Свобода и ответственность личности

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

1. Индивид — индивидуальность — личность

Понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин «лик» для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово «личность» восходит к латинскому понятию «персона», что означало маску актера в театре, социальную роль человека как некоего целостного существа, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона. Выражение «потерять лицо», которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Начинать изучение проблемы личности надо с индивида — неделимой дальше частицы какого-либо целого. Но этот своеобразный социальный атом, отдельный человек, рассматривается не только как единичный представитель рода человеческого, но и как член какой-то социальной группы. Это самая простая и абстрактная характеристика человека, говорящая лишь о том, что он отделен (прежде всего телесно) от других индивидов. Гораздо содержательнее другой термин — «индивидуальность», обозначающий уникальность и неповторимость человека во всем богатстве его личностных качеств и свойств. Схематически это выглядит так: человек выступает сначала как особь, «случайный индивид», затем как социальный индивид, персонифицированная социальная группа (сословный индивид) и, наконец, как личность, вбирающая в себя все многообразие социальных связей и отношений.

Сущность «особой личности», по словам К. Маркса, составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальные качества. Но свойства личности никак не сводят- с я к ее индивидуальным особенностям. Личность тем значительнее, чем больше в ее индивидуальном преломлении представлено всеобщих, общечеловеческих характеристик. Индивидуальные свойства личности — это не то же, что личностные свойства индивида, т.е. свойства, характеризующие его как личность.

2. Становление личности и ее формы

Чтобы разобраться в этих вопросах, необходимо обратиться к проблеме генезиса, происхождения личностных особенностей человека. Прежде всего возникает вопрос — когда рождается личность, что этому способствует или препятствует? Очевидно, что к новорожденному ребенку термин «личность» неприменим, хотя все люди появляются на свет как индивиды (за исключением так называемых сиамских близнецов) и как индивидуальности, т.е. в каждом новорожденном ребенке неповторимым образом запечатлена как в генотипе, так и фенотипе вся его предыстория. Это относится и к врожденным особенностям биохимических реакций, физиологических параметров, готовности мозга к восприятию внешнего мира и т.д. При рождении все дети не только разные, но и все уникальные, ибо даже однояйцовые близнецы различаются по ряду существенных признаков. Получение генетической копии — двойника человека — в принципе возможно, но вызовет массу сложнейших этических проблем.

Итак, новорожденный уже индивидуальность, и каждый день жизни увеличивает его потребность в многообразных реакциях на окружающий мир. Плач и крик — единственно доступные для него способы дать знать о своих неудовлетворенных потребностях. Но уже с первых дней жизни, с первых кормлений, пеленаний и т.д. формируется свой, особый стиль поведения ребенка, так хорошо узнаваемый матерью и близкими. Индивидуальность ребенка нарастает к 2-3-летнему возрасту. Именно в это время проявляются первые черты личностного поведения, во многом обусловленные тем, что ребенок попадает в ситуацию свободного выбора. В этом возрасте все дети необычайно талантливы и любознательны, и если окружающие способствуют развитию этих качеств, становление личности идет нормально.

Дальнейшее развитие личности связано с прохождением других возрастных периодов и с особенностями развития девочек и мальчиков, девушек и юношей. Возраст, пол, профессия, круг общения, эпоха — все это формирует личность. На жизненном пути неизбежны и взлеты (как правило, в юности и в возрасте 30-40 лет), и застои (25-30 лет, 40-50 лет). Рубежами в жизни человека становятся отрыв от родительской семьи, создание собственной семьи, рождение детей и т.д.

Становление личности происходит в процессе социализации, т.е. усвоения ею опыта и ценностных ориентаций данного общества. Человек учится выполнять социальные роли (вести себя в соответствии с ролью ребенка, студента, служащего, супруга, родителя и т.д.). Все эти социальные роли имеют выраженный культурный контекст и, в частности, сильно зависят от стереотипа мышления. Если сравнить европейский канон личности, скажем, с японским, то очевидны существенные различия. Европейцами личность понимается как определенная ценность, которая сходным образом действует в разных ситуациях, сохраняя свой ведущий «стержень». Для японцев более характерно восприятие личности и ее поступков как совокупности нескольких «кругов обязанностей» — по отношению к императору, родителям, друзьям, самому себе и т.д. Для каждой сферы есть свой «кодекс» поведения. Личность здесь не автономна и не самоценна, а реализуется лишь в связи с какой-то общностью. Европеец предстает как «твердая личность», напоминающая яйцо в скорлупе, в то время как японец более озабочен установлением и поддержанием связей с окружающими.

