Введение

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Цель данного реферата состоит в том, чтобы проследить взаимосвязь языка и идеологии в процессе их функционирования. Данная тема является актуальной в ситуациях взаимодействия людей с представителями других культур и идеологий, существенно отличающихся друг от друга. Язык и идеология неразрывны, основополагающая концепция языка идеологии состоит в том, что он отражает культурный мир говорящего, поскольку идеи не существуют в отрыве от языка. И, исследуя язык, можно лучше понять динамику идеологии в межкультурной коммуникации. Поэтому знания языковых стратегий идеологического дискурса и способность использовать их в конструировании и интерпретации иноязычных текстов служат пониманию реальности и являются важной составляющей компетенции переводчика, от которого во многом зависит эффективность общения и взаимопонимание в процессе межкультурной коммуникации.

1. Постановка вопроса и определение понятий

Прежде всего, определим понятия идеологии, менталитета и их соотношение с культурой.

Идеология — система идей и взглядов: политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических, в которых осознается и определяется отношение людей к действительности, выражаются интересы социальных групп.

Идеология — система идей, представлений, понятий, выраженная в различных формах общественного сознания (в философии, политических взглядах, праве, морали, искусстве, религии). Идеология является отражением общественного бытия в сознании людей и, раз возникнув, в свою очередь активно воздействует на развитие общества, способствуя ему (прогрессивная идеология) или препятствуя ему.

Идеология — система взглядов, идей, характеризующих какую-нибудь социальную группу, класс, политическую партию, общество. Английские словари определяют идеологию, а вернее то, что обозначено словом ideology, следующим образом:

‹‹Ideology 1 — manner of thinking, ideas, characteristic of a person, group, act as forming the basis of an economic or political system: bourgeois, Marxist and totalitarian ideologies›› (Идеология 1 — образ мысли, идеи, характеристика человека, группы людей и т. д., образующие основу экономической или политической системы: буржуазная, марксистская и тоталитарная идеологии).

‹‹Ideology. An ideology is a set of beliefs, especially the political beliefs on which people, parties, or countries base their actions›› (Идеология. Набор верований, преимущественно политических убеждений, которые лежат в основе действий народа, партии или страны).

‹‹Ideology — sometimes derog. a set of ideas, esp. one on which a political or economic system is based: Marxist ideology, the free market ideology of the extreme right›› (Идеология — иногда пренебр. набор идей, особенно такой, на котором основываются какие-то экономические или политические системы: Марксистская идеология, идеология свободного рынка крайних правых [J. В . Thompson, 1984, р. 156-157].

Определения идеологии и ideology сходятся на том, что это некий набор (set), система идей и/или верований (beliefs). Далее определения расходятся. Все английские концентрируют внимание на том, что этот набор идей лежит в основе политических и экономических теорий или систем. Иногда уточняется, что этот набор идей характерен для партий, народа, страны, группы и даже одного человека (a person, an individual).

Русские определения также говорят, хотя и довольно расплывчато, о неких «социальных группах», которые выражают свои интересы через идеологию, но не упоминают ни политическую, ни экономическую системы, базирующиеся на идеологии и определяющие ею свою деятельность. Вместо этого акцент делается на отражении этой системы идей в разных формах общественного сознания.

Тер-Минасова отмечает, что заслуживающим внимания моментом является некоторая негативная окраска слова ideology: на это указывает помета «sometimes derog» (то есть derogatory «пренебрежительный»). Также приводятся только негативные примеры фашистской и нацистской идеологии. В английском языке и менталитете и марксистская идеология не вполне позитивна. Русское слово «идеология» — это общественно-политический термин, оно вполне нейтрально и не имеет негативных стилистических коннотаций [Тер-Минасова, 2000, с. 39].

Соотношение понятий «культура» и «идеология» более или менее ясно из определений. Идеология — явление авторское, то есть у нее имеются авторы или даже автор и, соответственно, «дата рождения». Этот последний аспект отражен в определении идеологии в «Современном словаре иностранных слов» деепричастным оборотом «раз возникнув». Культура выработана всем этносом, всем народом в течение продолжительного времени, это величина гораздо более постоянная, чем идеология. Яркий пример, иллюстрирующий различие между культурой и идеологией, представляет собой опыт современной России. Действительно, на наших глазах кардинально и молниеносно изменилась идеология (а с ней и идеологические науки): идеология капитализма легла в основу политической и экономической систем, в полном соответствии с определением слова ideology, придя на смену идеологии социализма (и в идеологических науках также).

Что же касается русской культуры, то, несмотря на некоторые, пусть существенные, новые влияния (интенсивное проникновение западной массовой культуры и т. п.), нельзя сказать, что она радикально и мгновенно изменилась. В своей основе русская культура, так же как и русский национальный характер, осталась прежней. Она развивается достаточно медленно и меняется достаточно неохотно.

Понятие менталитета включает в себя «склад ума, мироощущение, мировосприятие, психологию». Иными словами, менталитет — это мыслительная и духовная настроенность как отдельного человека, так и общества в целом. Идеология и менталитет соотносятся с культурой как часть с целым, то есть культура в широком этнографическом смысле слова включает в себя и идеологию, и менталитет. Язык и идеология взаимодействуют друг с другом: идеология оказывает большое влияние на язык, но и язык влияет на идеологию [Тер-Минасова, 2000, с. 193-195].

