Содержание

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

. Понятие образа автора

. Особенности образа автора в медиатексте

. Взаимодействие автора и читателя (зрителя) в медиатексте

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Современные исследования в области межличностной коммуникации показывают, что успешность протекания коммуникативного акта зависит от ряда прагматических параметров, связанных с самим фактом интеракции. К таким факторам можно отнести интерпретацию текущей коммуникативной ситуации ее участниками, а также статусно-ролевые и межличностные отношения между коммуникантами (точнее, субъективное представление каждого из них об этих отношениях). Другими словами, «каждый из коммуникантов в определенной речевой ситуации стоит перед необходимостью ответить на вопросы: «Кто он? Кто я? Каково его отношение ко мне и остальным? Как он воспринимает меня?». На основе ответов на эти вопросы формируется концепт «Я» (образ Автора), концепт «Он» (образ Адресата) и ряд других». От того, как будут взаимодействовать между собой формирующиеся в результате концепты, напрямую зависит результат коммуникации. Необходимость описывать эти конструируемые в ходе коммуникации феномены — феномены временные, непостоянные, гораздо менее устойчивые, чем статусы и даже роли — приводит к тому, что в последние годы в трудах отечественных и зарубежных учёных всеё чаще встречаются терминологические обороты «дискурсивное позиционирование» и «позиционирование коммуникантов в дискурсивном взаимодействии».

Интерес к природе авторской интенциональности создаваемого в медийной среде текста приводит к дальнейшему развитию функционально-стилистических исследований, поскольку обеспечивает внимание не только к принципиально типовым характеристикам медиатекстов, но и к более частным, дифференциальным.

1. Понятие образа автора

Автор высказывания/произведения/текста один из наиболее актуальных объектов гуманитарной науки. Актуальность данного объекта прежде всего обусловлена неизменным вниманием гуманитариев к «главному герою общей филологии — тексту» (Ю. Рождественский), в процессе создания которого автор неизменно занимает ключевое положение. Не менее важные особенности проблемы автора — ее неразрешимость и многоаспектность, которые обусловлены множественностью, инвариантностью текстовых проявлений, текстовых фиксаций автора. И последнее обстоятельство — бесконечная динамичность автора, задаваемая бесконечным же множеством обновлений каталога сфер общения и речевых ситуаций.

Базовая терминологическая единица филологической теории автора («образ автора») появилась в 20-е годы прошлого века при попытке выявления законов изменения структуры художественного произведения — «литературы вымысла». Хотя интерес к автору возник уже в начале эпохи формирования устойчивой тысячелетней традиции рукописной передачи текста. А впервые Ф. Петрарка отметил разницу между Цицероном — философом и мудрецом, автором моральных диалогов, и живым, частным человеком со сложным политическим поведением. Исследуя русскую литературную традицию, В. В. Виноградов становил, что, например, в эпоху М. В. Ломоносова и И. М. Карамзина создателя произведения — конкретное историческое, биографическое лицо не отделяли от «образа автора». А уже А. С. Пушкин вполне сознательно дистанцировал, развел понятия «писатель», «образ автора», «рассказчик-повествователь», «лирический герой» (см. «Евгений Онегин», «Повести Белкина»), «играя» с формами повествования, и не однажды говорил о принципе соразмерности в использовании художественных средств и сообразности их авторскому замыслу.

Так В. В. Виноградовым было осуществлено четкое разграничение «образа автора» и автора как биографической личности и предсказана «историко-семантическая трансформация» «образа автора» в новых типах и системах словесного творчества. и осуществить это разграничение удалось только потому, что В. В. Виноградов, его современники и единомышленники (А. А. Потебня, А. Н. Веселовский, В. Б. Шкловский, Р. Якобсон, Б. М. Эйхенбаум, М. М. Бахтин) говорили не о конкретном авторе конкретного художественного произведения. для них «образ автора» — абстрактный текстовый компонент, без осознания существования, без описания которого никогда не возникла бы категория автора как фундаментальная категория текстовой реальности, имеющая многоуровневые и многофункциональные проявления.

По Виноградову, образ автора — абсолютно уникальная семантико-стилевая категория, центр художественно-речевого мира, с которым связан целый комплекс «авторских» проблем: автор как организующее начало смыслового пространства текста; автор как действующее лицо; автор как элемент стиля и т. д.

