Проблема подвига волновала людей искусства, писателей, поэтов, живописцев. Ей посвящены многие страницы русской литературы. Особое место занимает эта тема в творчестве Л. Н. Толстого, который переосмыслил понятие подвига в духе своей философии. Он считал, что любая война противоестественна, противна человеческой натуре. Героизм Толстой видел в способности челрвека остаться самим собой в нечеловеческих условиях. По Толстому, даже самые мыслящие люди не сразу понимают ту степень бесчеловечности, жестокости, которую несет война. Олицетворением этого зла является в романе «Война и мир» Наполеон. «Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его во всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения». Завороженный комплексом «наполео-низма», князь Андрей едет на войну 1805 года, мечтая повторить путь своего кумира. Подвиг видится ему в героическом деянии, которое должно его прославить и поэтому должно быть замечено окружающими. Поле битвы для него — это сцена. Шенграбенское сражение и истинный героизм капитана Тушина поколебали его представления о подвиге, но не разрушили их.

Что же такое истинный подвиг, по мнению Толстого? Кто может совершить его? Тот, кто, забыв о себе, способен буднично и просто делать то, что подсказывает ему его естество. Это капитан Тушин, поразивший князя Андрея невзрачностью своего невоенного облика накануне сражения, это капитан Тимохин, «с красным носом и подтянутым животом», фигура которого вызвала смех блестящих штабных офицеров. Именно Тушин и Тимохин стали героями Шенграбенского сражения, в котором решилась судьба русской армии.

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Однако прежняя мечта продолжала жить fc душе князя Андрея, поэтому он воспринимает Аустерлицкое сражение как возможность претворить ее в жизнь. Его не волнуют ни судьба русской армии, ни судьбы отдельных людей: «…боже мой! Что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи — ничто мне ни страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди — отец, сестра, жена, — самые дорогие мне люди, — но, как ни страшно и ни неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за мдшуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей…» Но его подвиг описан в романе иронически. Вместо высоко поднятого знамени — древко, волочащееся по земле, вместо возвышенных мыслей — мысли о рыжем артиллеристе и французе с ружьем наперевес, которые бессмысленно дерутся за ненужный им банник. От заблуждения, подобного духовной смерти, в эту роковую минуту его спасло справедливое, вечное, высокое небо, которое было так далеко от увиденного ранее…

Через войну 1805 года прошел и Николай Ростов с его наивными представлениями о войне как о ярком, праздничном зрелище, подобном охоте. Но участие в первом же сражении заставляет его почувствовать, как прекрасна жизнь и как противоестественна война, которая несет смерть. «И страх смерти, и носилки, и любовь к солнцу и жизни — все слилось в одно болезненно-тревожное впечатление». Вот почему в начале войны 1812 года в Островненском сражении он не смог убить французского офицера, инстинктивно чувствуя непреложную ценность человеческой жизни.

Великим испытанием для героев романа, для всего русского народа явилась Отечествейная война 1812 года, в которой проявились их лучшие качества. Охваченные высоким патриотическим чувством, их души словно очистились от всего наносного, случайного. Война — это «страшная необходимость» покарать врагов. «Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям… Надо их казнить» — так думает накануне Бородинского сражения князь Андрей. И ради этого стоит идти на смерть.

Но человек обязан помнить, что война — «самое гадкое дело в жизни… Цель войны — убийство. Орудия войны — шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями…»

И грешно искать награды и награждать «крестиками и ленточками» — так презрительно отзывается о военных орденах князь Андрей — за пролитую кровь. Солдаты и офицеры «всего лишь» должны честно делать свое дело: преодолевая страх смерти, боли, биться, воевать с врагом так, как это делают артиллеристы батареи Раевского. И истинный подвиг, подвиг нравственного превосходства над противником:,’совершила вся русская армия под Бородином, когда, уменьшившись наполовину, в конце сражения стояла так же грозно, как и вначале. «Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть».

Истинный подвиг совершили жители Москвы, среди них Росто-вы, когда, оставляя имущество, покидали свой громадный, богатый деревянный город, который неминуемо будет сожжен. «Они ехали потому, что для русских людей не могло быть вопроса: хорошо или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть: это было хуже всего».

Истинный подвиг совершили те мужики, Карп и Влас, офицеры в казаки, которые «не выказывали лично геройских чувств», но составляли партизанские отряды и уничтожали великую армию по частям.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Русский человек и в бесчеловечных условиях войны сумел остаться человеком, и, может быть, высшее проявление его героизма, его духовный подвиг — это жалость и даже сочувствие к побежденному и уже неопасному противнику.

Это проявляется и в заботе Пети Ростова и Денисова о мальчике-французе Винсенте, и в комически-снисходительном отношении солдат к «мерзлому» офицеру Рамбалю и его денщику: с радостными улыбками смотрели молодые солдаты на Мореля, поедающего третий котелок каши.

Это чувство «величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты… лежало в душе каждого солдата», и его выразил в последнем обращении к армии Кутузов: «Пока они сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди».

Подвиг как вечная нравственная категория — вот что привлекает меня в романе Л. Н. Толстого. Для эпохи великого русского мыслителя понятие истинного подвига на войне — бесспорная ценность.

Для меня, человека, живущего в конце XX века, столь же значим подвиг русского солдата в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. Эта война подняла до уровня высокой нравственности понятия «ветеран», «военное братство», «мир». Но наш век, к сожалению, оказался веком кровавых, жестоких, братоубийственных войн. И поэтому наиболее значимыми стали слова Андрея Болконского: «Цель войны — убийство». И трудно говорить о подвиге в таких войнах. Человек, рискуя жизнью, исполняет преступный с точки зрения общечеловеческой морали приказ. Это подвиг? Или, может быть, подвиг — это не подчиниться ему?

Ни Толстой, ни мы на этот вопрос ответить не можем.