СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА І. Проблема адаптации человека в различных условиях деятельности
1.1. Психологические особенности и требования деятельности в условиях адаптации к нагрузкам в подводном
плавании
1.2. Общие положения теории адаптации
1.2.1. Адаптация и адаптационные возможности человека к различным условиям деятельности
1.2.2. Основные закономерности и виды адаптации
1.3. Адаптация, дезадаптация и адаптационные возможности человека в измененных условиях существования и деятельности
ГЛАВА ІІ. Методы и организация исследований
2.1. Методы исследования
2.2. Организация исследования
ГЛАВА ІІІ. Исследование адаптационных возможностей психики спортсменов в процессе занятий подводным
плаванием
3.1. Экспериментальное изучение значимых для адаптации факторов, влияющих на эффективность деятельности в подводном плавании
3.2.Оценка спортсменами тренировочных нагрузок и показателей работоспособности
3.3.Определение уровня функциональных возможностей психической адаптации и показателей напряжения приспособительных механизмов психики у спортсменов
3.4. Определение индивидуально значимых для адаптации факторов, влияющих на эффективность деятельности спортсменов
ГЛАВА ІV. Оптимизация адаптационных возможностей спортсменов с использованием методов психорегуляции
4.1. Пути оптимизации адаптационных возможностей через воздействие на психоэмоциональное состояние спортсменов методом «средовой адаптации»
4.2. Анализ результатов исследования
ВЫВОДЫ
Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность – интенсивная  разработка теории адаптации, особенно стремительно развернувшаяся в последнее время, привлекает внимание специалистов и исследователей из разных областей научных знаний, в том числе, работающих в сфере физической культуры и спорта. Влияние знаний в области адаптации на современный спорт особенно велико, поскольку сам спорт, особенно его «экстремальные виды, является сферой человеческой деятельности, в которой функциональные системы организма работают в режиме предельно возможных реакций, что создает хорошие предпосылки и большой интерес изучения адаптации организма к экстремальным условиям. Именно на материале спорта накоплен большой объем информации, отражающей различные положения теории адаптации [2, 5, 8, 13, 16, 23, 27, 35, 38, 43, 47, 51, 54, 55, 63 и др.]. В то же время, неоднозначные определения понятия «адаптация», несмотря на то, что они нашли широкое распространение в научной литературе [10, 31, 42, 56] часто затрудняют смысловую определенность при изучении материала, относящегося к данной области знаний. Здесь было бы точнее использовать термин «адаптация» для обозначения процесса приспособления, результат же этого процесса рассматривать как «адаптированность».

Следует учитывать, что проявления адаптации в спорте исключительно многообразны. В тренировке приходится  сталкиваться с адаптацией к физическим нагрузкам различной интенсивности, координационной сложности, интенсивности и продолжительности, использованием большого арсенала упражнений, направленных на развитие физических качеств, совершенствование технико-тактического мастерства, психических функций. Более того, в видах спорта, связанных с приспособлением к экстремальным, необычным, измененным условиям, формирование основных адаптационных реакций связано с установлением нового режима функционирования основных систем организма и установлением гомеостаза, который при отсутствии сильных раздражителей сохраняется длительное время, что может характеризовать окончание процесса адаптации, либо переход в дезадаптацию. В связи с изложенным, исследование и анализ психологических аспектов проблемы адаптации, затрагивающей биологические, психофизиологические, социальные и прочие закономерности, проявляющиеся в различных условиях спортивной деятельности, является актуальным и до конца еще не изученным вопросом.

Цель исследования – раскрыть психологические аспекты адаптации к физическим нагрузкам в измененных условиях жизненной среды и различных условиях деятельности спортсменов при занятиях видами подводного плавания.

В соответствии с целевой направленностью в работе были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить роль психологической адаптации в процессе воздействия тренировочных нагрузок при занятиях подводным плаванием.
  2. Определить значимые для адаптации психологические факторы, влияющие на эффективность деятельности спортсменов в подводном плавании.
  3. Выявить уровни функциональных возможностей психической адаптации у спортсменов-подводников.
  4. Наметить пути оптимизации адаптационных возможностей спортсменов с использованием методов психорегуляции в процессе психологической подготовки и сопровождения деятельности.

Объектом нашего исследования выступили адаптационные возможности спортсменов, занимающихся подводным плаванием, предметом – особенности и пути оптимизации адаптационных возможностей с использованием психорегуляции в процессе психологической подготовки и обеспечения спортивной деятельности.

В результате проведенных исследований предполагается:

  • проанализировать психологические особенности и требования деятельности в условиях адаптации к тренировочным нагрузкам в подводном плавании;
  • изучить адаптационные возможности и значимые для адаптации психологические факторы, определяющие эффективность деятельности при занятиях подводным плаванием;
  • показать пути оптимизации адаптационных возможностей на основе использования методов управления и регуляции психоэмоциональных состояний у спортсменов.

Глава І. ПРОБЛЕМА АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К ИЗМЕНЕННЫМ УСЛОВИЯМ СРЕДЫ ПРИ ЗАНЯТИЯХ ПОДВОДНЫМ ПЛАВАНИЕМ. 

1.1. Психологические особенности и требования деятельности в условиях адаптации к нагрузкам в подводном плавании.

Занятия многими видами спорта осуществляется, как правило, в обычных, естественных для жизнедеятельности и комфортных с точки зрения пребывания человека условиях окружающей среды. В то же время имеется ряд таких видов спорта, для которых характерны необычные особенности протекания деятельности в измененных условиях жизненной среды, требующие соответствующей к ней адаптации.