В ХХ веке наиболее очевидным «кодовым признаком» (А. Ф. Папина) образа автора стали считать повествование от первого лица, в частности, форму сказа (пример — рассказы М. М. Зощенко). Бесспорным было признано утверждение о том, что образ автора возникает в активном сознании читателя и напрямую зависит от читательских творческих возможностей и способностей. Но категориальная абстрактность этого понятия, на наш взгляд, привела к тому, что во второй половине ХХ века этот термин стал употребляться в столь различных смыслах, что подчас утрачивал присущую термину определенность, точную очерченность границ, что провоцировало падение исследовательского внимания ко всему комплексу «авторских» проблем.

Как это ни парадоксально звучит, возобновление интереса к данной категории, неотменимость ее с особой убедительностью продемонстрировал постмодернизм. На подъеме постмодернисты победно, бравурно провозгласили «смерть автора» (р. Барт). На излете — вместе с декларированием превращения человека-автора и персонажа в постмодерных творениях в «механико-органического монстра» (И. П. Смирнов), вопреки намерениям своим, продемонстрировали умирание, затухание творческих сил, творческого потенциала личности автора/читателя, связанного с деградацией и разрушением процесса коммуникации.

Сегодня образ автора опять один из самых изучаемых объектов в филологии. И если суммировать все дефиниции данного терминологического словосочетания, то можно сделать следующий вывод: образ автора — это художественная персонификация автора-творца, наиболее ярким воплощением которой можно считать образ рассказчика/повествователя — «условного носителя авторской речи»; по определению Е. А. Реферовской, выражающему представления коммуникативной грамматики, — «вторичный изображающий субъект». В ХХ веке образ автора-повествователя получил широкое распространение в русской лирической прозе (в творчестве В. Солоухина, Г. Семенова, Ю. Казакова), в более поздние времена в художественной документалистике, в прозе автобиографического типа (например, в «Царь-рыбе» В. П. Астафьева или в «Петербургских хрониках» Д. И. Каралиса).

Большинство современных филологов, вслед за В. В. Виноградовым и М. М. Бахтиным, уточняют: реальный автор художественного текста и автор-повествователь/рассказчик максимально сближены, но не идентичны (биографический автор «Евгения Онегина», в отличие от повествователя, например, не мог быть и не был лично знаком с главным героем).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

. Особенности образа автора в медиатексте

Продуктивность этих тенденций проявляется в возвращении в поле научного поиска процесса текстопорождения, обостренное внимание сначала к читателю/слушателю (адресанту, реципиенту), а сегодня и автору — субъектам, в диалогическом взаимодействии творящих или продуцирующих текст.

Внимание к той или иной текстовой манифестации категории автора зависит от типа и жанра текста (например, анализируя художественно-публицистические жанры придется говорить в некоторых случаях об «образе автора», при разговоре о жанрах аналитических более правомерен разговор об авторском начале, речевая структура идеологических текстов во многом определяется авторской позицией); категория автора в медиатексте имеет двухуровневое содержание, которое может исследоваться с применением разных аналитических подходов и методик.

Первый (речевой) уровень — только что перечисленные текстовые и подтекстовые манифестации данной категории, вариативность которых зависит от типа и жанра текста, а общность заключается в сходстве, родстве эмпирического обеспечения. (Так, набор речевых средств выражения авторского начала мало отличается от средств выражения авторской позиции.)

второй уровень экстралингвистический (дотекстовый), содержание которого определяется авторской интенциональностью: гипертекстовой (создание определенного фрагмента медиакартины мира); межтекстовой (концепцией издания); текстовой (мотивационной и содержательно-предметной).

Следует заметить, что представление об авторской интенциональности в некоторых медиажанрах может осложняться соби-рательным «дотекстовым» образом публициста, который способен затруднять или облегчать диалог с читателем, провоцировать коммуникативные неудачи. Например, восприятию текстов в. в. Жириновского, прозвучавших во время предвыборной кампании, препятствовал сформировавшийся за два десятилетия образ агрессивно-лживого политика.

И первый, и второй уровни содержания категории автора в медиатексте, несмотря на специфику авторства, все-таки индивидуальны. Об этом свидетельствует восстановленный в соответствии с античным риторическим каноном процесс текстопорождения, основными этапами которого являются инвенция, диспозиция, элокуция. Очевидно, что коллективное авторство не отменяет волю адресанта, влияние его речевой компетентности, языкового вкуса, профессионализма на речевую форму тезиса; на отбор материала; на определение композиционных особенностей текста; на формирование его стилевого облика; на создание эффективной системы воздействующих средств и приемов.

