Актуальность темы исследования. Творчество Александра Григорьевича Тышлера (1898–1980) ― живописца, графика, театрального художника и скульптора ― занимает особое место в многовекторной структуре художественного пространства XX века. Последовательная приверженность А. Тышлера принципам модернизма в соединении с оригинальностью художественного мировоззрения определила уникальность его позиции в условиях доминирующей соцреалистической парадигмы. Вехи творческой биографии и универсальный характер дарования А. Тышлера позволяют органично ввести его в контекст отечественного художественного авангарда, советского изобразительного и театрально-декорационного искусств, установить параллели с общестилевыми и персональными творческими стратегиями XX века, тем самым расширяя проблемное поле современного искусствознания.

Одной из задач художественно-критического дискурса является установление и всестороннее изучение взаимосвязей и закономерностей, которые ранее не становились предметом научного анализа. Несмотря на то, что творческое наследие А. Тышлера инспирирует широкий выбор исследовательских стратегий, на данном этапе его теоретического осмысления отсутствует специальное исследование, предпринимающее развернутую попытку комплексного изучения творчества художника с позиций синтетической природы его творческого метода.

Степень научной разработанности проблемы. Наиболее важный пласт источников в контексте проблематики диссертации составляет художественно- критический материал, непосредственно связанный с изучением творчества А. Тышлера. Эта группа источников представлена автобиографическими набросками, монографиями, обзорными и предметными публикациями, вступительными статьями к выставочным каталогам. Наиболее основательно творчество художника освещено в монографиях Ф. Сыркиной (Александр Григорьевич Тышлер, 1966), К. Светлякова (Александр Тышлер, 2007), В. Чайковской (Тышлер: непослушный взрослый, 2010). В указанных трудах осуществлен обзор биографии художника, проведен анализ живописных и графических циклов, освещена эволюция его сценографической практики. Отмечая отдельные проявления театральности в структуре живописных и графических композиций А. Тышлера, авторы не включают в круг своих исследовательских задач предметное изучение принципов и приемов театрализации станкового творчества художника.

Станковому наследию А. Тышлера посвящены статьи отечественных искусствоведов 1960-х – 2010-х годов: А. Каменского (Палитра мечтателя, 1966; Вертикальный монтаж, 1980; На кончике луча, 1988; Александр Тышлер в жизни и в зазеркалье, 2001), А. Васильева (Искусство Александра Тышлера, 1975), С. Каплановой (Искусство А. Г. Тышлера, 1976), Д. Коган (О некоторых проблемах живописи Тышлера, 1980), Б. Берман (Об эксцентрике в произведениях А. Г. Тышлера 20-х годов, 1981), М. Таврог (Беседы с художником Александром Тышлером, 1990), М. Орловой (Театральность как способ выживания и робкого протеста, 1998), Д. Сарабьянова (вступительная статья к каталогу выставки

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

«Александр Тышлер и мир его фантазий», 1998), Г. Анисимова (Великий художник. Об Александре Тышлере, 2000), В. Лебедевой (Театральность Александра Тышлера, 2006; Александр Тышлер. Тайна творчества, 2008), А. Чудецкой (вступительная статья к каталогу работ А. Г. Тышлера в ABA Gallery (NY) 2006; «Дриады» и «Невесты». Заметки о скульптуре Александра Тышлера: очерки, 2006; Страшная сказка Александра Тышлера, 2006; Игра и лицедейство. Наследие Александра Тышлера в Отделе личных коллекций, 2017), С. Авдеенко (Художник и его музы, 2008; Александр Тышлер и Мелитополь, 2012), О. Ворониной (Реальность, опрокинутая в сны: творческий портрет художника А. Г. Тышлера (1898-1980), 2010), О. Антонова (Тышлер рисующий, 2017). В указанных публикациях конспективно обозначен творческий путь мастера, прослежены сюжетно-образные и методологические корреляции станкового искусства А. Тышлера с художественным контекстом эпохи, осуществлен формальный анализ отдельных работ и циклов.

Сценографическая деятельность Александра Тышлера получила комментарии в публикациях Ф. Сыркиной (Маяковский сегодня, 1958), В. Лешина (К трагедиям Шекспира, 1964), Е. Муриной (Встреча с Шекспиром, 1964), В. Березкина (Театр Тышлера, 1966; Александр Тышлер, 2016), В. Мальцева (Сценография А. Г. Тышлера для белорусского ГОСЕТа, 2003). В ряде периодических изданий и научных трудов театрально-декорационные работы А. Тышлера упоминаются в контексте комментариев, рецензий и отзывов, аналитических обзоров спектаклей отечественных театров. В публикациях деятелей искусства, театральных критиков А. Айзенберга («Ботвин», 1929), М. Рафальского (Еврейский театр, 1930), М. Загорского («Джим Куперкоп» в Белорусском Госете, 1930), А. Бассехеса (Уход от статики. Александр Тышлер — художник театра, 1932), Ю. Юзовского (Поговорим о странностях любви, 1934;

«Король Лир» Госет, 1935; Ленинградские письма, 1936;), С. Михоэлса (Моя работа над «Королем Лиром» Шекспира, 1936), С. Радлова (Как я ставлю Шекспира, 1936), Г. Козинцева (Театральные работы Тышлера, 1956; Наш современник Вильям Шекспир, 1962), И. Эренбурга (статья по поводу выставки эскизов к шекспировским спектаклям А. Г. Тышлера, 1964), В. Березкина (Советская сценография 1917–1941, 1990), С. Бушуевой (Шекспир у Радлова, 1992), Д. Золотницкого (Радлов: из шекспирианы тридцатых, 1992), Г. Титовой (Творческий театр и театральный конструктивизм, 1995), Р. Щедрина (воспоминания о Тышлере, 1998), Е. Костиной (Художники сцены русского театра XX века, 2002; Начиная разговор: увеличивающее стекло или отражающее зеркало? 2004) освещены предложенные художником декорационные решения, типологические признаки и узловые моменты театральной практики А. Тышлера.

Попытки осмысления станкового искусства А. Тышлера осуществляются в массиве публикаций обзорного характера 1920-х – 2010-х годов. Позиция критиков Ф. Рогинской (Лицо ОСТ, 1930), Л. Вязьменского (Художественное «качество» или советская идеология, 1930), А. Эфроса (Вчера, сегодня, завтра, 1933), О. Бескина (Формализм в живописи, 1933), М. Буш и А. Замошкина (Путь советской живописи, 1917–1932, 1933) в основном характеризуются рельефно выраженной предвзятостью в отношении фигуры художника. Взвешенную позицию демонстрируют публикации А. Федорова-Давыдова (Русское и советское искусство. Статьи и очерки, 1924), А. Луначарского (Об искусстве, 1926), Я. Тугендхольда (Искусство Октябрьской эпохи, 1920-е-1930 гг.). В работах В. Костина (ОСТ (Общество станковистов), 1976), Д. Северюхина и О. Лейкинда (Золотой век художественных объединений в России и СССР (1820-1932), 1992), А. Морозова (Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов, 1995), Н. Степанян (Я хочу быть понят родной страной. 1922-1930-й, 1997; Искусство России XX века: Взгляд из 90-х, 1999), Е. Деготь (Русское искусство ХХ века, 2000), В. Манина (Искусство и власть. Борьба течений в советском изобразительном искусстве 1917-1941 годов, 2008), Т. Маловой (Поэтика художников ОСТа, 2008) творческая практика художника рассматривается в поле исследований художественного процесса XX века.