2. Россия и Запад: сопоставление идеологий

Как соотносятся между собой идеологии России и Запада, в чем их сходство и различие, как это отражают русский и английский языки и как они формируют идеологии своих носителей — вот вопросы, к рассмотрению которых необходимо обратиться.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Прежде всего необходимо сделать оговорку. До сих пор речь шла о русском и английском языках в целом. Однако, с точки зрения социокультуры, а тем более идеологической, русский язык может и должен быть представлен двумя разновидностями: советский русский (то есть русский язык времен Советского Союза) и постсоветский, или современный русский (то есть русский язык последнего десятилетия). В плане идеологии это два разных варианта русского языка. Английский язык, как известно, представлен многими диатоническими, или пространственными (в отличие от диахронических или временных), вариантами: британский, американский, канадский, австралийский, индийский и т. д. Наиболее распространены два первых — британский и американский. Под наибольшим распространением понимается не только количество носителей этого языка как родного, но и число изучающих этот язык как иностранный. Именно с этой точки зрения британский и американский варианты наиболее распространены. Различиям между этими вариантами английского языка посвящена обширная литература, подробно описаны также история и культура обеих стран. При этом вопросы соотношения языка и идеологии, языка и культуры менее изучены. В дальнейшем при сопоставлении русского и английского языков будет указываться вариант того или иного языка.

В результате проведенного исследования выяснилось, что с точки зрения идеологии, как это ни странно, из сопоставленных четырех вариантов наиболее близкими оказываются американский английский и советский русский.

2.1 Сходство

Действительно, тому и другому языку, а значит, той и другой идеологии, свойственна прямая, открытая, навязчивая пропаганда преимуществ системы, режима, порядков своей страны. Эта пропаганда находит свое выражение в целом ряде языковых и внеязыковых моментов:

. Открытый, подчеркнутый патриотизм.

Выше было отмечено, что для русского языка, в отличие от английского, характерно открытое словесное выражение патриотизма. Это совершенно верно, если имеется в виду британский вариант английского языка. У американцев отношение к родине более личное и эмоциональное, чем у британцев. Американцы называют родину «she» (она), то есть олицетворяют ее: «Where America was and where she is now» ( Где Америка была и где она сейчас). Именно в американских текстах можно встретить «mother country» (родина-мать), они же иногда говорят «our country» (наша страна) [James B. Meriwether, 1965, p. 82-86].

В своем обращении к японской молодежи Уильям Фолкнер, говоря об Америке, неоднократно называет ее очень лично: «my country , the United States, my part of America» (моя страна, Соединенные Штаты, моя часть Америки); «my country , the South , my side of the South» (моя страна, Юг, моя часть Юга]; «our land , our homes» (наша земля, наши дома) [W. Faulkner, 1965, р. 21].

Таким образом, американцы начинают употреблять «our country» (наша страна), а русские эта страна.

Более эмоциональное отношение к своей прекрасной родине проявляется в перифразе «America the beautiful» (Америка-красавица). Обратите внимание на форму: не «beautiful America» (красивая Америка), а «Americathe beautiful» (Америка-красавица). Через олицетворение страны достигается эффект более личного к ней отношения.

Знаменитый девиз американцев «Proud to be American» (Горжусь, что я американец) перекликается с девизом советского времени: «Советское значит отличное ». По своим масштабам кампания «Proud to be American» весьма впечатляюща: от открыток, сувениров, маек, футболок с этой надписью до серии книг с таким же названием, где перечисляются все достижения США — от действительных и крупных до мелких и смешных.

Американцы оказались более последовательными: они и сейчас « Proud to be American ». Англичане не кричат « proud to be English , proud to be British» (горжусь, что я англичанин, горжусь, что я британец): им национальный характер не позволяет громко и открыто хвалить себя. У них есть свои приемы и способы . Вот как пишет о них и о русских Валерий Ганичев: «Да, высшие английские политики высокообразованны и целеустремленны. Везде, где можно, они борются за «внедрение» своих союзников, апологетов, англофилов (у нас же слово русофил — одно из самых ругательных у властей и прессы)» [В. Ганичев, 1998, c. 250].

«Интересно, что в нашей стране пропаганда учила гордиться, что ты советский человек («советское значит отличное», «у советских собственная гордость», «великий могучий Советский Союз» и т. п.), но никогда не было даже намека на то, что можно гордиться своей принадлежностью к национальности: слов «горжусь, что я русский» со времен Александра Суворова Россия не слышала» [Тер-Минасова, 2000, с. 226].

. Культ святынь и символов

Герб, флаг, символы власти и режима и в СССР, и в США играли важнейшую роль в качестве открытой пропаганды. В этом последнем предложении есть одна неточность: время глагола «играть». Дело в том, что сопоставление уже несуществующего СССР с вполне жизнеспособными США идет по двум разным временным линиям: когда речь идет о Советской России — это прошедшее время, так сказать Past Simple или Past Indefinite, все тенденции США — это Present Perfect или даже Present Perfect Continuos: они были в прошлом и продолжаются в настоящем.

