Содержание

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Глава I. Разведывательная служба Союза

.1 Разведчики Союза

.2 Роль афроамериканцев в разведке

Глава II. Система разведки КША

.1 Разведчики КША

.2 «Медянки»

Глава III. Роль женщин в разведке

.1 Разведчицы Конфедерации

.2 Разведчицы Союза

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Гражданская война в США 1861 — 1865 гг. одновременно похожа и не похожа на остальные гражданские войны, которые происходили в истории человечества. Особую трагичность такого рода конфликтам придает то, что по разные стороны оказываются жители одной страны, одного государства. Специфику Гражданской войны в США определяло то, что в этот период единой нации здесь не существовало: жители Севера и Юга были представителями разных миров, отличавшихся и по социальному, и по экономическому, и по культурному укладам. В то же время их объединяла общая история создания американского государства, они в целом разделяли те конституционные принципы, на которых оно основывалось. Поэтому многие граждане даже после сецессии и содания КША зачастую не могли в полной мере разделить идеологию той стороны, в границах которой они оказались. Подтверждением тому может считаться наличие оппозиции правящим режимам как на Севере («медянки», сецессионисты), так и на Юге (аболиционисты). Во время самой войны в США 8 ноября 1864 г. произошли демократические выборы, в которых повторно победил Авраам Линкольн, представитель Республиканской партии. При этом американцы, будучи предприимчивым народом, не гнушались торговать с «врагами» режима — сецессионистами, северным промышленникам были нужны сельскохозяйственные товары, которые поставлял Юг, и, несмотря на запрет правительства, торговля продолжалась.

Войска Союза в первый период войны свято чтили право южан на частную собственность, а потому выдавали им беглых рабов и даже предоставляли право южанам самим отлавливать рабов на территории северных штатов. Естественно те не только ловили невольников, но и собирали данные об инфраструктуре, местной милиции и федеральных войсках. Законность была отличительной чертой «конституционного» этапа войны. Однако она была присуща в большей степени союзным войскам, так как захваты пограничных фортов с вооружением и амуницией были актами незаконными.

Но по мере затягивания и перехода в «революционную» стадию война стала принимать ужасные очертания; лишения и смерть стали ее привычными спутниками. Истинная личина войны открылась благодаря непомерным аппетитам плантаторов и рабовладельцев. В итоге, как всем нам известно, война, которую Юг вел за отделение, а Север — за сохранение Союза, закончилась отменой рабства.

В этой работе мы хотели осветить обычно скрытую от взгляда роль разведки в войне. Ведь порою именно своевременно полученная информация помогала генералам Севера и Юга побеждать в сражениях, либо предотвращать покушения на администрацию, акты саботажа и прочие дестабилизирующие государство ситуации.

Актуальность дипломного исследования обусловлена большим интересом к теориям заговора и разного рода шпиономании в современном обществе. Разведка с древнейших времен играла важную роль в войнах, не менее важна она сегодня, и смеем предположить, что значение разведки в будущем будет только возрастать. На методах разведчиков и разведчиц прошлого, иногда наивных, можно обучать разведчиков будущего. Шпионы эпохи Гражданской войны в США показали недюжинную смекалку в решении проблем, интеллект, зачастую действовали по обстоятельствам, могли проникнуть в разные общественные собрания и группировки, блестяще играя новые для себя роли, демонстрировали способность к эмпатии, вызывая расположение изначально холодно относящихся к ним людей. Во время Гражданской войны 1861-1865 гг. разведчицы уже умели перевоплощаться в мужчин, негров, а потенциальные враги, жертвы шпионажа, даже не подозревали об обмане.

В нашей стране история разведки эпохи Гражданской войны в США освещена плохо, и это может стать плодотворным полем деятельности для исследователя.

Цель дипломного исследования — проанализировать деятельность разведки противоборствующих сторон конфликта, показать роль, которую играла разведка в годы Гражданской войны в США.

Поставленная цель связана с решением целого комплекса задач:

-рассмотреть систему функционирования Секретной Службы США под руководством Аллана Пинкертона и Лафайета Бейкера; проанализировать известные нам данные о системе разведки южан, их связи на Севере, подрывную деятельность определенных слоев населения в пользу Конфедерации; охарактеризовать роль женщин в разведке США и КША, уровень подготовки, причины успехов и провалов шпионов и шпионок во время выполнения заданий; рассмотреть роль афроамериканцев в разведке северян. Хронологические рамки исследования ограничиваются периодом Гражданской войны в США 1861-1865 гг.

Объектом исследования является деятельность разведки противоборствующих сторон в эпоху Гражданской войны в США 1861-1865 гг. Предметом исследования — структура разведывательных служб и специфика шпионской деятельности разведчиков США и КША в изучаемый периода. америка шпионаж секретный пинкертон Источниковая база исследования. От Гражданской войны в США осталась хорошая англоязычная источниковая база. Чтобы понять всю важность разведывательной службы и отдельных «идейных» разведчиков и разведчиц мы обратились к субъективным, но дающим яркую картину происходившего источникам личного происхождения — мемуарам. В данной работе будут использоваться работы Аллана Пинкертона1, Лафайета Бейкера2, мемуары Эммы Эдмондс3, Розы О҆Нил Гринхау4, Изабель Бойд5.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Несмотря на то, что Лафайет Бейкер был преемником Аллана Пинкертона на посту главы Секретной Службы, его книга о деятельности этой службы вышла в 1867 году, на 14 лет раньше, чем книга Пинкертона. В ней автор подробно описывает, как была организована и функционировала Секретная Служба США. Помимо этого, он упоминает о своей разведывательной деятельности в тылу южан на первом этапе войны, когда он под видом фотографа побывал в расположении многих частей конфедератов.

Аллан Пинкертон выпустил свою книгу в 1881 году, он описал становление Секретной Службы под своим началом, критерии отбора сотрудников, должностные полномочия, наиболее яркие случаи из истории этого подразделения. Он доводит повествование до конца 1862 года, когда с поста командующего войсками был снят МакКлеллан, а сам Пинкертон ушел с поста начальника Секретной Службы США.

Роза О҆Нил Гринхау выпустила книгу мемуаров в ноябре 1863 года, в самый разгар Гражданской войны. В тот момент она находилась посланницей конфедератов в Европе, а именно в Лондоне. В мемуарах она описала свои взгляды на войну, политику северян, свою деятельность на благо Конфедерации, а также свое тюремное заключение и нелегкую жизнь в тюрьме Старого Капитолия вместе со своей дочерью. Эти мемуары в Европе пользовались большой популярностью.

Эмма Эдмондс — солдат, медик и шпион в одном лице — работала над своими мемуарами с конца 1863 года, когда ее признали дезертиром. Книга увидела свет в 1865 году и пользовалась большой популярностью в северных штатах. Эмма писала о своей деятельности как медбрата, смотря в лицо всем ужасам войны, о разведывательной деятельности, также интерес представляют ее оценки отношений южан к северянам, негритянскому населению и другим южанам.

Изабель Бойд выпустила свои мемуары в Лондоне в 1865 году. В тот момент она не могла вернуться на Родину, ее муж был арестован как предатель, хотя он и был федеральным морским офицером до встречи с Изабель. В книге она описывает свои детские годы и впечатления, разницу между Югом и Севером, свою порой опрометчивую деятельность в поставке информации офицерам Конфедерации.

Историография поставленной проблемы в России представлена крайне скудно.

Ефим Борисович Черняк в книге «Пять столетий тайной войны»6 касается шпионажа времен Гражданской Войны в США вскользь, перечисляя основных известных шпионов и шпионок.

Роберт Федорович Иванов в двухтомнике «Конфедеративные штаты Америки»7 также не уделяет большого внимания разведке, но отдельно освещает проблему «медянок», сторонников рабовладельцев на Севере которые передавали южанам ценные сведения, занимались саботажем, организацией стачек и беспорядков.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Александр Александрович Бушков в книге «Неизвестная война. Тайная история США»8 также касается темы шпионажа, в основном говоря о шпионках-антагонистках Розе Гринхау, шпионке Конфедерации из Вашингтона, и Элизабет Ван Лью, шпионившей для генералов Шарпа, а позднее Гранта в Ричмонде. Отличительной чертой этих женщин являлось то, что они знали все высшее общество столиц враждующих государств и вели свою разведывательную деятельность, опираясь на собственные жизненные взгляды. Роза была ярой сецессионисткой и придерживалась позиции защиты прав штатов. Элизабет наоборот была юнионисткой и аболиционисткой, своих рабов она сделала наемными работниками, которые ухаживали за ней до самой смерти.

Виталий Павлов в книге «Женское лицо разведки»9 рассматривает лишь Элизабет Ван Лью, которая смогла организовать непревзойденную шпионскую сеть, проникнув даже в Белый дом Конфедерации. Ее бывшая рабыня — Мэри Элизабет Баусер, которую она отправила на обучение за свой счет на Север, вернулась и была служанкой в резиденции Джефферсона Дэвиса.

Естественно среди зарубежных авторов эта тема более популярна. Так Э.Бояджи в книге «История шпионажа» также дает совсем немного информации о разведке тех времен.

А вот американский журналист Ричард Уилмер Роуэн в книге «Очерки секретной службы. Из истории разведки»10 в нескольких главах подробно рассматривает структуру и деятельность разведки северян и южан, отмечая, что как таковая разведывательная служба была еще «сырой» и важны были также источники от идейных людей, которые разделяли взгляды тех сил, на которые они работали. Однако он отмечал, что если по Секретной Службе США у нас остались материалы благодаря работам Аллана Пинкертона и Лафайета Бейкера, то архивы Конфедерации были уничтожены самими конфедератами в огне пожара.

Гарнетт Кейн в книге «Шпионы Синих и Серых» разбирает особенности шпионажа тех времен, показывает личности разведчиков и мотивы их деятельности. Это одно из самых полных сочинений, дающее большой объем информации о людях, жизни которых не так хорошо освещены, но чья работа в разведке также приносила пользу стране. Это, например Полина Кашмэн, Хариет Тубмэн, Эмма Эдмондс.

Есть также авторы, концентрирующиеся на отдельных персоналиях такие, например как ̶ Луис Сигоуд написавший книгу «Белль Бойд. Шпионка Конфедерации»11. Он описывает жизнь Изабель и причины, по которым она стала шпионкой, какие мотивы ею двигали, что она считала правильным, и за что стоило умереть.

Уильям и Лоретта Гэлбрайт опубликовали книгу «Потерянная героиня Конфедерации», в которой опубликовали письма и дневник Белль Эдмондсон.12 Эта женщина также была разведчицей южан, собирала ценную информацию и работала на правительство в Ричмонде. В ее дневнике, помимо информации о разведывательной деятельности, содержится описание деградации южных штатов из-за приближения неминуемого конца войны.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Фердинанд Сармиенто написал книгу «Жизнь Полины Кашмэн»13, в которой подробно описана как деятельность Полины в роли лучшей шпионки Камберленда, так и ее личная жизнь.

Уильям Гилмер Беймер в книге «Разведчики и шпионы Гражданской Войны»14 также проводит анализ деятельности разведки обеих сторон конфликта. В его работе характеризуются отец и сын Филлипсы, Роза Гринхау, Элизабет Ван Лью, Тимоти Уэбстер. Ценность исследования Беймера состоит в том, что она основана на свидетельствах очевидцев. Автор родился в 1881 году и имел возможность не только собирать письменный и архивный материал, но и общаться с ветеранами Гражданской войны.

Ларри Эглстон в книге «Женщины в Гражданской войне. Истории солдат, шпионок, сестер милосердия, докторов и других»15 создает целую галерею исторических портретов женщин-участниц этого конфликта, описывает их деятельность, судьбы. Для нас наибольший интерес представляют главы о разведчицах, участвовавших в войне с обеих противоборствующих сторон.

Лиза Тендрих Франк также не обошла стороной шпионок в своей книге

«Женщины в Американской Гражданской войне»16. Она упоминает о Полине Кашмэн, Антоние Форд, Эмме Эдмондс.

Луиза Чипл Славичек также выпустила одноименную книгу «Женщины и Гражданская война»17. Женщины разведчицы занимают не основное, но видное место в книге.

Дональд Винклер в книге «Скрытые секреты. Как несколько отважных женщин обманывали генералов, влияли на сражения и ход Гражданской войны»18 дает описание шпионок Союза и Конфедерации, их деятельности на благо армии и взглядов на конфликт.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Клаудиа Флойд в книге «Женщины Мэриленда в Гражданской войне»19 концентрируется на участии жительниц именного этого штата в войне. В книге выделена отдельная глава про шпионок, служив Конфедерации.

И это далеко не все авторы, которые писали на тему шпионажа времен Гражданской войны в США. Основная масса подобных работ принадлежит американским авторам, в России же к этой тематике обращались весьма фрагментарно. Именно поэтому мы считаем перспективным изучение поставленной проблемы.

Глава I. Разведывательная служба Союза

Федеральная секретная служба США как централизованная организация известна с начала президентского срока Линкольна. До этого момента у этой организации не было системности, не было штаба, главы секретной службы, агенты выполняли задания военного министерства и лично президента США, иногда больше думая о собственной выгоде и славе. Показателен пример Джорджа Мэттьюза и полковника Джона Мак-Ки произошедший в 1811 году:

«Президент Джеймс Мэдисон отправил Джорджа Мэттьюза во Флориду в качестве политического эмиссара и секретного агента. Там Мэттьюз задумал начать войну с Испанией; он лично участвовал в осаде Сент-Огастина, когда образумившиеся политические круги Вашингтона потребовали его удаления. Ему приказано было «тайно» пробраться во Флориду, но вместе с тем взять на себя трудную двойную роль и явиться к испанским властям в качестве американского комиссара, уполномоченного принять территорию, если испанцы пожелают её сдать»20.

Эта авантюра закончилась тем, что Мэттьюза пришлось возвращать домой. Помимо всего прочего его обвинили в пособничестве англичанам, за что и сместили с поста решением Конгресса.

Но действительно централизованную и действенную секретную службу выстроили по приказу генерала МакКлеллана, бывшего также наблюдателем во время Крымской войны и человеком, привыкшим действовать осторожно и осмотрительно. Он еще до войны подружился с Алланом Пинкертоном, именно поэтому предложил ему возглавить Федеральную Секретную Службу. Однако будучи главнокомандующим армии Союза, он не хотел отпускать Пинкертона как полевого разведчика, а держал при себе, выделив под штаб службы дом на углу 1-ой улицы в Вашингтоне. Сбором же информации занимались агенты Пинкертона, многие из которых работали с ним еще в его детективном агентстве в Чикаго. Его полномочия как главы разведки были чрезвычайно широки: «Все шпионы, «контрабандисты», дезертиры, беженцы, военные преступники, переходящие через линию фронта, доставлялись ко мне на допрос, а их местоположение записывалось»21.

Агенты Пинкертона работали в непосредственном контакте с начальником военной полиции Вашингтона полковником Эндрю Портером. Число агентов поначалу было ровно таким же, как и в детективном агентстве, а именно одиннадцать человек, но буквально за полтора года их количество увеличилось, и Лафайету Бейкеру, преемнику Пинкертона на посту главы секретной службы, достался хорошо обученный штат профессионалов своего дела.