В связи с вопросами становления и развития еврейского искусства конца XIX ― первой половины XX века творчество А. Тышлера упоминается в работах Г. Казовского (Еврейское искусство в России. 1900-1948: Этапы истории, 1991; Шагал и еврейская художественная программа в России, 1996; Художники Культур-Лиги, 2003), А. Шатских (Евреи в русском авангарде, 2004), М. Рашковецкого (Еврейское искусство или художники-евреи? 2004).

Анализ комплекса художественно-критических текстов, непосредственно затрагивающих различные аспекты творчества Александра Тышлера, позволяет утверждать, что, несмотря на проявленный критиками и историками искусства интерес к личности художника, в отечественном искусствознании отсутствуют работы, рассматривающие творческий метод А. Тышлера с позиций синтеза искусств. Следует отметить, что попытки приближения к указанной проблеме предпринимались: в массиве разновременных искусствоведческих работ отмечаются понятия «театральность», «театральная условность», «станковый театр», «игра и лицедейство», «театральное мышление», «универсальность творчества». Эти упоминания рассмотрены как предпосылки для постановки научной проблемы настоящей диссертационной работы.

Объект исследования составляет творческая биография и художественное наследие Александра Тышлера.

Предметом исследования выступает оригинальный творческий метод Александра Тышлера, основанный на принципе синтеза изобразительного и театрального искусств и полноценно реализованный в произведениях 1930-х – 1980 гг. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1912 по 1980 год, поскольку этими датами маркируются пределы профессиональной творческой биографии А. Тышлера. Территориальные границы очерчены в соответствии с ключевыми пунктами формирования творческого метода А. Тышлера и включают города Мелитополь, Киев, Харьков, Минск, Москву, Ленинград.

Цель диссертационной работы заключается в осуществлении комплексного искусствоведческого исследования, направленного на выявление основы и сущности творческого метода Александра Тышлера, полноценно воплощенного в станковых и сценографических произведениях художника 1930-х – 1980 гг.

Поставленная цель требует решения следующих задач:

  • систематизировать корпус исследований и источников, необходимых для изучения проблемы творческого метода Александра Тышлера (автобиографические заметки, воспоминания, художественно-критические работы, рецензии, изобразительные материалы, хранящиеся в собраниях музеев, библиотечных и архивных фондах, репродукции в печатных изданиях);
  • изучить основные этапы становления творческого метода Александра Тышлера;
  • произвести компонентный анализ творческого метода Александра Тышлера с целью раскрытия механизмов формирования театрализованной модели реальности в искусстве художника;
  • выявить и охарактеризовать уровни театрализации художественного пространства в станковом искусстве Александра Тышлера;
  • обосновать синтез изобразительного и театрального искусств как основу творческого метода Александра Тышлера, а театральность ― как организующий принцип творчества художника и константное качество его произведений (в том числе, созданных художником вне системы театрального искусства).

Методы исследования. Методологическую основу исследования составляет системно-исторический подход к изучению творчества А. Тышлера с учетом последовательности и взаимосвязи этапов творческих поисков художника. Анализ творческого метода художника предусматривает применение искусствоведческих и историко-культурологических методов. Как конкретно- научные методы в исследовании используются методы образно-стилистического анализа произведений мастера. Методы сравнительно-типологического и иконографического анализа направлены на определение, описание и систематизацию типологических сюжетно-тематических и образных констант, принципов и приемов формообразования и моделирования художественного образа в творчестве А. Тышлера. Целью интерпретативного анализа является выяснение комплекса значений, воплощенных в пластических формах искусства художника.

Теоретико-методологическая основа исследования сформирована рядом научных концепций, осмысляющих ключевые компоненты понятийно- категориального аппарата диссертационной работы. Понятие «творческий метод» в настоящем исследовании рассматривается в качестве инструмента изучения биографических и художественных импульсов, творческих механизмов и арсенала выразительных средств формирования художественной модели реальности в искусстве Александра Тышлера. Рабочее определение творческого метода составила формулировка, предложенная отечественным исследователем В. Д. Сквозниковым. Ценность данного определения заключается в его комплексности, позволяющей рассматривать творческий метод в совокупности его субъективных и объективных детерминант, процессуального и результативного аспектов. Обозначенные в определении смысловые ориентиры позволили выстроить программу исследования, направленную на реконструкцию творческого метода конкретного художника. Кроме того, в контексте проблематики диссертационной работы представляет ценность опыт разработки концепций синтетического творческого метода, предпринятый Вяч. В. Ивановым в целях анализа творчества М. Чурляниса, и неклассического индивидуального метода творчества, предложенный С. П. Батраковой в работе, посвященной вопросам театрализации творческого метода художника XX века.

Принципиальное значение в процессе работы над диссертацией имел исследовательский материал, направленный на выяснение понятийного объема терминов «театральность» и «театрализация», ограниченного, в соответствии с задачами исследования, областью моделирования художественной реальности. Основу принятого в диссертации подхода к осмыслению указанных понятий составили теоретические работы Н. Н. Евреинова, В. Е. Хализева, М. Я. Полякова, Ю. М. Лотмана, Е. А. Поляковой, И. М. Андреевой и др.

Обоснование синтеза театрального и изобразительного искусств в качестве основы творческого метода Александра Тышлера потребовало выработки рабочего определения художественного синтеза. К настоящему моменту в работах ряда учёных конкретизированы принципиальные положения, освещающие вопросы классификации типов взаимодействия искусств и критериев их отнесения к области художественного синтеза. На основе изучения посвященного этому вопросу исследовательского материала был обозначен круг авторских подходов к пониманию синтеза искусств, составивших субстрат принятого в диссертации определения указанного феномена (работы М. С. Кагана, Н. Д. Ирзы, Ю. Б. Борева, М. В. Якушевич, Н. П. Коляденко).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  • впервые комплексно рассмотрена проблема творческого метода Александра Тышлера, основанного на синтезе изобразительного и театрального искусств, осуществлен компонентный анализ творческого метода мастера, выявлены уровни театрализации художественного пространства его станковых произведений, определившие специфику творческого метода художника;
  • впервые систематизированы и предметно изучены факторы становления оригинального творческого метода Александра Тышлера, относящиеся к раннему периоду профессиональной биографии художника;
  • впервые введены в научный оборот изобразительные материалы, не публиковавшиеся ранее в печатных изданиях (из фондов Российского государственного архива литературы и искусства (Москва)), дополнен корпус связанных с именем Александра Тышлера архивных документов, расширена география исследования творчества художника благодаря обращению к малым собраниям произведений Тышлера в Городском краеведческом музее Мелитополя, Национальном музее «Киевская картинная галерея», Национальном культурно- художественном и музейном комплексе «Мыстецький арсенал» (Киев), Луганском областном художественном музее, Николаевском областном художественном музее им. В. В. Верещагина, Запорожском областном художественном музее.