В полной мере это относится к различным видам подводного плавания, где все действия спортсменов осуществляются в условиях повышенного атмосферного давления при выполнении физических нагрузок под водой [4, 6, 8, 15, 64].

Популярность подводного спорта, плавание со специальными дыхательными аппаратами или с аквалангом представляет собой в своем роде уникальный вызов психофизиологическим возможностям человека [15, 64, 65]. Кроме термальных действий воды, организм подвергается воздействию повышенного атмосферного давления. В этих условиях повышается давление газов, содержащихся в околоносовых пазухах, дыхательных путях, желудочно-кишечном тракте и жидкостях организма.

В соответствии с измененными условиями деятельности в одной среде предъявляются и определенные требования к общему физическому здоровью спортсмена. Не каждый желающий может стать спортсменом-подводником. К занятиям подводным спортом допускаются физически развитые, выносливые, закаленные люди, не имеющие медицинских противопоказаний к плаванию под водой. Однако само по себе хорошее здоровье спортсмена-подводника не может исключить появление различных патологических состояний, если при погружениях не будут соблюдаться правила их безопасности [4, 8, 15, 17, 21].

В практике подводного спорта существует целый ряд факторов риска, имеют место и «неспецифические», но весьма опасные патологические состояния, возникновение которых может закончиться трагически для спортсмена (гипокликемическоий шок, кислородное отравление, декомпрессионная болезнь, абдоминальные боли, нервный синдром высоких давлений (НСВД); головокружения, как проявление вестибулярных расстройств, приводящее к потере ориентировки в пространстве и многое другое).

Можно констатировать, что подводный спорт имеет свои специфические особенности, которые связаны с необходимостью адаптации к пребыванию в водной среде. При погружении в воду на человека начинает действовать избыточное давление, возрастающее прямо пропорционально глубине погружения (на 0,1  на каждый метр глубины). Под водой спортсмен должен дышать сжатым воздухом под давлением, равным абсолютному давлению водной среды на данной глубине. Обычно тренированные пловцы делают это без труда при помощи специальных упражнений.

Теплообмен организма человека в воде значительно отличается от теплообмена в воздушной среде прежде всего своей интенсивностью из-за большой теплопроводимости и теплоемкости воды.

Для подводного спорта существенное значение как фактор, лимитирующий физическую работоспособность, приобретает температура воды, глубина плавания, наличие специальной аппаратуры и одежды.

В воде организм человека теряет тепловой энергии значительно больше, чем на воздухе при той же температуре. Кроме того, чем спортсмен быстрее плывет в прохладной воде, тем больше его организм отдает тепла и происходит большее напряжение механизмов терморегуляции. Систематические тренировки пловцов в прохладной воде повышают устойчивость организма к действию низких температур за счет повышения теплопродукции и уменьшения теплоотдачи.

Естественно возникает вопрос, от каких факторов зависит физическая работоспособность человека в водной среде? Можно ли прогнозировать степень интенсивности и длительности мышечной активности при занятиях подводным спортом? Какие механизмы ответственны за эффективность мышечных усилий при выполнении упражнений подводного плавания?

Под термином «физическая работоспособность» принято считать потенциальную способность человека проявлять максимум физического усилия в динамической, статической или смешанной работе (И.В.Аулик, 1979). Максимальное физическое усилие – понятие условное, так как известно, например, что высококвалифицированные спортсмены при высоком уровне мотивации и волевого напряжения устанавливают личные рекорды. Кроме того, практика свидетельствует, что в условиях чрезвычайной опасности или при психическом возбуждении человек способен проявить физические усилия, намного превышающие обычный уровень физической работоспособности.

В широком смысле слова, физическая работоспособность – комплексное понятие, зависящее от ряда факторов [61] (рис. 1).

Данные научной литературы свидетельствуют, что величина ключевого фактора физической работоспособности человека, находящегося в воде – максимального потребления кислорода (МПК), значительно изменяется в зависимости от температуры воды: в диапазоне 20-30оС отмечается 10%-й прирост МПК на кажный градус повышения температуры воды. В воде с температурой более 35оС  величина МПК резко снижается, ограничивая физическую работоспособность пловца (Pirnav, 1977).

Исследования показывают, что приспособление организма к температурным условиям окружающей среды, в т.ч. и водной, во время мышечной работы включает кортикальный механизм, т.е. участие коры головного мозга, который в соответствии с характером действующих сигналов изменяет течение безусловных реакций обмена веществ и сосудистой системы и повышает способность организма спортсмена противостоять термическим воздействиям. Когда  приспособительные реакции становятся недостаточными, температура тела снижается, возникает последовательно развивающееся торможение коры, подкорковых отделов и понижение обмена веществ, что сказывается и на уровне физической и умственной работоспособности человека.

В процессе занятий подводным спорт ом у спортсменов вырабатываются приспособительные реакции к специфическим условиям водной среды, к горизонтальному или резко изменяющемуся положению тела в пространстве, происходит формирование динамического стереотипа способа плавания и стиля пловца-подводника. Защитные реакции и рефлексы прямостояния, сформированные и закрепленные в условиях наземного существования человека (особенно в начальный период обучения подводному плаванию) в ряде случаев, могут затруднять выполнение упражнений подводного спорта. При этом существенную негативную роль играют стрессовые воздействия новых раздражителей – воды, глубины погружения, особенностей дыхания, которые по мере развития тренированности теряют свое первоначальное возбуждающее значение, т.е. и здесь речь идет о реакциях адаптации [51].