Сам Аллан Пинкертон считал, что большинство полицейских Округа Колумбия нелояльны правительству Линкольна, даже если они напрямую не поддерживают мятежников, то вполне могут закрыть глаза на акты нелояльности, или же на секретные ночные собрания, которые были чрезвычайно распространены в то время. В письме генералу Мак-Клеллану он пишет о том, каким видит работу секретной службы под своим руководством:

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

«Для того чтобы мои силы (детективы) работали максимально продуктивно, о их существовании должно знать минимальное количество людей… Я также полагаю что у мятежников есть шпионы при правительстве, которые могут получать информацию от гражданских и военных чинов и… эта информация за короткое время доходит до мятежного правительства… В сотрудничестве с моими детективами я проверю подозрительных личностей различными способами. Мне нужно получить доступ в их дома, клубы… мои силы должны проникнуть в каждый круг общества, от высших, до незначительных. Некоторым придется проникнуть в привилегированные салоны, подозреваемых аристократов предателей и быть там желанными гостями… Других подозреваемых мы будем преследовать шаг в шаг словно тени… Я также предлагаю внедрить моих служащих в секретные организации предателей… Любые незнакомцы пребывающие в город будут находиться под тщательным наблюдением. Другим и самым опасным направлением нашей службы будет являться засылка агентов за линию фронта с целью сбора данных об обороне противника, количестве войск и соединений…Принимая во внимание… все непредвиденные обстоятельства и цели предупреждаю что в этой работе будут задействованы как мужчины так и женщины… »22

Таким образом, мы можем видеть, что методы Аллана Пинкертона были революционными для своего времени, и надо сказать, что они приносили плоды. Шпионы Пинкертона обнаруживали заговорщиков, как на территории Союза, так и в землях Конфедерации. Конечно, этому способствовали таланты его подчиненных, многие из которых были и его личными друзьями, а также то, что многие из шпионов «южан» зачастую не отличались профессионализмом, и могли довериться человеку, разделявшему с ними тягости дороги после совсем недолгого знакомства.

Как верно заметил Е.Б.Черняк и что также видно из письма генералу МакКлеллану: «Пинкертон явно связал себя с наиболее консервативной частью северной буржуазии, помышлявшей о компромиссном мире с Югом. Но соглашаться на условия, выдвигавшиеся рабовладельцами, идти на раздел страны не хотели и эти буржуазные круги. И Пинкертон, продолжая сохранять лояльность правительству Линкольна, стал усердно заниматься выслеживанием агентов южан в Вашингтоне»23.

Однако деятельность Пинкертона и МакКлеллана для разведки приносили куда больше дивидендов, чем деятельность МакКлеллана как генерала. Именно поэтому в 1863 году его, на посту Командующего армиями сменил Эмброуз Бернсайд. Пинкертон также подал в отставку, его сменил Лафайет Бейкер. О нем и о других разведчиках северян будет сказано ниже.

Подводя итог по работе Пинкертона и Бейкера можно увидеть эволюцию Секретной Службы, ее рост, как в количественном, так и в качественном аспекте. Штат сотрудников расширялся, женщины занимали видное положение, выполняя опасные поручения и предоставляя ценную информацию. В деятельность разведки Союза вовлекались афроамериканцы, которые не попадали под подозрение в землях Конфедерации. Секретная Служба к концу войны превратилась в силу, с которой невозможно было не считаться. Но ее минутная слабость в момент триумфа стоила жизни президенту Линкольну.

.1 Разведчики Союза

Большинство известных нам разведчиков и разведчиц северян, так или иначе, работали с Алланом Пинкертоном. Это Тимоти Уэбстер, Прайс Льюис, Сэм Бриджсмэн, Джон Скалли, Кейт Уоррен, Элизабет Бейкер, Джон Скоббел, Гарри Дэвис, Джон Сифорд, Дэвид Грэхэм Джордж Кертис, Уильям Скотт, Кэрри Лоутон, Хью Лоутон, Хэтти Лоутон. Однако после войны Лафайет Бейкер написал книгу о Секретной Службе США, благодаря которой также стали известны дела Филиппа Хенсона, который никогда не работал с Пинкертоном.

Пожалуй, стоит начать с самого Аллана Пинкертона и его агентства. Пинкертон родился и вырос в Глазго, в семье полицейского. В возрасте восьми лет потерял отца, и чтоб хоть как-то сводить концы с концами обучался у бондаря. В юности он стал увлекаться чартизмом, и был вынужден уплыть из Шотландии со своей возлюбленной Джоан Карфро. Судьба провела его от Канады до Чикаго, где он и стал заниматься детективной деятельностью, которая прославила его. В 1850 году он основывает Северо-Западное полицейское агентство, позже переименованное в Национальное Детективное агентство Пинкертона. Он верно угадывает со сферой деятельности, так как в то время еще не существовало общеамериканской полицейской службы, преступники бежали от закона в другие штаты и уходили от ответственности. Пинкертон раскрывал одно дело за другим, репутация его агентства росла. И вот совершенно случайно дело о саботаже на железной дороге и паромах дает новый импульс карьере Пинкертона.

«Сэмюэль Фелтон, директор железной дороги Филадельфия — Уилмингтон — Балтимор, вызвал из Чикаго сыщика-профессионала Аллана Пинкертона с группой сотрудников и предложил им действовать в качестве контрразведчиков его железнодорожной компании.

Таким образом майор Эй. Джей. Аллен сам увидел настроения людей и возможную опасность для президента. «Эй. Джей. Аллен — это псевдоним, который я использовал на детективных операциях»26.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Мало того, один из его сотрудников, Гарри Дэвис, работающий под псевдонимом Джозефа Говарда, смог проникнуть в кружок заговорщиков, которые решили убить Линкольна. Эта разношерстная компания не стеснялась в выражении своих чувств. Так лидер кружка, итальянец «капитан» Фернандина заявил в ресторане «Гай» следующее: «Этот Линкольн никогда, никогда не будет президентом…Как Орсини отдал свою жизнь за Италию, так и я готов погибнуть за права Юга и сокрушить аболиционизм»27. Далее Фернандина совершенно спокойно говорил с Говардом о убийстве президента… Поведение достойное фанатика, но как часто именно из-за таких людей страдали другие. Помимо Фернандины, Говард сошелся с молодым лейтенантом Хиллом, с которым они выпивали, ходили в театр. Именно от Хилла он и узнал, каким образом заговорщики планируют убить Линкольна.

Линкольн должен был прибыть в Балтимор из Гаррисбурга в полдень. Майор Кейн планировал выделить небольшое число полицейских для встречи президента. Этот момент был избран заговорщиками для покушения. Один из них должен был застрелить Линкольна, а оставшиеся всеми силами должны были помочь убийце скрыться: «В Чезапикской бухте должен был дежурить быстроходный пароход, а у берега — лодка, чтобы доставить на него убийцу. Его тотчас же отвезли бы в какой-нибудь глухой порт на далеком Юге, где, конечно, стали бы чествовать как героя»28.

Прознав про это на секретном собрании, председателем которого был Фернандина, поняв всю серьезность намерений этих фанатичных сынов Юга, Дэвис поспешил доложить обо всем Пинкертону, а тот устремился навстречу президенту, чтобы изменить время прибытия Линкольна в Балтимор. Тем временем Линкольн уже выехал из Спрингфилда с секретарем Джоном Николом, полковником Самнером, майором Хантером, капитаном Попом, судьей Дэвисом, Норманном Джаддом и Уордом Ламоном.

Президент без энтузиазма отреагировал на заявление, что ему угрожают южане-фанатики, но согласился изменить маршрут и сыграть роль инвалида, за которым ухаживала Кейт Уоррен, одна из сотрудниц Пинкертона. Добравшись через Филадельфию и Уилмингтон до Балтимора поздней ночью, они еще два часа ждали, когда подадут поезд. Вот что об этом пишет Пинкертон: «Мы ожидали два часа, когда же придет поезд с Запада, и все это время мистер Линкольн продолжал пребывать в спальном вагоне, шутил со всеми вокруг»29.

На следующий день Линкольн прибыл в Вашингтон. Впоследствии он не забыл о тех людях, что спасли ему жизнь: после первых военных неудач Союза в Гражданской войне на пост главнокомандующего назначили МакКлеллана, и по его приказу была организована Секретная Служба, главной звездой в которой стал Тимоти Уэбстер, человек талантливый во многих сферах и близкий друг Пинкертона.

«Глубокие серые глаза искрились юмором, или же они могли угрожающе темнеть под действием гнева. Рот почти закрытый густыми русыми усами, подбородок, придающий твердости. Его нос большой и правильной формы гармонично сочетался со смелым взглядом глаз и силой таившейся за улыбкой. Он был достаточно дородным, но плечи были столь широки, ноги и руки подтянуты… Сторонний наблюдатель, при встрече с этим человеком, мог быть уверен ̶ ему можно доверять… самые сокровенные тайны… Таким человеком был Тимоти Уэбстер преданный офицер, настоящий друг и ярый патриот»30.

Именно он в первый же месяц на федеральной службе, возвращаясь с Юга с ценными сведениями, смог перехватить курьера конфедератов с не менее ценными сведениями для вашингтонских сторонников сецессии. Уэбстер познакомился с лазутчиком в Гавр де Грейс, заручился его доверием по пути в Балтимор и выдал Секретной службе в Вашингтоне, написав следующее письмо: «Всем кого это может касаться. Мой компаньон эмиссар Конфедерации, который перевозит ценные сведения для сторонников южан в Вашингтоне. Схватите его, но как можно более незаметно и не компрометируя меня»31.

Случались с Уэбстером и досадные неприятности. Так в Питтсбурге его приняли за шпиона-конфедерата и чуть было не повесили. Лишь вмешательство Пинкертона, который препроводил его и пару горячих голов к начальнику полиции, спасло Уэбстеру жизнь.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Но бывали и случаи исключительной удачи. В Мемфисе Уэбстера заподозрили в шпионаже на стороне янки, конфедераты пустили за ним хвост вплоть до Гумбольта, города, где, по словам Уэбстера, он должен был посетить родственников. Одна неравнодушная особа в поезде предупредила его о грядущей опасности: «Я сидела неподалеку от машины (с агентами Конфедерации — Е.Т.) и слышала как эти двое разговаривают, и я считаю что они говорили о Вас. Они сказали, что остановятся в том же отеле в Гумбольте что и вы, и будут пристально наблюдать за вами, а если вы попытаетесь поехать севернее, они арестуют вас, вернут обратно в Мемфис и сделают то, что они обычно делают со шпионами северян. Я прошу вас, будьте осторожны, сэр, ваша жизнь зависит от этого»32. После этого предупреждения Уэбстер пропустил означенный поезд и с чистой совестью поехал на Север, дабы больше не встретиться с контрразведчиками из Мемфиса.

Отличительной чертой деятельности агентов Секретной Службы была исключительная мобильность и нежелание светиться дважды в одном месте, если агенты почувствовали что-то неладное. Пинкертон отправил Уэбстера в Балтимор, дабы проверить слухи об организации «медянок». Это были люди, симпатизировавшие Югу, они явно чувствовали себя отрезанными от остальных конфедератов, но, тем не менее, были чрезвычайно опасны.

Договорившись о встрече с одним из своих лучших информаторов, Уэбстер расположился в салуне, где заседало большинство мэрилендских сецессионистов. И чуть не был раскрыт Билли Зиглером, человеком низкого поведения, задиристым и говорливым. Уэбстер в крайне жесткой и одновременно галантной манере отверг все обвинения Зиглера. На словах он высмеял Зиглера как представителя низшего общества, а также добавил увесистый удар, от которого Билли вылетел из салуна. Все это действо было одобрительно встречено южными джентльменами, некоторые из которых выразили свое почтение и предложили дружбу. Один из них даже предложил радикальный выход: «Никто не хочет иметь дел с ним. Будет лучше, если ваш пистолет избавит нас от него выстрелом в сердце. Бах! О нем даже не стоит волноваться…»33

А Уэбстер тем временем дождался своего осведомителя ̶ Сэма Слоэна. Тот поведал, что некоторых офицеров из армии Союза заключили в форт Генри за подстрекательство к мятежу. Также Слоэн поделился мнением о количестве симпатизирующих Югу в Балтиморе, их могли быть тысячи, и они ждали только одного ̶ переправы армии Конфедерации через реку Потомак, дабы потом ударить по Вашингтону с тыла. Уэбстер также сказал нескольким джентльменам, что не прочь посетить Виргинию и отвезти туда секретные депеши и сообщения для людей, поддерживающих балтиморских сторонников истинных свобод и прав штатов. В четверг, 26 сентября 1861 года, он вместе с Джоном Скалли и уже прочитанной корреспонденцией южан отправился в Виргинию. Положение курьера давало ему преимущество в пути: в какой бы дом он не доставлял корреспонденцию, везде ему оказывали теплый прием. Выполнив миссию, Уэбстер доложился Пинкертону и отправился обратно в Балтимор. Сэм Слоэн был в восторге и предложил своему другу стать членом тайного общества. В полночь в атмосфере таинственности и торжественности Слоэн встретил Уэбстера у отеля Миллера, завязал глаза и повел на собрание общества. Однако даже с закрытыми глазами и в темноте Уэбстер понимал, куда они держат путь.

Оказавшись на месте, южане по традиции разыграли настоящее театральное действо с кодовыми словами и приведением Уэбстера к присяге. Его поставили на колено подобно рыцарю и привели к присяге. Держа правую руку на сердце он произнес: «Я, Тимоти Уэбстер, гражданин Балтимора, проинформирован и согласен с целями данной ассоциации… обещаю хранить в тайне все увиденное и услышанное от членов данной лиги… В жизни и смерти буду способствовать успеху делу Конфедерации, победить кровавых тиранов и бороться с угнетением и террором…предполагается, что я могу понести серьезное наказание за государственную измену, но это лучше, чем ненависть и презрение моих братьев-рыцарей»34.

Присягнув на верность, он обнаружил себя в окружении семи мужчин в черных плащах и масках. Те сняли маски и произвели его в Рыцари Свободы. Уэбстер отметил убранство помещения, на стене были вывешены два флага Конфедерации, а между ними — полотнище с аббревиатурой организации. В глубине зала находилось до сорока человек, все из высшего общества и приверженцы Сецессии. При этом на публике они не показывали свою нелояльность федеральному правительству. Обрядом инициации это общество было похоже на ложу масонов, глава заседания и любой присутствующий имели право выступать с кафедры, находящейся под флагами Конфедерации. Присутствуя на собраниях Рыцарей Свободы, Уэбстер узнал, что: «Почти десять тысяч балтиморцев были скрытыми (Рыцарями Свободы — Е.Т.), готовыми подняться по первому приказанию и присоединиться к мятежной армии, когда это было необходимо. Это означало также, что балтиморцы были не одиноки в своей борьбе с правительством, ветви их организации расходились по отдаленным городам… Эти сецессионисты работали гармонично, по всему штату с одной великой целью»35. Этой целью было свержение Линкольна.

Получив эту информацию от Уэбстера, Пинкертон решил разыграть не менее театрализованное представление, чем принятие присяги на верность

«Рыцарям Свободы». Он приказал Уэбстеру продолжать посещать собрания, а сам договорился с МакФейлом, еще одним своим оперативником и шефом военной полиции Балтимора, о проведении совместной операции по нейтрализации мятежников.