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования обеспечена применением методологического инструментария, соответствующего поставленным в исследовании цели и задачам; обширным кругом собранных, систематизированных и изученных в ходе исследования библиографических и архивных источников, изобразительных материалов; научной обоснованностью выводов и положений диссертационной работы.

Апробация и внедрение результатов исследования. Положения и выводы диссертации докладывались на научных конференциях разного уровня: «История и перспективы развития массовых коммуникаций, печати, полиграфических и информационно-издательских технологий» (Симферополь, 2011), «Материально- художественная культура: проблемы теории и практики» (Харьков, 2011),

«Информация и общество» (Симферополь, 2012), «Научная дискуссия: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Москва, 2012), «Информация и общество» (Симферополь, 2013), «Мультинаучные исследования как тренд развития современной науки» (Киев, 2013), «Молодой ученый: вызовы и перспективы» (Москва, 2016), «Восток — Запад “Украина — Европа”: I международный конгресс по социальным и гуманитарным наукам» (Вена, 2017).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Публикации. Основные положения диссертации изложены в 24 публикациях, среди них 4 опубликованы в изданиях, входящих в Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук; 20 ― в специализированных отечественных и зарубежных научных журналах, сборниках, материалах конференций.

Теоретическое и практическое значение полученных результатов заключается в том, что материалы и теоретические положения диссертационного исследования могут быть использованы при разработке искусствоведческих проблем, связанных с изучением отечественного художественного процесса 1920- х-1970-х годов, а также механизмов межвидового взаимодействия искусств. Полученные результаты могут быть использованы в образовательных целях, в частности, при подготовке соответствующих предмету и объекту исследования фрагментов лекционных курсов по истории искусств.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Основными периодами творческой биографии, оказавшими значимое влияние на становление творческого метода Александра Тышлера, являются:

  • киевский период (1912–1920 гг.):
  • посещение «Мастерской (с июня 1918 года ― студии) живописи и декоративного искусства А. Экстер и Е. Прибыльской» (Киев, 1918–1919), способствовавшее творческому освоению Александром Тышлером пластического языка кубизма: скульптурной лепки живописных объемов, свободы масштабных и перспективных соотношений, структурной архитектоники пластических форм (в работах зрелого периода зачастую переходящей в геометризм) как принципа построения станкового и сценографического образа, усложнения информационной структуры художественного образа, потенции к экспансии форм изобразительного искусства в пространство сцены и скульптурную пластику. Предполагается возможность влияния каркасных сценических костюмов А. Экстер для постановок Московского Камерного театра (1917–1921) на сложение фундаментальной пространственной формулы художественного образа в станковом и декорационном творчестве Александра Тышлера;
  • участие в деятельности Художественной секции национально ориентированной культурно-общественной организации «Культур-Лига» (Киев, 1918–1920), отразившее связи художника с еврейским художественным авангардом. Изучение данного этапа творчества Александра Тышлера позволило выделить в тематическом диапазоне произведений художника национально интонированные лейтмотивы (провинциальный город, погром, свадьба) и образные модели («старик», «девушка» («невеста»), «кавалер» («жених»), «торговец»). В качестве одного из источников приема ярусного структурирования изобразительной плоскости и театрального пространства в творчестве художника рассматривается развитый в древневосточной рельефной пластике принцип построения фризообразной композиции по регистрам (искусство древних цивилизаций Месопотамии и Египта воспринималось художниками киевского отделения Культур-Лиги как источник праформ и базовых принципов национального еврейского искусства). К указанному периоду относится формирование авторских визуальных мифологем: мифологемы дома (воплощенной образами переносного жилища, объединяющего функции пространств личного (укрытия) и общественного (сцена, предметы торговли)) и мифологемы пути (дороги) (реализованной лейтмотивом странничества и формированием «тышлеровского топоса» ― универсального пейзажного поля в композициях художника). Мифологемы дома и пути (дороги) в искусстве Александра Тышлера обнаруживают свою принадлежность театральной сфере как области зрелища;
  • деятельность в составе «Общества художников-станковистов» (ОСТ, Москва, 1925–1932). Период отмечен кристаллизацией и наибольшей интенсивностью проявления экспрессионистической составляющей художественной системы Александра Тышлера (отмечается комплексность воздействия творческих принципов ОСТ и национальной вариации экспрессионизма (сотрудничество Тышлера с Художественной секцией и Театральной студией Культур-Лиги (Киев ― Москва, 1918–1924), Белорусским и Украинским государственными еврейскими театрами). Экспрессионистическая линия творчества Александра Тышлера нашла отражение в последовательной разработке художником круга тем, референтных концепту насилия (тема войны, наказания, убийства (казни)).
  • работа в Белорусском и Украинском государственных еврейских театрах (1927–1934). Сценографическая практика способствовала развитию, практической апробации в трехмерном пространстве и теоретическому осмыслению Александром Тышлером принципов формирования художественного образа (ярусное построение композиции как прием структурирования изобразительной плоскости и театрального пространства; статичность, пластическое единство и пространственная автономия образной структуры; гиперболизация бытового предмета как прием моделирования художественного образа), впоследствии закрепившихся в компонентном составе творческого метода художника.

2. Ключевыми компонентами творческого метода Александра Тышлера, раскрывающими его синтетическую природу и обеспечивающими единство художественных механизмов разработки театрализованной модели реальности в станковом и сценографическом искусстве мастера, являются:

а) перцептивный компонент. Компонент отражает специфику восприятия художником внехудожественной действительности, устанавливая принципы отбора натурного материала, направленность художественного видения мастера. Остраненность авторского видения объектов и явлений действительности составляет принцип отбора натурного материала в творчестве Александра Тышлера; остраненность зрительского восприятия художественного образа составляет сознательно моделируемый художником эффект.

b) сюжетно-образный компонент. Компонент представляет собой вариативную разработку (стадиальную или симультанную) сюжетно- тематических и образных констант в станковой и театральной практике художника. Сюжетно-тематические константы: Гражданская война, свадьба, цыганские мотивы, шекспировские мотивы. Образные константы: бык, конь, балаган (вертеп), народный (самодеятельный) театр.