В европейской традиции становление личности прошло этапы осознания чувства страха и стыда (античное общество), любви к Богу, греховности человека и корпоративной морали (феодальный мир), утверждения самоценности человеческой индивидуальности и появления феномена отчуждения (Новое время).

Остановимся на структуре и составных элементах личности. Мы уже говорили о том, что личностями не рождаются, а становятся в итоге длительного процесса созревания, который имеет свои критические периоды. Более того, на определенном этапе жизненного пути человек может частично или полностью утратить личностные черты. Это бывает у хронических алкоголиков, наркоманов, при тяжелой патологии головного мозга и т.д. Личность характеризуется уникальным сочетанием природных свойств индивида (возрастно-половые, нейро динамические, биохимические и пр.) и социальных качеств, формируемых в том или ином обществе. В этом смысле личность представляет собой синтез чувственного и сверхчувственного, т.е. того, что не фиксируется органами чувств, но очень реально влияет на поведение человека.

Прежде всего выделяют физическую личность, или «физическое Я». Это тело, или телесная организация человека, самый устойчивый компонент личности, основанный на телесных свойствах и самоощущениях. К физической личности могут также быть отнесены одежда и «домашний очаг». Известно, как много о человеке можно сказать по этим компонентам его мира. Это же относится к произведениям ручного или интеллектуального труда человека — украшениям его быта, коллекциям, рукописям, письмам и т.д. Защита себя, своего тела, своей идентичности, своего ближайшего окружения относится к числу древнейших личностных качеств человека как в истории общества, так и в истории индивида.

Социальная личность складывается в общении людей, начиная с первичных форм общения матери с ребенком. По сути дела, она вырастает из системы социальных ролей человека в разных группах, мнением которых он дорожит. Все формы самоутверждения в профессии, общественной деятельности, дружбе, любви, соперничестве и т.д. формируют социальную структуру личности.

Духовная личность — ядро нашего «Я». Это внутренние состояния, отражающие устремленность к определенным духовным ценностям и идеалам. Они могут и не осознаваться во всей полноте, но так или иначе забота о «душе» является квинтэссенцией личностного развития. Рано или поздно каждый человек начинает задумываться над смыслом своего существования и духовного развития. Духовность человека не является чем-то внешним, ее нельзя приобрести путем образования или подражания. Зачастую она не только «держит» личность, подобно стержню, но и является высшим благом, верховной ценностью, во имя которой даже жертвуют жизнью. Потребность в духовном развитии личности в полном смысле слова ненасыщаема, чего нельзя сказать о физических и социальных потребностях. История дает массу примеров того, как интенсивная духовная жизнь (мудрецов, ученых, деятелей литературы и искусства, религиозных подвижников) была залогом не только физического выживания, но и активного долголетия. Люди, сохраняющие свой духовный мир, как правило, выживали и в условиях каторг и концлагерей, что еще раз подтвердил горький опыт XX в.

Выделение физической, социальной и духовной личности (как и соответствующих потребностей) носит достаточно условный характер. В человеке все эти стороны личности образуют систему, каждый из элементов которой может на разных этапах жизни приобретать доминирующее значение. Известны, скажем, периоды усиленной заботы о своем теле, его функциях, этапы расширения обогащения социальных связей, пики духовной активности. Бывает, что какая-то черта принимает системообразующий характер и во многом определяет сущность личности на данном этапе ее развития. Возраст, тяжелые испытания, болезни и т.п. могут во многом изменить структуру личности, привести к своеобразному ее расщеплению или деградации.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

духовный свобода духовный социальный

3. Социальные типы личности

Выделяют несколько крупных типов личности, которые прослеживаются на всем историческом пути развития человечества. Первый тип — деятели (охотники и рыболовы, воины и ремесленники, земледельцы и индустриальные рабочие, инженеры и геологи, медики и педагоги, политики и менеджеры и т.д.). Для них главное — это активное действие, изменение мира и других людей, включая и самих себя. Эти люди «горят» на работе, находя в этом высшее удовлетворение, даже если ее плоды и не столь заметны. Бурное развитие западной цивилизации привело к культивированию именно такой личности — активной, знающей себе цену, обладающей чувством собственного достоинства и осознающей меру своей ответственности за себя, свою семью, свой народ. Потребность в таких личностях всегда была острой. Еще евангелист Лука приводил слова Христа: «Жатвы много, а делателей мало».