Независимо от Уэбстера к «Рыцарям» присоединились еще двое «горячих сторонников Юга», которые оказались агентами Пинкертона. В одну из ночей они оба стояли в роли часовых, сигналом к атаке для военной полиции должна была стать речь Уэбстера: «Распад Союза — одно из неизбежных последствий выборов Линкольна, и наша миссия ударить точно в сердце аболиционистов, и похоронить этих глупцов под дымящимися руинами Вашингтона!»36

Военная полиция быстро и четко окружила заговорщиков, а затем отправила их под стражу. Двое других оперативников, которые стояли на страже в ту ночь, больше никогда не появлялись в Балтиморе, Пинкертон боялся за них и отослал на оперативную работу в другие города. Пинкертон высоко оценил работу своих агентов: «С поражением «Рыцарей свободы» в Балтиморе прекратили существование и их филиалы по всему штату. Организация, которая так тщательно планировала разрушить Союз одним ударом, наконец-то была уничтожена. Рядовые заговорщики не захотели разделить судьбу лидеров, поэтому не проявляли активности. Даже опытные детективы, разосланные в отдаленные города, не нашли новых проявлений мятежа»37.

Пока Уэбстер раотал в Мэриленде, другие оперативники в Вашингтоне проверяли лояльность привилегированных слоев общества и новоприбывших семей. Одной из таких семей была семья бывшего губернатора Флориды ̶ Мортона. Миссис Мортон была известна как особа, симпатизирующая Югу, именно поэтому Джон Скалли и Прайс Льюис стали наблюдать за ней, пытались получать информацию через негров-служащих, одним из которых был «Дядя» Галлус — раб, поддерживавшийй политику Линкольна, но в то же время привязанный к миссис Мортон и ее семье. На тот момент в Вашингтоне с ней находились двое сыновей и дочь. Пинкертон побеседовал с Галлусом наедине, тот всячески обелял миссис Мортон, говорил, что она добропорядочная женщина, и даже предлагала ему свободу. Но Галлус отказался, так как был стар и боялся неизвестного.

Этот разговор не убедил Пинкертона, и он послал троих своих оперативников к миссис Мортон. Ими были Уильям Скотт, Прайс Льюис и Джон Скалли. Был произведен обыск, но ничего подозрительного не было обнаружено. Семейство Мортонов после этого выехало в Ричмонд вместе с преданным «дядей» Галлусом, в сопровождении Джона Скалли. На выезде из Вашингтона Скалли попрощался с семьей Мортонов, пожав руку старшему из сыновей. Этот небольшой эпизод впоследствии сыграл роковую роль в жизни трех шпионов Секретной Службы.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Стоит отметить, что оперативники Пинкертона не раз бывали на родине миссис Мортон. Прайс Льюис, к примеру, вместе со своим напарником Сэмом Бриджмэном собирал информацию о настроении людей и о войсках Конфедерации в Виргинии. В начале войны Виргиния отнюдь не была единым штатом рабовладельцев. Западная ее часть, находящаяся за Аллеганскими горами, была покрыта лесами, и никаких плантаций здесь не было. Население этих земель составляли мелкие фермеры, а большинством были охотники и промысловики, в то время как остальная, большая часть Виргинии, была центром плантационного рабства на Юге.

Прайс Льюис для столь опасного задания выбрал себе личину богатого англичанина из Оксфорда, по имени Генри Трейси. Его «легендой» было путешествие по Югу со своим слугой Сэмом Бриджсмэном, до Чарльстона. У молодого «лорда» было все необходимое: богатый экипаж, прекрасные манеры, одежда лондонского денди, золотые гинеи, вино и бренди. С этим багажом Льюис и отправился в «путешествие» по Виргинии. В пути их часто останавливали конфедератские патрули, но чувство юмора и выпивка не раз выручали путешественников, помогая открывать многие секреты противника. Капитан патруля, с которым познакомился Льюис, даже вручил ему рекомендательное письмо для генерала Вайза: «Мой Лорд, я предлагаю принять вам письмо с рекомендациями для генерала Вайза, так как я лично с ним знаком, оно может принести вам пользу, и я буду рад, если так оно и будет»38. Льюис получил от капитана не только рекомендательное письмо, но и много ценной информации, которую слушал и запоминал Сэм Бриджсмэн, когда накрывал трапезу для капитана и «лорда Трейси».

По пути в Чарльстон с Льюисом и Бриджсмэном произошло еще одно, во всех смыслах счастливое происшествие. Позади них на дороге скакала молодая девушка, призывая на помощь, так как она потеряла контроль над своей лошадью. Сэм Бриджсмэн развернул повозку, чтобы перегородить дорогу, а Льюис попытался остановить разъяренную лошадь. Он схватил узду и дернул, что было сил, лошадь же, увидев повозку, сбавила темп. Девушка была спасена. Когда она пришла в себя, оказалось что это дочь местного судьи Бевериджа, человека имеющего влияние в этих краях. Вернув ребенка отцу, «лорд Трейси» отклонил предложение заночевать в доме судьи и отправился в местный отель где «… за дружеской беседой никто не усомнился в его честности, и не подвергал сомнению его происхождение. А это означало, что он получил доступ к прекрасному массиву информации, одновременно ценному и важному для Севера… »39.

В это же время Уэбстер продолжал ездить из Балтимора в Ричмонд и обратно с корреспонденцией мятежников, которая внимательно изучалась Секретной Службой. Сэм Слоэн продолжал доверять Уэбстеру как стороннику Юга, но предупреждал того о начавшихся арестах подозреваемых в пособничестве Конфедерации. Уэбстер поспешил успокоить его и сказал, что теперь он работает на благо Юга под именем Джона Харта. Также он узнал про новых связных — Джона Эрла и Ричардсона. Они рассказали ему о контрабанде, которая поплывет в Вашингтон, о большой сумме денег, выделенной для этой цели некими местными джентльменами, имен которых не раскрыли. Чуть позже Уэбстер познакомился с одним из них под своим псевдонимом. Они побеседовали и договорились об условиях доставки груза.

На следующее утро незнакомец решил прогуляться с Уэбстером по городу. Оказалось, что он был из военной полиции, и отвел Уэбстера прямиком к лейтенанту Уоттсу. Сопротивление было бесполезно, и Уэбстер сдался. Его посадили в тюрьму, где его навещал Сэм Слоэн. Утром на допросе Уэбстеру стало известно, что его арестовал тот самый МакФейл, который тоже работал на Пинкертона. В этих благоприятных обстоятельствах Уэбстеру решили устроить побег при транспортировке в форт Генри.

«Сбежав» таким образом из-под стражи, Уэбстер вернулся к Сэму Слоэну, а тот на радостях дал ему почитать свежий выпуск газеты: «Ходят слухи, что вчера мистер Уэбстер, остановившийся в отеле МакГи, арестованный за регулярную доставку писем между Балтимором и отделившимися штатами, смог совершить побег… Известно, что поздно ночью он был перевезен из западного полицейского участка под надзором специального агента. Поезд ехал в направлении Форта Генри. Когда до форта оставалось совсем немного, он внезапно освободился от оков, а офицер не смог помешать ему скрыться. Никто не знает, в каком направлении он скрылся, но едва ли он скроется в городе. Он является гражданином Кентукки, но покинул те края в начале апреля. С тех пор он проживал в Балтиморе. Журнал Балтимор Америкэн за 22 ноября 1861 года»40. Таким образом Уэбстер стал самым настоящим героем для большинства «медянок» Балтимора, оставшихся верными своим принципам даже после ликвидации «Рыцарей свободы».

Здесь стоит отметить еще одну важную особенность Секретной Службы. Агенты Пинкертона порой не были знакомы друг с другом лично, вот почему МакФейл схватил Уэбстера, к тому же Уэбстер выступал под псевдонимом, что еще сильнее дезориентировало МакФейла. Но в то же время это задержание помогло Уэбстеру сильнее влиться в ряды сторонников Юга, теперь он не вызывал подозрений и пользовался всеобщим доверием «медянок». После этих событий он относительно спокойно путешествовал из Ричмонда в Балтимор, транзитом через Вашингтон, и Пинкертон узнавал всю важную информацию из переписки «медянок» с конфедератами.

К апрелю 1862 года, Пинкертон решил расширить сеть своих агентов в Ричмонде. Он решил отправить Джорджа Кертиса, чтобы точнее узнать планы и намерения врага. Вот как Пинкертон описывает его: «… Молодой человек двадцати пяти лет, высокий, хорошо сложенный, со смуглым лицом, серыми глазами, представительный и с хорошими манерами. Он был одним из тех людей, которые были рождены, чтобы стать детективами; трезвомыслящий, смелый и разборчивый, обладающий пытливым умом, он был очень эффективен в важной работе Секретной Службы»41.

Кертис пересек линию фронта под видом крупного дельца, торгующего амуницией, хинином и всем, что может пригодиться армии на фронте. Именно с предложением своих услуг он приехал к генералу Конфедерации Хиллу и попросил его протекции для встречи с военным министром Джудой Бенджамином. Генерал согласился помочь, но при условии доставки важной корреспонденции в Ричмонд. О таком подарке Кертис мог только мечтать и, конечно же, согласился.

За время пребывания в военном лагере южан Кертис познакомился с мистером Лероем из Балтимора. Тому понравились речи и тосты Кертиса во время застолья с южными джентльменами, и его не смутил тот факт, что Кертис был родом из Вашингтона. На следующий день они отправились в Ричмонд, где у Кертиса состоялась аудиенция с Бенджамином, и где он познакомился с адресантами писем генерала Хилла. Однако Кертис не спешил уезжать из Ричмонда, он узнал, что конфедераты каким-то образом получают информацию о передвижении союзных войск через день после их выступления, и решил выяснить, что тому служит причиной. В этом вопросе ему помог мистер Лерой, который рассказал об Управлении дорог и почтовой службе Мэриленда следующее: «Ты должен знать, что бюро разведки удалось проникнуть частью в правительство, частью в круги крупных предпринимателей здесь (в Ричмонде — Е.Т.) и в Балтиморе; это позволяет получать информацию о передвижении федеральных войск, а также вести скрытую торговлю с Балтимором. Мы заручились поддержкой около пятидесяти человек, некоторые из которых собирают и доставляют информацию из лагерей Янки. Эти люди подчиняются одному человеку, который сидит напротив нас…»42.

Этим человеком был мистер Уоллес, с которым Лерой и познакомил Кертиса. Он представил его как своего друга и делового партнера. Получив столь важную информацию о шпионской сети «медянок» Кертис стал искать пути к возвращению в Вашингтон. На счастье в баре один человек попросил отвезти за него срочную депешу в Йорктаун, для генерала МакГрудера. Кертис обрадовался этому предложению, но сохранил самообладание и согласился на следующий день, но отправился в Вашингтон, а не в Йорктаун. Когда Пинкертон получил информацию о предателях, он немедленно взялся за Управление дорог и Почтовую Службу на Севере в Балтиморе.

Были у Пинкертона и полевые агенты в войсках на фронте. Одним из них был Дэвид Грэхем из 21-го Нью-Йоркского полка. Солдаты обеих воюющих армий знали его по прозвищу «Заикающийся Дейв». Вот как Пинкертон описывает этого интересного субъекта: «На вид ему было лет тридцать, среднего роста, крепко сбитый, с умным лицом, выражение которого он мог превосходно контролировать»43. При разговоре он постоянно заикался, но как узнал Пинкертон позднее, Грэхэм имитировал заикание, мало того, он прекрасно имитировал приступы падучей и при этом был открыт к общению, прекрасно исполняя роль простака и человека из народа. Его стали использовать в роли мелкого фронтового торговца, у которого были гвозди для сапог, подковы, пуговицы и прочая мелочь, которая необходима каждому солдату. Находясь на привале в компании солдат, он умел в слухах и байках добыть зерно истины, а природная общительность и дружелюбие подкупало и офицерский состав противника.

«Дейв» не раз переходил через линию фронта, собирал ценную информацию и совершал диверсии в стане врага. Однажды он даже устроил небольшой взрыв, когда ночью поджег обоз конфедератов с патронами. Однако никто ни разу ни заподозрил праздно шатающегося торговца-отщепенца в какой либо разведывательной деятельности. Он работал на Секретную Службу до самого конца войны. Пинкертон писал: «Я не разочаровался в способностях этого человека, и долгое время он служил честно и удачно, однако, нуждался в кратких инструкциях, всегда выполняя работу, удовлетворяющую нас всех. Временами он менял маскировку, обычно используя свою догадливость, однако адаптировался и к роли разносчика, и мелкого торговца»44.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Тем временем в январе 1862 года очередная конфедератская корреспонденция была прочитана, и Тимоти Уэбстер направился в Ричмонд транзитом через Вашингтон с новыми распоряжениями. Дорогу с ним разделила Хэтти Лоутон. До встречи с Уэбстером она осела в Леонардстауне, и узнала много ценной информации от Вашингтона Гога. Он был одним из тех, кто знал многое о попытках Конфедерации прорвать блокаду, дабы иметь торговое сообщение с европейскими странами. Хэтти представила Тимоти как своего друга, так что он был желанным гостем в доме Гога.

По пути в Ричмонд пара разведчиков не раз встречала патрули конфедератов, но добрая слава, которую Уэбстер снискал своим «побегом» от военной полиции Балтимора помогли им без проблем миновать все препятствия на пути. Но не все в жизни решается с помощью репутации, в феврале Уэбстера стали мучать приступы ревматизма и его сообщение с Вашингтоном прервалось. Хэтти Лоутон все время проводила рядом с больным, а Пинкертон и МакКлеллан начали нервничать. В конце концов, нервы не выдержали, и Пинкертон решил отправить двух своих оперативников, разузнать о судьбе Уэбстера. Выбор пал на Джона Скалли и Прайса Льюиса, а Уильям Скотт шел с ними параллельным курсом, чтобы убедиться, что они благополучно переправились через Потомак.

Вот что пишет Пинкретон о назначении Льюиса и Скалли: «При отправлении сотрудников у меня были опасения, что в Ричмонде могли пребывать семьи, которые находились в Вашингтоне и были под подозрением в симпатиях и оказании помощи Конфедерации, и чья переписка была захвачена, сами семьи перевезены за линию фронта. Особенно я выделил семью миссис Филипс из Южной Каролины и семью бывшего губернатора Флориды Мортона, которые пребывали в Ричмонде недолгое время. Чтобы быть уверенным в этом вопросе, я провел множество допросов дезертиров, беженцев, контрабандистов и выяснил из разных источников, что миссис Филипс уехала в Чарльстон, а миссис Мортон с семьей вернулась домой, во Флориду. Поверив в достоверность моей информации, я ощутил спокойствие и послал людей на задание»45.