с) образно-моделирующий компонент. Творческий инструментарий создания художественного образа, театральность которого является результатом целенаправленного обострения условного, игрового характера его репрезентации, достигнутого обращением художника к выразительным средствам народной зрелищной культуры (карнавальность, гиперболизация, пластический парадокс, вариативность).

d) формообразующий компонент. Компонент фиксирует принципы конструирования художественной формы в станковом и театральном творчестве Александра Тышлера: статичность, пластическая целостность, автономность образа, ярусная организация форм, пространственно-временной синкретизм, достигаемый сопряжением множественных структур в цельном образе.

3. На основании осмысления театрализации как механизма театрального транскрибирования реальности в станковых произведениях Александра Тышлера, результатом действия которого является сообщение живописным и графическим образам художника качества театральности, художественное пространство станковых работ Тышлера определяется как театрализованное. Уровнями театрализации художественного пространства в станковых произведениях художника являются:

а) образно-тематический уровень. Прямое изображение театральных, театрализованных (парады, массовые праздники, сцены публичной казни, групповая фотосъемка), цирковых зрелищ (в т. ч. вариации на тему корриды); введение в композицию театральных персонажей: актеров народного театра (жонглеров, скоморохов, кукольников, акробатов, музыкантов); организация композиции в соответствии с законами зрелищности: «сценичность» станковых композиций достигается художником посредством центрального позиционирования фигуры в картинной плоскости (для однофигурных композиций) и рельефоподобного развертывания композиции в неглубоком пространстве (для фигуративных групп); преобладания фронтального ракурса изображения персонажей, ориентированных на контакт со зрителем; приближения фигур к нижнему краю изобразительной плоскости; репрезентативной статуарности персонажей и театрального характера их жестов.

b) знаковый уровень. Включение в структуру живописных и графических произведений театральных знаков: подмостки (конструктивные и тканевые сценические площадки, помосты и их вариации, вертепные ящики, повозки), куклы (перчаточные, тростевые, вертепные), маски (идеализированные и гротескные), гримированные персонажи, драпировки-занавесы (в т. ч. шатры, пологи, гардины), уподобление пейзажного окружения декорационному фону.

с) уровень восприятия художественного образа. Активизация в станковом искусстве временно́ го параметра (видовое качество театрального искусства), объективирующего себя в процессе восприятия зрителем станкового произведения. Трансформация пространственного вида искусства (станковой живописи и графики) в (условно)пространственно-временно́е – «станковый спектакль», осуществляется посредством принципа серийности и приема затрудненной формы (термин В. Б. Шкловского).

4. Основу творческого метода Александра Тышлера составляет синтез изобразительного и театрального искусств. Синтез в данном случае рассматривается как взаимодействие двух художественных систем, в процессе которого театральность как специфическое качество системы-интегратора (театрального искусства) определяет универсальный принцип художественного пересоздания реальности в станковой и театральной практике Александра Тышлера. Театральность как основополагающий принцип творческого преобразования действительности отражает процессуальный аспект творческого метода и обнаруживает себя в его компонентной структуре. Театральность как качество художественного произведения фиксирует результативный аспект творческого метода. В художественных структурах, принадлежащих подчиненной системе (изобразительное искусство), театральное искусство присутствует в «снятом» виде и проявляется в системе уровней театрализации художественного пространства. Таким образом, сущность творческого метода Александра Тышлера составляет принцип театральности, а его основу синтез изобразительного и театрального искусств, системой-интегратором в котором выступает театральное искусство.

В диссертационной работе выстроена общая схема реконструкции творческого метода Александра Тышлера, состоящая из ряда последовательных этапов: от формирования библиографической и источниковой базы исследования, изучения периода становления творческой индивидуальности художника, анализа изобразительного и теоретического материала в целях решения поставленных научных задач до определения основы и сущности творческого метода мастера. Обозначенные стадии исследовательского процесса нашли отражение в содержании и последовательности структурных элементов диссертационной работы.

Основное содержание работы

Диссертация состоит из двух томов. Том I (объемом 331 с.) содержит текст исследования, состоящий из введения, трех глав, заключения, списка литературы и перечня архивных материалов, списка публикаций диссертанта по теме исследования. Список использованных литературных источников насчитывает 452 наименования, перечень архивных материалов включает 29 пунктов. Исследование осуществлено на основе обширного изобразительного материала, представленного в томе II настоящей работы (объемом 416 с.) списком (Приложение 1) и альбомом (Приложение 2) иллюстраций в составе 656 позиций. Во введении диссертационного исследования обоснована актуальность выбранной темы и степень научной разработанности проблемы синтеза изобразительного и театрального искусств в творческом методе Александра Тышлера, определены объект и предмет исследования, обозначены временные и территориальные границы исследования, сформулированы цель и задачи диссертации, описана теоретико-методологическая основа исследования, аргументирована научная новизна работы, представлены основные положения, выносимые на защиту, приведены сведения о теоретическом и практическом значении и апробации полученных результатов исследования, структуре и объеме диссертационной работы.

В первой главе «Александр Тышлер в контексте культуры ХХ века: изучение и актуализация творческого наследия» представлен необходимый историографический обзор проблемы диссертационного исследования и отображена его источниковая база. Указанные вопросы рассмотрены в двух соответствующих подразделах главы. Результаты работы по сбору, систематизации и изучению научных публикаций, затрагивающих совокупность аспектов проблематики диссертационной работы, изложены в подразделе 1.1 «Творчество Александра Тышлера в отечественном искусствознании». В соответствии с предметной направленностью исследовательский материал был сгруппирован в пять основных информационных блоков. В состав первой группы вошли работы авторов, предмет научного интереса которых составило исследование станкового и театрального наследия А. Тышлера. Второй информационный блок сформирован публикациями, в которых творчество А. Тышлера рассматривается в контексте задач отображения, систематизации и анализа художественных процессов XX века. В состав третьей группы вошли работы, всесторонне рассматривающие категорию творческого (художественного) метода. Отдельная группа научных трудов представлена работами, посвященными изучению феномена театральности, а также истории театральных форм. Заключительный комплекс материалов посвящен проблеме синтеза искусств.

Произведенный обзор научно-критической литературы выявил устойчивый интерес исследователей к станковому и театрально-декорационному наследию Александра Тышлера, но также позволил установить наличие недостаточно проясненных аспектов творчества художника. Настоящая диссертационная работа представляет собой опыт комплексного исследования творческого метода А. Тышлера сквозь призму феномена синтеза искусств, предлагая не применявшийся ранее подход к осмыслению творчества мастера.

В подразделе 1.2 «Художественное наследие Александра Тышлера в собраниях музеев и культурных институтов» приведено описание источниковой платформы диссертационного исследования, содержащее указания на основные архивные фонды и музейные собрания, хранящие и актуализирующие творческое наследие художника.