Второй тип — мыслители. Это люди, которые, по словам Пифагора, приходят в мир не для того, чтобы соревноваться и торговать, а смотреть и размышлять. Образ мудреца, мыслителя, воплощавшего в себе традиции рода и его историческую память (летописание), всегда пользовался огромным авторитетом. Недаром многие великие мудрецы и пророки — Будда и Заратустра, Моисей и Пифагор, Соломон и Лао-цзы, Конфуций и Махавира Джина, Христос и Мухаммед — либо считались посланниками богов, либо обожествлялись сами. Мыслители имеют единственное оружие — слово.

Четвертый тип — люди, сделавшие делом своей жизни милосердие. Альберт Швейцер и Федор Петрович Гааз, Анри Дюнан и мать Тереза, тысячи их последователей в истории и современности — живые примеры служения людям, независимо от их расы, нации, возраста, пола, состояния, вероисповедания и других признаков. Евангельская заповедь — «Возлюби ближнего твоего как самого себя» — находит в их деятельности непосредственное воплощение. Такие личности обостренно чувствуют душевное состояние другого человека, как бы «вчувствуются» в него, облегчая его страдания. Их сила — в вере в свое предназначение, в любви к людям и всему живому.

Разумеется, большинство людей сочетают в себе признаки разных типов личностей, а иногда происходит и смена ведущих установок. При этом важно понять одно — выбор личностного пути и поля деятельности — результат свободного волеизъявления человека. Поэтому личность немыслима вне свободы, а по словам Гегеля, истинная природа человека «есть свободная духовность».

4. Свобода

Свобода — это способность человека действовать в соответствии со своими интересами и желаниями. В русском языке термин «свобода» употребляется прежде всего в значении «свобода от», т.е. отсутствие внешнего принуждения, гнета, ограничений и т.д. Понятие «воля» имеет более широкое значение, которое оформилось примерно в XV-XVI вв. в Московском государстве. С одной стороны, «вольница» отнюдь не означала автономии личности, а напротив, заменяла ее авторитетом группы, что является в определенном смысле несвободой. С другой стороны, в воле есть и свое желание и повеление природы, степи, дали, что так характерно для русского восприятия мира (вспомним гоголевскую птицу-тройку). Понятие свободы закрепилось в христианстве как выражение идеи равенства людей перед Богом и возможности для человека свободного выбора на пути к Богу. Однако реализация этой идеи оказалась в противоречии с идеалами равенства и справедливости.

Чтобы понять сущность феномена свободы личности, нужно разобраться в противоречиях волюнтаризма и фатализма, определить границы необходимости (закономерности), без которой немыслима реализация свободы.

Волюнтаризм рассматривает волю в качестве принципа жизни человека, принижая при этом значение разума. Эти идеи были развиты в философии Шопенгауэра и Ницше и получили распространение в XX в. Действовать в духе волюнтаризма — значит, не считаться с объективными условиями бытия, с законами природы и общества, выдавая свой произвол за высшую мудрость. Таких примеров немало, в том числе и в истории нашего общества. Многие революционеры испытывали своеобразное нетерпение, желание «подтолкнуть» ход истории и навязать ей свою волю. Но жизнь рано или поздно показывала утопичность таких попыток, за которые народы расплачивались кровью, нищетой, замедлением развития.