Менее очевидно, но отнюдь не менее бесспорно влияние индивидуальных личностных качеств производителя текста на экстралингвистическую составляющую категории автора. Определяющих это влияние факторов несколько:

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

объем общих, фоновых знаний, представления о контексте;

личностные качества, которые определяют тип, алгоритм взаимодействия с «соавторами»;

отношение к национально детерминированным принципам, конвенциям, стратегиям и правилам общения;

ценностные ориентации автора — своеобразная «ось сознания» (определение С. Л. Рубинштейна) творческой личности.

Последний фактор определяет аксиологическую напряжённость, аксиологический пафос текста/высказывания. Одно из наиболее очевидных проявлений авторских ценностных ориентаций — презентация в медитексте мифов национальной культуры, которые призваны поддерживать в читательском сознании традиционное представление об онтологически значимых ценностях. «Ценностно-личностное» происхождение могут иметь и стратегии внедрения новых поведенческих моделей через деформацию привычного представления об идеальной личности.

. Взаимодействие автора и читателя (зрителя) в медиатексте

Реализация авторского замысла современного медиатекста неизбежно оказывается связанной с образом того адресата, на которого данный текст направлен. Более того, современная поливариантная коммуникативная ситуация делает адресата медиатекста формой мышления автора текста. Именно адресат с его типологическими характеристиками становится определяющим фактором для отбора языковых средств и принципов текстообразования. Этим объясняется тот факт, что к образу адресата привлекается все большее внимание исследователей современных медиа.

Повышение значимости фактора адресата невозможно анализировать, не приняв во внимание исследований, в которых на протяжении всего ХХ века ставились вопросы, касающиеся адресации текстов, взаимодействия автора и адресата. автор медиатекст читатель

К проблеме образа автора как организующего начала текста вслед за В.В. Виноградовым обращались представители различных направлений лингвистики: функциональной грамматики, рассматривающей грамматические категории на фоне субъектной перспективы высказывания, прагматики, с ее вниманием к проблеме субъекта; когнитивной лингвистики, исследующей, в частности, проблему расщепления субъекта.

Впрочем, стоит отметить, что в качестве материала для исследования лингвисты использовали преимущественно тексты художественной литературы.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Проблема отличия категории автора в художественном и публицистическом текстах актуализировалась в отечественной лингвистике в ХХI веке в связи с бурным развитием авторского начала в публицистических текстах. Например, отмечалось, что образ автора, мера использования авторского «я» применительно к публицистической речи может являться основой подразделения на жанры. По этому признаку хроника с ее обезличенным строем речи противопоставляется репортажу с максимальным участием авторского «я», что оказывается едва ли не ведущей стилевой чертой жанра, определяющей другие его качества. Очерк в этом ракурсе — жанровая форма, в котором двигателем сюжетного развития которой, главным организующим материал фактором выступает авторское «я». Жанр фельетона подразделяется В.Н. Вакуровым на 4 вида в зависимости от формы выражения авторского «я»: 1) Автор — участник событий; 2) Автор — наблюдатель событий; 3) Автор — активный комментатор событий; 4) Автор — нейтральный повествователь.

Исследование категории автора публицистики обусловлено ролью этой категории, которая определяет не только стиль конкретных текстов, но и стиль эпохи, ибо само понятие «публицистика» подразумевает, что автор обязательно касается социальных вопросов или рассматривает социальные проблемы, но непременно с социальных позиций.

Необходимо отметить, что автор, хотя бы на формальном уровне (например, как указание на официальное лицо в официально-деловой речи) неизбежно присутствует в тексте. Основываясь на трудах В.В. Виноградова и М.М. Бахтина, современные исследователи разграничивают понятия, детализирующие «образ автора». Обобщая большое количество трудов, написанных по поводу данной категории, И.И. Бакланова и М.Ю. Федосюк рассматривают его разновидности — «повествователь», или «нарратор»; «абстрактный автор» и «конкретный автор»

Категория «адресат» довольно давно существует в литературоведении. Ее возникновение связано с признанием того факта, что в художественной повествовательной речи существует внутренний диалог между автором и читателем. На роль читателя для создания художественного текста в отечественном литературоведении указывалось еще в 1920-е гг. Так, А.И. Белецкий говорит о читателе как о некой активной составляющей литературного произведения и отводит ему функцию формирования самой идеи произведения. При этом автор может и не подозревать о существовании этой идеи.