Существенной особенностью деятельности в условиях водной среды является и то, что видимость в наиболее прозрачной воде даже при самых благоприятных условиях составляет не более 30 метров.

Коэффициент преломления световых лучей водой примерно равен 1,22 (у воздуха – 1,00), т.е. примерно равен коэффициенту преломления оптической системы глаза человека (1,30). Поэтому лучи света, проходя через воду и попадая в соприкасающийся непосредственно с водой незащищенный глаз, почти не преломляются. Это приводит к тому, что изображения предметов фокусируются за сетчаткой глаза как при дальнозоркости. Очертания предметов становятся расплывчатыми и неясными. А острота зрения ухудшается более чем в 100 раз, снижаясь до 0,1 [20, 69]. В силу этого глаз должен быть защищен от непосредственного контакта с водой, что достигается применением специальных масок, очков и т.п. Это приводит к явлению рефракции, т.е. мнимому изображению предметов, которые кажутся ближе  к глазу и большими по размерам, примерно на ¼ натуральной величины.

Правильное восприятие размеров и расстояний под водой достигается со временем после соответствующей практики подводных погружений, что также связано с приспособлением сенсорно-перцептивных процессов и функций психики к условиям водной среды. Кроме того, в воде значительно ухудшается и цветоощущение (особенно синих и зеленых цветов). С увеличением глубины из-за свойств воды по-разному поглощать части видимого спектра изменяется и цветопередача.

Следует учитывать и то, что под водой пловец четко слышит звуки; находясь в лицевой маске, он имеет возможность свободно переговариваться с товарищем, освободившись на время от загубника дыхательного аппарата. Это объясняется тем, что скорость распространения звука в воде равна 1400 м/с (в воздухе 333 м/с). Однако в связи с увеличением скорости распространение звука определить его направление под водой не представляется возможным. Само передвижение в воде отличается от такового на суше (определенный режим дыхания, изменение давления окружающей среды в зависимости от глубины погружения, своеобразная окраска подводного мира). Спортсмен-аквалангист должен психологически адаптироваться к вышеуказанным факторам, которые обусловлены трудностями различного порядка: объективными трудностями деятельности и субъективными личного порядка.

К объективным трудностям подводного спорта относятся: деятельность в условиях необычной для человека окружающей среды, высокая зависимость от метеорологических факторов, относительная сезонность занятий, полная зависимость во время погружения от технического состояния дыхательного аппарата и снаряжения, полная зависимость возможностей спортсмена от длительности пребывания под водой и глубины погружения, необходимость прочных знаний технической аппаратуры и умения пользоваться ею.

К субъективным трудностям следует отнести относительную сложность адаптации к вышеотмеченным условиям и требованиям. Определенную трудность представляют преодоление психологического барьера в виде страха, тревоги, неуверенности при погружениях во всплытиях; приобретение навыка правильного ритма дыхания в акваланге, умение интенсивно использовать при необходимости минимально короткое время, которое исчисляется продолжительностью задержки дыхания на вдохе или выдохе (в случаях смены маски, акваланга, перехода на дыхание с помощью одного на двоих аппарата при отказе аппарата у товарища) и др.

Как объективные, так и субъективные трудности подводного спорта могут быть успешно преодолены с помощью психопрофилактических приемов, психотерапии при должной психологической подготовке. Профилактика психосоматических осложнений может быть достигнута только при осознанном соблюдении требований и правил, с которыми должен быть подробно ознакомлен спортсмен-аквалангист.  В случае возникновения заболеваний необходимо проводить комплексную терапию с включением также и психотерапии. Психологическая подготовка должна проводиться параллельно общетехнической подготовкой аквалангистов и базироваться на принципе постепенности адаптации к условиям водной среды. С целью психологической подготовки может быть применена аутогенная тренировка в сочетании с предложенным Л.П. Яцковым методом «средовой адаптации» [69], который условно делится на три этапа:

  • подготовительный,
  • средовой адаптации (адаптационный),
  • заключительный.

Первый этап (подготовительный) начинается одновременно со специфической подготовкой спортсменов. Он включает в себя общее знакомство с группой и индивидуально с каждым спортсменом, с его личностными особенностями.

Анализ специальной литературы [4, 6, 12, 15, 65, 70] показывает, что при исследовании психологического состояния спортсменов-подводников целесообразно применять метод выявления личностых особенностей – ВЛО – путем подробного изучения анамнестических данных с целью дальнейшего психотерапевтического потенцирования и коррекции положительный свойств личности и нивелировки отрицательных. При этом выявляются также потенциальная склонность к невротическим реакциям и их интра- или экстравертированность. Необходимо также учитывать скорость адаптации к меняющимся условиям, наличие фобических компонентов  в необычных ситуациях. Однако не следует ориентироваться только на прирожденные спортивные способности, ибо человек от природы наделен замечательной способностью формирования у себя специфических качеств.

Можно констатировать, что деятельность под водой требует от человека мобилизации всех его психофизиологических возможностей, высшей степени нервно-психического напряжения, интенсивной умственной деятельности в условиях ограниченной информации и опасных воздействий окружающей водной среды. Именно поэтому оценка психологических качеств лиц, занимающихся подводным плаванием (или работающих под водой) является одним из важных этапов профессионального отбора и профориентации.