Произведения Александра Тышлера находятся в фондах многих художественных музеев и частных коллекций как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. Положения диссертационной работы были сформулированы на основе исследования значительного массива изобразительного материала. Компоненты представленного в настоящей работе иллюстративного ряда были отобраны на основании релевантности научной цели диссертации. В его состав вошли более 500 работ художника в области живописи, графики, театрально-декорационного искусства, станковой скульптуры, росписи по кафелю. Собранный изобразительный материал представлен в томе II настоящей работы.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В число изученных в процессе написания диссертационной работы архивных источников входят машинописные тексты художника с авторскими правками; фрагменты переписки А. Тышлера; стенограммы творческих вечеров художника; материалы о монографических выставках (сопроводительная документация, переписка, стенограммы обсуждений, книги отзывов, каталоги); картотека работ художника, составленная Ф. Сыркиной; оригиналы, микрофильмы и фотокопии творческих материалов мастера. Часть обработанных архивно-документальных источников ранее не привлекалась для исследования вопросов, составивших проблемное поле настоящей диссертационной работы. Также в научный оборот был введен ряд ранее не опубликованных в печатных изданиях документальных и творческих материалов художника.

Во второй главе диссертации «Становление творческого метода Александра Тышлера как искусствоведческая проблема» представлены результаты исследования факторов, оказавших воздействие на сложение творческого метода А. Тышлера на раннем этапе творческой биографии художника. Данный период жизни А. Тышлера отмечен активными творческими поисками и трансформациями, отражающими морфогенетическую роль этих воздействий. Дальнейшее влияние социально-исторических и культурных обстоятельств на творческую практику А. Тышлера также включено в орбиту диссертационного исследования, однако с момента кристаллизации творческого метода художника в первой половине 1930-х годов оно утрачивает свою интенсивность. Предметному исследованию вех ранней творческой биографии А.Тышлера посвящены структурные элементы настоящей главы.

В подразделе 2.1 «Киевский период становления творческого метода Александра Тышлера (1912–1920 гг.)» рассмотрен начальный этап профессиональной деятельности Александра Тышлера, ставший для художника временем интенсификации профессионального обучения, непосредственного погружения в среду художественного, театрального и литературного модернизма, установления дружеских связей, многие из которых впоследствии оказали влияние на его творческую практику. Исследование киевского периода жизни художника в контексте данной работы выстроено в хронологической последовательности и имеет трехчастную структуру, включающую обучение в Киевском художественном училище (1912–1917), студии-мастерской Александры Экстер (1918–1919) и участие в деятельности Художественной секции киевского отделения еврейской культурно-общественной организации «Культур-Лига» (1918–1920).

Период участия Александра Тышлера в деятельности московских художественных объединений 1920-х — начала 1930-х годов, составивший значимую ступень на пути сложения творческого метода художника, исследуется в подразделе 2.2 «Александр Тышлер и творческий метод “Общества художников-станковистов” (ОСТ, 1925–1932)». Обозначенный период рассматривается как этап активного самообразования и самоопределения А. Тышлера в координатах художественного пространства первых постреволюционных десятилетий. Помимо указанного в названии подраздела

«Общества художников-станковистов», оказавшего наиболее выраженное влияние на сложение творческого метода А. Тышлера в указанный период, в его текст включены сведения о предшествовавшей вступлению художника в объединение практике в составе проекционистских групп «Электроорганизм» и «Метод».

Подраздел 2.3 «Театральная практика Александра Тышлера 1927–1934 гг. в контексте формирования творческого метода» освещает период работы художника в Белорусском (Минск) и Украинском (Харьков) государственных еврейских театрах. В этот период обретают сценографическое воплощение основные принципы построения А. Тышлером художественного образа, происходит кристаллизация ряда значимых составляющих творческого метода художника.

В соответствии с логической структурой настоящего исследования, ключевым этапом изучения творческого метода Александра Тышлера, следующим за выяснением его генезиса, является определение его сущности. Решению комплекса задач, разрабатывающих означенную проблему, посвящена третья глава диссертации «Театрализация реальности в творческом методе Александра Тышлера».

В подразделе 3.1 «Компонентный анализ творческого метода Александра Тышлера» представлены результаты изучения художественной практики мастера и посвященного его творчеству теоретического материала, обобщенные и структурированные в четырехкомпонентной модели творческого метода художника. Установленные компоненты творческого метода — перцептивный, сюжетно-образный, образно-моделирующий, формообразующий

— обеспечивают единство художественных механизмов формирования театрализованного образа реальности в станковом и сценографическом искусстве Александра Тышлера. В целях обоснования выдвинутого тезиса была осуществлена работа по идентификации и систематизации проявлений качества театральности в станковых произведениях А. Тышлера. Итоги предпринятого исследования отражены в подразделе 3.2 «Уровни театрализации художественного пространства станковых произведений Александра Тышлера».

Автобиографические заметки Александра Тышлера и посвященные творчеству художника искусствоведческие работы содержат значительный корпус высказываний, метафорически определяющих «общую формулу» творчества мастера посредством номинативного поля концепта «станковый театр» (Я. А. Тугендхольд, А. И. Бассехес, Ф. Я. Сыркина, А. А. Каменский, Г. Г. Поспелов, Н. С. Степанян, К. А. Светляков, В. Е. Лебедева, В. И. Березкин и др.). Несмотря на распространенное в научно-критической литературе сравнение композиций Тышлера со станковой формой театра, механизм проявления театральности в искусстве художника до настоящего времени не подвергался предметному изучению. В представленном исследовании установление и классификация манифестаций качества театральности в станковых произведениях Александра Тышлера осуществлены посредством выявления уровней театрализации их художественного пространства. Анализ живописного и графического наследия мастера позволил установить, что театрализация художественного пространства его станковых произведений осуществляется на трех уровнях: образно-тематическом, знаковом и на уровне восприятия художественного образа.

Заключительную часть третьей главы диссертационной работы составляет подраздел 3.3 «Творческий метод Александра Тышлера: опыт реконструкции», отражающий итоги предпринятой в настоящем исследовании попытки структурирования творческого процесса художника. Данный подраздел содержит обоснование синтеза изобразительного и театрального искусств в качестве основы творческого метода А. Тышлера, определившей цельность мировосприятия и творческий универсализм мастера, его способность успешно реализовать свой творческий потенциал в различных областях формообразования.

В заключении диссертационной работы подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы:

1. Александр Григорьевич Тышлер ― одна из ключевых фигур альтернативной линии отечественного искусства 1920-х — 1970-х годов. Искусство Александра Тышлера обладает выраженным своеобразием и внутренним единством, позволяющими рассматривать станковые, сценографические и скульптурные произведения мастера как элементы особого рода художественной целостности. Введение категории творческого метода в настоящем исследовании направлено на осуществление комплексного осмысления станкового и сценографического творчества А. Тышлера как целостной художественной системы, организованной на основе единых принципов.

