этим Законом третейский суд должен разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. «Любое указание на право или систему права какого-либо государства, — говорится в ст. 28 Закона, должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам».

Заключение

Итак, мы рассмотрели понятие коллизионных норм, выделили их особенности, а также дали их классификацию.

Необходимо отметить, что коллизионная норма является нормой, которая применяется при возникновении коллизии права различных государств, то есть, если ставится вопрос о том, право какого государства должно быть применено в каждом конкретном случае.

Для понимания сущности коллизионных норм, их содержания и пределов их действия необходимо обратиться к классификации коллизионных норм. Во-первых, имеются коллизионные нормы, установленные национальным правом, и нормы, установленные международным договором. Последние должны толковаться с учетом их международного.

Во-вторых, имеются коллизионные нормы диспозитивного и императивного характера. Диспозитивные нормы не обязательны, от них можно отступить, стороны могут договориться о применении права на основе иного принципа. Императивные, напротив, обязательны, от них стороны не могут отступать.

Каждое государство создает свое коллизионное право, исходя из собственных интересов, из особенностей своего исторического, национального, культурного развития и т. д. Однако сколь бы ни были многочисленны и разнообразны коллизионные привязки, которые используются государствами единолично при построении своей национальной системы коллизионного права или совместно в процессе международно-правовой унификации коллизионных норм, все они строятся на некоторых одинаковых правилах, сложившихся в течение многовековой практики развития коллизионного права разных государств и взаимных влияний.

Также очень важен вопрос о применении коллизионных норм. Одной из самых интересных и практически значимых проблем является вопрос о том, подлежат ли применению только регулятивные положения иностранного законодательства или же все это законодательство в целом, включая и его собственные коллизионные нормы.

Библиографический список

1.Агашев Д. В. К вопросу о природе коллизий в праве // Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Часть 12. -Томск: Изд-во Томского университета, 2002. — С. 251 — 253

2.Асосков А. В. Теория Г. Кегеля о коллизионных интересах, влияющих на формирование коллизионных норм в международном частном праве // Вестник Московского университета.- Сер. 11.- Право. — 2010. — № 5. — С. 46-67

.Асосков А. В. Принцип наиболее тесной связи в современном международном частном праве // Законодательство. — 2010. — № 11. — С. 5-87

.Ахрименко М.А. Коллизионный метод регулирования договорных обязательств: основные цели, задачи и функции //Юридический мир. — 2010. — № 6. — С. 22-26

.Байтин, М. И., Петров, Д. Е. Взаимосвязь системы права и системы Законодательства // Вопросы теории государства и права : Выпуск 6 (15). -Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2007. -С. 5 — 14

.Донцов, Е. М., Папушной, И. Л. К вопросу о коллизионных нормах в наследственном праве //»Черные дыры» в Российском законодательстве. — 2007. — № 1. — С. 356 — 357

.Железнов Б. Л. Коллизии в конституционном законодательстве и акты конституционных судов //Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства: Выпуск 3. — Казань, Офсет-сервис, 2008. -С. 209 — 215

.Иванников, И. А. Денисенко В. В. Коллизии правовых актов и способы их разрешения (теоретико-правовой аспект) // Правоведение. -2007. — № 2. — С. 256 — 257

.Игнатенко Г. В. О зарождении и эволюции коллизионного регулятора взаимодействия внутригосударственных и международно-правовых норм // Российский юридический журнал. — 2007. — N 2. — С. 57-61

.Лысаковский, Г. К вопросу о коллизиях норм права //Юрист. -2002. — № 1. — С. 32 — 33

.Матузов Н. И. Коллизии в праве: Причины, виды и способы разрешения // Правоведение. -2000. — № 5. — С. 225 — 244

.Матузов, Н. И. Актуальные проблемы теории права. — Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2003. -512 с.

.Патракова И. И. Классификации юридических коллизий: история и современность // История государства и права. -2010. — № 10. — С. 16 — 18

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1738

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке