Авторскую позицию определить не сложно. Г. Бочаров считает, что главным двигателем поступка человека есть совесть, его «высший нравственный контролер».

С мнением автора трудно не согласиться. Большинство людей совестливых, когда совершают доброе дело, не задумываются о мотиве своего поступка, а действуют, исходя из привычных представлений о нравственном долге.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В детской онкологической клинике, когда маленькой девочке нужна была срочная пересадка костного мозга, врачи долгое время не могли найти донора. После объявлений по радио и телевидению откликнулась девушка, которая по всем показателям подходила на эту роль. Она согласилась помочь малышке и отдать часть своего костного мозга. Не все ладилось у врачей: забор костного мозга производили дважды. Представляю, что выдержала девушка: боль, страдания, страх! И все это ради спасения чужого ребенка! Задумываюсь, что подвигло ее на это? И нахожу ответ: совесть, доброта, милосердие…

В Интернете познакомилась с удивительной историей времен Великой Отечественной войны. Маленькая девочка вместе со всеми жителями оккупированного села была угнана в Германию. По дороге она заболела и по прибытии в немецкий лагерь была очень слаба. Для каторжных работ девочка, конечно, не подходила…Для восстановления ее отдали в немецкую семью, а по выздоровлении должны были отправить в лагерь. Но судьба распорядилась по- своему. Немка, мать пятерых детей, женщина совестливая, пожалела русскую девочку. Она вылечила ее, но под страхом смерти скрыла это от нацистов, сказав, что ребенок слишком слаб. Всю войну прожила девочка в этой семье. Почему так поступила немецкая женщина? Чем руководствовалась? Нормами человечности, доброты, материнской любви.

Таким образом, могу сделать вывод, что главным двигателем человеческого поступка является совесть. Прав был поэт Андрей Дементьев, писавший: «Совесть, Благородство и Достоинство — вот оно, мое святое воинство!»