Профессиографический анализ деятельности спортсменов-подводников и легководолазов [6, 65] показывает, что взаимосвязь данных психофизиологических качеств с эффективностью профессиональной деятельности очень высокая (r = +0,78; р < 0,01). Это указывает на то, что эффективность профессиональной деятельности, наряду с хорошим физическим развитием, физической подготовленностью и функциональным состоянием сердечно-сосудистой и дыхательной систем, во многом зависит от уровня развития таких психологических качеств как внимание, память, мышление и другие. Комплексное психофизиологическое обследование выявило у 30 % обследуемых недостаточное их развитие, что при прочих равных условиях значительно снижало уровень их профессиональной подготовленности, и, вероятно, адаптационные возможности психики в измененных условиях пребывания в водной среде.

Интересен в этой связи опыт работы транспортной медицинской службы ГДР, использующей с ноября 1980 года специальные критерии степени профессиональной пригодности с регистрацией данных психологического обследования в карточке, получившей название «Психологический паспорт водолаза» [65].

Контрольная программа такого обследования предусматривает исследование следующих функций психики:

  • надежность реакции;
  • восприятие;
  • мышление;
  • внимание (объем, качество, устойчивость);
  • предельная нагрузка с точки зрения психологической устойчивости, надежности;
  • личностные особенности (диагностика невроза, страха, тремора пальцев рук).

Объективная оценка разработанных критериев показателей позволяет индивидуально планировать работу по психологической подготовке подводников не только в интересах становления у них профессионально важных навыков и качеств, но и тренировки устойчивости психической сферы к конкретному спуску под воду, к любой неожиданной ситуации под водой.

Изложенное выше согласуется с рассмотрением деятельности человека в измененных условиях жизненной среды с позиции анализа ряда ее закономерностей:

  • взаимодействия организма с внешней средой;
  • общих принципов высшей нервной деятельности;
  • возможностей адаптации организма к условиям существования;
  • резервных возможностей организма;
  • индивидуальных психологических особенностей человека и его возможностей в процессе деятельности;
  • проявления утомления и процессов восстановления и др.

учет выявленных психологических особенностей и условий выполнения деятельности имеет чрезвычайно важное значение как для разрешения проблемы ее психофизиологического обеспечения, так и для определения мероприятий по оптимизации адаптационных возможностей человека к физическим нагрузкам в условиях водной среды в процессе занятий подводным плаванием.

1.2. Общие положения теории адаптации.

Адаптация (от латинского «приспособлять») – приспособление организма, личности, их систем к характеру отдельных воздействий или к изменившимся условиям жизни в целом. Понятие адаптации возникло в ХІХ веке и использовалось вначале главным образом в биологии. Затем это понятие стали применять не только к различным сторонам жизнедеятельности организмов, но и к личности человека и даже коллективному поведению. Сейчас к проблеме адаптации привлечено внимание специалистов самого различного профиля: инженеров и педагогов, социологов и психологов. Понятие адаптация превратилось в обще научное, которое используется представителями различных наук и содействует синтезу и объединению знаний, относящихся к изучению ее различных объектов.

Данное понятие широко проникло и в сферу спортивной подготовки и соревновательной деятельности. Им пользуются и в теории и методике спорта, спортивной физиологии и морфологии, биохимии и кинезиологии, психологии [43, 54, 55]общие представления об адаптации были раскрыты в основных положениях концепции К. Бернара, которую развил У. Кеннон. Именно ему принадлежит введение в научный лексикон для определения постоянства внутренней среды широко используемого термина «гомеостаз». Сохранение гомеостаза достигается благодаря процессу адаптации в процессе взаимодействия организма и окружающей среды.

Опираясь на «гомеостатические» представления Ф.Б. Березин отмечает, что процесс адаптации реализуется каждый раз, когда в системе «организм – среда» возникают существенные изменения, и обеспечивает формирование нового гомеостатического состояния, позволяющего достигать масимальной эффективности физиологических функций и поведенческих реакций [10].

При определении адаптации следует учитывать, что она понимается и как процесс, и как результат [55]:

  • адаптация используется для обозначения процесса, при котором организм приспосабливается к факторам внешней или внутренне среды;
  • адаптация применяется для обозначения относительного равновесия, которое устанавливается между организмом и средой;
  • под адаптацией понимается результат приспособительного процесса.

Можно выделить разные уровни адаптации: 1. субклеточный;

  1. клеточный; 3.тканевой; 4. отдельного органа; 5. отдельной системы органов; 6. целостного организма; 7. групповой; 8. популяционный; 9. видовой;
  2. биоценотический; 11. экосферный. [17, с. 30].

В.П. Казначеев подчеркивает два аспекта рассмотрения адаптации – статический и динамический. Статический аспект отражает свойства (состояние) биосистемы, ее стойкость к условиям среды – уровень ее адаптации. Динамический – отражает процесс приспособления биосистемы к изменяющимся условиям среды.

В.И. Розов среди многочисленных концепций, имеющих определенное отношение к проблеме адаптации и ее механизмов, выделил четыре, которые приобрели наиболее широкое признание [59, с. 14].