Добравшись до Ричмонда без происшествий, Скалли и Льюис через почтовое отделение выяснили, что Уэбстер находится в отеле «Монумент». Они обнаружили его страдающим от болезни в компании своего друга мистера Пирса и заботливой Хэтти Лоутон. Уэбстер не обрадовался приходу федеральных разведчиков, он боялся, что за ними уже идет слежка как за лицами подозрительными, ведь только приехав в город, они начали искать конкретного человека, а именно — его. Во время следующего их визита рядом с Уэбстером находился его друг и одновременно офицер военной полиции капитан МакГабин. Он удивился, что вновь прибывшие в город не доложились его начальнику генералу Уиндеру. Разведчики доложились Уиндеру на следующее утро. Они представились как английские предприниматели, которым их друг из Нью-Йорка, Уильям Скотт, посоветовал торговать с Конфедерацией по лучшим тарифам нежели с Союзом. Казалось, что ответы «предпринимателей» удовлетворили Уиндера…

Выдержав допрос, разведчики вернулись в номер к Уэбстеру, который несмотря на свою болезнь уже почуял неладное: «Уезжайте из Ричмонда немедленно! Здесь становится все опасней. Вы уже под подозрением, и все будет еще хуже для всех нас, если только вы не покинете город поодиночке!»46 Но Льюис и Скалли не успели прислушаться к советам самого опытного разведчика Пинкертона, за дверью номера их ожидали двое мужчин: Джордж Клакнер ̶ детектив военной полиции, и Чейз Мортон, младший сын миссис Мортон. Он узнал в этих торговцах агентов Секретной Службы, которые проводили обыски в их доме в Вашингтоне и которые проверяли переписку его матери на предмет информации для «медянок».

На этот раз допрос у генерала Уиндера был обстоятельным, Чейз Мортон подтвердил свои показания, и разведчиков перевели в тюрьму Хенрико. На следующий день в тюрьму привели и старшего сына Мортона, и он тоже опознал Скалли и Льюиса. Разведчиков поочередно вызывали на допросы. Однажды вечером, когда Скалли увели на допрос, Прайсу Льюису удалось совершить побег. На улице был праздник, в городе было шумно и Прайс Льюис с помощью сокамерников смог бежать. Выбравшись из тюрьмы, заключенные разбились на две группы. Группа Льюиса бежала через лес до самого утра, люди стали замерзать и развели костер в здании на окраине леса. Это их и выдало. Патруль конфедератов окружил беглецов и отвел их обратно в тюрьму Хенрико.

По прибытии Льюис узнал, что его и Скалли собираются повесить как шпионов в течение недели. После, как узников перевели в тюрьму Касл Гудвин, Скалли морально надломился, он был католиком и хотел исповедаться перед священником. Льюис всячески увещевал своего напарника не рассказывать ничего о Уэбстере, не забирать с собою еще одну жизнь. Но Скалли не выдержал. Прайс Льюис понял это, когда увидел своего товарища: «В десять часов тюремщик открыл двери, и провел его в камеру Скалли. Когда он вошел в тускло освещенную комнату, он обнаружил что лицо человека, которого он покинул прошедшим вечером, претерпело ужасные изменения. Его щеки запали, в глазах было дикое выражение, а под ними были темные мешки. Его волосы были растрепаны, губы дрожали… Скалли выглядел ужасно и агонизировал. Он не мог заснуть, так как страдания его души были невыносимы»47.

Поняв, что Скалли проговорился, Льюис тоже не стал запираться. Позднее им обоим сказали, что их обменяют на военнопленных южан, а казнят одного Тимоти Уэбстера. Миссис Лоутон всячески старалась защитить разведчика, его друзья в Ричмонде не могли поверить доказательствам военной полиции. И все же Тимоти Уэбстера повесили. Так умер один из лучших шпионов времен Гражданской Войны в США.

Еще одним выдающимся шпионом Союза был Лафайет Бейкер. Во времена становления Секретной Службы он решил действовать в одиночку. Для этого он добился встречи с генералом Уинфилдом Скоттом, смог произвести на него впечатление и отправился за линию фронта с неисправной фотокамерой. Это была идеальная маскировка, благодаря которой и тем деньгам, что выделил на его миссию генерал Скотт, он и смог поддерживать свою легенду и добывать информацию у южан. Бейкер за время своего странствия по югу смог добиться аудиенции с Джефферсоном Дэвисом, Александром Стефенсом, генералом Уиндером, главой тайной военной полиции Ричмонда.

Но спустя некоторое время, подозрения по поводу фотографа усилились. Ведь он не проявил ни одного снимка, а многие клиенты, в том числе офицерский состав, ждали панорам и коллективных фотографий с однополчанами. Его посадили в тюрьму, но он смог бежать оттуда в сторону федеральных войск. Представленный отчет впечатлил генерала Скотта, тот представил Бейкера к званию полковника, а чуть позже последний стал начальником военной полиции и руководил разведчиками на востоке страны.

В своей книге о Секретной Службе Бейкер упоминает некоторые из тех событий, о которых писал Пинкертон, но также многое написал он о тех случаях в разведке, которые произошли после 1862 года, когда Пинкертон уже отошел от дел.

Так он сообщает о заговоре железнодорожников и почтмейстеров Мэриленда: «Было неприятно узнать, что первые шесть или даже восемь месяцев после начала войны, результаты заседаний кабинета министров Вашингтона докладывались в Ричмонд в течение суток. Секрет в том что каждое почтовое отделение в Нижнем Мэриленде, находящихся на территории графств Сент Чарльз, Сент Джордж и Сент Мери, за исключением трех, были нелояльны»48.

Разобравшись с этой проблемой, он также боролся с мошенниками и шпионами, которые были служащими в правительстве. Не обошел стороной и женщин, которых подозревал в связи с партизанами конфедератов и отрядами «медянок». Так была арестована мисс Ф. которая открыла свою деятельность по снабжению партизан капитану Мосби, который на ее несчастье был служащим Бейкера. На допросах выяснилось, что она была заслана кавалерийским генералом Джебом Стюартом.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

До самого конца войны полковник Бейкер был главой секретной службы, но уберечь Линкольна от Джона Уилкса Бута не сумел.

Еще одним ярким представителем Союзной разведки является Филипп Хенсон. Он работал на Гренвилла Доджа, который был начальником разведки на Западе. Часто именно за счет его информации генералы Союза захватывали стратегически важные крепости. Так Хенсон предоставил Улиссу Гранту информацию о том, что южане на Западе разделили силы: Гидеон Пиллоу оборонял Форт Генри, а Джон Флойд Форт Донельсон. Грант воспользовался преимуществом и разбил врагов поодиночке.

Затем в 1863 году Хенсон переместился в Виксберг, где работал с генералом Конфедерации Пембертоном. Он как дезинформировал Пембертона, так и добывал ценные сведения для Гранта. Именно благодаря сведениям Хенсона Грант узнал схему каналов Виксберга, расположения защитных орудий, впоследствии за ведение осады он получил прозвище «думающего генерала».

На следующий год Хенсон по неосторожности привлек к себе внимание генерала Натана Бедфорда Форреста, и тот посадил Хенсона в тюрьму, но спустя шесть месяцев разведчик смог бежать из тюрьмы, а также от разъездов генерала Ли у Аппатомакса. До конца войны он работал на Гранта, и лишь после ее окончания его произвели в специальные агенты Секретной Службы.

.2 Роль афроамериканцев в разведке

Чернокожее население США оставило свой след в истории Гражданской войны. В большей степени нам известны подвиги цветных полков Союза после 1863 года, то есть после «Прокламации об освобождении рабов». Эти люди достойно бились на полях сражений за свою свободу. До 1863 года те, кто не принимал активного участия в боевых действиях, как со стороны Конфедерации, так и позже со стороны Союза поначалу возводили укрепления, заботились о раненых в лагере, выполняли мелкие поручения.

В этом контексте интересно узнать об афроамериканцах, которые работали в разведке или помогали делу разведчиков. Так, хорошо известна деятельность Хариэт Тубмэн, Мэри Элизабет Баусер и Джона Скобелла.

Хариэт Тубмэн была рабыней Эдварда Бродаса, плантатора из Бактауна, графство Дорчестер, в Мэриленде. Хозяин позволил ей выйти замуж за Джона Тубмэна, свободного негра, в возрасте 25 лет. Она хотела бежать с плантации, но муж ее не поддержал. Тем не менее, она смогла узнать о «Подземной Железной Дороге», организации которую поддерживали аболиционисты, и которая помогала рабам бежать в «свободные» штаты. Она сама стала членом этой организации и еще до Гражданской войны помогла бежать на Север 300 рабам. Совершив девятнадцать поездок, она, в том числе, вызволила из рабства своих семидесятилетних родителей. Аболиционисты дали ей прозвище «Генерал Тубмэн» и «Моисей». Про прославленную героиню, которую теперь знали как «Моисея», Фредерик Дуглас написал: «Исключая Джона Брауна, светлая ему память, не знаю никого, кто так охотно встречался бы с препятствиями и трудностями для того, чтобы приносить людям свободу, чем Хариэт Тубмэн»49.

На Юге за голову Х. Тубмэн предложили награду в 40 000 долларов. Друзья попросили ее скрыться в Канаде. А в 1861 году началась война. Хэриэт поначалу работала медсестрой в Форте Монро, но позднее, в 1863 году, завербовалась в качестве шпионки к полковнику Джеймсу Монтгомери. Она собирала информацию о рабах, которые хотели вступить в армию Союза50. Благодаря прекрасному знанию местности, которую она изучила в бытность службы на «Подземной Железной Дороге», Тубмэн помогла организовать рейд через реку Комбаи. При проведении рейда не пострадал ни один белый солдат, и было спасено 500 негров-рабов. Все они вступили в армию Союза.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Хэриэт Тубмэн поддерживала президента Линкольна. Она говорила: «Бог не позволит мастеру Линкольну проиграть в войне с Югом, так как он делает добрые вещи»51.

Вот что писал о ней мистер Санборн, секретарь Массачусетского управления благотворительностью: «В 1862 году, она прибыла из Бостона в Порт Рояль под руководством мистера Гаррисона, губернатора Эндрю, доктора Хоу и других высокопоставленных лиц. Ее карьера в Южной Каролине хорошо известна благодаря нашим офицерам, и я думаю, полковник Хиггинсон, ныне пребывающий в Ньюпорте, и полковник Джеймс Монтгомери из Канзаса, подтвердят, что она была полезна как шпион и руководитель. Я заверил ее, что она является наиболее выдающейся представительницей своей расы среди всех, с кем я встречался. Она чистокровная, или почти чистокровная негритянка, никогда не умела читать и писать. Но она может с легкостью стать облеченной властью, она может выполнять задачи с холодным расчетом, предвидением, терпением и мудростью, что белому человеку помогло бы сильно поднять свою репутацию… »52.

Другой яркой разведчицей была Мэри Элизабет Баузер, она родилась рабыней в богатой семье Ван Лью, но Элизабет, дочь и наследница плантации, освободила всех своих рабов и наняла их на службу. Мэри была крещена в баптистской церкви, ее крестницей стала Элизабет Ван Лью-старшая. Позднее она была отправлена на учебу в школу Квакеров в Филадельфии. В 1855 году Элизабет Ван Лью отправляет Мэри Джейн Ричардс в Либерию вместе с благотворительной миссией. В 1861 Мэри возвращается и играет свадьбу с Уилсоном Баузером, тоже цветным служащим Элизабет Ван Лью.

Начинается война, и Мэри Баузер со своими навыками приходится ко двору в новом начинании Элизабет. Ван Лью организует в Ричмонде шпионскую сеть по сбору информации для генералов Севера: Бенджамина Батлера, Улисса Гранта и Джорджа Шарпа. Мэри, теперь выступающая под псевдонимом Эллен Бонд, становится важнейшим звеном этой разведывательной цепи. Основным связным с союзными генералами был Томас МакНивен, по легенде он работал пекарем, привозил в Конфедеративный Белый дом выпечку и получал сведения от Мэри Баузер. Вот что он рассказал своей дочери о тех временах и обстоятельствах: «Мисс Ван Лью была моим лучшим источником информации. У нее были связи везде. Ее цветная девушка Мэри (Элизабет Баузер) была лучшей, так как она работала прямо в доме Дэвиса (Джефферсона) и обладала фотографической памятью. Все, что она видела на столе президента Конфедерации, она могла повторить слово-в-слово.

В отличие от большинства цветных, она умела читать и писать»53.

Собственно в Белом доме Мэри работала служанкой, сервировала стол, убиралась в доме. Благодаря расовым предрассудкам Мэри была идеальным агентом, никто не мог предположить, что афроамериканка умеет читать и понимает все, о чем говорят сильные мира сего. Поэтому, выполняя работу по дому, Мэри имела возможность собирать очень ценную информацию. Баузер работала в доме Дэвиса почти до самого конца войны. Однако «в последние дни Конфедерации подозрения (в шпионаже) пали на Мэри, непонятно по каким причинам, и она предпочла скрыться в январе 1865 года. Ее последним заданием союзной шпионки стала попытка поджечь Белый дом Конфедерации, но это было трудновыполнимо».54

К сожалению большинство упоминаний о разведывательной деятельности Мэри Элизабет Баузер было уничтожено союзной разведкой для того, чтобы обезопасить ее жизнь. Но даже те небольшие отрывки, что дошли до нас, показывают, какую существенную роль она сыграла для Союзной разведки.

Также хотелось бы отметить Джона Скобелла, одного из лучших разведчиков Гражданской войны, который был замечен Алланом Пинкертоном и принят на службу. «Среди множества (служащих — Е.Т.) я отдельно выделил молодого человека по имени Джон Скобелл. Он был мужественен и умен, его ответы в лоб на многие вопросы располагали к нему, по крайней мере, впечатляли меня. Он сообщил, что был рабом в штате Миссисипи, но поехал в Виргинию со своим хозяином, имя которого забыл. Его хозяин был шотландцем, и за несколько недель до приезда даровал свободу ему и его жене. Молодая девушка осталась работать в Ричмонде, в то время как он пересек границу Союза, наткнулся на федеральный разъезд, после чего попал ко мне. Он достаточно интересно поведал о путешествии по стране, и был хорошо информирован о местах, в которых останавливался, и о дорогах, которые к этим местам ведут».55

Пинкертон высоко оценил и личные качества Скобелла: «Джон Скобелл как я выяснил, был поразительным представителем своей расы. Он умел читать и писать, имел музыкальный слух, был хорошим певцом…помимо мелодичных негритянских напевов с плантаций, он прекрасно исполнял шотландские баллады, которые пел голосом, полным силы и чувства… со всеми его талантами я был уверен, что он легко вживется в роль добросердечного, счастливого темнокожего, никто даже не заподозрит в нем трезвомыслящего, неподатливого детектива, а лишь негра, чья цель в жизни — получить достаточно еды, да удобное место для отдыха»56.

Этот-то человек и стал поначалу работать рядом с Тимоти Уэбстером, о котором мы писали выше. В Леонардстауне Скобелл разыграл настоящее представление. Уэбстер должен был встретиться с доктором Герли, негром- связным у конфедератов. Однако по пути в таверну Скобелл напал на него, отобрал корреспонденцию и скрылся в ночи. К тому же ему помог дождь, шедший тогда весь день. Самая же большая удача заключалась в том, что доктор Герли не знал содержимого писем и адресантов. Разведка Союза сработала блестяще.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Позднее Скобелл познакомил Уэбстера с секретной организацией, базирующейся в Леонардстауне, в которую входил лично. Это «Лига Лояльных», негритянская организация на территории рабовладельческих штатов. Негритянское население Юга тоже не было лишено театральности, так как на заседание «Лиги» можно было попасть лишь представившись «другом дяди Эйба (Линкольна — Е.Т.)». Тем не менее Скобелл познакомил Уэбстера с этой организацией: «Уэбстер… обнаружил себя в плохо освещенной комнате и окруженный неграми в количестве сорока. Некоторые из них были молоды, и их было большинство, другие были средних лет, и было несколько человек, чьи головы были белыми как снег. Комната где они заседали, была достаточно большой и лишенной удобства. На перевернутой бочке с американским флагом, покрывающим ее, находился стол президента, а стул был сделан из коробки, в которой находились корабельные снасти»57.