2. В диссертации установлено, что начальный этап творческой практики Александра Тышлера, обозначенный в рамках данного исследования как киевский период (1912–1920 гг.), предоставил художнику базовые профессиональные средства для воплощения творческих импульсов и визуальных импрессий, приобретенных Тышлером в родном городе — Мелитополе; стал временем знакомства с теорией и практикой модернистских течений в области изобразительного искусства, литературы, театра; позволил молодому художнику включиться в деятельность профессиональных художественных сообществ. К киевскому периоду творчества А. Тышлера относится учеба в Киевском художественном училище (1912–1917), ставшая опытом соприкосновения художника с системой академического обучения изобразительному искусству.

3. Среди творческих влияний, участвовавших в становлении художнической индивидуальности Александра Тышлера в этот период, одну из ведущих позиций занимает посещение художником занятий в «Мастерской (с июня 1918 года ― студии) живописи и декоративного искусства» представительницы русского и украинского авангарда А. А. Экстер (Киев, 1918– 1919). Изучение влияния творческих и педагогических позиций Экстер на сложение творческой системы Тышлера позволило проявить связи художника с достижениями отечественного и европейского модернизма. Важную роль в формировании творческого метода мастера сыграло введенное Экстер в программу студии изучение основ кубизма. На формальном уровне Тышлер включает в свою практику элементы кубистической лексики ― скульптурную лепку живописных объемов, свободу масштабных и перспективных соотношений, структурную архитектонику пластических форм как способ построения станковой картины и сценографического образа. Предполагается также влияние усложненной информационной структуры кубистических полотен на склонность Тышлера к моделированию семантически полифонных художественных образов. Инициированное кубизмом стремление к выведению форм из картинной плоскости в трехмерное пространство сцены, а впоследствии ― в замкнутый пластический образ станковой скульптуры ― составляет общую черту творческой эволюции и А. Тышлера, и А. Экстер. В диссертации рассматривается возможность участия каркасных сценических костюмов А. Экстер, разрабатывавшихся художницей для постановок Московского Камерного театра (1917–1921), в сложении фундаментальной пространственной формулы художественного образа в станковом и декорационном творчестве Тышлера.

4. Изучение творческих опытов Тышлера в составе Художественной секции киевской Культур-Лиги (1918–1920) — организации, объединившей ведущие силы творческой еврейской интеллигенции — позволило установить связи художника с еврейским художественным авангардом и выделить национально интонированные линии провинциального города, погромов, свадеб в тематическом диапазоне его произведений. Разработка национальных типажей производится Тышлером в рамках авторской иконографии, предполагающей изобразительную константность образных моделей ― «старик», «девушка» («невеста»), «кавалер» («жених»), «торговец», — преимущественно лишенных выраженной этнической характеристики.

5. В качестве одного из факторов, оказавших воздействие на формирование устойчивого приема ярусного структурирования изобразительной плоскости и театрального пространства в творчестве А. Тышлера в диссертационном исследовании утверждается принцип построения фризообразной композиции по регистрам, составляющий специфическую черту древневосточной рельефной пластики. Предпринятые мастерами Культур-Лиги поиски национальных архетипических форм и принципов изобразительности привели к осознанию в качестве таковых художественных систем древних цивилизаций Месопотамии и Египта. В своей станковой и сценографической практике А. Тышлер отдает принципиальное предпочтение вертикальному наращиванию отдельных элементов композиции (и полноценных сцен), преимущественно отказываясь от построения пространственных композиций по законам линейно-классической перспективы, в чем различимо влияние указанных исторических форм искусства.

6. Интегрированность художника в контекст еврейского авангардного искусства обнаруживает еще одна грань пространственной организации произведений мастера. Активная разработка Тышлером универсальных концепций «дома» и «пути (дороги)» привела в первой половине 1930-х годов к преобразованию этих концепций в авторские мифологемы, проявляющие себя ряде образно-тематических констант на протяжении всей творческой практики художника. Мифологема дома преимущественно воплощена образами переносного жилища, объединяющего функции пространств личного (укрытия) и общественного (сцена, предметы торговли). Мифологема пути (дороги) представлена лейтмотивом странничества (романтизированной «жизни на колесах», но также нищеты, скитальчества), входящим в круг традиционных мотивов еврейского искусства. Характер моделируемого Тышлером художественного пространства находится в имманентной связи с этими понятиями. Рефрены и вариации мотива странничества составляют магистральную ось станковой и сценографической практики художника, проявляясь через нарративы кочевого быта, Гражданской войны, изгнания и скитальчества, путешествия. При комплексном изучении творчества художника антиномия «дом — путь» обнаруживает близость своих компонентов, поскольку образы дома в искусстве Тышлера обладают неотторжимыми качествами публичности, зрелищности и всегда органично встроены в окружающую их среду. Универсальное пейзажное поле в композициях художника («тышлеровский топос») не несет позитивной или негативной эмоционально-смысловой окраски: оно представляет собой пространственно-временну́ю константу, неизменный декорационный фон для сменяющихся постановок и действующих лиц. Таким образом, мифологемы дома и пути (дороги) в искусстве Тышлера обнаруживают свою принадлежность театральной сфере как области зрелища.

7. К периоду 1920-х – начала 1930-х годов относится генезис гиперболизации бытового предмета как приема моделирования художественного образа в творческом методе Александра Тышлера. Сдвиг размерных характеристик вещи, ее умножение в структуре станковой или сценографической композиции используется художником как средство расширения ее ассоциативного поля. В процессе разработки живописного, графического или театрального образа прием гиперболизации позволяет вывести повседневный предмет из сферы рутинизированных интерпретаций и включить его в новые смысловые ряды. Таким образом, гиперболизация бытового предмета в станковом и сценографическом творчестве Тышлера определена в данном исследовании как авторский инструмент реализации приема остранения (В. Б. Шкловский).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

8. В диссертации определено, что ранний период творческой биографии Александра Тышлера связан с кристаллизацией экспрессионистической составляющей его художественной системы и отмечен наибольшей интенсивностью ее проявления. В вопросе об экспрессионистических чертах творчества Тышлера отмечается их комплексный характер, синтезирующий два генетических фактора: опыт освоения художественных средств экспрессионизма на материале живописи и графики («Общество художников-станковистов» (Москва)) и опыт приобщения к национальной вариации экспрессионизма, преломленной сквозь призму еврейской культурной традиции в станковом, книжном и театральном творчестве (Художественная секция и Театральная студия Культур-Лиги (Киев, Москва), Белорусский государственный еврейский театр (Минск), Украинский государственный еврейский театр (Харьков)). Экспрессионистическая линия творчества Тышлера нашла отражение в последовательной разработке художником круга тем, референтных концепту насилия (темы войны, наказания, убийства (казни)). Претерпевая трансформацию в процессе творческой эволюции Тышлера, эти темы закрепились в компонентной структуре его творческого метода и периодически актуализировались художником в форме каноничных сюжетно-образных рядов.

