Содержание

Введение
1. Падение царской власти
2. Становление Республики в Риме
Заключение
Список использованных источников

Введение

Царский период Древнего Рима окутан множеством тайн и загадок. Даже сказание о возникновении города обязано, во многом, красивой легенде о Ромуле и Реме. История о мальчиках царских кровей, вскормленных волчицей, один из которых после дал имя великому городу и стал его правителем, известна многим со школьной скамьи. Именно благодаря ей исследователи смогли установить нижнюю хронологическую рамку и обозначить 753 г. до н.э. годом основания Рима. Что касаемо дальнейшей истории, то традиция неизменно говорит о семи римских царях, всегда называя их одними и теми же именами и в одном и том же порядке: Ромул, Нума Помпилий, Тулл Гостилий, Анк Марций, Тарквиний Древний, Сервий Туллий и Тарквиний Гордый. Имя последнего из правителей связано с окончанием тирании в Риме и установлением в нем республиканского режима.

1. Падение царской власти

Отцом Тарквиния Гордого был пятый царь Рима: Тарквиний Приск. После его убийства в 578 г. до н. э. власть в свои руки взял любимец царской жены Сервий Туллий. У убитого правителя на тот момент было два сына, которые находились в том возрасте, в коем еще невозможно осуществлять правление крупным городом. Для того чтобы предупредить своё возможное свержение сыновьями царя-предшественника, Сервий Туллий старался привязать их к себе. Царь решил отдать им в супруги своих дочерей: кроткую и ласковую — за гордого Луция, а честолюбивую меньшую — за нерешительного Аррунта. Однако через некоторое время младшая Туллия против воли отца вышла замуж за Луция Тарквиния. Они составили заговор и убили Аррунта и старшую Туллию. Подстрекаемый женой, Тарквиний заручился поддержкой сената и сверг действующего правителя Рима с престола путем насилия и убийства. «Сервий Туллий царствовал сорок четыре года и так, что даже доброму и умеренному преемнику нелегко было бы с ним тягаться. Но слава его еще возросла, оттого что с ним вместе убита была законная и справедливая царская власть» — пишет Тит Ливий в своей книге.

Сразу после своего избрания на царство Луций Тарквиний (534—509) окружил себя ликторами и начал проводить политику репрессий против приверженцев погибшего Сервия Туллия. Численность сената, рассчитывавшего на то, что Луций Тарквиний вернёт патрициям былые привилегии, сократилась в результате козней и доносов почти вдвое. Царь не только не пополнял его, но и стал созывать как можно реже. Функции сената фактически заменил совет приближённых царя.

Луций Тарквиний Гордый проводил активную завоевательную внешнюю политику. Он упрочил союз Рима и латинских городов путём физического устранения тех, кто считал Рим поработителем Лация (пример тому – легенда о Турне Гердонии), и созданием родственных союзов. Так свою дочь он выдал за Октавия Мамилия — царя Тускула. Насколько несправедлив был он как царь в мирное время, настолько небезрассуден как вождь во время войны; искусством вести войну он даже сравнялся бы с предшествующими царями, если б и здесь его славе не повредила испорченность во всем прочем. Он первый начал войну с вольсками, тянувшуюся после него еще более двухсот лет, и приступом взял у них Свессу Помецию. Были подавлены сабиняне и этруски.

Особенная легенда связана с латинским городом Габии, находящимся в центре Лация, который взбунтовался против диктатуры Тарквиния Гордого. Из-за большой протяжённости его стен и трудностей осады римским войскам не удавалось взять город. Тогда Луций Тарквиний прибегнул к хитрости: в Габии прибыл Секст Тарквиний, младший сын царя, под предлогом спасения от жестокости своего отца. Никого не удивило, что Тарквиний даже к своим детям был жесток. Секст отличился в вылазках, и скоро ему было поручено командование гарнизоном осаждённого города.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Как только сочли, что собрано уже достаточно сил для любого начинания, Секст посылает одного из своих людей в Рим, к отцу, — разузнать, каких тот от него хотел бы действий. Не вполне доверяя этому вестнику, царь на словах никакого ответа не дал, но, как будто прикидывая в уме, прошел, сопровождаемый вестником, в садик при доме и там расхаживал в молчании, сшибая палкой головки самых высоких маков. Вестник, уставши спрашивать и ожидать ответа, воротился в Габии и рассказал, что из-за гнева или из-за природной гордыни не сказал ему царь ни слова. Тогда Сексту открылся смысл молчаливого намека отца. По приказу отца, он ослабил или уничтожил всех богатых и важных граждан города Габии, а потом и вовсе открыл ворота города римлянам. Впрочем, город не был разграблен. Луций Тарквиний отдал его сыну Сексту в вотчинное владение.