В СССР советская символика (пятиконечная красная звезда, серп и молот и т. п.) была широко распространена даже в обыденной жизни: на школьных тетрадях, банкнотах, театральных занавесах, посуде и многом другом. В США американский флаг можно увидеть не только на общественных зданиях: учреждениях, гостиницах и т. п., но и на частных домах (весьма поощряемый властями знак лояльности отдельных граждан).

Почему же американская и советская идеологии оказались так близки духовно? Потому, что их цели и задачи совпадали, это и обусловило сходство методов пропаганды и их языкового выражения.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Перед советскими руководителями стояла сложнейшая задача: в кратчайшие сроки миллионы необразованных, малограмотных или совсем неграмотных крестьян и рабочих, неожиданно получивших в результате революции (то есть переворота, оборота колеса истории) доступ к власти и культуре, всю эту «темную народную массу» превратить в культурное общество, способное удержать эту власть, развить науку и культуру, поднять страну из руин гражданской войны. Для этого требовались простые, доходчивые и действенные методы пропаганды: лозунги, клише, вбивавшиеся в головы плакатами и громкоговорителями.

Перед американцами стояла сходная задача — «обамериканивания», то есть навязывания американской культуры иммигрантам, прибывающим в США, которых также в кратчайшие сроки надо превратить в общество американской культуры. Эта кампания уступает по массовости советской, так как речь не идет о миллионах людей, это не море-океан, а река, но зато река, непрерывно, каждый день втекающая. Иммигрантам тоже нужно спешно и интенсивно вдалбливать простые истины про новую родину: «America the beautiful» (Америка красавица), «Proud to be America» (Горжусь, что я американец), «American dream» (американская мечта). Из них нужно выбить старую культуру и вбить новую. Вот как формулирует это Джон Куинси Адаме, говоря о людях, собравшихся иммигрировать в Америку: « They must cast off their European skin , never to resume it . They must look toward their posterity rather than backwards to their ancestors» (Они должны сбросить свою европейскую кожу, никогда больше к ней не возвращаться. Они должны смотреть вперед, на потомков, а не назад, на предков) [Richard Dreyfuss, 1996].

. Лозунги, призывы, транспаранты, социальная уличная реклама.

Для общения с простым народом во всех странах и при всех режимах использование устойчивых фраз, лозунгов, призывов считается самым эффективным. В советское время наряду со «словами с пустой семантикой» («Выше знамя социалистического соревнования!») [В. П. Белянин, 1999, c. 58].

Наиболее регулярно воспроизводимы были лозунги и клише, разъяснявшие явления культуры, внушавшие советскую систему ценностей: книга — лучший подарок; любите книгу — источник знаний; из всех искусств для нас важнейшим является кино; газета — не только коллективный пропагандист и агитатор, газета еще и коллективный организатор; решения съезда партии — в жизнь!; экономика должна быть экономной; народ и партия едины.

B 1991 году в США, лозунги на стенах, даже на ковриках у порога (например, в здании USIA — United States Information Agency (Информационное Агентство США) в Вашингтоне) типа Security iseverybody ‘s business (Безопасность — дело каждого); Quality iseverybody ‘ s job (Качество — дело каждого) воспринимались как родные советские: «Качество — это дело каждого» или более ранние: «Болтун — находка для шпиона» (ср. Security is everybody’s business) [Тер-Минасова, 2000, с. 277].

По поводу лозунгов-клише есть и идущие еще дальше предположения о клишированности сознания народа как свидетельстве низкого уровня его развития. Поэтому хотелось бы сделать два комментария, основываясь на утверждениях Тер-Минасовой:

. Производство и функционирование речи зиждется на противопоставлении, на единстве и борьбе двух противоположных моментов: с одной стороны, свободное творчество говорящего, продуктивность, неограниченная реализация данной возможности, а с другой стороны, связанность, фиксированность, непродуктивность, регулярная воспроизводимость, использование заранее заготовленных сложных образований. Многие лингвистические теории (например, порождающие грамматики) были склонны абсолютизировать первый момент, когда главная роль в речеобразовании отводится способности человека свободно, по продуктивным моделям, по определенным логическим правилам сополагать языковые единицы и таким образом производить речь. Игнорирование противоположной тенденции — к устойчивости, изолированности, фразеологизации, внесению в речь готовых блоков, попытки втиснуть язык в логические рамки — привели к искажению и схематизации предмета исследования [Тер-Минасова, 2000, с. 156].

Таким образом, языковое общение и реализация двух главных функций языка — сообщения и воздействия — обусловлены взаимодействием свободных и связанных языковых единиц, причем связанные, устойчивые комплексы, воспроизводимые в речи в готовом виде, преобладают во всех функциональных стилях, а те разновидности стилей, которые полностью ориентированы на функцию сообщения (научный, деловой и т. п.), являются глобально клишированными [Добросклонская, 1980, с. 56]. При этом составные комплексы (словосочетания и предложения) отнюдь не рассматриваются как «отходы» речевого производства, как шлак при добыче руды.