Фатализм предопределяет изначально весь ход жизни человека и его поступки. Это объясняется либо судьбой (в мифологии и язычестве), либо волей Бога (в христианстве и исламе), либо детерминизмом замкнутой системы, где каждое последующее событие жестко связано с предыдущим (системы Гоббса, Спинозы, Лапласа). Здесь, по сути дела, места для свободного выбора не остается, ибо нет альтернатив. Жесткая необходимость и вытекающая отсюда полная предсказуемость основных этапов жизни человека и главных событий характерна для астрологии и других оккультных учений прошлого и настоящего, а также для всевозможных социальных утопий и антиутопий, отраженных в произведениях А. Платонова, Дж. Оруэлла, О. Хаксли и др.

Вместе с тем очевидно, что игнорирование необходимости (природной, исторической и т.д.) чревато произволом и вседозволенностью, анархией и хаосом, что вообще исключает свободу. Следовательно, свобода есть нечто большее, чем учет объективной необходимости и устранения внешних ограничений. Гораздо более существенна внутренняя свобода, «свобода для», свобода в выборе истины, добра и красоты. В рамках «свободы от» вполне резонна формула: «Разрешено все, что не запрещено». Но по сути дела это логика раба, оставшегося без надсмотрщика.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Существеннейшей характеристикой свободы является ее внутренняя определенность. Ф.М. Достоевский верно заметил: «Свое собственное, вольное и свободное хранение, свой собственный, хотя бы самый дикий каприз, своя фантазия, раздражающая, иногда хотя бы даже до сумасшествия, — вот это-то все и есть та самая, пропущенная, самая выгодная выгода, которая ни под какую классификацию не подходит и от которой все системы и все теории постоянно разлетаются к черту. И с чего это взяли эти мудрецы, что человеку надо какого-то нормального, какого-то добродетельного хотения? С чего это вообразили они, что человеку надо благонамеренно выгодного хотения? Человеку надо — одного только самостоятельного хотения, чего бы эта самостоятельность ни стоила и к чему бы ни привела». Человек не примет никакое общественное устройство, если оно не учтет выгоды его быть личностью и иметь свободу для ее реализации.

Выделяют несколько моделей взаимоотношений личности и общества по поводу свободы и ее атрибутов.

Во-первых, это отношения борьбы за свободу, когда человек вступает в открытый и часто непримиримый конфликт с обществом, добиваясь своих целей любой ценой. Это трудный и опасный путь, чреватый тем, что человек может утратить все другие человеческие качества и попасть в еще худшее рабство. Во-вторых, это бегство от мира, когда человек, будучи не в силах обрести свободу среди людей, бежит в монастырь, в скит, в свой «мир», чтобы там реализовать себя. В-третьих, чаще всего, человек адаптируется к миру, жертвуя своим стремлением обрести свободу, идя в добровольное подчинение, с тем чтобы обрести новый уровень свободы.

Если раньше свобода воспринималась в основном как отсутствие принуждения со стороны государства, то к середине XX в. уже стало очевидно, что понятие свободы должно быть дополнено идеей регулирования деятельностью людей. Однако государство должно это делать не методами принуждения, а с помощью экономического механизма и при строгом соблюдении прав человека.

В 1789 г. Национальное собрание Франции приняло Декларацию прав человека и гражданина, в которой провозглашалось, что «целью всякого политического союза является сохранение естественных и неотчуждаемых прав человека. Права эти суть: свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению». Особо надо подчеркнуть, что права человека не могут никем и ничем дароваться, они возникают вместе с человеком, присущи ему при рождении. Даже плод в утробе матери обладает рядом человеческих прав, находится под защитой закона, а в христианской этике уже с момента зачатия человеческая плоть становится священной, и ее уничтожение (в случае аборта) рассматривается как убийство.

Государство обязано гарантировать соблюдение прав человека, признавая, что ценность человеческой личности выше любых ценностей — нации, класса, группы людей и т.д. Это является гарантией от тоталитарного подавления прав человека, при котором он выступает «винтиком» социальной системы. Еще в 1918 г. Н.А. Бердяев писал, что идея класса убила в России идею человека. Игнорирование или принижение прав личности по сравнению с правами социальной общности ведет к неминуемой деградации и личности, и общества. С другой стороны, нельзя не видеть, что индивидуалистическая модель отношения личности и общества небезупречна. В ее рамках могут быть легализованы корыстные мотивы, эгоизм и та или иная степень социальной несправедливости. В этой сфере, как и во многих других, нужна золотая середина, которая способствует усилению жизнестойкости общества и человека и развитию человеческого в человеке, т.е. движению к гуманизму. Гегель отмечал, что для того, кто сам не свободен, не свободны и другие.