Овладев Габиями, Тарквиний заключил мир с эквами и возобновил договор с этрусками. После этого он обратился к городским делам, первым из которых было оставить по себе на Тарпейской горе памятник своему царствованию и имени — храм Юпитера, воздвигнутый попеченьем обоих Тарквиниев: обещал отец, выполнил сын. Стремясь завершить строительство храма, царь пользовался не только государственной казной, но и трудом рабочих из простого люда. Также началось устройство мест для зрителей в цирке и рытье подземного Большого канала— стока, принимающего все нечистоты города. Царь же вывел поселенцев в Сигнию и Цирцеи, чтобы защитить Рим с суши и с моря.

Среди этих занятий явилось страшное знаменье: из деревянной колонны выползла змея. Зловещая примета вселила в царя беспокойство. Для истолкованья знамения решено было послать в Дельфы к самому прославленному на свете оракулу.  Однако, не смея доверить таблички с ответами никому другому, царь отправил в Грецию двоих своих сыновей, Тита и Аррунта. В спутники им был дан Луций Юний Брут, сын царской сестры, юноша, скрывавший природный ум под принятою личиной. С твердо обдуманным намереньем он стал изображать глупца, предоставляя распоряжаться собой и своим имуществом царскому произволу, и даже принял прозвище Брута — «Тупицы», чтобы под прикрытием этого прозвища сильный духом освободитель римского народа мог выжидать своего времени.

Когда юноши добрались до цели и исполнили отцовское поручение, им страстно захотелось выспросить у оракула, к кому же из них перейдет Римское царство. И тут, говорит преданье, из глубины расселины прозвучало: «Верховную власть в Римебудет иметь тот из вас, кто первым поцелует мать». Чтобы власть не заполучил оставшийся в Риме Секст, братья условились хранить строжайшую тайну, а между собой жребию предоставили решить, кто из них, вернувшись, первым даст матери свой поцелуй. Брут же, который рассудил, что пифийский глас имеет иное значение, припал, будто бы оступившись, губами к земле — ведь она общая мать всем смертным. После того они возвратились в Рим, где шла усердная подготовка к войне против рутулов.

Рутулы, обитатели города Ардеи, были самым богатым в тех краях и по тем временам народом. Этои стало причиной войны: царь очень хотел поправить истощенную казну и смягчить добычею недовольство своих соотечественников. Попытка взять Ардею приступом не принесла успеха. Тогда приступили к осаде. В лагерях в такие долгие войны допускались довольно свободные отлучки. Царские сыновья меж тем проводили праздное время в своем кругу, в пирах и попойках. Случайно, когда они пили у Секста Тарквиния, где обедал и Тарквиний Коллатин, разговор зашел о женах и каждый хвалил свою сверх меры. Тогда в пылу спора Коллатин предложил убедиться, сколь выше прочих его Лукреция. «Отчего ж, если мы молоды и бодры, не вскочить нам тотчас на коней и не посмотреть своими глазами, каковы наши жены? Неожиданный приезд мужа покажет это любому из нас лучше всего». Подогретые вином, участники спора вскочили на коней и во весь опор унеслись в Рим. Прискакав туда в сгущавшихся сумерках, они двинулись дальше в Коллацию, где поздней ночью застали Лукрецию за прядением шерсти. Она была совсем не похожа на царских невесток, которых нашли проводящими время на пышном пиру среди сверстниц. Таким образом, в состязании жен первенство осталось за Лукрецией.

Несколько дней спустя втайне от Коллатина Секст Тарквиний снова прибыл в Коллацию.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Верна супругу! — Вот что в нем зажгло

Настойчивое, острое желанье…

Ведь Коллатину вдруг на ум пришло

Расписывать супруги обаянье,

Румянец щек и белизны сиянье,

И прелесть звезд, горящих на земле,

Как свет небесных звезд в полночной мгле.