. Клишированные фразы, лозунги, транспаранты, призывы на стенах, наружная социальная реклама — обязательное средство общения власти, в первую очередь идеологической, с народом. «Семантически пустые» лозунги советской эпохи не имели коммерческих целей: экономике дефицитов реклама не нужна, так как хорошие товары расходились, не доходя до прилавка, глагол «достать» употреблялся в речи гораздо чаще, чем «купить». Кстати, в наследство от тех времен нашему сознанию осталось настороженно-подозрительное отношение к рекламе: рекламировались только неходовые, то есть плохие товары. Скудная реклама советского времени при отсутствии конкуренции раздражала бессмысленностью: «Летайте самолетами Аэрофлота» (а других авиакомпаний не было), «Покупайте апельсины из Марокко» (в продаже их не было, огромные очереди выстраивались за любыми апельсинами) и т. п.

Социальная же реклама типа «Книга — лучший подарок» внушала определенную систему моральных ценностей. Место этих клишированных призывов и поучений сменила в наши дни лавина коммерческой рекламы. Современные дети очень удивились бы, узнав, что лучший подарок — это книга. Они уверены, что главные ценности — это жвачка с «неповторимо устойчивым вкусом», это пепси, которую «выбирает новое поколение», что зубная паста «Аквафреш» — это «тройная защита для всей семьи», что «RC-кола» — «кто не знает, тот отдыхает» (причем это абсолютно бессмысленное клише — скорее антиреклама — нужно лихо выкрикнуть с интонацией молодежной бесшабашности), что «имидж — ничто, а жажда — все. Не дай себе засохнуть!» — реклама напитка « Sprite » (в каком смысле жажда — все? и почему имидж — ничто?, а для большинства населения, прикованного к телевизору: а что такое имидж?), что «свежее дыхание — облегчает понимание» — реклама мятных пастилок « Rondo » и т. д.

В последнее время появилась на улицах Москвы так называемая социальная (в отличие от коммерческой) реклама, которая или все 24 часа в сутки желает доброго утра — черными буквами на сером фоне, или мрачновато предупреждает: «Никто не спасет Россию, кроме нас самих», или изрекает длинные переводные «мудрые мысли», главным образом иностранных авторов [Тер-Минасова, 2000, с. 310-313].

Приведем несколько примеров текстов, которыми окружены «москвичи и гости столицы» в 1999 году, на пороге нового тысячелетия:

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

«Диктаторы, оседлавшие тигров, боятся с них сойти». (Индийская мудрость.) Опять же хочется спросить: это к чему? Против Ельцина, что ли? Кто диктатор-то? Или это в назидание будущим правителям России?

«Люди все одинаковы в своих обещаниях, но различны в своих поступках» (Мольер).

«Там, где сжигают книги, будут в конце концов сжигать людей» (Гейне).

А может быть, вернуться к тому, что «Книга — лучший подарок»? Читают-то ведь главным образом дети и подростки.

И уж совсем странно приписывать болезнь клишированности только русскому языковому сознанию. Западный мир забил рекламой мозги своим гражданам давно и прочно. [Тер-Минасова, 2000, с. 198-204]

Подводя итоги этим кратким заметкам по вопросу клишированности русской речи и русского сознания, можно сказать:

. Речь клиширована во всех развитых языках.

. В советских лозунгах были заложены определенные моральные ценности, которые несомненно полезнее для сознания и воспитания, чем коммерческая реклама. В этом плане американский английский продолжает линию советского русского, призывая граждан гордиться своей родиной, любить ее, быть бдительными («security is everybody’s business» (безопасность — дело каждого)) и т. п.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

. Постсоветский русский так же клиширован, как и все рассматриваемые здесь варианты языков, но массовое сознание быстро и эффективно наполняется коммерческими рекламами, без которых невозможно развитие рыночной экономики.

В советском русском языке правила общественного поведения (так называемая информационно-регуляторская лексика) формулировались, в соответствии с командно-административной идеологией авторитарного государства, в самой категоричной (чтобы не сказать — грубой) форме повелительного наклонения — инфинитиве глагола: не курить; не сорить; по газонам не ходить; животных не кормить; не трогать (иногда: руками не трогать). Такого рода запреты, призывы, инструкции, рекомендации отражают и одновременно формируют идеологию, менталитет общества и государства.

Императивные призывы американского варианта английского языка, отражающие соответствующие идеологию и менталитет, вызывают иронические комментарии у представителей неамериканского англоязычного мира. Тер-Минасова приводит в пример следующую ситуацию: «Подруга из Лондона закончила свое письмо «американской командой»: « Let me finish my Letter with an American command «Have a nice day!» (Позволь мне закончить письмо американской командой: «Желаю тебе приятного дня!» (букв. «Пусть будет твой день приятным!»)» Коллега из Австралии так отреагировал на натовские бомбардировки Югославии: « The Yugoslav business is a great worry. In spite of any excesses of the Serbs, it is typical of the Americans to think they can bomb them into having «a nice day». The poor young men and women » (События в Югославии очень тревожные. Несмотря на все эксцессы поведения сербов, для американцев вполне типично думать, что благодаря их бомбардировкам и у местного населения будет «приятный день»). Коллега из Великобритании сказал об американцах: «То sit still for Americans is impossible , they are busy having a nice day» (Американцы не могут спокойно сидеть, они постоянно заняты тем, чтобы их день был приятным). [Тер-Минасова, 2000, с. 115]

Все эти примеры свидетельствуют о том, что императивная форма — даже при самом доброжелательном содержании — раздражает людей. Кстати, это командное по форме, но вежливое и приятное по содержанию («пусть будет твой день приятным!») пожелание родилось в американских магазинах, когда продавцы хотели показать покупателю, что ему пора уходить [Russell, 1993, p.14].