Таким образом, свобода — это сложнейший и глубоко противоречивый феномен жизни человека и общества, имеющий величайшую притягательность и являющийся в то же время тяжким бременем. Не зря в западной философской мысли (Э. Фромм) анализировалось явление «бегства от свободы», особенно если реализация свободы приводила к росту неравенства и несправедливости. Эта проблема — как соотнести свободу и равенство, не приводя к подавлению и уравниловке, — стоит перед каждым обществом и государством. Решая ее, приходится ориентироваться на ту или иную систему ценностей.

5. Ценности и их виды

Понятие ценностей отражает значимость тех или иных объективных явлений для жизни людей. Ценностное отношение формируется в процессе человеческой деятельности, где выделяют три вида производства: людей, вещей и идей.

Первой (и основной) ценностью является сам человек во всем многообразии его жизни и деятельности. Это представление возникло не сразу, стало итогом довольно длительной эволюции общественного сознания. Убеждение, что каждый человек самоценен независимо от возраста, пола, расы и нации, происхождения и т.п., возникло и укреплялось либо в сравнении человека с высшей ценностью (Бог, Дух), либо в силу действия общих закономерностей жизни общества. Так, в буддизме равенство людей и признание их ценности происходило вследствие того, что все рожденное обречено на страдание и должно преодолеть его и обрести блаженство. В христианстве ценность человека усматривается в возможности искупления греховности и обретения вечной жизни во Христе, а в исламе ценность человека — в отдаче себя Аллаху и исполнении его воли.

Понятие ценности человека — универсальное, и его нельзя сводить к «полезности» человека для общества. Попытки делить людей на «нужных» и «ненужных» порочны по самой сути, ибо их реализация неминуемо порождает произвол, ведущий к деградации и человека, и общества. Ценность человеческой личности в определенном смысле выше всего того, что делает или говорит данный человек. Ее нельзя свести к труду или творчеству, к признанию со стороны общества или группы людей. Как объективные критерии (плоды труда, акты творчества), так и их субъективная оценка со стороны современников грешат односторонностью. История многократно доказывает, что истинный масштаб и направленность деяний и помыслов многих личностей становятся очевидными спустя много лет, а то и столетий. Ценность многих трудов исторических деятелей как бы непрерывно возрастает; в то же время немало примеров, когда время развенчивает дутые авторитеты.

Возникает вопрос: а существуют ли стоимостные характеристики человека, можно ли говорить не только о ее ценности, но и цене? Как известно, в системах классического (античного) рабства несвободный человек рассматривался как «говорящее орудие», цена которого составляла в среднем 30 монет (отсюда и евангельские 30 сребреников). Продавался не только человек в целом, но и его функции. Феномен проституции (продажи тела) был известен в эпоху уже первых государств, и она не зря приобрела статус «древнейшей профессии». Маркс называл современное ему общество системой всеобщей проституции, или всеобщей полезности и годности для взаимного употребления. Так или иначе, в условиях рынка люди обмениваются на эквивалентной основе плодами своей деятельности, талантами и способностями, навыками и умениями, которые несут на себе печать самого человека и зачастую неотделимы от него.

Вторым феноменом мира ценностей являются вещи, производимые человеком на протяжении всего исторического пути. Мир вещей охватывает все — от древнейших пирамид до суперсовременных компьютеров и ускорителей, космических аппаратов и полимеров. Этот мир материальной культуры, созданный людьми для удовлетворения своих потребностей, представляет как бы «неорганическое тело» человека, многократно усиливая его мощь, опредмечивая его способности и таланты. Вещный мир стал «второй природой» человека, и не случайно ценностное отношение к нему является достаточно точным критерием ценности самого человека. Вопрос о соотношении ценности человека, его жизни, здоровья и его имущества всегда был центральным для любой мировоззренческой системы. Все религии сурово осуждают стремление к накоплению материальных ценностей, алчность. Христианство считает людей, погрязших в вещах и чувственных удовольствиях, не способными на душевность и духовность. Делиться своим имуществом с бедными — один из «столпов» ислама, обязательное правило поведения мусульманина. Буддисты считают, что отказ от накопления вещей — первый шаг на пути к просветлению.

