В противоположность прежним представлениям о том, что индивид обладает политическими, экономическими и иными пра­вами лишь постольку, поскольку он является полноправным гражданином, как считалось в эпоху античности или в силу то­го, что принадлежит к определенному сословию, как утверждали в средние века, мыслители Просвещения провозгласили идею ес­тественных, неотчуждаемых нрав человека. Эти права даны каждому человеку от природы и включают права на жизнь, сво­боду и собственность или, как читаем в Декларации прав чело­века и гражданина, принятой в 1791 г., права на свободу, собст­венность, безопасность и сопротивление угнетению.

Все люди, полагали просветители, сотворены равными.

Т. Гоббс писал: « Природа создала людей равными в ощущении физических и умственных способностей, ибо хотя мы наблюдаем иногда, что один человек физически сильнее или умнее другого, однако если рассмотреть всех вместе, то окажется, что разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, а другой не мог бы претендовать на него с таким же правом».

Мыслители Просвещения разрушали господствовавшее в фе­одальном обществе убеждение в том, что одни люди от рождения предназначены господствовать, а другие повиноваться и что права третьего сословия никогда не могут быть равны правам «благородных» сословий.

Так же решительно сторонники теории естественного права порывали и со взглядами о несовершенстве и ненадежности чело­веческого разума, о праве и обязанности церкви, государства опекать индивида, ограничивать, стеснять его свободу.

М. Лютер был уверен, что каждый христианин в состоянии понять. Священ­ное Писание не хуже папы римского. Просветители XVIII в. выражали ту же мысль иначе: каждый человек обладает способностью «быть господином самому себе». Природа наделила человека разумом, и никто лучше него самого не может определить, что отвечает его интересам, в чем состоит его благо, как ему следует поступать, что принесет ему наибольшую пользу и удовлетворение.

Естественные права, по мысли просветителей, принадлежали людям изначально, они обладали ими и тогда, когда государст­ва еще не было.

Процесс возникновения государства Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Монтескье пред­ставляли себе следующим образом: в далекие времена люди жили в естествен­ном, природном состоянии. Законов и правосудия еще не существовало, каждый человек мог заявить о своем праве на все, что он видел вокруг себя, и защищать свои интересы любыми доступными ему способами— границы его притязаний определялись только его возможностями. Но поскольку другие люди гоже распо­лагали такими же правами, постольку между индивидами начиналось противо­борство («война всех против всех», по выражению Т. Гоббса). В обществе царили произвол и насилие, никто не мог быть спокоен за жизнь свою и своих близких, за сохранность имущества. И тогда, устав от непрерывных междоусобиц, от по­стоянного чувства страха, люди собрались вместе и заключили между собой со­глашение, общественный договор.

Вступившие в договор индивиды согласились соблюдать общие для всех за­коны, данные им мудрым законодателем. Для того чтобы следить за исполнением законов и карать нарушивших их, они создали правительства. Так возникло госу­дарство. При заключении общественного договора индивиды передали государст­ву часть ранее принадлежавших им прав с тем, чтобы оно надежно защищало их естественные права на свободу, безопасность и собственность.

Таким образом, возникшее в результате соглашения государ­ство предстает в теории общественного договора как государ­ство правовое, ограниченное системой обязательных норм, смысл которых заключается в обеспечении прав и свобод граж­дан, признании моральной автономии личности. Согласно теории общественного договора, государство располагает лишь теми правами, которые переданы, делегированы ему обществом, признаны за ним его гражданами. Сувереном же, носителем высшей власти, остается народ, сообщество граждан, посылающее своих представителей в выборные органы власти.

В сущности, проблема условий стабильности политического строя при сохранении возможности развития политического ор­ганизма стояла перед общественно-политической мыслью со вре­мени ее зарождения. Аристотель, находя политический идеал в подлинной аристократии, полагал, что среди доступных наблю­дению городов-государств наиболее устойчивы политические формы, предоставляющие каждой группе граждан долю участия в управлении,— такой тип политического устройства получил название смешанного, поскольку сочетал царское, аристократи­ческое и демократическое начала. Концепция смешанного прав­ления была усвоена стоиками, развита греческим историком По­либием, с ней были хорошо знакомы авторы средневековых по­литических трактатов.