Секст Тарквиний был радушно принят, после обеда его проводили в спальню для гостей. Как только в доме все стихло, сын царя пробрался в покои Лукреции и, угрожая ей оружием и дурной славой, изнасиловал ее. Свершив содеянное, Тарквиний уехал, а Лукреция, сокрушенная горем, послала вестников в Рим к отцу и в Ардею к мужу. Отец, Спурий Лукреций, прибывает с Публием Валерием, муж Коллатин — с Луцием Юнием Брутом. Обесчещенная матрона рассказывает обо всем родственникам, однако даже после этого не находит себе утешения и спокойствия. Выхватив спрятанный под одеждой нож, она заколола себя на глазах у них. Отец и муж замерли в ошеломлении, а Брут, держа перед собою вытащенный из тела Лукреции окровавленный нож, произнес: «Этою чистейшею прежде, до царского преступления, кровью клянусь — и вас, боги, беру в свидетели, — что отныне огнем, мечом, чем только сумею, буду преследовать Луция Тарквиния с его преступной супругой и всем потомством, что не потерплю ни их, ни кого другого на царстве в Риме». Тело Лукреции вынесли на улицы, демонстрируя преступление царской власти. Подняв народ в Коллации, восставшие устремляются в Рим. Там они также воодушевляют народ на борьбу, после чего принимается решение об изгнании царя.

Когда и остальные клятву дали,

Они Лукреции кровавый прах

Всем римлянам с помоста показали,

Как повесть о Тарквиния грехах.

И вынесло злодеям всем на страх

Свой приговор народное собранье:

Тарквинию навек уйти в изгнанье!

Сам произведя набор младших возрастов и вооружив набранных, Брут отправился в лагерь, поднимать против царя стоявшее под Ардеей войско; власть в Риме он оставил отцу погибшей жены, которого в свое время еще царь назначил префектом Города.

Когда вести о случившемся дошли до лагеря и царь, встревоженный новостью, двинулся на Рим подавлять волнения, Брут, узнав о его приближении, пошел другим путем, чтобы избежать встречи. Почти одновременно прибыли разными дорогами Брут к Ардее, а Тарквиний — к Риму. Однако перед Тарквинием ворота не отворились, и ему было объявлено об изгнании; освободитель Города был радостно принят в лагере, а царские сыновья оттуда изгнаны. Двое, последовав за отцом, ушли изгнанниками в Цере, к этрускам. А Секст Тарквиний, главный виновник переворота, удалился в Габии, там был убит из мести старыми недругами.

Луций Тарквиний Гордый царствовал двадцать пять лет. Всего же цари правили Римом от основания Города до его освобожденья двести сорок четыре года. На собрании по центуриям префект Города в согласии с записками Сервия Туллия провел выборы двоих консулов: избраны были Луций Юний Брут и Луций Тарквиний Коллатин.

Такова традиционная легенда. В ней нет почти ничего достоверного, за исключением, быть может, самого факта изгнания последнего царя. Мотив оскорбления добродетельной женщины как повод к восстанию против тирана является типичным «бродячим сюжетом», не раз встречающимся в мировой литературе. Дата 510 г. вызывает большие сомнения своим совпадением с годом изгнания из Афин Гиппия. Остается голый факт: в конце VI или, как думают некоторые исследователи, в начале V в. в Риме произошло падение военной демократии в форме насильственного свержения последнего царя и передачи его власти двум выборным на срок должностным лицам. Насильственный характер переворота, в отличие, например, от Афин, где исчезновение патриархальной монархии носило постепенный характер, объясняется, быть может, тем, что последний царь принадлежал к этрусской знати. Поэтому его изгнание было делом рук римского (латино-сабинского) патрициата. Это было движением окрепшей италийской знати против этрусских элементов в римской общине.