Конфликт менталитетов часто становится более очевидным при переводе на иностранный язык. Это понятно: в каждом языке заложены культура и менталитет своего народа и то, что звучит нормально и естественно на родном языке, неожиданно получает совершенно другую окраску на языке иностранном.

Многие книги советских времен, звучавшие для нас совершенно нейтрально, будучи переведенными на английский язык, оказывались кричащими и неприемлемыми для британского менталитета, склонного, в отличие от советского русского и американского английского, как неоднократно отмечалось выше, к недооценке и недосказанности — «understatement».

По свидетельству известного переводчика и автора словарей Роберта Даглиша, долго работавшего в СССР, советское клише «нерушимое единство», переведенное на английский язык как «an unbreakable and indestructibleunity» , звучит для англичанина слишком громко и помпезно. По образному выражению Даглиша, английский язык предпочитает негромко свистнуть в темноте там, где русский язык громко кричит при свете дня [Р. Даглиш, 1949].

Этот момент особенно актуален для рекламного бизнеса в России, стремительно развивающегося в наши дни. Многие русские рекламы, переведенные на английский язык, звучат слишком громко («кричат при свете дня») и поэтому подозрительны для иностранцев. Например, рекламный призыв приезжать туристами в Москву и почувствовать русское гостеприимство кончался фразой: «Каждый, кто хоть раз побывал в Москве, подтвердит эти слова». На английском языке эта реклама звучала так: «Every one who visited Moscow at least once would subscribe to these words». He говоря о том, что сам тон рекламы слишком прямолинеен и категоричен для западного клиента, словосочетание at least once (хоть раз) вызывает сомнения и наводит на мысль, что второй визит в Москву может изменить впечатление.

Нередко случаются курьезы. Например, наружная реклама итальянской обуви около здания МГУ представляла собой огромную картину европейской гостиной, где на кушетке лежала в чувственной, не оставляющей сомнений позе, полуобнаженная женщина в сапогах. Надписи шли на двух языках: «Italians do it better» (Итальянцы делают это лучше) и «Итальянцы делают их лучше». Менталитет русского переводчика, сохранивший традиционную русскую невинность в вопросах секса, несмотря на лавину западных «порновольностей», обрушившихся на нас в последние годы, выглядит одновременно курьезно и трогательно в этом случае параллельного перевода.

Таким образом, общий тон коммуникации имеет огромное значение для всех сфер общественной жизни, и там, где британцы «негромко свистят в сумерках», американцы и русские «громко кричат при ярком свете дня». Сопоставление идеологий и менталитетов России и Запада выявило некоторые черты сходства приемов и форм с главным «потенциальным противником» России — Соединенными Штатами Америки. Соответствующие варианты языков дали вполне конкретные доказательства этого сходства.

2.2 Различие

Однако, несмотря на близость формы, содержание идеологий этих стран различается по самому кардинальному вопросу: отношению к человеку, члену данного общества.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Идеология Советской России была сконцентрирована на идее коллективизма, общинности, коммунизма, что привело к игнорированию индивидуальности индивидуума, к растворению отдельного человека с его нуждами, желаниями, потенциями в коллективе.

А. В. Павловская в работе «Как делать бизнес в России» пишет: «Русский характер, как и любой другой, был преимущественно сформирован временем и пространством. История и географическое положение наложили на него свой неизгладимый отпечаток. Века постоянной военной опасности породили особый патриотизм русских и их стремление к сильной централизованной власти; суровые климатические условия вызвали необходимость жить и работать сообща; бескрайние просторы — особый российский размах» [Павловская, 2013, с. 103].

Исконная склонность русских к коллективизму, обусловленная и географией, и историей народа задолго до революции 1917 года и последующего периода «строительства коммунизма», проявилась в крестьянских общинах, где коллектив решал судьбу индивидуума.

Чувство братства, присущее русским людям, вызывало восхищение иностранных наблюдателей во все времена. Американский сенатор в самом начале XX века писал: «Individualism … may be an ineradicable part of the Anglo-Saxon nature… the racial tendency of the Russian (is) to do business on the communistic principle. Where like undertakings by Americans, or Englishmen, or even Germans, would first be interrupted by contention and then distracted by quarrels, and finally break down by the inability of the various members of the association to agree among themselves, the same number of Russians get along very well together, and practically without antagonism» (Индивидуализм — может быть, неискоренимая часть англо-саксонской натуры… национальная тенденция русских — вести дела по коммунистическому принципу. Если предприятия американцев, англичан и даже немцев пошатнутся из-за раздоров, затем из-за ссор, а потом разрушатся из-за неспособности сотрудников ассоциации договориться между собой, то такое же количество русских прекрасно ладит между собой практически без всякого антагонизма).