Если для Аристотеля и Полибия смешанное правление пред­ставлялось устойчивой формой свободного самоопределения со­общества граждан, то мыслители Просвещения искали в разде­лении властей путь построения такой государственности, которая признавала бы свободу индивида как высшее нравственное и политическое требование.

В небольшом античном полисе граждане участвовали в управлении государством непосредственно (через народное со­брание) — это была прямая демократия. В государствах с мно­гомиллионным населением и обширной территорией, личное уча­стие каждого в работе высших законодательных органов власти, административном управлении физически невозможно. Демо­кратия нового времени — представительная демократия, при ко­торой граждане избирают депутатов, имеющих схожие с ними взгляды, цели, ориентации, и доверяют им представительство своих интересов.

Современная демократия — это представительство интере­сов, а не сословий. Как участники политической жизни, все граждане в демократическом государстве равны. С точки зрения договорной теории происхождения государства равенство поли­тических и гражданских прав объясняется тем, что каждый из вступивших в договор индивидов считал других его участников равными себе, и только на таких условиях мог быть заключен договор, признаваемый всеми.

Равенство это двоякого рода — равенство перед законом и равенство политических прав. Не случайно богиню правосудия Фемиду изображают в виде женщины с весами в руках и повяз­кой на глазах — символами беспристрастности богини, объек­тивности правосудия. Независимо от имущественного положения и занимаемого поста перед законом все равны. Моральная же ответственность тем выше, чем более видное положение в обще­стве человек занимает, ибо демонстрируемое им пренебрежение к закону подрывает веру в законность и правопорядок у многих граждан. Равенство политических прав предполагает, что каж­дый гражданин имеет право избирать и быть избранным, при­чем значимость, «вес» голосов избирателей должны быть одина­ковы; на всех в равной мере распространяются свобода слова, печати, собраний, митингов, манифестаций и другие права, закрепляемые законом.

Современное демократическое государство понимается как государство правовое, в котором на практике осуществлен прин­цип разделения властей и защищены права и свободы граждан. Основные принципы государственного устройства, важнейшие нрава и свободы закреплены в конституции — основное законе государства. Термин «конституция» происходит от латинского слова constitutio — установление, но свое современное содержа­ние он приобрел сравнительно недавно.

Первые конституции были созданы не ранее конца XVIII в. В 1777 и 1787 гг. Пыл и приняты Конституции США, в 1791 г.— Французская конституция. Амери­канская конституция с момента принятия ни разу не пересматривалась, измене­ния производились в ней путем внесения поправок, дополняющих основной текст, и в  настоящее время конституция США является старшей среди ныне действую­щих. Конституции были призваны четко определить пределы власти государства, открепить основные права граждан, установить порядок осуществления власт­ных полномочий.

Принципы демократии, основные права и свободы человека, фиксируемые конституцией, рассматриваются как имеющие особый источник в естественном праве, в самой природе человека, поэтому они не подлежат отмене в обычном порядке, как иные правовые нормы. Для внесения поправок и изменений в конституцию предусмотрены специальные процедуры, значительно более сложные, чем при прохождении обычного законопроекта. В демократических государствах действует принцип конституционализма, согласно которому конституция обладает высшей юридической силой по отношению ко всем правовым нормам.

Занимающая важнейшее место в договорной теории проис­хождения государства идея народного суверенитета в современной либераль­ной демократии нашла воплощение в таких принципах, как парламентаризм и выборность, сменяемость органов власти, их от­ветственность перед обществом, перед избирателями.

Понятие «парламентаризм» применяется к системе государ­ственного устройства, при которой парламент занимает цент­ральное место в политическом управлении и только он имеет право принимать законы. Правительство наделено правом раз­рабатывать законопроект и вносить его на утверждение парла­мента. Кроме того, парламент обладает правом контролировать деятельность правительства. В XX в. на протяжении многих десятилетий преобладала тен­денция усиления исполнительной власти и некоторое ослабление позиций законодательной, что, однако, не дает оснований гово­рить о кризисе парламентаризма, поскольку на практике скорее стало осуществляться более тесное взаимодействие этих ветвей власти при изменении веса каждой из них в соответствии с тре­бованиями политической жизни.