Определенным критерием созвучным с этим также является выделение трех основных направлений исследований, которые теснее связаны с проблемой адаптации:

  1. преимущественно клинико-психологические исследования, предметом которых является влияние событий на психосоматическое состояние субъекта; главной целью этих исследований является наиболее полное описание симптомов разлада и их оперативное устранение;
  2. преимущественно физиологические и гигиенические исследования, во время которых изучается реакция отдельных органов (систем органов) на рабочую нагрузку или на неблагоприятные условия деятельности; адаптация в таких работах понимается как процесс перестройки различных функций организма, направленный на поддержку внутреннего гомеостаза;
  3. комплексное изучение психических и функциональных состояний человека в трудовой деятельности; в подобных исследованиях, опирающихся на традиции психологии труда, ученые пытаются выдвинуть на первый план активность субъекта труда и исходят из вторичности физиологических изменений функционального состояния, относительно мотивов и целей человека в процессе адаптации [67, с. 133 – 135].

В последнее время системный подход приобрел приоритетное значение также и при рассмотрении явления адаптации. Много исследователей [16, 23, 33, 34, 41, 45] пытаются дать определение адаптации и раскрыть ее сущность именно из системных позиций. Подчеркивается необходимость изучения адаптации как «открытой» системы, для которой характерно состояние двигательного равновесия, которое сохраняет постоянство структур только лишь в процессе беспрерывного обмена и движения всех компонентов системы [67, с. 135 – 136]. Основным результатом адаптации при этом есть уравновешенность за счет приобретения нового системного качества.

Наиболее полное и удачное системное определение адаптации, на основе обобщения трудов предшественников предложил М.С. Корольчук: адаптация – это активный системный ответ функций, который направлен на поддержание гомеостаза и создание адекватной регулируемой программы, ответы с минимальными реакциями на условия, которые постоянно изменяются, условия деятельности, в основе которой лежат 5 основных компонентов, — энергетический, сенсорный, операционный, эффекторный и активационный. При этом энергетический компонент обеспечивает энергетику организма и включает большой набор вегетативных реакций ; сенсорный – обеспечивает анализ внешней и внутренней среды, кодирование информации в последовательность нервных импульсов; операционный – фильтрацию, селекцию и переработку информации и изготовление на ее основе решения; эффекторный – осуществляет реализацию решения; активационный – определяет уровень ответа организма, мобилизацию элементов, включающихся в программу [34, с. 198].

С.О. Шапкин [67, с. 137] выделяет 4 компонента адаптации, рассматривая их в кое-каком другом ракурсе: 1) активационный (органические и функциональные затраты, направленные на достижение значимых для субъекта целей); 2) когнитивный (перестройки когнитивных процессов, направленных на изготовление наиболее эффективных способов переработки информации, без которых эффективная адаптация невозможна); 3) эмоциональный (определяется динамикой эмоциональных переживаний, являющихся субъективными индикаторами эффективности процесса адаптации); 4) мотивационно-волевые процессы (обеспечиваю координацию всех других компонентов и направлений реализации значимых для субъекта целей и тем самым придают процессу адаптации стойкости и непрерывности).

В широком виде понимания «системы адаптации человека» подается Т.Г. Дичевым и К.Е. Тарасовым и включает понятие взаимосвязи между человеком и психикой, общественным сознанием, производственными и экономическими отношениями, географической средой. Авторы предлагают комплексное и одновременное решение проблем адаптации человека, адаптации общества к природе и адаптации природы к обществу и отдельных его членов [17].

Упомянутые авторы подчеркивают, что следует различать такие понятия: 1) «адаптивная система», которая характеризует все типы сложных самонастраивающихся систем; 2) «адаптированная система», характеризующая только те биологические и социальные системы, которые имеют в данных условиях адаптацию; 3) «адаптационная система» как подсистема биологических и социальных систем, обеспечивающих механизм адаптации; 4) «адаптивированная система», характеризующее само состояние настроенности или направленности на достижение этого состояния адаптивной системы.

1.2.1. Адаптация и адаптационные возможности человека к различным условиям деятельности.

На актуальность проблемы адаптации человека к постоянным изменениям окружающей среды указывает большое число специалистов [10, 26, 32, 34, 38, 42, 47, 54, 55, 67, 73]. Это связано с тем, что именно процесс адаптации определяет возможности человека относительно обеспечения деятельности в условиях повышенной стрессогенности, изменяющейся среды [38, 46].

Исследователями подчеркивается наличие тесной связи между адаптированностью и эффективностью деятельности человека [41, 46, 54]. Также указывается на существенное значение проблемы адаптации непосредственно для разрешения проблемы психофизиологического обеспечения деятельности. При этом основным критерием оценки адаптационного процесса считается достижение цели деятельности при минимизации усилий и «платы» за эту деятельность [31, 34].

Адаптация компенсирует недостаточность привычного поведения в новых условиях. Благодаря адаптации создаются возможности ускорения оптимального функционирования организма, личности в необычной обстановке. Если адаптация не наступает, возникают дополнительные затруднения в освоении предмета деятельности, вплоть до нарушения ее регуляции.

Адаптация связана с перестройкой функционирования тех или иных органов, механизмов, с выработкой новых навыков, привычек, качеств, что приводит в соответствие организм, личность со средой. Регуляторами адаптации человека выступают мотивы, мышление, воля, способности, знания, опыт. В процессе адаптации не столько приобретаются новые свойства, качества, сколько перестраиваются уже имеющиеся, а сохранение эффективности деятельности происходит главным образом благодаря готовности, привыканию к новым условиям и их освоению.

Адаптация выражается не только в приспособлении организма к новым условиям, но главным образом в выработке фиксированных способов поведения, позволяющих справляться с трудностями.