И сегодня врожденное чувство солидарности русских подчас сводит на нет некоторые западные приемы ведения бизнеса. Яркий пример: в рамках рекламной кампании напитка «Фанта» был объявлен розыгрыш призов, к которому допускались только те, кто собрал пробки от фанты с определенным набором рисунков на внутренней стороне пробки. В Москве, Петербурге и ряде других городов немедленно стихийно сложились своеобразные рынки, где владельцы пробок объединялись в союзы, чтобы сообща попытать счастья в борьбе за желанный приз» [А. В. Павловская, 2013, с. 58-59].

Эту же черту как тяжелое наследие недавнего прошлого отмечает писатель Андрей Битов в статье «Повторение не пройденного»: «Именно неотъемлемость имени от творчества, т. е. личность, т. е. индивидуальность, в малом случае осуждалась как пережиток, в крупном — каралась приговором» [Знамя, 1991, № 6, с. 195].

Жители современной России осуждают советскую идеологию за принижение индивидуальности, подчинение ее коллективу, обезличивание. На Западе же склонны обвинять русскую религию и философию в унижении обыденного, земного, человеческого. Об этом говорит в интервью писательница Светлана Алексиевич: «На Западе я слышала такое мнение: мол, ваши проблемы — в ортодоксальности вашей православной церкви. Для нас как бы неважно земное, у нас нет дома, нам подавай Вселенную… Возьмите русскую философию. Там только о жизни Духа. Совершенно унижена плоть, унижено все материальное. Это, по-моему, опасно для человека. Жизнь человека сразу обесценивается. И человек говорит: Если я буду жить там, то мне совсем недорого все здесь» [Аргументы и факты, 1996, № 17].

В основе идеологии Запада, наоборот, лежит культ индивидуума, уважение к потребностям и чувствам отдельного человека и игнорирование коллектива. Идеология Запада полностью подчинена этому своеобразному культу индивидуального человека, его воле и потребностям. Соответственно, и все системы — экономика, политика, культура, основанные на этой идеологии, — направлены на максимально полное обслуживание индивидуума. В качестве примера — неожиданный (для нас, представителей другой культуры и все еще другой идеологии) материал: текст, напечатанный на оберточной бумаге отеля «Хилтон» в Чикаго, своего рода идеологический манифест или даже гимн, ода индивидуальности: «Our commitment to diversity . We respect the individuality of all customers and employees — a fact that guides the way we do business every day. We strive to create a comfortable, welcoming atmosphere for all of our customers, complete with a wide array of quality merchandise and excellent personal service. All of our employees and their individual viewpoints, beliefs, experiences and backgrounds are highly valued, and We are dedicated to making the most of each person’s abilities» (Наша преданность разнообразию. Мы уважаем индивидуальность всех наших клиентов и работников — вот тот факт, который каждый день определяет принцип нашей работы. Мы стремимся создать удобную, гостеприимную атмосферу для всех наших постояльцев, предлагая им массу качественных товаров и прекрасное индивидуальное обслуживание. Все наши работники и их личные точки зрения, верования, опыт и происхождение очень ценятся, и мы нацелены на то, чтобы извлечь как можно больше пользы из способностей каждого).

Прекрасное — и по художественной форме, и по содержанию — разъяснение сущности и корней различий между русской и американской идеологией, менталитетом, культурой находим в пьесе современного американского драматурга Ли Блессинга «Прогулка в лесу» (Lee Blessing, «A Walk in the woods»). В пьесе всего два действующих лица, два профессиональных дипломата: русский Андрей Ботвинник и американец Джон Ханимэн. Их беседа во время прогулки в лесу на окраине Женевы как нельзя лучше проливает свет на то, о чем мы только что размышляли:

Botvinnik (with a sudden formality): «I will now present to you my serious thoughts on the subject of … Let’s see… the character of the Russians and American people»: «I don’t think that’s… »: «That’s my topic. It is fundamental. Do you object? »: «Not as long as you’re serious»: «Deadly. (A beat. Honeyman nods) Good. There is a great difference between Russians and Americans — yes or no?»: «Well… yes, if you…»: «There is no difference. I will prove it. If the Russians and not the English had come to America , what would they have done?»: «They would have…»: «They would have killed all the Indians and taken all the land. See? No difference. Americans and Russians are just the same. But their history is different. What is history? History is geography over time. The geography of America is oceans — therefore no nearby enemies. The geography of Russia is the opposite: flat, broad plains — open invitations to anyone who wants to attack. Mongols, French, Germans, Poles, Turks, Swedes — anyone. Do you agree with this? Of course you do — it is obviously true»: «Andrey…»: «Quiet, I am being serious. So, what is the history of America ? Conquest without competition. What is the history of Russia ? Conquest because of competition. How best to be America ? Make individual freedom your god. This allows you to attack on many fronts — all along your borders, in fact — and maintain the illusion that you are not attacking at all. You don’t even have to call your wars wars. You call them «settling the west»»: «That’s a gross misreading of …»otvinnik: «Don’t interrupt. How best to be Russia then? Fight collectively. Know that you are trying to crush those around you. Make control your god, and channel the many wills of the people into one will. Only this will be effective. Only this will defeat your neighbors».