На парламентских выборах, на выборах в центральные и местные органы власти избиратели голосуют за кандидатов выдвигаемых политическими партиями. В парламентских рес­публиках и монархиях партия, располагающая большинством мест в парламенте, получает право сформировать правитель­ство. Внутри парламента создаются партийные группы — фрак­ции депутатов, избранных от одной партии. Представители, фракций совместно вырабатывают повестку дня работы законодательного собрания, согласовывают состав правительства, на­значения на пост председателя парламента и председателей создаваемых парламентом постоянных комиссий. Через свои фрак­ции в законодательном органе, через представителей в прави­тельстве партии непосредственно участвуют в принятии и ‘реали­зации политических решений.

В современном обществе партии стали неотъемлемой частью демократической политической системы. Между тем возникнове­ние партий не отвечало представлениям большинства сторонни­ков теории естественного права и общественного договора о по­литическом строе демократии. Они полагали, что цель разумно устроенного общества состоит в достижении наибольшего блага для наибольшего числа граждан и потому противоречия между интересами общества и отдельного человека или социальной группы не существует, а значит, и нет основы для возникновения нескольких партий.  Исторический опыт показал, что в демо­кратическом обществе различие социальных интересов сохраня­ется, потому-то политическая практика демократических стран и создала механизм выявления, защиты и согласования интере­сов основных социальных групп, центральным звеном которого стали политические партии. Партии, как отмечалось, возникают в связи с необходимостью нести избирательную борьбу в условиях быстрого увеличения числа граждан, получающих право голоса, и установлением практики регулярного проведения выборов. Политические партии одновре­менно принадлежат и гражданскому обществу, и Государству. Они возникают в недрах гражданского общества, получают от него поддержку и стимул к действию, но вместе с тем через си­стему парламентского представительства участвуют в осуществ­лении государственной политики, доводят до политического ру­ководства требования тех слоев населения, интересы которых защищают.

Борьба партий отражает реальный процесс столкновения и взаимодействия социальных сил в обществе. Партии являются теми организациями, через которые социальные группы выра­жают свои наиболее общие, долговременные интересы, оказывая воздействие на формирование органов власти и процесс приня­тия политических решений. Согласно законам и политической традиции в демократиче­ском обществе, партии должны бороться за власть и за полити­ческое влияние легальными парламентскими методами. Предпо­лагается (и так обычно бывает), что между ними установилось согласие относительно того, какие средства борьбы могут быть использованы, а какие недопустимы. В случае потери под­держки избирателей на очередных выборах правящая партия мирным путем передает власть партии, набравшей большинство голосов, и переходит в оппозицию. В свою очередь оппозиция, за исключением численно небольших и не пользующихся влиянием партий экстремистского толка, не создает нелегальных структур, не прибегает к террору или иным насильственным методам борь­бы за власть. В открытых дискуссиях с правящей партией она стремится привлечь на свою сторону избирателей и готова под­чиниться волеизъявлению большинства, какими бы ни оказались итоги голосования.

Не менее важное условие сохранения демократии — достиже­ние согласия внутри политической элиты общества. Речь может идти, конечно, не о полном преодолении конфликтов входящих в нее групп, а об умении с использованием правовых процедур и неформальных каналов находить компромисс, не вытесняя полностью ни одну фракцию из процесса согласования интере­сов. Coучастие ведущих группировок политической элиты в по­литике — вторая важная составляющая демократической систе­мы разделения властей.

Таким образом, мы видим, что в основе практики современной демократии лежат открытость политической системы к соучастию основных социальных сил и, как следствие, общественное согласие, ставшие нормой политической культуры традиции законности, терпимости к инакомыслию, неприятия насилия, отхода от конфронтационного типа политического мышления.

В политической сфере демократического общества граждане представлены как автономные индивиды, каждый из которых са­мостоятельно делает свой политический выбор и обладает рав­ными с другими политическими правами. Закон закрепляет ра­венство ответственности и равенство прав граждан, не предопре­деляя в то же время, как эти права будут реализованы.

Развитие демократии на протяжении XIX—XX вв. состояло, во-первых, в расширении понятия «права человека» за счет включе­ния в него социально-экономических прав и, во-вторых, в борьбе за обеспечение реального равенства основных социальных групп на их влиянии на сферу политики на социально-экономический курс государства.

Вот почему я согласна с мнением о том, что современная демократия – это феномен социально-политической жизни, занимающий важное место в жизни каждого человека.