М.М. Бахтин поставил вопрос о концепции адресата речи применительно к речевым жанрам — относительно устойчивым типам высказываний (устных и письменных), к которым, в частности, относил и завершенные литературные произведения. Обращенность, адресованность высказывания, по Бахтину, является его отличительной особенностью: каждый речевой жанр имеет «типическую концепцию адресата». Подробнее о необходимости изучения различных концепций адресата исследователь говорит применительно к литературному процессу.

Итак, интерес к проблеме литературного адресата (который первоначально приравнивался к читателю) имеет давнюю традицию, однако особенно повлияла на развитие этого интереса программная статья Р. Барта «Смерть автора», где предпринимается попытка «восстановить в правах читателя». Процесс устранения автора, происходит, по мысли Р. Барта за счет выдвижения на первый план читателя, который отныне является «тем пространством, где запечатлеваются все до единой цитаты, из которых слагается письмо».

Одной из причин повышения интереса филологов к адресату как фактору формирования текста в последнее десятилетие применительно к художественной литературе явилось развитие постмодерна как особого направления. При этом, как справедливо отмечает Е.В. Белоглазова, «проблема адресата является наиболее сложной и наименее изученной в силу эфемерности параметров образа читателя».

Однако любой текст предназначен для прочтения, следовательно, в речевой организации текста неизбежно отражается его ориентация на определенный тип адресата. Адресат может не присутствовать в художественном тексте, оказываться невыявляемым непосредственно из текста феноменом. Однако его наличие в медиатекстах — наиболее распространенная и отражающая современную коммуникативную реальность ситуация.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Как показывают наблюдения над современной коммуникативной ситуацией, для медиатекстов адресат может служить таким же генерирующим началом, он играет ту же роль, которую В.В. Виноградов отводит образу автора для художественного текста, обуславливающему способы построения этого текста и способы интерпретации фактов действительности. Возрастающую значимость фактора адресата подчеркивают издатели и редакторы крупных издательских домов в своих интервью и программных редакционных статьях.

В сознании авторов медиатекстов образ их адресатов существует в нерасчлененном виде, а его составляющие можно выделить непосредственно из текста. Категория адресата обнаруживается в самом тексте в виде набора неких предполагаемых характеристик адресата как социальной группы или как индивидуальности.

Рассматривая адресата медиатекстов как текстовую категорию в рамках и терминах лингвистики, следует сказать, что понятие «образ читателя», «образ адресата текстов» не выведено на категориальный уровень. Эту категорию, вероятно, следует отнести к «понятийным» категориям, в том смысле, в котором их употребляет С.Е. Яхонтов, со ссылкой на О. Есперсена. Понятийные категории, являясь универсальными, применимыми ко всем языкам, не выражены в языке явным способом. В любом случае данные категории присутствуют в сознании или во внешнем мире, не случайно понятие об адресате, порой без конкретизации и определения, учитывается и используется для разработки различных современных концепций в общественных науках. Так, например, изначальная предназначенность рекламных текстов определенному адресату является одним из основных критериев речевого отличия этих текстов от художественных: «Если в литературе читатель находит свой текст, то в рекламе текст охотится за своим читателем, ибо всякий читатель… есть потенциальный потребитель». Про адресата говорят, когда исследуют воздействующую функцию медиатекстов.

Упоминается, например, о различных возможных видах адресата. Разнообразные типологии адресатов речи, сделанные в отечественной лингвистике в последние годы, связаны, прежде всего, с ситуацией устной речи, и особенно, в сфере публичной политики. Применительно к адресации медиатекстов эти типологии нуждаются в конкретизации. Так, например, здесь трудно разграничить адресата на «потенциально возможного» и «реального, эксплицитно выраженного в тексте со 2-м лицом», поскольку в текстах массовой коммуникации обращения, использующие 2-е лицо, могут предполагать и потенциального адресата.