Ботвинник (с неожиданной формальностью): «А сейчас я Вам представлю мои серьезные размышления на тему… ara … характеров русских и американцев»

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Ханимен: «Я не думаю, что это…»

Ботвинник: «Это моя тема. Она фундаментальная. Вы что-то имеете против?»

Ханимен: «Если Вы серьезно, то нет»

Ботвинник: «Абсолютно серьезен»

(Вит (музыкальный ритм))

Ханимен: (кивает) «Хорошо. Между русскими и американцами существует огромная разница — да или нет?»

Ханимен: «Ну что ж… да, если Вы…»

Ботвинник: «Нет никакой разницы. Я это докажу. Если бы русские, а не англичане прибыли в Америку, что бы они сделали?»

Ханимен: «Они бы…»

Ботвинник: «Они бы убили всех индейцев и забрали бы всю землю. Видите? Никакой разницы. Американцы и русские одинаковы. Но их история различна. Что такое история? История — это география во времени. География Америки — океаны, значит, никаких врагов поблизости. В географии же России все наоборот: плоские, широкие пустыни — открытое приглашение для всех, кто только хочет напасть. Монголы, французы, немцы, турки, поляки, шведы — все. Вы согласны с этим? Конечно же да — очевидно, что это правда»

Ханимен: «Андрей…»

Ботвинник: «Постойте, я серьезно. Ну, а что там в истории Америки? Завоевание без борьбы. А что в истории России? Завоевание из-за борьбы. Как лучше всего поступить Америке? Сделай своим Господом Богом индивидуальную свободу. Это позволит нападать сразу на многих фронтах, на всех границах фактически, и создавать иллюзию того, что нападения нет. Нет даже необходимости называть войны войнами. Можно называть их «наведением порядка на Западе».

Ханимен: «Это совершенно неверное толкование…»

Ботвинник: «Не перебивайте. А как же лучше всего поступить России? Сражаться коллективно. Знать, что пытаешься сокрушить тех, кто вокруг тебя. Сделай своим Господом Богом контроль и сведи волю многих людей в одну. Только это окажется эффективным. Только это позволит одолеть соседей» [L. Blessing, 2001, 29 р.].

Оказавшись в центре внимания «свободной прессы» после получения Нобелевской премии, Фолкнер с горьким разочарованием обнаружил, что американская мечта о священном праве на индивидуальность, на личную жизнь, на свои отдельный, индивидуальный мир не сбылась.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Уже первая фраза этой статьи говорит сама за себя: «The American dream was a sanctuary on the earth for individual man» (Американская мечта была земным убежищем для личности). Мечта о свободе индивидуума привела в Америку ее будущих жителей: «An individual man … could be free not only of the old established close — corporation hierarchies of arbitrary power which had oppressed him as a mass , but free of that mass into which the hierarchies of church and state had compressed and help him individually impotent» (Отдeльный человек… мог освободиться не только от иерархического произвола закрытых корпораций, который подавлял его и большинство людей. Он освобождался также и от этого большинства, с которым его спрессовала государственная и церковная иерархия, лишив его индивидуальности). Однако мечта эта рухнула под давлением новой силы, а именно: свободы прессы: «We were all victims of that power called Freedom of Press , of that fault ( in the sense that the geologist used the term ) in our American culture … which is saying to us daily : «Beware «» (Mы все пали жертвой той силы, что именуется Свободой печати, этого недостатка, сдвига (в том смысле слова, в каком его употребляют геологи) нашей американской культуры… которая каждый день напоминает нам: «Будьте осторожны!») [Faulkner, 1929, p. 67-68].

По словам английского ученого Дж. В. Томпсона, изучать идеологию в каком-то смысле значит изучать язык, его функционирование в обществе: «Ideas do not drift through the social world like clouds in a summer sky , occasionally divulging their contents with a clap of thunder and a flash of light . Rather , ideas circulate in the social world as utterances, as expressions, as words which are spoken or inscribed. Hence to study ideology is, in some part and in some way, to study language in the social world» (Идеи в социальном мире вовсе не подобны облакам на летнем небе, которые, медленно перемещаясь, вдруг с раскатом грома или вспышкой молнии выливают свое содержимое. Идеи, скорее, циркулируют в социальном мире как высказывания, выражения, слова, будь то в устной или письменной форме. Следовательно, изучение идеологии до некоторой степени предполагает изучение языка в социальном мире) [Thompson, 1984].

Разумеется, язык отражает и формирует и идеологию, и менталитет, и, разумеется же, все это происходит в первую очередь и главным образом на уровне лексики, то есть на уровне слов, словосочетаний, фраз, пословиц, поговорок, крылатых выражений, анекдотов, фольклорных текстов и т. п.

В уже цитировавшемся исследовании П. Л. Коробки приводится восемь английских и 15 русских фразеологизмов с положительной оценкой, выражающих понятия «корпоративность», «взаимопомощь», «дружба».