9. Важным этапом становления творческого метода Тышлера является работа художника в Белорусском (позднее ― и Украинском) государственных еврейских театрах (1927–1934), ставшая первым самостоятельным сценографическим опытом мастера. Театральная практика Тышлера указанного периода стала временем выяснения художественного потенциала приема ярусной организации элементов композиции в пространстве сцены. Опробованный художником прием дублирующей сцены (множественных сцен), заключавшийся в мультиплицировании театрального действия размещением на сцене дополнительных игровых площадок, композиционно и стилистически интегрированных в структуру единой декорационной установки, впоследствии составит основу значительной части театральных работ художника. Работа в театре способствовала практической апробации в трехмерном пространстве и теоретическому осмыслению Тышлером принципов конструирования художественной формы (статичность, пластическое единство и пространственная самостоятельность художественного образа), составивших основу формообразования в станковом и театральном творчестве художника.

10. Рассмотренные этапы творческой биографии Александра Тышлера выделены в качестве ключевых в контексте становления творческого метода художника. Дальнейшая эволюция творчества Александра Тышлера аргументирована в диссертации как развитие, дополнение и интерпретация сформировавшихся к середине 1930-х годов аспектов его творческого метода, характеризующихся постоянством проявления в вариативной форме и заявляющих о своем присутствии на протяжении более чем шестидесятилетней творческой биографии художника.

11. Результаты комплексного исследования станкового и театрального наследия Александра Тышлера как интегративной художественной модели реальности, разработанной на основе единства творческих механизмов и выразительных средств, представлены четырехкомпонентной структурой творческого метода художника, включающей перцептивный компонент, сюжетно-образный компонент, образно-моделирующий компонент, формообразующий компонент.

12. В результате изучения творческого аппарата отражения и воссоздания действительности (В. Д. Сквозников) в искусстве Александра Тышлера установлена широкая презентация театральной составляющей в компонентной структуре творческого метода художника. Данное заключение легло в основу предположения, что художественному методу Тышлера свойственна театральная доминанта. Обозначив указанную доминанту понятием «театральность», в диссертационном исследовании сформулирован тезис: театральность составляет организующий принцип творчества и качество художественных произведений Александра Тышлера. Поскольку театральность обнаруживает себя также в продуктах художественного творчества, созданных Тышлером вне системы театрального искусства, в диссертационной работе было введено понятие театрализации как сообщения нон-перфомативным видам искусства (в данном случае ― живописи, графике) качества театральности (специфической характеристики художественного произведения, отражающей присутствие в нем театрального начала). Исходя из определения театрализации как механизма театрального транскрибирования реальности в станковых произведениях А. Тышлера, результатом действия которого является сообщение живописным и графическим образам художника зрелищно-игровых (театральных) характеристик, доступных изучению и структурированию, художественное пространство станковых работ Тышлера обозначено в диссертации как театрализованное. В результате работы по идентификации и систематизации проявлений качества театральности в станковом искусстве Тышлера, определены следующие уровни театрализации художественного пространства его живописных и графических произведений: образно-тематический уровень, знаковый уровень, уровень восприятия художественного образа.

13. В диссертационном исследовании установлено, что источником единства воплощения театрализованной модели реальности в искусстве Александра Тышлера при многообразии форм его творческой практики является синтез театрального и изобразительного искусств. Понятие «синтез» подразумевает в данной работе тип взаимодействия двух самостоятельных художественных систем, при котором одна из таких систем приобретает статус доминирующей и определяет принципы формирования художественного результата, лежащего в видовых границах другой системы. Результатом интегративного действия доминирующей системы является абсолютизация качества, присущего главенствующему виду искусства. Театральность как специфическое качество системы-интегратора (театрального искусства) определяет универсальный принцип художественного пересоздания реальности в станковой и театральной практике Александра Тышлера. Театральность как принцип творческого преобразования действительности отражает процессуальный аспект творческого метода и обнаруживает себя в его компонентной структуре. Театральность как качество художественного произведения фиксирует результативный аспект творческого метода. В художественных структурах, принадлежащих подчиненной системе (изобразительное искусство), театральное искусство присутствует в «снятом» виде и проявляется в системе уровней театрализации художественного пространства.

14. Итоги предпринятого исследования отражены в резюмирующем положении: сущность творческого метода Александра Тышлера составляет принцип театральности, в основе творческого метода художника лежит синтез изобразительного и театрального искусств, системой-интегратором в котором выступает театральное искусство.

Среди перспективных исследовательских стратегий заявленной в настоящем исследовании проблемы можно обозначить интермедиальный подход к изучению искусства Александра Тышлера как целостной структуры и отдельных художественных произведений мастера.