Сущность проблемы ценности и оценки мира вещей состоит в том, чтобы уяснить пределы этого мира и его влияние на развитие человека. Очевидно, что люди не могут обходиться каким-то минимумом вещей, а идеалы аскетизма никогда не имели широкого распространения. Столь же очевидно, что нет и верхнего предела насыщения вещами, а их количество все умножается. Более того, одной из причин острого экологического кризиса является накопление отбросов человеческой цивилизации, которые не могут быть ею утилизированы (пластмассы, полимерные материалы и т.д.). Переработка ресурсов планеты в вещи идет ускоренными темпами, что порождает, с одной стороны, серьезную озабоченность ученых и политиков, а с другой стороны, массовые движения за отказ от беспредельного потребления и добровольное самоограничение (гандизм). Если учесть, что рост населения Земли идет достаточно быстрыми темпами, а ресурсы ее ограничены, то ясно, что без самоограничения не обойтись, и это требует выработки соответствующей системы ценностей.

Распространенное мнение, что богатство развращает человека, губит его, а бедность способствует моральному очищению, рождалось и поддерживалось в моменты острых социальных катаклизмов, при резкой поляризации общества. Не зря все мировые религии, особенно в начале своего возникновения, были религиями бедных, обездоленных, угнетенных. Они проповедовали отказ от тленных земных богатств и стремление к вечным небесным ценностям. Позже, когда церкви сами стали собственниками и владельцами значительных богатств, отношение к миру вещей несколько изменилось. Атеисты, не уповая на жизнь вечную, призывали всячески пользоваться благами земными. Ф.М. Достоевский видел в этом основной порок идей социализма, ибо человек, непрерывно потребляющий материальные блага и удовлетворяющийся, обращается либо в животное, либо в машину. Л.Н. Толстой предсказал, что люди в будущем обществе станут «наслаждающимися комками нервов». С проблемой «непрерывно растущих потребностей» населения так или иначе столкнулись все общества, пытавшиеся провести в жизнь социалистические идеалы. Не случайно в этих странах осуждалось «потребительство» и насаждалась уравниловка, близкая к аскетическим стандартам жизни. При этом подпольно происходило значительное расслоение общества, образовывалась потребительская элита при обеднении значительной массы населения. Понятно, что в таких условиях призывы к служению высоким идеалам и личной скромности выглядели как насмешка.

Вещи сами по себе в ценностном отношении нейтральны, хотя человечество в течение тысячелетий мечтало перековать «мечи на орала». Ценностное отношение возникает только в том или ином социальном контексте. Представление о том, что есть «мирный» атом, в корне отличающийся от «военного», рухнуло после чернобыльской катастрофы. Людям постоянно приходится оценивать новые явления в жизни общества и человека и соотносить их с традиционными системами ценностей. В полной мере это относится и к системе духовных ценностей.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Духовные ценности — это своеобразный духовный капитал человечества, накопленный за тысячелетия, который не только не обесценивается, но и, как правило, возрастает. Природа духовных ценностей исследуется в теории ценностей (аксеологии), которая устанавливает соотношение ценностей с миром реальностей человеческой жизни. Речь прежде всего идет о моральных и эстетических ценностях. Они по праву считаются высшими, ибо во многом определяют поведение человека в других системах ценностей.

Что касается моральных ценностей, то здесь основным является вопрос о соотношении добра и зла, природе счастья и справедливости, любви и ненависти, смысле жизни. В истории человечества было несколько сменяющих друг друга установок, отражающих разные системы ценностей. Одна из наиболее древних — гедонизм. Гедонизм утверждает наслаждение как высшее благо жизни и критерий поведения человека. Об этом говорил еще автор Екклезиаста: «…нет лучшего для человека под солнцем, как есть, пить и веселиться». Эти взгляды разделял ученик Сократа Аристипп, который учил, что лучшая доля не в том, чтобы воздерживаться от наслаждений, а в том, чтобы властвовать над ними, не подчиняясь им. Позже к этой позиции склонились Эпикур, Гоббс, Локк, Гассенди, Гельвеций, Гольбахи др.