Английский язык:heads are better than one (Две головы лучше, чем одна);andlet live (Живи и дай жить другим);family has a black sheep (В каждой семье есть черная овца);’s safety in numbers (В количестве — безопасность);good turn deserves another (За хорошее дело следует отплатить);

People who live in glass houses should not throwstones ( Людям, живущим в стеклянных домах , лучше не бросать камней);

A friend in need is a friend indeed (Друг , верный в беде , — настоящий друг );be all in the same boat (находиться всем в одной лодке).

Русский язык:

Ум хорошо, (а) два лучше;

Живи и жить давай другим;

В семье не без урода;

Один в поле не воин;

Услуга за услугу;

Ты — мне, я — тебе;

Семеро одного не ждут;

С миру по нитке — голому рубаха (рубашка);

Рыбак рыбака (Свой свояка) видит издалека;

Не в службу, а в дружбу;

Старый друг лучше новых двух;

Как аукнется, так и откликнется;

Гора с горой не сходится, а человек с человеком сойдется;

Не плюй в колодец, пригодится воды напиться;

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Интересно, что понятие «эгоизм» представлено в английском языке двумя фразеологическими единицами с положительной оценкой и четырьмя — с отрицательной.

Положительная оценка

Английский язык:man for himself (Каждый за себя);begins at home (Благотворительность начинается дома).

Отрицательная оценкаand rule (Разделяй и властвуй);eats dog (Собака на собаку);

Rats desert a sinking ship (Крысы бегут с тонущего корабля);cook praises his own broth (Каждая кухарка хвалит свой бульон).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В русском же языке, по данным этого исследования, фразеологизмов на тему эгоизма нет ни с отрицательной, ни тем более с положительной оценкой [П. Л. Коробка, 1998, с. 124-126].

Маленький, но весьма показательный факт: в английском языке личное местоимение «I» всегда пишется с большой буквы. Может ли русскоязычный человек представить себе, что Я всегда пишется так, как «I»? Никогда! Это было бы так нескромно, неприлично, странно, противно и менталитету, и характеру — выпячивание себя. В русском языке с большой буквы пишется местоимение «Вы», когда оно употребляется в единственном числе, то есть относится к одному человеку. Таким образом, подчеркивается особенно вежливое и почтительное отношение к другому человеку — не к себе, любимому, а к другому, уважаемому. Не ты, а Вы, да еще с большой буквы — двойная уважительность.

Обычно считается, что богатство и разнообразие безличных конструкций (светает, мне хорошо, штормило) отражает тенденцию рассматривать мир как совокупность событий, не поддающихся человеческому уразумению (именно так поставил вопрос финский лингвист А. Мустайоки в пленарном докладе на тему: «Отражает ли русская грамматика русскую ментальность?», прочитанном на IX Международном Конгрессе МАПРЯЛ в Братиславе в августе 1999 года). Конструкции типа «солдата ранило миной», «крышу сорвало ветром» «относятся к фатальным ситуациям войны и бушевания стихий» [Трестерова, 1999, с. 179].

Заключение

общественный идеология язык

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, заключающийся в следующем. Под идеологией принято понимать систему идей и взглядов, которые являются отражением общественного бытия в сознании людей. Идеология и язык тесно взаимосвязаны между собой. Это проявляется во всех аспектах жизни и функционирования общества. И, конечно, идеологии разных культур будут непосредственно отличаться друг от друга, как и языки, что создаёт некоторые сложности в общении их представителей.

Список литературы

.Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / С. Г. Тер-Минасова. — М., 2000. — 332 с.

.Трестерова И.И. Некоторые особенности русского менталитета и их отражение в некоторых особенностях русского языка / Трестерова И.И. — М., 1999. — 179 с.

.Коробка П. Л. Идиоматическая фразеология как лингводидактическая проблема // Канд. дисс. МГУ, факультет иностранных языков / Коробка П. Л. — М., 1998. — 124-126 с.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Добросклонская Т. Г. Словосочетание как признак функционального стиля / Добросклонская Т. Г. — М., 1980. — 147 с.

.Белянин В. П. Речевое поведение русских и попытки реконструкции русской ментальности // Русский язык, литература и культура на рубеже веков. Т. 2. / Белянин В. П. — Братислава, 1999. — 97 с.

.Павловская А. В. Как делать бизнес в России. Путеводитель для деловых людей / Павловская А. В. — М., МГУ, 2013. — 103 с.

.А. М. Russell . Handouts of the lecture: Recent American Borrowings from American English in British English // А. М. Russell. New York, 1993. — 14 р.

8.Ганичев В. Из Англии, но не о ней // № 37/ Ганичев В. — 1998. — 250 с.

9.Richard Dreyfuss. Speech to the 1996 American Federation of Teachers Convention / Richard Dreyfuss. — Los Angeles, 1996. — 13 р.

10.В. Thompson. Studies in the Theory of Ideology / В. Thompson. — Polity Press, 1984. — 38-39 р.

.W. Faulkner. То the Youth of Japan / Essays, Speeches and Public Letters //. Faulkner. — New York, 1965. — 21 р.