2. Становление Республики в Риме

Во главе римского государства поставили двух консулов, избиравшихся общим народным собранием сроком на один год. Первыми консулами римской республики были избраны Луций Юний Брут и Луций Тарквиний Коллатин. Вели они дела государства по очереди, сменяя один другого каждый месяц. Брут, хорошо зная коварную натуру Тарквиния Гордого, не сомневался, что изгнанник будет пытаться подкупом и интригами склонить хотя бы часть римлян на свою сторону. Поэтому, желая охранить свободу от посягательств на нее с тем же рвением, с коим он этой свободы добивался, Брут потребовал от сената и всего народа торжественной клятвы, что никогда не допустят они никого царствовать в Риме. И действительно, такое отвращение к царской власти удалось Бруту внушить римлянам, что народ дал торжественную клятву никогда ее не восстанавливать. Он потребовал изгнания из города всех, кто хоть по какой-нибудь линии принадлежал к семье Тарквиниев. Потому и товарищу Брута по консульству Луцию Тарквинию Коллатину, мужу благородной Лукреции, пришлось уехать из Рима, а его место занял Публий Валерий.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Вопреки ожиданиям римлян Тарквиний Гордый не спешил объявлять войну своим бывшим подданным. Но, как и предполагал Брут, он широко занялся подкупом и уговорами, тем более что среди римской молодежи было достаточное количество знатных приспешников сыновей Тарквиния, которые сожалели о прежней безнаказанности и томились в строгой узде сурового республиканца Брута. Это недовольство использовали послы Тарквиния, прибывшие в Рим и предъявившие требование бывшего царя о выдаче его имущества. Пока консулы и сенат принимали решение, послы распространяли письма Тарквиния между теми римлянами, которые без возражений выслушивали их льстивые речи, полные соблазнов и богатых посулов. В результате образовался целый заговор в пользу восстановления власти Тарквиния в Риме. Лишь благодаря счастливой случайности (один из рабов знатного римлянина Вителлия, на сестре которого был женат Брут, заподозрил недоброе и сообщил консулам об измене своего хозяина и его сообщников) заговорщики были схвачены во время трапезы с послами Тарквиния. При них обнаружили письма, в которых Тарквинию были даны заверения о готовности свергнуть республику в Риме и восстановить царскую власть.

К ужасу Брута, в числе заговорщиков, кроме брата его жены, оказались и оба его сына — Тит и Тиберий. Послы Тарквиния были изгнаны, а его имущество отдано народу на разграбление, чтобы, получив часть захваченных царем богатств, римский народ навсегда потерял надежду на возможность примирения с бывшим царем. Изменники были судимы и приговорены к казни. Среди привязанных к позорному столбу знатных юношей особенное внимание привлекали сыновья Брута.

В полном молчании оба консула вышли, сели на свои места и приказали ликторам приступить к свершению унизительной и жестокой казни. С приговоренных были сорваны одежды, их долго секли прутьями, а затем отрубили головы. Консул Публий Валерий с состраданием смотрел на муки осужденных юношей, Брут же словно превратился в статую, ни единым движением не выдал он обуревавших его чувств. Лишь когда покатились головы его сыновей, легкая судорога передернула неподвижное лицо консула.

После свершения казни был отличен раб, раскрывший заговор против Римской республики. Он получил освобождение, ему было даровано римское гражданство и денежное вознаграждение. Когда Тарквиний Гордый узнал, что надежды на заговор рухнули, то он решил собрать войска этрусков и двинуться с ними на Рим, обещая воинам богатейшую добычу. Едва только враги под предводительством Тарквиния Гордого вступили в римские владения, консулы двинулись им навстречу. С обеих сторон впереди выступала конная разведка. Брут, окруженный ликторами, ехал в первых рядах отряда. Его увидел Аррунт, сын Тарквиния, и с воплем «Боги, отомстите за царей!» ринулся навстречу римской коннице. Брут бросился навстречу врагу. Удары копий были такой силы, что противники насквозь пробили щиты друг друга и получили смертельные раны. Оба упали мертвыми с коней. Победа в битве между Тарквинием и римлянами, по легенде,  была решена богом Сильваном, наведшим ужас на войско Тарквиния. Громовой голос бога провещал из леса: «В битве пало одним этруском больше — победа на стороне римлян». Погибшего Брута почтили пышной погребальной церемонией. Весь Рим скорбел об этом мужественном и твердом человеке, который превыше всего ценил свободу отечества. Но еще более почетным был объявленный годичный траур, в течение которого римские женщины оплакивали Брута, как сурового мстителя за поруганное женское достоинство.