Такие обращения характерны, например, для предвыборных материалов, публикующихся в прессе, когда лишь предполагается, что адресат придет на избирательный участок. Поэтому не случайно исследователи указывают на связь понятия имиджа, используемого в политологии, социологии, теории коммуникации, с образом адресата. Так, О.С. Иссерс, исследуя стратегии и тактики русской речи, указывает на прямую зависимость образа автора от образа адресата. Имидж и самоподача, с точки зрения исследователя, является неотъемлемой частью риторической ситуации. Автор создает свою аудиторию как некую фикцию, предполагая ее уровень знаний, отношение к предмету речи и автору. Аудитория может определять степень свободы автора в выборе между категориями Ethos и Persona: знакомая аудитория требует, чтобы имидж автора определялся реальными качествами ее личности, незнакомая позволяет конструировать образ автора. Ethos формирует доверие к автору, Persona моделирует для него роль, которую автор считает подходящей для аудитории, темы и другие элементы риторического контекста (впрочем, Ethos и Persona рассматриваются О.С. Иссерс не как оппозиция, а во взаимодополнении).

Заключение

Основной исследовательский вывод: в медиатексте наблюдается принципиальное совпадение производителя речи и ее субъекта. Автор медиатекстов, в отличие, например, от автора художественного произведения, не условный образ, это конкретная личность со своими вкусами и пристрастиями.

Г.Я. Солганик говорит о совмещении в лице производителя журналистского материала двух ипостасей — «человека социального» и «человека частного». Автор как «человек социальный» обусловливает социальную оценочность медиатекста: «Само понятие публицистика… подразумевает, что автор обязательно касается социальных вопросов или рассматривает частные проблемы, но непременно с социальных позиций. Иначе говоря, о чем бы ни писал публицист, он всегда выступает как человек социальный». И поэтому независимо от меры, степени проявления, нередко маскируемого, социальность позиции — неотъемлемая сторона, принадлежность категории автора. Антонимичная и тесно взаимосвязанная с первой другая черта автора-публициста — «человек частный» — проявляется в двух аспектах: литературном, стилистическом, и сущностном. С особым типом автора связана и специфика текстовой модальности медиатекста. Текстологи выделяют понятие «авторская модальность»: «Модальность — поясняет Б.Я. Мисонжников, — это поле, в пределах которого автор делает то, что не противоречит установленным правилам, что можно делать, чтобы реализовать авторское волевое начало в его субъективном проявлении».

Авторская модальность становится стилеобразующим фактором медиатекста. Общая модальность как выражение отношения автора к сообщаемому заставляет воспринимать текст не как сумму отдельных единиц, а как целостное произведение. Авторская индивидуальность обнаруживается в интерпретирующих планах текста, в языково-стилистическом оформлении его.

Стиль произведения, стиль автора оформляется через личностное восприятие мира и подчиняется идее, овладевшей автором. Мотив, побудивший автора высказать эту идею, становится причиной обращения к особой жанровой форме и определяет средства выразительности. Стиль становится не только свойством произведения данного автора, но и средством выражения его позиции, его главной мысли-идеи благодаря отбору фактов и подходу к разработке темы.

Медиатекст характеризует высокая авторская модальность, явно выраженная авторская позиция, стремление убедить адресата. Это проявляется на всех уровнях текста и предполагает «встраивание заданной авторской идеи в индивидуальную концептуальную картину мира адресата.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Оценочность публицистического текста задает ему такое свойство, как аксиологичность. Медиатекст воспринимается сегодня аудиторией «как популярная форма коммуникации, подразумевающая активное общение с накопленным культурным опытом определенной социальной структуры». Именно через журналистский текст выстраиваются представления общества о ситуации в стране и в мире, а также воспроизводятся ценности современной культуры. Специфика медиатекстов проявляется и в особом использовании пространства и времени. Автор журналистского материала создает собственный хронотоп, трансформируя реальное время-пространство.

Список использованной литературы

Белокурова С. П. Словарь литературоведческих терминов. СПб, 2006.

Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. Пермь, 2004.

Реферовская Е. А. Коммуникативная структура текста в лексико-грамматическом аспекте. Нзд 2-е, испр. М., 2007.

Солганик Г. Я. Современная публицистическая картина мира //Публицистика и информация в современном обществе. М. 2000.

Солганик Г. Я. текстовая модальность как семантическая основа текста и важнейшая стилевая категория // Stylistyka, II. Opole, 1993.