Основные результаты работы отражены в публикациях

1. Мазова, Е. В. Театральный конструктивизм и творчество Александра Тышлера 1920-х  1930-х годов : точки пересечения / Е. В. Мазова // Университетский научный журнал. Серия : Филологические и исторические науки, археология и искусствоведение. ― 2018 (апрель). — № 36. — С. 161172.
— (0,8 п.л.).
2. Мазова, Е. В. Гиперболизация бытовой вещи как прием конструирования художественного образа в искусстве А. Тышлера [Электронный ресурс] / Е. В. Мазова // Педагогика искусства. — 2018 (май). — №
2. — С. 196202. — Режим доступа: http://www.art- education.ru/sites/default/files/journal_pdf/mazova_sapanzha_196-202.pdf (0,5 п.л.).
3. Мазова, Е. В. Ярусное построение композиции как прием структурирования театрального и изобразительного пространства в искусстве Александра Тышлера / Е. В. Мазова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — Тамбов : Грамота, 2018 (май). — № 4 (90). — C. 135140 (0,7 п.л.).
4. Мазова, Е. В. «Изобразительное видение» спектакля в методологии художника и режиссера : Тышлер и Мейерхольд [Электронный ресурс] / Е. В. Мазова // Педагогика искусства. — 2018 (сентябрь). — № 3. — С. 184191.
— Режим доступа: http://www.art- education.ru/sites/default/files/journal_pdf/mazova_sapanzha_184-191_.pdf (0,6 п.л.).
5. Мазова, Е. В. Эстетика карнавала в живописи А. Тышлера / Е. В. Мазова // История и перспективы развития массовых коммуникаций печати, полиграфических и информационно-издательских технологий : матер. респ. науч.- практ. конф. (Симферополь, 18 мар. 2011) / Крымский институт информационно- полиграфических технологий Украинской академии печати. — Симферополь : КИИПТ УАП, 2011. — С. 611 (0,4 п.л.).
6. Мазова, Е. В. Образы карнавала в станковом творчестве А. Тышлера / Е. В. Мазова // Материально-художественная культура : проблемы теории и практики
: сб. статей всеук. науч.-практ. конф. по итогам работы в 20102011 гг. (Харьков, 1920 мая 2011 г.) / Харьковская государственная академия дизайна и искусств. — Харьков : ХГАДИ, 2011. — С. 8082 (0,2 п.л.).
7. Мазова, Е. В. Маска как пластический мотив художественно-образного строя станковых работ Александра Тышлера / Е. В. Мазова // Традиции и новации в высшем архитектурно-художественном образовании : сб. науч. тр. / Харьковская государственная академия дизайна и искусств ; под ред. В. Я. Даниленко. — Харьков
: ХГАДИ, 2012. — № 4. — С. 3234 (0,5 п.л.).
8. Мазова, Е. В. Сценическая конструкция как архитектоническая основа пространственной организации в станковом творчестве А. Г. Тышлера / Е. В. Мазова
// Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств : сб. науч. тр. Серия : Искусствознание / Харьковская государственная академия дизайна и искусств. — Харьков : ХГАДИ, 2012. — № 5. — С. 6669 (0,5 п.л.).
9. Мазова, Е. В. Интерпретация мотива средневекового площадного театра в станковом творчестве А. Г. Тышлера / Е. В. Мазова // Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств : сб. науч. тр. / Харьковская государственная академия дизайна и искусств ; под ред. В. Я. Даниленко. — Харьков
: ХГАДИ, 2012. — № 6. — С. 8892. — (Сер. : Искусствознание) (0,6 п.л.).
10. Мазова, Е. В. Мотив маски в современном изобразительном искусстве / Е. В. Мазова // Информация и общество : матер. респ. науч.-практ. конф. (Симферополь, 10 фев. 2012 г.) / Крымский институт информационно- полиграфических технологий Украинской академии печати. — Симферополь : КИИПТ УАП, 2012. — С. 1822 (0,3 п.л.).
11. Мазова, Е. В. Принцип «вертикального монтажа» как основа творческого метода А. Тышлера / Е. В. Мазова // Научная дискуссия : вопросы филологии, искусствоведения и культурологии : матер. V междунар. заоч. науч.-практ. конф. (Москва, 8 окт. 2012 г.) / Международный центр науки и образования. — М. : МЦНО, 2012. — С. 3236 (0,3 п.л.).
12. Мазова, Е. В. Художественное пространство станковых произведений А. Тышлера как воплощение театрализованной модели мира / Е. В. Мазова // Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств : сб. науч. тр. Серия : Искусствознание / Харьковская государственная академия дизайна и искусств. — Харьков : ХГАДИ, 2012. — № 14. — С. 8992. — (0,6 п.л.).
13. Мазова, Е. В. Анализ трактовки образа театральной куклы в творчестве А. Г. Тышлера на материале станковых циклов «Балаганчик» и «Русский народный кукольный театр» / Е. В. Мазова // Информация и общество : матер. респ. науч.-практ. конф. (Симферополь, 29 мар. 2013 г.) / Крымский институт информационно- полиграфических технологий Украинской академии печати. — Симферополь : Симфероп. гор. типогр., 2013. — С. 7478 (0,3 п.л.).
14. Мазова, Е. В. Сценографические приемы трактовки пейзажного фона в контексте станкового творчества А. Г. Тышлера / Е. В. Мазова // Мультинаучные исследования как тренд развития современной науки : матер. междунар. науч.-практ. конф. (Киев, 13 апр. 2013) / Центр научных исследований. — К. : ЦНИ, 2013. — Ч. II: Экономические науки, Искусствознание. — С. 111115 (0,6 п.л.).
15. Мазова, Е. В. «Вертикальный монтаж» как творческий прием в искусстве А. Г. Тышлера / Е. В. Мазова // Культура народов Причерноморья : науч. журнал / Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского ; под ред. Ю. А. Катунина. — Симферополь : ТНУ им. В. И. Вернадского, 2013. — № 247. — С. 127128 (0,3 п.л.).
16. Мазова, Е. В. Экспрессионистические черты в станковом творчестве Александра Тышлера : эстетические принципы и формальные приемы / Е. В. Мазова
// European Applied Sciences : междунар. рецензир. журнал. — Штутгарт : ORT Publishing, 2013. — № 7. — С. 2629 (0,6 п.л.).
17. Мазова, Е. В. Образ театральной куклы в станковых циклах Александра Тышлера / Е. В. Мазова // Культура народов Причерноморья : науч. журнал / Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского; под ред. Ю. А. Катунина. — Симферополь : ТНУ им. В. И. Вернадского, 2013. — № 248. — С. 133135 (0,5 п.л.).
18. Мазова, Е. В. Сценографические приемы решения изобразительного пространства в станковом творчестве А. Тышлера / Е. В. Мазова // Вестник Национальной академии управляющих кадров культуры и искусства : науч. журнал / под. ред. В. Г. Чернець. — К. : Миллениум, 2013. — № 2. — С. 156159 (0,6 п.л.).
19. Мазова, Е. В. Холст как сценическое пространство : особенности художественной интерпретации театральных элементов в станковом творчестве А. Тышлера / Е. В. Мазова // Культура народов Причерноморья : науч. журнал / Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского ; под ред. Ю. А. Катунина. — Симферополь : ТНУ им. В. И. Вернадского, 2013. — № 249. — С. 1722 (0,7 п.л.).
20. Мазова, Е. В. Александр Тышлер в контексте авангардного движения Киева начала XX века / Е. В. Мазова // Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств : сб. науч. тр. Серия : Искусствознание / Харьковская государственная академия дизайна и искусств ; под ред. В. Я. Даниленко. — Харьков
: ХГАДИ, 2014. — № 7. — С. 9299. (1 п.л.).
21. Мазова, Е. В. К проблеме сквозных сюжетных линий в творчестве А. Г. Тышлера : цыганские мотивы / Е. В. Мазова // Молодой ученый : вызовы и перспективы : сб. статей по матер. XIII междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 2325 июн. 2016 г.). — М. : Интернаука, 2016. — № 11(13). — С. 913 (0,2 п.л.).
22. Мазова, Е. В. Тема гражданской войны в творчестве А. Тышлера : на материале сценографии, живописи, книжной графики / Е. В. Мазова // Ученый XXI века : междунар. науч. журн. — Йошкар-Ола : Коллоквиум, 2016. — № 42 (17). — С. 7175 (0,5 п.л.).
23. Мазова, Е. В. Тематизация советской действительности в творчестве А. Тышлера 1920-х  1930-х годов / Е. В. Мазова // Восток — Запад «Украина — Европа» : сб. матер. I междунар. конгр. по соц. и гуманитар. наук. — Вена: «East West» Association for Advanced Studies and Higher Education GmbH, 2017. — С. 38 (0,4 п.л.).
24. Мазова, Е. В. Экспозиция Александра Тышлера на «1-й Дискуссионной выставке объединений активного революционного искусства» / Е. В. Мазова // Научный поиск в современном мире: теоретические основы и инновационный подход: междунар. науч. журнал. — Сан-Франсиско: B&M Publishing, 2017. — С. 129133 (0,3 п.л.).