Скобелл был одним из зачинателей «Лиги Лояльных», был знаком с президентом этой организации,задачами которой были: борьба за свободу цветных, помощь сбежавшим рабам, сбор и передача информации о передвижениях войск конфедератов разведчикам Союза и патрулям янки.

Порой, чтобы преодолеть конфедератские патрули на дорогах, Скобелл пользовался услугами капитанов кораблей. Так он поступил когда должен был добраться до Фредериксбурга. Он нанялся рабочим-поденщиком, но в итоге чуть было не получил постоянную работу с окладом. Капитан корабля был шотландцем, и услышав вечером знакомые мотивы предложил Скобеллу работу и жалованье в размере сорока долларов. Джон согласился, но конечно же обманул капитана, на следующее утро после сбора информации во Фредериксбурге, Джон отправился в Вашингтон.

Следующим заданием, на котором отличился Джон, произошло в Глендейле, на пути в Ричмонд. Дорогу с ним делила Кэрри Лоутон оперативница Пинкертона, о которой будет написано ниже. В дороге они встретили «дядю» Галлуса, слугу миссис Мортон, тот сказал о нахождении филиала «Лиги Лояльных» неподалеку и направил их во владение Уилсонов, там можно было остановиться в таверне «Глен Хаус».

Эти наблюдения были сделаны Скобеллом единожды, но убедили его в том, что этот человек не тот, кем кажется»58.

Скобелл продолжил наблюдение за обедом, разносчик обслуживал посетителей за столом, наблюдал за всеми гостями чрезвычайно внимательно. Миссис Лоутон ничего не подозревала, продолжала беседовать с хозяйкой, в то время как Джон последовал за разносчиком, когда тот покинул дом с сумкой, и двинулся в сторону леса. Там он немного подождал, повернул у реки и скрылся в выемке на берегу. Скобелл продолжал наблюдение и дождался появления незнакомца: «Вернувшийся из ниши через несколько минут удивил Скобелла, это был уже другой человек. Он был схож по габаритам с разносчиком, но вместо рыжих волос и искусственного оттенка лица тот увидел аккуратно подстриженного брюнета со смуглым оттенком лица»59.

Скобелл упустил разведчика южан, вернулся к Кэрри Лоутон, и они немедленно продолжили свой путь. Однако в ночи их догнал разъезд южан, который возглавлял… разносчик из таверны «Глен Хаус». До пикетов северян оставалось немного, и Скобелл отвлек внимание на себя, пока Кэрри Лоутон скрывалась от погони. К тому же на границе в кавалерийском отряде находился и муж Кэрри, Хью Лоутон, тоже работающий разведчиком. Джон смог отбиться до подхода северян, «разносчик» был убит, а вместе с ним и знание внешности разведчиков Союза, а также местонахождение филиала «Лиги Лояльных».

Можно также вспомнить Мартина Робинсона, работавшего каменщиком и время от времени бывшего проводником для войск Союза. В 1864 году он вел войска Ульриха Дальгрена на переправу, но река разлилась из-за дождей и отряд Дальгрена не смог переправиться. За один единственный проступок свободного негра, который не раз проводил войска США короткими путями, повесили. Впрочем, судьба отплатила полковнику Дальгрену сполна.

Из всех перечисленных выше примеров мы можем заключить, что разведка Союза была структурой сложной, но эффективной. Помощь принималась из всех возможных источников, и чернокожее население США являлось одним из ценнейших. И сотрудники Секретной Службы, и те люди которые в нее не входили, а работали на местах и без координации с центром, работали филигранно и мастерски для уровня XIX века. На данный момент некоторые просчеты в отношении разведчиков можно считать наивными, но то была Викторианская эпоха, джентльмены держали свое слово, не боялись говорить о делах государства при прислуге, а все эти мелочи чрезвычайно важны для истинных разведчиков.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Глава II: Система разведки КША

О секретной Службе Конфедерации известно чрезвычайно мало. Архив службы погиб в пожаре Ричмонда. «Секретной службой Конфедерации (как и ее иностранными делами) руководил Иегуда Бенджамин, а у этого энергичнейшего, умного, недюжего руководителя была очень полезная черта: он предпочитал не оставлять письменных свидетельств своей деятельности. Вообще никаких. Даже когда речь шла о «мирных» сторонах деятельности южной администрации — что уж говорить о разведке и контрразведке»60. Есть мнение, что Иегуда Бенджамин сжег большинство бумаг с ценными сведениями. Лишь Элизабет Ван Лью, шпионка Союза, в день сдачи Ричмонда старалась спасти документы из огня, но ей это не удалось.

Помимо Бенджамина секретной службой управлял генерал Рэдж, на Западе. Помогал им начальник военной полиции Ричмонда, осуществлявший также разведывательную деятельность, генерал Уиндер.

«Весь репрессивный аппарат, все нити борьбы против шпионов и нелояльных лиц, средства поддержания порядка находились в руках генерала Джона Уиндера… Пресса Ричмонда публиковала многочисленные реляции об успешной борьбе генерала Уиндера со шпионами и предателями… Массовые аресты в Ричмонде шли на протяжении всей войны»61.

Данное утверждение небезосновательно, именно Уиндер смог схватить Джона Скалли и Прайса Льюиса, о которых мы писали выше, а также самого выдающегося полевого разведчика Пинкертона ̶ Тимоти Уэбстера. Отличительной чертой разведки конфедератов была широкая поддержка среди населения Севера. Помощь в сборе сведений оказывали как зажиточные круги, так и рабочие элементы, не входившие в профсоюзы. Перейдем же к «полевым» агентам, за счет труда и самоотверженности которых и существует разведка.

2.1 Разведчики КША

Несмотря на недостаток сведений о разведчиках Конфедерации, на данное время известны такие шпионы, как Сэм Дэвис, Генри Шоу «капитан Коулмен», Джеймс Милберн, Чарльз Милберн, Джон Уэринг, Уолтер Боуи.

О Генри Шоу и Сэме Дэвисе осталось больше свидетельств, так как Сэм оказался настоящим героем, человеком преданным своему делу. Его даже прозвали «Мальчиком-героем Конфедерации». Он пошел добровольцем на фронт, участвовал в сражениях Джексона «Каменной Стены» в долине Шенандоа. После ее окончания был переведен в группу разведчиков Коулмена, которая шпионила и добывала информацию для армии Конфедератов в Теннеси.

Разведчики «капитана Коулмена» поставляли ценную информацию генералам Конфедерации, Сэм Дэвис исполнял роль курьера, вплоть до ноября 1863 года. К этому моменту «разведчики Коулмена» были хорошо известны Союзным войскам, и разведчики севера прикладывали массу усилий, чтобы пресечь их деятельность.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В конце 1863 «капитан Коулмен» вместе со своими людьми собирал информацию в лагерях янки в районе Нэшвилла. Собрав достаточно, отряд выдвинулся с докладом к генералу Конфедерации Бракстону Брэггу под видом группы гражданских лиц. Он был перехвачены Джеймсом Хенселлом из 7-го Канзасского полка. Как пишет Роуэн: «Хенселл все же заподозрил их в контрабанде, но не сумел разоблачить ни одного из задержанных, хотя среди них находились «Коулмен» и его бесстрашный курьер Сэм Дэвис»62.

Однако на поверку оказалось, что Роуэн ошибся, вместе с Дэвисом схватили его помощника и товарища, который был на два года младше и был еще по большому счету мальчишкой, ̶ Коулмена Дэвиса Смита63.

Во время задержания и обыска вещей, под седлом лошади Сэма Дэвиса была обнаружена детальная карта укреплений Нэшвилла и доклад о расположении федеральных войск в Теннеси. А хуже всего то, что в каблуке сапога было найдено письмо «капитана Коулмена» к генералу Брэггу. Эти вещи подтвердили, что Сэм шпион, и он был отправлен на допрос к генералу Гренвиллу Доджу, начальнику Секретной Службы Союза на западе. Вот что вспоминал об их разговоре сам Додж: «Когда его привели в мой офис я встретил его радушно. Я знал, что было обнаружено у него, я желал определить местоположение «Коулмена» и выяснить, если возможно, кто собирал информацию, которая как я видел, была ценна для генерала Брэгга. Дэвис поприветствовал меня холодно…Я попытался показать в какой опасности он находился, что я знал, что он лишь посланник, обещал ему снисходительное отношение, если он ответит по возможности честно на мои вопросы. Он слушал внимательно и уважительно, но не стал отвечать, и я вернул его в тюрьму»64.

Не получив желаемого Додж пошел на хитрость и внедрил северных разведчиков в тюрьму под видом заключенных. Но Сэм, несмотря на молодость, уже все прекрасно понимал и не проронил ни слова о «капитане Коулмене». Суд военного времени приговорил его к смерти шпиона через повешение.

Додж позволил Сэму написать письмо домой: «Пуласки. Графство Жиль. Теннеси. 26 ноября 1863 года. Дорогая мама: как горько писать это для тебя! Я должен умереть завтра утром, и буду повешен федералистами. Мама не плачь по мне. Я должен сказать тебе прощай навсегда. Мама, я не боюсь смерти. Поцелуй всех за меня. Твой сын Сэмюэль Дэвис. Мама скажи ребятам, что все будет хорошо. Я хотел бы увидеть вас еще раз, но теперь этого не случится. Мать и отец не забывайте меня. Вспоминайте обо мне, когда я умру, но не плачьте. Это не приведет ни к чему хорошему. Отец ты можешь забрать мои останки, если захочешь. Они будут здесь, в Пуласки, Теннеси. Я оставлю некоторые вещи для вас у хозяина отеля. Пуласки в графстве Жиль, Теннеси, южнее Колумбии. Сэмюэль Дэвис»65.

Сэм Дэвис принял смерть, не выдав своего командира и своих товарищей. Роуэн написал об этом: «Тронутый героизмом шпиона южан, генерал Додж впоследствии сделал взнос в фонд на сооружение памятника Сэму Дэвису, американскому герою»66.

Таким образом мы видим, что и среди конфедеративных шпионов были настоящие герои, готовые пожертвовать собой ради победы дела, в которое они верили и которому служили.

.2 «Медянки»

Помимо шпионов, которые активно собирали информацию на Севере, у конфедератов было множество сочувствующих во всех сферах общества. Эти сочувствующие зачастую занимались подрывной деятельностью, делились информацией со шпионами конфедератов, иногда они были чрезвычайно влиятельны и даже входили в законодательные собрания штатов. Проюжные настроения царили и среди буржуазии, война поначалу сильно ударила по их доходам, и это вызывало сильное недовольство правительством Линкольна. Так как в США даже в военное время сохранялась свобода слова, то на Севере печатались газеты прорабовладельческой, конфедеративной направленности. Они влияли на общественное мнение, влияли, в том числе, на низшие слои общества. В политической сфере скрытыми «медянками» оказались члены Демократической партии, для которых эта война не несла прибыль, а цели не соответствовали их интересам. Не стоит забывать и об огромном количестве тайных обществ, об одном из которых ̶ «Рыцарях свободы» было написано выше.

Относительно непоследовательная политика Линкольна, с выраженными полумерами порой отталкивала людей от дела Республиканской партии. Можно вспомнить Акт о конскрипции 1862 года. По его условиям проводился принудительный набор солдат в федеральную армию, но любой желающий мог внести взнос в размере трехсот долларов и не идти на фронт. Естественно этой лазейкой пользовались банкиры, промышленники и прочие представители зажиточных кругов северной буржуазии. В то время, как «медянки» увеличили количество своих пассивных сторонников, в любой момент готовых поднять бунт против федерального правительства, видя в конскрипции проявление несправедливости и неравенства.

«Медянки» вели широкую агитацию среди рабочих. Зачастую их поддерживали самые социально-незащищенные слои населения. Когда 1 января 1863 года свет увидела «Прокламация об освобождении рабов», огромное количество неквалифицированных рабочих Нью-Йорка, в основном ирландцев, испугались перспективы потери рабочих мест в связи с наймом вместо них бывших рабов. Спектр деятельности этих лиц был чрезвычайно широким, возможно они наносили Союзу куда больше вреда, чем военные операции конфедератов.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Вот как описывает «медянок» Р.Ф. Иванов: «Это была та часть оппозиционного спектра, которая была готова и проводила прямые, в том числе и вооруженные акции в поддержку Конфедерации… «Медянки» распускали провокационные слухи, призывали народ не вступать в армию, саботировали военные предприятия правительства, нередко на Севере устраивали диверсии, приводившие не только к уничтожению военного имущества, но и к человеческим жертвам»67.

Проблема была также в том, что люди стоящие за «медянками», находились не только на Юге США, но и в Канаде. Они спонсировали объединения, в том числе в Нью-Йорке, Балтиморе, Чикаго и даже Вашингтоне. Вообще крупные города северо-востока США давали массу возможностей для шпионажа, люди приезжали и уезжали, заключались крупные сделки. Жизнь, несмотря на войну и сопутствующие ей неудобства в лице инфляции, разорения частных предпринимателей, все же продолжалась. В условиях большого людского траффика не всегда было возможно поймать шпионов южан, что уж говорить о скрытых сторонниках Конфедерации, которые могли обладать влиянием, и могли быть вхожи в высшие слои общества.

Такими влиятельными людьми были члены Демократической партии США. Будучи сторонниками компромисса с рабовладельцами, они делали все чтобы добиться если не мира, то перемирия, дабы Конфедерация, насколько это возможно, смогла перегруппировать свои силы. Демократы на заседаниях Конгресса часто вспоминали о правах штатов на самоопределение, каждое свое выступление они покрывали статьями Конституции, которая и была тем хороша, что написана крайне умно, с широкими возможностями толкования ее статей. Одним из таких толкователей был Кларенс Вэлландигхэм.

«Руководителем агентуры рабовладельцев в Когрессе был Кларенс Л.Вэлландигхэм, член Палаты представителей от штата Огайо с 1858 по 1863 г. Это был общепризнанный политический лидер «медянок», фанатичный поборник рабства и опытный заговорщик. Еще накануне Гражданской войны он был участником заговора на Среднем Западе, имевшего целью создание Северо-западной Конфедерации»68.

Этот политик всячески очернял Линкольна и его курс, призывал к заключению мира с Конфедерацией, пытался снизить моральный дух в войсках, но его деятельность не имела успеха. Дошло до того, что Линкольн депортировал его на территорию Конфедерации, хотя по законам военного времени мог поступить гораздо жестче.

Сторонники южан на Севере зачастую боролись и с печатными изданиями, содержание которых их не устраивало. Сжигались типографии, подвергались нападению офисы газет, журналисты. Велась активная борьба за захват общественного мнения, особенно среди рабочих и низших классов населения, так как такие люди сравнимы с порохом: достаточно одной искры и может произойти взрыв. И такой взрыв произошел в Нью-Йорке с 13 по 16 июля 1863 года. Воспользовавшись тем, что большая часть войск была отведена под Геттисберг, «медянки» организовали уличные беспорядки выражающие протест, против конскрипции и освобождения рабов. Бедные слои населения не хотели рисковать своими жизнями, пока буржуазия откупается, агенты рабовладельцев поймали эти настроения и вспыхнул бунт. Пока милицейские части пытались утихомирить толпу, «медянки» проникли в тюрьмы и выпустили на улицы заключенных. Вследствие этого беспорядки продолжались три дня, начавшись шествием за отмену принудительного призыва в армию, закончились самосудом и расправой над темнокожим населением Нью-Йорка.