Процесс адаптации к новой обстановке ускоряется, если человек предварительно ознакомлен с возможными ситуациями предстоящей деятельности, получил знания и сведения, необходимые для правильной ориентировки. Для успешной адаптации необходимо учиться управлять своим поведением, приводить в равновесие внутреннее состояние с требованиями среды, вырабатывать готовность к целесообразным действиям в новых обстоятельствах жизни [57].

Понятие «адаптация» тесно связано с понятием «стресс», который рассматривают как состояние общего напряжения организма, возникающее при воздействии исключительно сильного раздражителя [55]. Исследованиями Г. Селье [77]  было показано, что при воздействии стрессового раздражителя происходит активация гипофиза, который увеличивает секрецию адренокортикотропного гормона, стимулирующего деятельность надпочечников, что стимулирует приспособительные механизмы, благодаря которым организм адаптируется к действию раздражителя. Механизмы такой срочной адаптации являются общими для различных стрессорных воздействий – физических, химических, эмоциональных. Это позволило сформулировать понятие об общем адаптационном синдроме, как основном механизме адаптации (Селье, 1982).

Общий адаптационный синдром характеризуется тремя стадиями: на первой стадии (стадия тревоги) происходит мобилизация защитных реакций организма; на второй (стадия резистентности) – возникает увеличение стойкости организма к действию стрессоров; третья стадия (истощение) характеризуется истощением адаптационных резервов. Г. Селье разграничивал понятия стресс и дистресс: стресс является полезным и приводит к адаптации, дистресс – вредным и приводит к различным психосоматическим заболеваниям.

В общем адаптационном синдроме выявлены еще четыре субсиндрома: эмоционально-поведенческий, вегетативный, когнитивный и социально психологический.

Классические представления про стресс были развиты Р. Лазарусом [72, 78], им были выделены два его вида: физиологический и психический. Не обращая на общий тип адаптационных реакций, виды стресса, согласно с автором, отличаются по своей природе и механизмами развития: физиологический стресс характеризуется опосредствованием стимулов автоматическими гомеостатическими механизмами, а психический – психическими процессами оценки возможной угрозы и поиском адекватного ответа на нее.

Адаптация – это последовательность психологических реакций на объективную ситуация, отражающих поведение, необходимое для совладания со специфической задачей [80]. Существует три основных уровня адаптации в зависимости от характера стресса.

  1. Филогенетический – адаптация к изменениям среды (стресс вида).
  2. Социокультурный – социальная адаптация к загрязнениям среды, экономическим переменам и др. (социальный, или культурный стресс).
  3. Онтогенетический:

а) адаптация к задачам развития, эндогенно или социально обусловленным (стресс развития);

б) адаптация к нормативным или ненормативным критическим жизненным событиям (жизненный стресс);

в)  адаптация к хроническим стрессорам (хронический стресс);

г) адаптация к нарушениям гомеостаза повседневной жизни (повседневные сложности).

Реакция адаптации начинается с субъективного восприятия/оценки ситуационных характеристик и продолжается как реакция на восприятие, что обычно проявляется в виде попытки совладания с ситуацией, когда привычный или автоматический ответ на нее невозможен [79]. Такая попытка называется копингом. Ответный копинг имеет более или менее эффективное влияние на первичный стрессор. Адаптация человека к ситуации может быть оценена не только на основе субъективного восприятия, но также и с опорой на объективные критерии. Аналогию следует искать в общей экспериментальной психологии, где адекватность ответа при проведении теста не может основываться лишь на субъективной оценке исполнения. Критерии для адекватной оценки определяются тем, в какой мере субъект выполнил требования, присущие данному тесту.

Анализ адаптации может фокусироваться на трех соотношениях. Первое – это соотношение между субъективным восприятием (или когнитивной репрезентацией) данной ситуации и ответом на субъективное восприятие. Если ответ соответствует требованиям, присущим характеристикам восприятия (оценки) и целям субъекта, то субъект быстро достигает внутреннего равновесия. Другими словами, ответ соответствует субъективному восприятию. Например, если субъект интерпретирует ситуацию как опасную, он может избежать ее. Если безопасность является целью, то такой ответ может восстановить внутреннее равновесие в короткий срок. Некоторые люди страдают от неспособности действовать в соответствии со своими оценками. У них существует подавление выбора оптимального поведения. Например, они чувствуют себя сердитыми или тревожными, но не могут выразить свои эмоции, что приводит к неадаптивному копингу, выступающему функцией их оценок, эмоций и целей. В результате возникает переживание несоответствия между проявленным поведением и воспринимаемыми требованиями.

Если рассмотрение адаптации касается лишь ее внутренних процессов или критериев, то такие процессы называются внутренним приспособлением. Если субъект достигает успехов во внутреннем приспособлении, он чувствует равновесие или спокойствие по отношению к субъективным стандартам независимо от объективных характеристик ситуации.

Вторым является соотношение между субъективным восприятием (оценкой) и объективными характеристиками ситуации, а третьим – соотношение между адаптивным ответом и объективными требованиями ситуации (рис. 2).

Пассивная реакция на стрессор, который ошибочно воспринимается как неконтролируемый, может быть субъективно функциональной, но объективно дисфункциональной. При таком же восприятии реакция контроля над стрессором бывает субъективно дисфункциональной, но объективно функциональной. Объективно функциональные адаптационные усилия окажут влияние на благополучие человека в долговременной перспективе. Субъективно функциональные усилия обычно оказывают на внутреннее равновесие лишь кратковременное влияние.