Тем временем Тарквиний нашел поддержку в лице этруска Порсенны, царя города Клузия, которого он склонил на свою сторону обещанием союза с Римом, если Тарквиний вновь воцарится на римском престоле. Порсенна вступил в римские пределы и занял Яникульский холм, который был соединен с остальными холмами мостом через Тибр. Охранявшие мост римские воины, увидев, что с занятого неприятелем Яникульского холма на них несется вражеская лавина, в смятении стали бросать оружие и обратились в бегство.

Напрасно находившийся среди них воин по имени Гораций Коклес пытался сдержать бегущих. Тогда он приказал воинам разрушить как можно скорее у него за спиной мост, чтобы враг не смог по нему пройти. Сам же остался один, прикрывшись щитом перед лицом многочисленного неприятеля, ожидая рукопашной схватки. За его спиной пылал разрушаемый римлянами мост, с грохотом обрушивались в воды Тибра бревна и доски, и даже те двое воинов, что остались, чтобы прикрыть Коклеса, были вынуждены отступить. Подошедшие на близкое расстояние этруски остановились в изумлении, глядя на могучего и совершенно одинокого защитника разрушаемого моста. Римлянин, окинув суровым взором знатных этрусков, невольно замешкавшихся с нападением, бросил им в лицо оскорбительные слова, назвав их царскими рабами, которые, не имея собственной свободы, идут отнимать чужую. После этих дерзких речей на Коклеса обрушился дождь стрел, вонзившихся в щит храбреца. Тесня друг друга, этрусские воины ринулись на отважного римлянина и, конечно, осилили бы его, но в это время за спиной Коклеса остатки моста со страшным треском обрушились в Тибр и он сам, призвав на помощь бога реки Тиберина, не снимая доспехов, бросился в волны реки и переплыл на свой берег под радостные клики товарищей по оружию. Гораций Коклес не был ранен, хотя этрусские лучники осыпали его градом стрел, когда он переплывал Тибр. За свою невероятную отвагу он был удостоен высокой награды. Ему воздвигли статую на площади, где происходили выборы у римлян, и, кроме того, даровано столько земли, сколько он мог обвести плугом за день. Все римские граждане в знак благодарности за проявленную им доблесть приносили Коклесу свои дары в зависимости от благосостояния.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Потерпев первую неудачу в наступлении на Рим, царь этрусков Порсенна решил взять его осадой. Он стал лагерем на берегу Тибра, и его воины зорко следили, чтобы в Рим не подвозили припасов. Кроме того, переправляясь через реку, отдельные отряды этрусков грабили и разоряли при каждом удобном случае римскую область. Римляне, в свою очередь, пытались отбивать беспорядочные нападения этрусков, но положение в городе оставалось тяжелым. Осада угрожала затянуться надолго. Начались болезни и голод, а этрусские войска продолжали держать Рим в осаде. И вот тогда юноша по имени Гай Муций, происходивший из знатной семьи, негодуя на то, что, даже находясь, подобно рабам, в подчинении у царей, римляне никогда не знали осады, а сами разбивали этрусков, которые ныне стоят под стенами города, принял смелое решение пробраться в лагерь царя Порсенны и убить его.

Однако опасаясь, чтобы римские стражи не приняли его за перебежчика, Муций  обратился к сенаторам со своим предложением. Сенаторы согласились, и Гай Муций, спрятав оружие под одеждой, ловко пробрался во вражеский лагерь. Поскольку он не знал царя в лицо, а расспросами боялся вызвать подозрения, то замешавшись в густую толпу воинов, стал присматриваться к ним, пытаясь определить, кто же из них Порсенна. Случайно он попал в лагерь во время раздачи жалованья воинам. Из рук человека в богатой одежде воины получали вознаграждение. Рядом сидел еще один этруск в более скромном одеянии. Гай Муций, замешавшись в толпу, приблизился к богачу и, выхватив меч, нанес смертельный удар. Схваченный царскими телохранителями, он с ужасом понял, что им убит секретарь Порсенны, а сам царь находился рядом и остался невредимым. Представ перед Порсенной, мужественный юноша назвал свое имя и прибавил: «Как враг, я хотел убить врага и так не готов умереть, как готов был совершить убийство. Но знай, царь, я лишь первый из длинного ряда римских юношей, ищущих той же чести. Мы объявили тебе войну. Не опасайся войска, не опасайся битвы. Ты один на один всегда будешь видеть меч следующего из нас». Напуганный и разгневанный Порсенна потребовал, чтобы пленник назвал тех, кто собирается покушаться на его жизнь. Муций промолчал. Тогда царь приказал развести костер, угрожая Муцию сожжением заживо, если тот не назовет имен заговорщиков.