«Медянки» ненадолго добились своей цели, посеяли страх и смятение на улицах города, дестабилизировав состояние Союза в тылу. Волна беспорядков эхом прокатилась по северо-востоку США, но Союз выдержал.

«Медянки» и их сторонники прекрасно знали девиз: «Разделяй и властвуй!», именно поэтому они «создали «Объединенную рабочую ассоциацию», чтобы направлять рабочее движение в интересах рабовладельческого мятежа»69.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Рабочим кидали кость в виде увеличения оклада, уменьшения рабочего времени, но на призыв ассоциации откликнулось меньшинство, а большая часть рабочих продолжала поддерживать курс Линкольна, так что и с этим начинанием у сторонников рабовладельцев не вышло ничего путного. Были попытки запугать и негритянское население, аргументами были домыслы о том, что участвуя в войне на стороне Союза чернокожее население будут посылать впереди белых частей. Но афроамериканцы тоже не прислушались к агонизирующим попыткам сторонников южан расколоть северные штаты.

Последней реальной возможностью закрепиться во власти для сторонников Юга, были выборы 1864 года. Демократическая партия выдвинула на пост президента генерала МакКлеллана, который был за мирное разрешение войны и был поддержан в том числе и «медянками», видевшими большие перспективы в случае его победы. Республиканская партия на тот момент раскололась. Действиями Линкольна были недовольны все, как консерваторы, которые переметнулись к МакКлеллану, так и радикалы поддержавшие другого кандидата в президенты — Генерала Фримонта, того самого, кто одним из первых, еще до «Прокламации об освобождении рабов», стал использовать афроамериканцев в своих отрядах. Однако по более холодному суждению Фримонт все же снялся с выборов, так как победа республиканцев была намного важнее личных амбиций. Состоялось переизбрание Линкольна, и сторонники Юга, в том числе «медянки», до самого конца войны так и не оправились от удара. Месть «медянок» настигла Линкольна в театре Форда уже после окончания войны, президент погиб от руки Джона Уилкса Бута.

Из всего изложенного можно понять, что активные проюжные элементы всячески осложняли жизнь правительству Линкольна. Даже несмотря на уже налаженную Секретную Службу, тайные сторонники Юга были повсюду, ведя агитацию, проводя саботаж и подрывную деятельность. Высокопоставленные медянки также собирали ценную информацию, которую передавали по своим каналам в Ричмонд. Однако даже несмотря на все локальные успехи «медянок», своей основной цели, дестабилизации и крушения Союза они не достигли.

Глава III. Роль женщин в разведке

Женщины во время Гражданской войны в США активно занимались общественной деятельностью. Начиная от сбора средств для армии, шитья одежды для заключенных солдат, благотворительности, заканчивая шпионажем в стане противников. Женщины на наш взгляд играли чрезвычайно важную роль как полевые агенты, особенно учитывая тот факт, что на первых порах они не попадали под подозрение. В них видели утонченных викторианских девушек и женщин, умных, обаятельных, но не способных обмануть. И многие разведчицы с блеском пользовались таким к себе отношением.

В разведке участвовали женщины из всех социальных слоев и возрастов, от аристократок до дочерей простых рабочих и фермеров, которые сбежали от родителей в поисках приключений. Некоторые разведчицы были идейными одиночками, другие строили собственную разведывательную сеть, третьи работали на федеральную Секретную Службу. Многие скрывали свое настоящее имя, но некоторые работали открыто, мало того, во весь голос заявляли о своих воззрениях, зачастую противоположных установившемуся режиму, но работали так филигранно, что не всех из них удалось уличить в шпионаже.

Женщины совмещали шпионаж с другими видами деятельности, они были одновременно шпионками, переодетыми солдатами, сестрами милосердия, переодетыми негритянками (в расположении южан), бродячими торговками, певицами. Среди информаторов Секретной Службы США были и женщины легкого поведения. Одну из них по части предоставляемых сведений Томас МакНивен сравнил с Элизабет Ван Лью: «Лучшая информация приходила от большого количества проституток работающих в городе. Клара, обслуживала старших офицеров и чиновников мятежников. Ей нужно поставить памятник… Клара была так же ценна как и мисс Ван Лью, но она предоставляла другой тип информации. Имея много знакомых среди других доступных женщин, она узнавала о важных военных операциях. Ее постоянный клиент «Большой Белли» работал в мятежном кабинете министров, не мог молчать в ее присутствии. Лучшая информация, полученная у него, была о маневрах в Спотсильвании… Она также узнала о времени строительства корабля «Фебе» и информацию о спуске его в Уилмингтоне»70.

Таким образом, действуя на всех социальных уровнях, женщины могли узнать гораздо больше, чем шпионы-мужчины, меньше рискуя жизнью, так как за время войны ни одна женщина, пойманная за шпионскую деятельность, не была казнена, максимум применялось заключение под стражу или депортация из страны.

.1 Разведчицы Конфедерации

Сравнивая разведчиц с обеих сторон конфликта можно сказать, что и сами разведчицы были похожи на те части страны, где они выросли и чьи патриотические идеалы впитали. «Южанки» выделялись как викторианские женщины, умные, воспитанные, требующие галантности и такта по отношению к себе, северяне часто ощущали себя рядом с ними не в своей тарелке. Но за этим фасадом скрывались навыки сбора информации, скрытности, все то, что нужно настоящим разведчицам.

Среди шпионок Юга выделяются множество ярких представительниц. Это Роза Гринхау, Бэтти Дювал, Изабель Бойд, Антония Форд, Шарлотта и Виргиния Мун, Оливия Флойд, Лоретта Веласкес, Сара Слейтер. Каждая из них подходила к шпионажу по своему, и с максимальной пользой использовала ресурсы, которые были в ее распоряжении.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Самой известной из разведчиц была Роза Гринхау, или, как ее называли в Вашингтоне, «Мятежная Роза». Поразительно, что, будучи гражданкой города Вашингтона, она через всю жизнь пронесла проюжные идеи, не терпела аболиционизм, выступала в защиту прав штатов. Но ей многое сходило с рук так как она была замужем за Робертом Гринхау, членом Государственного Департамента, свои мысли она выражала с умом и тактом, что также подкупало окружающих. После смерти мужа она открыла в своем доме салон, куда часто заходили высшие чины, как армии, так и администрации. Таким образом, Роза смогла сохранить и даже преумножить свое влияние в высшем свете Вашингтона.

С началом Гражданской войны ее завербовал агент Конфедерации Томас Джордан, по приказу губернатора Виргинии Джона Летчера. Тот хорошо помнил, что Роза являлась горячей сторонницей Юга и очень ценила общение с Джоном Кэлхуном, тем самым, который оправдывал идею плантационного рабства как самого справедливого общественного порядка в южных штатах. Как она писала: «Эти идеи обретали силу и крепли от чтения и наблюдения. Свобода слова и воли даны мне от рождения, гарантией же свободы является Конституция США, подписанная и скрепленная кровью наших отцов… многие годы я гордилась перепиской с ним, и моей привилегией было сидеть у его изголовья в последние мгновения его жизни, сохранив в сердце его мудрые слова; а когда он умер, я следовала за его останками как одна из его детей…»71. Став шпионкой она стала собирать чрезвычайно важную информацию от высших офицеров, которые приходили в ее салон и спокойно рассказывали о военных маневрах, дислокации войск и прочих, как им казалось, безобидных фактах об армии федералов. Во многом именно ее информация помогла Пьеру Борегару победить в первом сражении при реке Бул Ран в июле 1861 года. Сообщение о войсках Союза было перенаправлено Борегаром Джефферсону Дэвису и генералу Джозефу Джонстону, стоявшему в пятидесяти милях от Манассаса. Джонстон провел перегруппировку сил, благодаря его поддержке была одержана победа.

Она сравнивала эту победу с Ватерлоо для янки, а 23 июля к ней пришло письмо из Манассаса: «Наши президент и генерал просят меня поблагодарить вас. Мы будем и дальше полагаться на вашу информацию. Конфедерация перед вами в долгу. Подпись. Джордан генерал-адьютант»72.

После передачи столь ценных данных Роза нисколько не закрылась от мира, имела аудиенцию с вице-президентом Сьюардом. Тот заверил ее по поводу продвижения южан что: «…тут нет причин для беспокойства. Я убедил своих авторитетных друзей, что все закончится в течение шестидесяти дней. На что я(Роза) ответила «Что ж сэр, вы можете наслаждаться первыми плодами неудержимого конфликта»»73.

Стоит отметить, что Роза не доставляла корреспонденцию лично. Для этой цели она использовала Бэтти Дювал, она прятала в волосах кусочек шелка с зашитым внутрь зашифрованным посланием для Борегара. Эта связь работала вплоть до ареста Розы.

Роза считала, что деятельность Линкольна, Сьюарда и других республиканцев приведет к краху страны. Она боялась влияния аболиционистов на президента, и это была еще одна причина, по которой она работала на южан: «Я думаю, что могу представить картину Вашингтона подвергшемуся осквернению правами Черной Республики. Старое население останется на месте… Новые люди захватят это место, отчетливо передавая черты варварской расы и встав над христианами, и кто дерзко с гордостью завоевателя сотрет с лица земли цивилизацию»74.

Несмотря на все меры предосторожности, Секретная Служба заподозрила ее в шпионаже для Конфедерации. Томас Скотт попросил Аллана Пинкертона присмотреть за домом Гринхау, чем тот и занялся. Он отметил: «Резиденция миссис Гринхау располагалась на углу Первой и Тринадцатой улицы в зажиточной части города, совсем недалеко от Белого Дома»75.

Пинкертон вместе с парой своих сотрудников изо дня в день дежурил у дома Розы. В течение недели у нее побывало множество гостей, офицеров и чиновников. Он ежедневно докладывал Скотту о людях посетивших салон. Показателен и способ слежения за хозяйкой и ее гостями. Пинкертон, сняв обувь, вставал на плечи своему сотруднику и ловил отрывки фраз из гостиной. Он опознал одного из посетителей «как офицера федеральной армии… он был пехотным капитаном, командующим подразделением военной полиции, и не заслуживает разглашения настоящего имени»76. Пинкертон назвал его Элиссоном. Элиссон передал Розе план укреплений вокруг Вашингтона. При попытке схватить его сам Пинкертон попал под арест. Вот как Роза описывает это происшествие: «Детектив Аллен… преследовал джентльмена работавшего в военной полиции города, который позвонил мне перед визитом. Аллен без объяснения причины попытался арестовать его. Он бежал от него до здания Военной Полиции, где с помощью охраны сам арестовал Аллена и держал его под стражей до следующего утра, однако внял его молитвам и позволил послать сообщение Линкольну, Сьюарду или МакКлеллану»77.

Благодаря вмешательству высших чинов, Пинкертона освободили, а «капитана Элиссона» заключили под стражу как изменника. Наблюдение за особняком Гринхау продолжилось. А вскоре последовал и арест: «В пятницу 23 августа 1861 года я открыла дверь, возвращаясь с прогулки, и была арестована двумя мужчинами, один был одет как горожанин, другой в форму федерального офицера. Им был майор Аллен, шеф секретной службы в городе…Они спросили со смущением «Вы миссис Гринхау?» я ответила «Да». Я спросила

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

«Кто вы и что вам нужно?» «Я пришел арестовать вас.»…Я торопливо посмотрела, чтобы узнать, что мой сигнал понят правильно и добавила тихо: «Я не в силах вам сопротивляться, но я нахожусь внутри своего дома и могу убить одного из вас, пока не начался этот лживый процесс»»78. Знак глазами был подан дочке Розы, которая предупреждала людей, обычно приходящих в салон, что Роза находится под арестом.

Собственно домашний арест Розы продолжался до января 1862 года. Резиденцию Розы теперь называли «Форт Гринхау», туда ссылали всех женщин, заподозренных в симпатиях к Конфедерации, а личная переписка Розы тщательно проверялась. А зимой 1862 Розу и ее дочь отправили в тюрьму в здании старого Капитолия. Газеты южан, и органы печати демократов подняли бурю, Роза стала мученицей в их глазах. Желая прекратить нападки на правительство, Линкольн приказал депортировать Розу с дочерью на территорию Конфедерации. Собственно на этом ее шпионская деятельность обрывается, позже она отправилась в Европу, как представительница Конфедерации она встретилась с Наполеоном III и королевой Викторией, опубликовала свои мемуары. Корабль, на котором она возвращалась, потерпел крушение, а сама Роза погибла.

Еще одной известной шпионкой Конфедерации была Изабель Бойд, в отличие от Розы которой на момент войны было 44 года, Белль была юной семнадцатилетней девушкой. Но это не мешало, а даже помогало в шпионском ремесле. Будучи духовно и физически сформированной, она отличалась высоким ростом, стройной фигурой и грациозностью, лицо было вытянутым, овальной формы, с серо-голубыми глазами. Ее отличали начитанность, неуемный характер, но когда было нужно, она могла быть скромной, тихой и послушной79.

Война застала ее в Мартинсбурге, когда федеральные солдаты ворвались в ее дом с целью вывесить флаг Союза на фасаде. Белль воспротивилась этому и застрелила одного из солдат. Вот как она описывала свои чувства при виде флага Союза: «Пропасть между Севером и Югом разверзлась окончательно, потому что мы, девушки Мартинсбурга при виде развевающегося флага Союза испытывали те же эмоции что и английские леди, если бы увидели французский триколор или Российского орла над Виндзорским замком»80. Изабель судили, но посчитали, что она защищала свою честь и честь семьи, поэтому она была оправдана, однако к дому Белль приставили наряд солдат, с которыми она быстро поладила, после чего она начала свою шпионскую деятельность.

Она вышла на связь с полковником Тернером Эшби, доверенным Джеба Стюарта и Томаса Джексона. Он работал в расположении врага «коновязом», осматривал больных лошадей, но больше интересовался последними слухами. От него Белль научилась шифрованному письму, так как до того, она записывала информацию как обычные письма, шансы на ее поимку были велики. Теперь же услышав о трюках Бэтти Дювал, Белль также прятала информацию внутри прически. За короткое время Белль из-за подозрений побывала в Балтиморе, где над ней состоялся суд, полностью ее оправдавший, приехала во Фронт Роял, так как Мартинсбург был занят войсками. Там к ней приставили офицера лейтенанта Х., она смогла поговорить с федеральным генералом Шилдсом и узнала его планы, но самое важное в компании своей слуги негритянки и лейтенанта федеральной армии она получила важные документы для Джексона «Каменной стены» от джентльмена занимающего высокое положение в обществе81. Разделив документы на три части, она положила самые важные в свою корзинку, другую часть доверила рабыне, и дала несколько листков лейтенанту. Позднее на допросе полковник Бил отчитает лейтенанта и спросит с него, а Белль будет отпущена.