Объективно функциональным копингом называется ответный копинг, направленный на удовлетворение требований объективных показателей ситуации. Субъективно функциональный копинг – это ответный копинг, направленный на удовлетворение требований, являющихся результатом субъективного восприятия ситуации.

Оптимальная адаптация предполагает адекватное восприятие и когнитивную репрезентацию, которые соответствуют психологическим характеристикам ситуации. Такая краткосрочная репрезентация является предпосылкой успешной адаптации. Если краткосрочная репрезентация становится элементом долговременной памяти, это называется «знанием» [78]. Если ситуация воспринимается ошибочно в смысле ее соответствия адаптационным характеристикам, то активация адекватных копинговых реакций менее вероятна.

Исследования, связанные с объективно функциональным копингом, посвящены следующим проблемам. Действительно ли люди, способные преодолевать требования ситуации с помощью соответствующего ответного копинга (например, «объективная контролируемость – продуктивное поведение»), более эффективны в последующих адаптационных процессах по сравнению с неспособными к этому людьми? Являются ли первые психически более здоровыми (в долговременном плане), чем последние?

К кратковременным критериям успешной адаптации относится прямое решение проблемы и, с другой стороны, уменьшение стрессовой реакции (например, путем использования более экономичного поведения в соответствии с рациональными принципами). Долговременные критерии адаптации относятся к физическому, психическому и социальному благополучию. Можно предположить, например, что психическое здоровье в значительной степени коррелирует со способностью к адекватной когнитивной репрезентации.

В соответствии  с приведенными данными адаптационные проблемы объясняются: а) проблемами восприятия/оценки, например из-за неадекватной когнитивной репрезентации ситуации; б) дисфункциональной реакцией на адекватное восприятие. Последнее может происходить из-за ошибочного, автоматического, привычного реагирования или недостаточного опыта адекватного реагирования. Для лучшего совладания со стрессорами это дисфункциональные привычки и недостаточную компетентность следует отличать от убеждений субъекта. Завершенный копинг нередко представляет собой поведение как исход случайностей, которые происходят в контексте стрессового события. При этом выбор и регуляция поведения могут быть представлены как индивидуальные правила поведения или убеждения, особенно в тех случаях, когда сознательные адаптационные намерения и копинговые действия включены в стрессовый эпизод. Используемые человеком убеждения или правила поведения могут быть известны ему, считаться правильными, но не будут оказывать реального воздействия. В данном случае это зависит от влияния дисфункциональных привычек или недостатка соответствующих навыков поведения. Таким образом, может существовать расхождение между знанием того, что полезно, и умением это реализовать. Последующие проблемы составляют конкурирующие тенденции действий. Кроме того, используемые убеждения могут оказаться дисфункциональными по своей сути – например, мнение о том, что контролируемые ситуации связаны с возможностью ухода или уклонения (при избегании человеком, страдающим неврозом, вызывающих фобии ситуаций).

С учетом вышесказанного адекватная адаптация включает следующее:

  • способность понимать реальные, релевантные характеристики стрессора;
  • способность связывать результаты процессоров восприятия с функционально адекватными копинговыми реакциями;
  • наличие соответствующих действенных убеждений или правил поведения (поскольку процессы осознания включены в выбор способа реагирования);
  • наличие информации о субъективной и объективной эффективности кратковременного результата копинга; наличие информации о долговременных критериях успешной адаптации, таких как физическое, психическое и социальное благополучие.

1.2.2. Основные закономерности и виды адаптации.

Факторы, влияющие на успешность адаптации, как правило, разделяют на две группы: субъективные и факторы среды. К первой группе относят возраст, пол, физиологические и психологические характеристики человека; ко второй – условия труда, режим и характер деятельности, особенности социальной среды.

Адаптация як ответ на влияние какого-нибудь фактора встречается крайне редко и является естественной только в модельных условиях лабораторного эксперимента. Преимущественно на организм влияет целая группа факторов, взаимозависимых и тесно связанных один с другим [34, с. 209].

Характерной чертой адаптированной системы является экономичность функционирования с целью максимальной экономии ресурсов организма [47]. Эта черта обнаруживается как на уровне отдельных функциональных структур, так и на уровне нейрогуморальной регуляции [3, с. 14].

Определение начальных проявлений нарушений адаптации будет затруднено если не опираться на понятия адаптированной нормы. Адаптированная норма, есть индивидуальная для каждого человека и представляет собой функционально-динамическое образование, которое включает в себя потенциальные возможности реагирования, отражает особенности, связанные с конституционно-генетическими признаками, а также адекватные реакции на социальные факторы и влияния среды [33, с. 17].

С этим созвучно обобщенное понимание нормы как процесса нахождения соответствия активной системы и среды, их упрочненной формы отношений. При этом норма, как зона оптимального функционирования живых систем с одной стороны, детерминированная генотипичными нормами реакций, а с другой – отображает моделирующее действие среды.

Рассматривая динамику изменений гомеостатического адаптационного регулирования в возрастном аспекте, В.Ы. Медведев [45, с.  14] делает вывод, что тезис про уменьшение адаптации не совсем правильный. Ибо хотя физиологические компоненты адаптации и характеризуются уменьшением функционального диапазона, но это в значительной мере компенсируется поведенческими компонентами, что дает возможность достаточно долго осуществлять необходимую деятельность.