Муций сделал шаг к алтарю, на котором пылал огонь, разведенный по приказанию Порсенны для жертвоприношения, и спокойно опустил руку в пламя. Словно не замечая, что его живая плоть горит, причиняя ему нечеловеческие муки, Муций спокойно сказал, обращаясь к оцепеневшему от ужаса царю: «Вот тебе доказательство, чтобы ты понял, как мало ценят свое тело те, которые провидят великую славу!» Порсенна, опомнившись, приказал немедленно оттащить юношу от алтаря и велел ему удалиться в Рим, повторяя в смятении, что Муций поступил с собой еще более бесчеловечно, нежели собирался поступить с ним, Порсенной. Он отпустил юношу безнаказанным, бесконечно изумляясь его твердости и мужеству. Муций на прощание открыл царю, что триста наиболее доблестных римских юношей поставили себе целью убийство Порсенны. И только потому, что Муций убедился, что Порсенна умеет достойно оценить человеческую доблесть, он предупреждает об этом царя этрусков. Встревоженный словами Муция, Порсенна, поняв, что с этой поры его жизнь находится под непрерывной угрозой и спасена была лишь счастливой случайностью, немедленно вслед за Муцием направил посольство в Рим с предложением мирных переговоров. Вскоре осада была снята и войска Порсенны удалились из пределов римской земли. За великую доблесть Гай Муций, прозванный Сцеволою (левшой), ибо он сжег правую руку, получил во владение поле за Тибром, которое стало называться Муциевыми лугами. Во время войны с этрусками отличились и римские женщины. Из лагеря Порсенны бежали под предводительством юной римлянки Клелии заложницы, смело переплывшие Тибр, под градом вражеских стрел. Девушки вернулись под родительский кров, однако Порсенна потребовал через послов выдачи ему Клелии, разгневанный ее дерзостью. Затем, как рассказывают, он сменил свой гнев на милость, удивленный смелостью столь юного существа, решившегося на подвиг. Тем не менее царь все-таки настоял, чтобы Клелия была возвращена этрускам. В противном случае он грозил нарушить мирный договор. Правда, Порсенна тут же обещал, что если римляне выполнят договор, то он, в свою очередь, чтя доблесть девушки, отпустит ее невредимой. И действительно, обе стороны сдержали слово: римляне отправили Клелию к Порсенне, а он дал ей право вернуться в Рим, предоставив взять с собой тех заложников, кого она сочтет нужным. Юная Клелия широко воспользовалась своим правом, забрав всех несовершеннолетних юношей и девушек, то есть тех, кого было легче всего обидеть и обездолить. Клелии в Риме был оказан небывалый почет после возобновления договора с Порсенной. На Священной улице ей была поставлена статуя, изображающая юную героиню верхом на коне.

Так безуспешно закончилась попытка Тарквиния Гордого и его приспешников вновь воцариться в Риме. Народ сдержал клятву, провозгласив героем первого консула Римской республики Брута. Самое слово «царь» стало ненавистным для уха свободного римлянина, ибо с этим словом было связано представление о неограниченном произволе и деспотизме.

Список использованных источников

1. Тит Ливий «История Рима от основания города». Книги I, II.
2. Овидий. Фасты. Книга II.
3. А.В. Коптев «Изгнание царей и «ритуал перехода» власти в раннем Риме»
4. В.И. Кузищин «История Древнего Рима»
5. М.В. Белкин, К.В. Вержбицкий «История Древнего Рима»
6. С.И. Ковалев «История Рима»
7. У. Шекспир, «Лукреция» (пер. В. Томашевского)
8. Электронный источник — http://ru.wikipedia.org