Аскетизм идеалом жизни провозглашает добровольное отречение от наслаждений и желаний, культ страданий и лишений, отказ от благ жизни и привилегий. Эта концепция проявилась в христианстве, особенно в монашестве, в философских школах киников (Диоген с его девизом «быть нагим и одиноким»), а также в грубоуравнительных тенденциях «казарменного коммунизма».

Утилитаризм величайшей ценностью и основой нравственности считает пользу. По словам Н. Бентама, смысл этических норм и принципов состоит в том, чтобы содействовать наибольшему счастью для наибольшего числа людей.

В XX в. учение о ценностях связано с именами таких выдающихся мыслителей и гуманистов, как А. Швейцер, М. Ганди,

Б. Рассел, А. Эйнштейн, Дж. Сантаяна, X. Ортега-и-Гассет, а также с плеядой русских религиозных философов — П. Флоренским, С. Булгаковым, Н.О. Лосским, Вл. Соловьевым, Н.А. Бердяевым, Л.П. Карсавиным, Н.Ф. Федоровым и др. Бурные социальные потрясения, появление возможности самоуничтожения человечества, возникновение глобальных проблем до предела обострили все традиционные проблемы. На первый план вышли общечеловеческие проблемы, связанные с признанием абсолютной ценности самой жизни человека и необходимости сохранить среду его обитания. Поэтому появление концепций «благоговение перед жизнью» (А. Швейцер), «заслужи любовь ближнего» (Г. Селье), «цели для человечества» (А. Печчеи), «путь ненасилия» (М. Ганди), «ноосфера» (В.И. Вернадский) и других не случайно, а отражает современный этап развития общечеловеческих идеалов.

То же самое можно отнести и к эстетическим ценностям. Известное выражение Ф.М. Достоевского — «Красота спасет мир» — нужно понимать не изолированно, а в общем контексте развития идеалов человечества. Все изложенное дает основание сформулировать понятие духовности человека, которое в светской философской традиции рассматривается, во-первых, как относительная автономность человека, его независимость от внешних влияний, а во-вторых, как то, ради чего стоит жить и отдать жизнь в случае необходимости. Духовность — это синтез Истины, Красоты и Добра с акцентом на последнем, ибо его человек способен творить сам. В христианской философии это выражается триадой Веры, Надежды, Любви и обнимающей их Софии, т.е. мудрости. При всех зигзагах мировой истории, человечество движется по пути гуманизации отношений людей, утверждения общечеловеческой системы ценностей, признания ведущей роли личности в прогрессе. Таким образом, понятие личности, свободы, ценностей обогащает и расширяет наше представление о человеке, его прошлом, настоящем и будущем.

В начале XXI в. величайшей личностной и социальной ценностью становится ответственность человека за свои деяния и поступки. Трагедия 11 сентября 2001 г. потрясла мир и показала всю опасность глобального терроризма. Становится все более очевидно, что личностный выбор каждого человека должен быть сопряжен с величайшей ответственностью не только за судьбу своих родных и близких, но и всего человечества в целом.

Рекомендуемая литература

1.Бердяев Н.А. Философия свободы. — М., 1989.

2.Берковиц Л. Агрессия : причины, последствия и контроль. — СПб., 2001.

3.Диалог Тойнби — Икеда. Человек должен выбирать сам. — М., 1998.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

4.Ильенков Э.В. Философия культуры. — М., 1991. Разд. 5.

5.Лобкович Н. Что такое личность? // Вопросы философии. — 1998. М> 2.

6.Сафрански Р. Вольные вариации на тему свободы. — СПб., 2004.

7.Соловьев Вл. Оправдание добра. Нравственная философия. В 2 т. Т. 1.-М., 1988.

9.Философия : учеб, пособие для вузов / под ред. В.П. Кохановского. — Ростов н/Д, 2008. — Гл. VIII.

10.Франкл В. Человек в поисках смысла. — М., 1990.

11.Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. — СПб., 1997.

Автор: Тагир