В это время в долине Шенондоа шли сражения между Джексоном и генералами Союза Фримонтом, МакДауэлом, Бэнксом. Поняв, что войска конфедератов близко, Белль 23 мая 1862 года отправляется со всей информацией через линию фронта к Джексону. Несмотря на идущее сражение Белль встретилась с майором Дугласом, другом семьи и передала ему все письменные данные которыми она располагала. И не сбавляя шага она побежала обратно во Фронт Ройал чтобы ее не заподозрили в измене. Позже к Белль пришло благодарственное письмо от Джексона.

Но в течение следующих недель конфедераты вновь сдали позиции, а в дом Бойдов нагрянула военная полиция, посадившая шпионку под домашний арест. Помог генерал Шилдс, который посчитал обвинения глупостью, Белль вновь могла взяться за дело.

Позднее Белль совершила самую большую ошибку, она влюбилась в солдата Конфедерации, который на поверку оказался шпионом пятого полка Западной Виргинии. Офицер Смитли обманул Белль, и ту отправили в Вашингтон, где с ней лично занимался Лафайет Бейкер. Однако Бейкер ничего не добился от южанки и продлил срок ее заключения. Другие заключенные пришли в восторг от несгибаемой воли Белль, а охранники не понимали, как эта девушка до сих пор не сломалась под тяготами судьбы. В августе 1862 ее все же обменяли на северных военнопленных.

Она вернулась в Мартинсбург и вновь была арестована как шпионка. Ее поместили в тюрьму Кэррол в июне 1863. Белль заболела в тюрьме и была отпущена. В 1864 году она переехала в Канаду, по пути встретив свою любовь в лице Сэма Хардинджа82. Он служил на федеральном флоте и вышел в отставку ради Белль. Они оба прибыли а Англию, где поженились, но счастье было недолгим. Он вернулся в США, где попал в тюрьму, а вернулся к Белль с надломленным здоровьем. Белль написала мемуары, закончила с шпионской деятельностью и стала вдовой. Все это в двадцать два года.

Антония Форд — еще одна выдающаяся южная шпионка. В 1861 Антонии было 23 года, она была красивой девушкой с темным цветом волос и глаз, была дочью бизнесмена Эдварда Форда. Отец открыл свой дом для офицеров Союза, так что Антония получила широкое поле для деятельности в собственном доме. В беседах с офицерами она запоминала каждую деталь и впоследствии передавала информацию связным Джеба Стюарта. Также у нее были связи с Розой Гринхау. В отчаянных попытках найти связных конфедератов, федералы устраивали неожиданные проверки в домах. Однажды собирая письма с донесениями для южан, проверка нагрянула в дом к Антонии. Она быстро соориентировалась и спрятала письма под юбку. Проверка ушла ни с чем.

Во второй половине августа 1862 года перед вторым сражением при Манассасе Антония смогла раздобыть чрезвычайно важную информацию для Стюарта, но доставить ее было некому, поэтому Антония сама прошла 20 миль до расположения конфедеративных войск83.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Этим поступком она добилась признания среди солдат и офицеров. Тем временем в декабре 1862 года в доме Фордов расквартировался отряд с генералом Эдвином Стоутоном во главе. Антония узнала, что Стоутон хочет устроить праздник и, возможно, выпить, немедленно вышла на связь с полковником Мосби, который в два часа по полуночи без единого выстрела арестовал Стоутона и весь его отряд, состоявший из двух капитанов, тридцати заключенных, восьми лошадей со снаряжением.

Лафайет Бейкер заподозрил Антонию в связи с пропажей Стоутона и послал к ней опытную контрразведчицу ̶ Фрэнки Эйбл. Она выдала себя за жительницу Нового Орлеана, которая стала беженцем и переехала в Фэйрфакс. Вскоре Фрэнки понравилась как местным жителям, так и Антония.84 Она делилась с подругой не только одеждой, но и военными тайнами, а именно связью с генералом кавалерии Джебом Стюартом.

После этого Фрэнки исчезла из Фэйрфакса, Антония и вся ее семья были арестованы и отправлены в старую тюрьму Капитолия в Вашингтоне под конвоем майора Уилларда. Через несколько месяцев заключения Антонию отпустили, но к разведывательной деятельности она больше не возвращалась, так как вышла замуж за Уилларда.

Сестры Мун, Шарлотта и Виргиния также внесли свой вклад в дело конфедеративной разведки. На момент начала Гражданской войны Шарлотте было 31, а Виргинии 16 лет. Их мать миссис Мун настояла на том, чтобы Виргиния получила образование в женском колледже Оксфорда, что в Огайо, в то время как старшая сестра Шарлотта была замужем за судьей Джимом Кларком. Он входил в организацию конфедератов «Рыцари Золотого Круга», поэтому к ним в дом частенько наведывались агенты Секретной Службы.

Собственно шпионская деятельность сестер началась совершенно случайно. Курьер доставил к ним в дом срочную депешу для генерала Эдмунда Смита. Доставить эти депеши было некому, и Шарлотта решила направиться в Кентукки. Она добралась до Лексингтона на лодке, вжившись в образ старой дамы.

В то же самое время Виргиния с матерью помогали больным и раненым в Мемфисе. После захвата города федералами в июне 1862 года Виргиния приступила к активной шпионской деятельности, перевозя важные сведения и медикаменты через линию фронта.

В 1863 году Виргиния с матерью переправляли медикаменты для «Рыцарей Золотого Круга», но были задержаны, а ценный груз, в котором был морфин, хинин, опиум, достался федералистам. Виргиния не растерялась и попросила офицера привести к ним Эмброуза Бернсайда, нового командующего военного департамента Огайо. Он пришел к ним навстречу и узнал обеих. Дело в том, что в студенческие годы Эмброуз сватался к Шарлотте, но та ответила отказом на его ухаживания. Теперь уже к Бернсайду приехала Шарлотта, но он отверг все предложения о дружбе и заключил сестер Мун и их мать под домашний арест до конца войны. Так закончилась разведывательная деятельность сестер Мун.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Все вышеизложенное показывает, насколько разнообразна была деятельность разведчиц южан, как важны были сведения, что они поставляли в армию, насколько важны были их услуги по перевозке корреспонденции, медикаментов, зашифрованной информации.

.2 Разведчицы Союза

Разведчицы Союза во многом похожи на своих южных коллег, однако, причины для работы в разведке все же немного отличаются. Это обусловлено множеством факторов, влиянием среды, в которой эти женщины выросли, большей открытостью, меньшим количеством предрассудков. Такие шпионки как Элизабет Ван Лью, Эмма Эдмондс, Полина Кашмэн, Элизабет Бейкер, Кэрри Лоутон, Хэтти Лоутон, Мэри Гордон, Кэрри Кинг, Анна Кэмпбел, Люси Вильямс, Фрэнки Эйбл оставили след в федеральной разведке.

Наиболее известной из них является «Безумная Бэт» — Элизабет Ван Лью. Она была абсолютной антагонисткой с Розой Гринхау. Если Роза жила в Вашингтоне и поддерживала проюжные взгляды, то Элизабет всю свою жизнь прожив Ричмонде, отстаивала идеалы свободы и целостности Союза. Она была дочерью зажиточного гражданина Ричмонда, Джона Ван Лью, но не была яркой светской дамой как Роза. В доме Ван Лью часто бывали высокопоставленные гости, с которыми Элизабет могла поддержать приятный разговор. Современник описывают ее блондинкой с чистыми голубыми глазами, страстной поборницей справедливости, целеустремленной и независимой женщиной. Она придерживалась аболиционистских взглядов не только на словах, но и на деле, еще до войны она отпустила своих рабов, и наняла их к себе на службу. Помимо всего прочего в ходе войны «Ван Лью заслужила репутацию психически неуравновешенной, странно одевающейся, бродящей по городу женщины, распевающей глупые песни»85. Ее постоянная критика Конфедерации, декларируемый аболиционизм, странная одежда и поведение помогли ей стать «Безумной Бэт». Ее могли обвинить в чем угодно, но никто не догадывался, что эта женщина организовала в Ричмонде одну из лучших разведывательных сетей федералистов.

На момент начал войны ей был 41 год, она жила вместе с матерью в особняке Ван Лью, на Черч Хилл. Здание было большим и сложным по планировке, что впоследствии сослужило добрую службу Элизабет. Когда южане напали на Форт Самтер, она не стеснялась в выражении своих чувств, считая, что сецессионисты предали дела отцов: «Какой ужас! Толпы кричащей черни, в своей лютости подняли революцию. Я этому свидетельница. Я думала о Франции и когда процессия ушла, я упала на колени, всплеснула руками и начала молиться: «Отец прости их, ибо не ведают они что творят»»86.

Элизабет со всей возможной осторожностью решила помогать войскам Союза новостями из Ричмонда. Она организовала путь на Север для своих связных, начинавшийся в особняке Ван Лью и проходивший через небольшую ферму на Джеймс Ривер. Элизабет использовала для передачи посланий, как своих бывших рабов, так и другую прислугу, девушкам она вшивала послания в платья, либо же проделывала отверстие в яичной скорлупе, удаляла содержимое и вставляла внутрь записки в форме шариков, яйцо лежало в корзинке и не вызывало подозрений.

Иногда все же Ван Лью покидала свой особняк и даже пределы Ричмонда, тогда она переодевалась в одежду работницы фермы, сельской жительницы и сама доставляла послания. Помимо таких посланий для генерала Шарпа, первого с кем смогла установить связь Ван Лью, Элизабет занималась определенного рода благотворительностью, она заботилась о пленных федератах, приходя к ним в тюрьму, обеспечивая их питанием, в том числе необычными яйцами, литературой, медицинскими препаратами. От пленных солдат и офицеров Союза она смогла узнать массу полезной информации, в книгах, что передавала Элизабет, пленные подчеркивали слова на разных страницах, а Элизабет переводила их в послания для генерала Шарпа.

В тюрьме Либби Элизабет познакомилась, а затем и заботилась о полковнике Ревире, которого через некоторое время обменяли на пленных конфедератов. Он написал своей семье, какую неоценимую помощь оказала ему Элизабет, и этот добрый поступок, несмотря на смерть Ревира под Геттисбергом в 1863, помог Ван Лью в будущем.

Эта деятельность раздражала общественность Ричмонда, за газетными статьями последовали угрозы и даже запрет посещать тюрьму Либби. Элизабет добилась аудиенции у Джефферсона Дэвиса и начальника тайной полиции Уиндера. Последний был крайне тщеславен и мисс Ван Лью лестью смогла добиться своего, она вновь могла посещать тюрьму. Впоследствии она даже помогала арестантам бежать, по некоторым данным именно она стояла за тридцатиметровым тоннелем, что был прорыт под Либби.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Помимо помощи арестантам, Элизабет завербовала большое количество людей, фермеров, владельцев магазина, фабричных рабочих, объединенных верой в Союз. По словам генерала Джорджа Шарпа из Армейского разведывательного бюро: «Их [Ван Лью] позиция, характер и милосердие, дали им руководство к действию, и много семей простых людей решили остаться верными флагу, и впоследствии были способны во время войны принимать наших агентов…. Долгое, долгое время, она представляла собой всё, что осталось от власти правительства Соединенных Штатов в городе Ричмонде»87.

Именно в это время поведение Элизабет стало меняться в сторону «безумства», она ходила по улицам, что-то невнятно бормотала, укрепляя легенду о не совсем крепком здоровье. Подозрения на некоторое время отступили от Элизабет и ее матери, а в декабре 1863 года, узнав о удачном побеге заключенных, генерал Бенджамин Батлер решил работать с Ван Лью.

Батлер смог научить Элизабет многим шпионским трюкам, например зашифрованному письму, а так же проявлению краски невидимых чернил. В это же время она смогла устроить на работу в Белый дом Конфедерации свою протеже Мэри Баусер, о которой говорилось выше, и начала работать с Томасом МакНивеном, Союзным связным и шпионом. Их связали хорошие рабочие отношения, вот что МакНивен пишет о ней: «Она рассказала, что Джон Маршалл предупредил ее насчет южных аристократов. Она сказала, что когда была маленькой девочкой, Маршалл часто посещал ее семью. Он говорил ей, что все южные плантаторы не республиканцы. Они хотят вернуться к прошлому, и быть частью Англии, чтобы самим стать сэрами и лордами. Берегитесь их, или Соединенные Штаты перестанут существовать»88.

Также он писал о том что у Ван Лью есть большое число курьеров по всему городу и за его пределами, но их личности она раскрыть не может, так как боится за их жизни. Он сообщает и об оперативных псевдонимах людей работающих на генерала Батлера в Ричмонде: «Мы использовали кодовые имена, так например Квакер для меня, мистер Палмер, для мистера Розерфорда, Фред для мистера Хаскинса, мистер Бэбкок для мисс Ван Лью, Проповедник для мистера Глэйзбрука, Рулевой для мистера Спрюэла, миссис Райз для миссис Андерсон, Фермер для мистера Орика, Бэлль для Клары, мистер Нокс для мистера Куинна, и так далее. А когда мятежники поймали настоящего мистера Бэбкока, который должен был быть шпионом, нам пришлось изменить кодовое имя мисс Ван Лью на Ромону»89.

Он сообщает, что мисс Ван Лью усовершенствовала свои шифровки для общения с генералом Шарпом, но МакНивен по прошествии времени смог его расшифровать и узнал суть корреспонденции Ван Лью.

Тем временем ресурсы Конфедерации подходили к концу, была объявлена конфискация лошадей для нужд армии. Ван Лью спрятала своего коня в личном кабинете, обвязав копыта ветошью, солдаты ушли от особняка ни с чем. В январе 1864 Ван Лью получила информацию о перевозке тысячи заключенных северян и написала об этом Батлеру. Для освобождения он выбрал отряд генерала Киллпатрика и полковника Дальгрена. К несчастью произошел разлив реки из-за дождей и Дальгрен не смог ее форсировать, попал в ловушку конфедератов и был убит. Конфедераты полностью обобрали его труп, сняли золотое кольцо и деревянную ногу, закопав в земле недалеко от дороги. Позднее его перезахоронили на кладбище Оквуда. Это увидели служащие Ван Лью, которые пометили место захоронения и доложились Элизабет.

Вот что о последующем пишет МакНивен : «Самое забавное, если конечно в этом есть что-то забавное, что мы смогли выкрасть тело полковника Ульрика Дальгрена у мятежников. Она узнала место, где он был похоронен, недалеко от Оквуда. Крис залез на дерево, а я на крышу дома Шеров, наблюдал за дорогой, пока они его выкапывают. После его переместили в повозку Эберхарта, закрыв деревьями (персиками), и мисс Ван Лью отвезла его сначала на ферму Роули, а потом на ферму Оррика. Джон и Луиза остались на ферме на выходные и помогли с захоронением. Когда я говорил об этом успехе, мисс Ван Лью послала весть Батлеру, чтобы семья Дальгрена узнала об этом»90.

Элизабет продолжала поставлять важные сведения генералам северян, теперь уже Улиссу Гранту. Помимо этого она укрывала в своем особняке бежавших заключенных северян, шпионов Секретной Службы. Она размещала их в комнате на чердаке. Эта комната была обнаружена благодаря племяннице Элизабет, которая после войны вспомнила, где видела нишу в стене. Секретная комната Ван Лью представляла собой длинную, низкую и узкую камеру, расположенную там, где от плоской кровли веранды начинался скат крыши. Чердак у дома был квадратный, и между его западной стеной и скатом крыши помещалась комната, в которой во время войны постоянно скрывался какой- нибудь агент или беглец-федералист.91

Ближе к концу войны система доставки сообщений к Гранту была настолько хороша, что сорвав цветы у себя в саду вечером, слуги Ван Лью могли принести их Гранту к завтраку.

Однако в этот же момент Ван Лью рисковала быть раскрытой шпионом-предателем. Лафайет Бейкер решил повторить трюк Аллан Пинкертона с «англичанином». Он послал на задание человека по фамилии Поул, а тот вместо того, чтобы собирать информацию на благо Союза, сдал Конфедерации за круглую сумму тех разведчиков, которых знал по оперативным сводкам. К счастью среди них не было мисс Ван Лью.

Когда генерал Ли покинул Ричмонд, разъяренные жители пришли к особняку Ван Лью с намерением сжечь его и увидели на фасаде развевающийся флаг Союза. На угрозы в свой адрес Элизабет торжествующе ответила, что скоро в городе будет Грант, и он позаботится о людях, которые хотели расправиться с ней. Толпа отступилась, и Элизабет, увидев пожар, охвативший Белый Дом Конфедерации, спешно устремилась на свое последнее задание собрать все ценные документы, которые не сгорели92.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Сара Эмма Эдмондс — девушка, которая также внесла вклад в дело Союза. За время войны она успела побывать сестрой милосердия, солдатом, разведчицей и даже… негром. Сара родилась и выросла на ферме в Нью Браунсвике, в Канаде, в 1841 году. Деревенская жизнь казалась ей скучной, отец , когда ей было шестнадцать, решил выдать ее замуж. Сара сменила имя на Эмму и покинула дом. Однако отец выследил ее и попытался вернуть домой.

Теперь она сменила не только имя, она подстригла волосы, купила мужскую одежду и устроилась работать распространителем церковной литературы под именем Фрэнк Томпсон. Война застала ее на вокзале, она собиралась отправиться домой в Новую Англию, и услышала сообщение о падении Форта Самтер, начале Гражданской Войны и наборе семидесяти пяти тысяч добровольцев в армии. Вот о чем в тот момент думала Эмма: «Это правда, я не была американкой, я не обязана была оставаться здесь на время раздора. Я могла вернуться на Родину, где родители приняли бы меня в отчий дом, а братья и сестры обрадовались моему возвращению. Но не эти мысли занимали меня… Великим вопросом было, что я могу сделать? Как я могу повлиять на эту драму? Я была не способна дать ответ самой себе, так что я обратила вопрос к Святому Трону, и нашла ответы там»93.

Эмма записалась в добровольцы под свои псевдонимом Фрэнком Флинтом Томпсоном и стала «медбратом». Эдмондс продолжала работать в госпиталях вплоть до марта 1862 года, после чего ей дали новое назначение, она стала полковым вестовым. В то время до нее дошли слухи о казне Тимоти Уэбстера, и она решила поменять призвание и стать разведчицей.

Уже на первом задании она действовала нестандартно, проникнув в лагерь конфедератов под видом негра по имена Кафф, она собирала важную информацию о численности войск, их месторасположении, вооружении и планах. В этой миссии ей помог нитрат серебра, благодаря которому она могла выглядеть как обычный раб94.

Она участвовала на земляных работах, общалась с другими рабами, подслушивала разговоры солдат и офицеров. Она описала несправедливость в отношении к неграм, те за свою работу не получали даже мяса, в то время как конфедераты его имели в достатке, пили кофе и виски, это последнее их подвело. Вот что Эмма пишет о сборе информации о фортификации южан и их вооружении: «Ночь пришла, и я была свободна от работ. Я могла свободно ходить и наблюдать за укреплениями, и я использовала свою свободу с умом. Я сделала краткий отчет об артиллерии, которую я видела ночью в крепости: пятнадцать трехдюймовых нарезных пушек, восемнадцать четырех с половиной дюймовых нарезных, двадцать девять тридцати-двух фунтовых, двадцать одна сорока-двух фунтовая, двадцать три восьмидюймовые, одиннадцать девятидюймовых, тринадцать десятидюймовых, четырнадцать десяти дюймовых мортир и семь восьми дюймовых осадных гаубиц. Это, вместе с отчетом о земляных работах, я положила внутрь башмака и вернулась в негритянское расположение»95.

Эти данные, а также то, что Эмма узнала на кухне, так как она стерла руки на земляных работах, и ее отослали на легкую работу, она рассказала МакКлеллану, когда смогла убежать из конфедератского лагеря через несколько дней. Это помогло федеральному штабу понять, какие силы будут использованы против них при Йорктауне, что помогло им победить в апреле 1862 года.

Через несколько месяцев Эмма вновь проникла в расположение конфедератов, на этот раз под видом ирландской торговки Бриджит ОШи. Она не хотела вновь участвовать в тяжелой негритянской работе, к тому же многие шпионы и с той и с другой стороны уже маскировались под рабов. Вот что она пишет об этом: «Я купила одежду и снарядилась как ирландская торговка, следующая за армией, продающая булки, пироги и всякую всячину… также выучила несколько ирландских фразочек, чтобы соответствовать образу»96. Эмма проявила сочувствие к умирающему конфедерату капитану Аллену Холлу, позаботилась о нем, узнала от него информацию о генерале Юэлле, и обещала отдать карманные часы майору МакКи. Это поручение помогло ей в пути на Ричмонд, конфедераты пропустили ее к майору. Тот поблагодарил ее за участие и попросил показать, где находятся останки Холла. После этого Эмма заручилась доверием офицеров, и могла спокойно собирать информацию, которую передавала МакКлеллану. Ее данные помогли федералам победить у Ганновер Корт. Вернувшись на Север, Эмма какое-то время не участвовала в деятельности разведки, но затем была переброшена в Виргинию, где собирала информацию под видом «Каффа» на фортификационных работах, и под видом афро-американской прачки в лагере конфедератов.

Эмма путешествовала по всей территории США и под видом молодого человека ищущего работу, так в Луисвилле она устраивалась клерком. Однако у ее работодателя были связи и с конфедеративной разведкой. Она узнала об этом и выразила пожелание помочь делу Конфедерации. «После долгого разговора и планирования, мы наконец приняли решение, следующей ночью я должна сопровождать через линию фронта честного федералиста с посланием для Федерального правительства, но на самом деле бывшего мятежным шпионом»97 Эмма познакомилась со шпионом, а тот подумал, что это всего лишь зеленый мальчишка и горячий южный патриот, когда они ночью пересекали фронт, он рассказал о своей службе, а также о двух других шпионах работавших с ним, один был маркитантом, другой был торговцем. Эмма донесла о них в военную полицию, двоих удалось поймать, но один скрылся. Она до самого окончания войны больше не приезжала в Луисвилль.

Далее ее поле деятельности переместилось в Виксбург, где она смогла найти среди конфедератов, человека сопереживающего Северу, однако дававшего и позитивную оценку южным людям: «Он был начитанным и высокообразованным юношей, было интересно послушать его мнение о южанах, со стороны мятежника. Он говорил мне, что южные люди, особенно леди, были куда большими патриотами чем северяне»98 Информация которую Эмма смогла собрать была так же ценна, как и донесения Филиппа Хенсона, который также в тот момент работал в Виксбурге.

А весной 1863 года Эмма заболела малярией и бежала из расположения части, она боялась, что будет раскрыт ее «секрет». Выздоровев, она хотела вернуться на службу в Каире, штат Иллинойс, но обнаружила, что Фрэнк Томпсон был записан в ряды дезертиров. Поняв, что со службой покончено, она в 1864 году пишет и издает мемуары «Сестра милосердия и шпионка в армии Союза». На этом ее шпионская деятельность прекращается, и она возвращается домой к родителям в Канаду.

Важные сведения Секретной службе США поставляла Элизабет Бейкер, работавшая на Пинкертона. Так в марте 1862 года она передала информация о броненосце «Мерримак», который готовился к спуску на воду в Хэмптон Роуд. Это судно должно было разорвать цепь морской блокады и помочь наладить поставки из Европы.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Миссис Бейкер гостила у семьи капитана Эйтвотера, который «в сердце был юнионистом и тайно желал победы Союзу»99. Капитан имел доступ к верфям и, когда миссис Бейкер попросила провести экскурсию на «Мерримак», он не смог ей отказать. Свидетельницей мощи его палубной артиллерии стала и жена Эйтвотера. Испытания проводились на Джеймс Ривер, на середину реки выводили корабли и корабельные орудия «Мерримака» стреляли по ним. Миссис Бейкер «с трудом подавила в себе чувство страха за федеральный флот в случае успешной поддержки флота, если правительство не отреагирует быстро на эту угрозу»100.

Она также узнала от Эйтвотера что «Мерримак» должен помочь пробиться в море флагманам «Патрик Генри» и «Томас Джефферсон», дабы они могли доплыть до Англии. Демонстрация силы орудий «Мерримака» оставили неизгладимое впечатление у Миссис Бейкер, и уже на следующее утро она распрощавшись с гостеприимными хозяевами поехала в Вашингтон, но не теряя времени отправила вестовых к Пинкертону уже в Леонардстауне. Тот немедленно доложился МакКлеллану, так федералы узнали о строительстве «Мерримака» и смогли подготовить флот к этому непростому испытанию.

Это далеко не вся деятельность разведчиц Союза показывает, как много ценной информации добывали женщины для Федеральной армии. Действуя открыто, от своего имени, примеряя на себя роль сумасшедших, переодеваясь мужчиной, или негром-рабом, поддерживая отношения с высшим обществом и умело пользуясь дружескими связями, разведчицы Севера внесли весомый вклад в конечную победу федерального оружия.

Заключение

Изучение такой закрытой организации, как разведка, всегда сталкивается с рядом трудностей, связанных с ограниченным доступом к информации о ее деятельности. История американских спецслужб не является исключением. Источники официального происхождения либо недоступны, либо не проливают света на методы работы разведки и идейных одиночек, являющихся ее искренними помощниками. Кроме того, значительная часть источников сознательно уничтожается в целях конспирации. Источниками личного происхождения повезло больше. Сохранившиеся мемуары создателей американской разведки стали ценнейшим материалом, позволившим рассмотреть историю ее становления и развития.

Анализ мемуарной литературы позволяет понять мотивы, которыми руководствовались люди, становясь шпионами. В разведку шли не только граждане США, но и люди из других государств, одни из них сердечно хотели помочь стране, в которой находились, другие хотели почета и уважения, третьим нужны были приключения. Многим из них удалось реализовать свои таланты, кто-то погиб на службе, кто-то пережил войну и добился признания.

Шпионскую сеть имели обе противоборствующие стороны гражданского конфликта, однако, источниковая база для изучения разведки северян сохранилась в большей степени. Секретная Служба США была создана в период Гражданской войны. Утвержденная генералом МакКлелланом, назначившим главой службы своего друга-детектива Аллана Пинкертона, за несколько лет она разрослась с одиннадцати человек до организации, охватывавшей всю территорию Соединенных Штатов. Преемник Пинкертона, Лафайет Бейкер, получивший хорошо подготовленный штат агентов, сумел существенно расширить шпионскую сеть.

Основной особенностью Секретной Службой северян в изучаемый период была ее готовность к активному взаимодействию с другими подразделениями, работавшими на победу. Она работала в тесном контакте с Военной полицией Вашингтона, активно помогая контрразведке и пользуясь услугами последней. Уже тогда Секретная Служба начала использовать в качестве агентов женщин. Это был смелый, но полностью оправдавший себя шаг, ведь женщина порою может добраться до секретной информации с меньшей затратой времени и сил, нежели мужчина. Разведка Севера активно использовала услуги чернокожих агентов, как женщин, так и мужчин, которые искренне и бесстрашно помогали аболиционистам.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Из тех скудных источников, посвященных разведке Юга, которые дошли до нас, удалось почерпнуть информацию о ее структуре и отдельных сотрудниках. Разведчики-южане также имели свою Секретную Службу, расположенную в Ричмонде; как и северная, она работала с Военной полицией, руководил которой генерал Уиндер. Недостатками южной разведки на Восточном фронте была излишняя склонность ее агентов к театральности, словоохотливость и доверчивость курьеров с важными депешами. Однако, южанам помогало наличие большого числа сторонников Юга, проживавших на территории северных штатов. Помимо разведчиков на Севере действовали скрытые сторонники Юга ̶ «медянки». Их социальная база была крайне поляризована: южанам симпатизировали либо зажиточные промышленники и предприниматели, бизнес которых терпел убытки от войны, политики обладающие влиянием и властью, либо необразованные рабочие, не входившие в профсоюзы, не имевшие земли и иной частной собственности. Как и Секретная Служба Союза, разведка КША активно пользовалась услугами женщин-разведчиц.

Мемуары и историография позволяют сделать ряд выводов о роли женщин в разведке обеих сторон. Отважные женщины легко играли различные роли, перевоплощаясь в мужчин, солдат, торговок, прачек и даже чернокожих рабов. Используя маскировку, они собирали чрезвычайно важную информацию, которая могла спасти или отнять не одну жизнь на линии фронта. Однако были и те, которые не меняли личину вовсе, работая под своим настоящим именем.

Важную роль в становлении разведчиков и методах их работы играло почерпнули. Источники сведетельствуют о том, что идейные кадры преобладали по обе стороны фронта.

В разведку попадали очень разные люди. Многие из них были образованы, воспитаны, галантны, но известны и совершенно иные примеры. Достаточно вспомнить «Заикающегося Дейва» из разведки северян или «Лигу Лояльных», куда входили совсем простые люди, которые независимо от цвета кожи, пола и возраста выполняли опасную работу с энтузиазмом, они действительно верили в то, что приносят пользу своей Родине.

Анализируя причины успехов и неудач тех или иных разведчиков и разведчиц можно с уверенностью сказать, что в XIX веке, как и в более поздние времена, многое решал случай. Тимоти Уэбстер — легенда разведки северян — мог бы выжить, если бы не приступ ревматизма, страх Пинкертона и поездка Скалли и Льюиса. Легендарная шпионка Юга Роза Гринхау могла принести еще немало пользы Конфедерации, но корабль, на котором она плыла, потерпел крушение, Антония Форд могла и не помочь конфедерату полковнику Мосби схватить генерала Стоутона, если бы федеральный патрульный заставил ее подняться со стула, когда она прятала под юбкой депеши для Джеба Стюарта. И таких случаев масса.

Люди, занимавшиеся разведывательной деятельностью, были не просто умны, они являли собой примеры безмерного патриотизма и героических поступков. Не случайно имена юного разведчика конфедератов Сэма Дэвиса и опытного северянина Тимоти Уэбстера, героически встретивших свою смерть в плену, известны до сегодняшнего дня. На примере таких людей можно воспитывать чувство патриотизма к отечеству по любую сторону океана.

Проведенное исследование позволяет нам сделать вывод, что разведка эпохи Гражданской Войны в США играла чрезвычайно важную роль в военных действиях, умелом саботаже, предотвращении покушений на жизнь высокопоставленных лиц. Шпионы и шпионки оставили свой след в самой кровопролитной войне в истории США, не будь их деятельность столь эффективна, кто знает, какой общественный строй был бы в данный момент по другую сторону Атлантики.

Список использованных источников и литературы

Источники

1.Pinkerton Allan. A Spy of the Rebellion: Being a True History of the Spy System of the United States Army; 1883 [Электронный ресурс]. URL: #»center»>Размещено на Аllbеst.ru