В роботах М.О. Агаджаняна [2] и В.П. и С.В. Казначеева [23, 24] выделяются три качественно разных типа адаптационного реагирования человека: «спринтер», «стайер» и «промежуточный» тип (на основе критерия времени исполнения субмаксимальной работы). Первый тип отмечается способностью индивида хорошо выдерживать действие кратковременных и сильных нагрузок, но неспособностью противостоять продолжительно действующим слабым раздражителям. Другой – способностью сохранять высокий уровень стойкости перед сильными непродолжительно действующими раздражителями. Третий – способностью объединять в своих реакциях на внешние раздражители черты реакций индивида, которые свойственны первому и второму типам реагирования, которые не всегда дополняют (чаще не дополняют) друг друга.

В исследованиях [27], на примере спорта высших достижений, было отмечено шесть адаптационных типов: 1) «улучшение» – характеризуется стабильным и постоянным улучшением ПФС на протяжении продолжительного тренировочного процесса (он был характерным для 23 % из тех 26 спортсменов, которые на протяжении 7 месяцев принимали участие в исследованиях); 2) «стабильный» — относительно стабильным содержанием хорошего уровня ПФС (19 %); 3) «ухудшение» — относительно стабильным ухудшением ПФС (15 %); 4) «улучшение-ухудшение» — сначала улучшением, а потом ухудшением ПФС (15 %); 5) «ухудшение-улучшение» — сначала ухудшением, а затем улучшением ПФС (15 %); 6) «нестабильный» — очень нестабильной динамикой ПФС (12 %).

Сравнение спортсменов с разными типами адаптационного реагирования по эффективности тренировочно-соревновательной деятельности засвидетельствовало, что высшие и стабильные результаты показывают спортсмены, которые принадлежат к адаптационным типам «улучшения» и «стабильного», а спортсмены с типами «ухудшения», «улучшения-ухудшения» и «нестабильным», как правило, имеют недостаточную успешность тренировочно-соревновательной деятельности [27].

Согласно концепции Ж. П”яже адаптация рассматривается как единство двоих противоположно направленных процессов – аккомодации и ассимиляции. Процесс аккомодации обеспечивает модификацию функционирования организма или действий субъекта соответственно условиям среды. Процесс ассимиляции обуславливает изменения тех или иных компонентов этой среды согласно со структурой организма или включая их в схему поведения субъекта. Исходя из вышесказанной концепции, Г.О. Балл  считает, что определяющую роль в социальном поведении для личностей среднего уровня играют процессы аккомодации, а для личностей высшего уровня – процессы ассимиляции [9].

Подобные взгляды перекликаются со взглядами В.И. Медведева [45], который выделяет три типа адаптационного реагирования (биологического), отличия которых связаны с преимущественной направленностью изменений на один из элементов системы «среда – человек».

С целью подчеркивания доминирования тех или иных компонентов в целостной системе при осуществлении адаптации, а также с целью удобства при изучении адаптации человека к определенной группе однородных факторов, разными исследователями преимущественно выделяются такие виды адаптации, как физиологическая (биологическая) [2, 10, 17, 34], психическая и психологическая [5, 10, 16, 17, 34, 45], психофизиологическая [10, 34, 45], социально-психологическая [10, 34].

Т.Г. Дичев и К.Е. Тарасов отмечают, что могут выделяться также другие виды адаптации: унаследованная и приобретенная, пренатальная и постнатальная, индивидуальная и популяционная (видовая), универсальная (широкая) и специализированная (узкая), специфическая и неспецифическая, единичная и общая, односторонняя и разносторонняя, внутренняя и внешняя, целостная и частичная, условная и безусловная, потенциальная и актуальная, нормальная и стрессовая, реактивная и активная, и др. [17, с. 35-36].

Приспособительные реакции человеческого организма (реакции адаптации) можно разделить на срочные и долговременные, врожденные и приобретенные. Усиление дыхания или перераспределение кровотока в ответ на физическую нагрузку, повышение порога слухового восприятия при шуме, усиление ЧСС при психическом возбуждении и т.п. – это все срочные врожденные реакции. С помощью тренировки их можно лишь изменить, тогда как срочные приобретенные реакции (например, сложные технико-тактические навыки) самим своим существованием обязаны обучению и тренировке.

Долговременная адаптация возникает постепенно, в результате длительного или многократного действия на организм определенных раздражителей. По сути, долговременная адаптация развивается на основе многократной реализации срочной адаптации и характеризуется тем, что в результате постепенного количественного накопления определенных изменений организм приобретает новое качество – из неадаптированного превращается в адаптированный.

Рассматривая взаимодействие срочной и долговременной адаптации, следует указать на то, что переход от срочного, во многом несовершенного, этапа адаптации к долговременному – узловой момент адаптационного процесса, так как является свидетельством эффективного приспособления к соответствующим факторам внешней среды. Для перехода срочной адаптации в гарантированную долговременную внутри возникшей функциональной системы должен произойти важный процесс, связанный с комплексом структурных и функциональных изменений в организме, обеспечивающий развитие, фиксацию и увеличение мощности системы в соответствии с предъявляемыми ей требованиями. Установлено, что морфофункциональные перестройки при долговременной адаптации обязательно сопровождаются следующими процессами: а) изменением взаимоотношений регуляторных механизмов; б) мобилизацией и использованием физиологических резервов организма; в) формированием специальной функциональной системы адаптации к конкретной деятельности. Эти три физиологические реакции являются главными и основными составляющими процесса адаптации. В достижении устойчивой и совершенной адаптации большую роль играют перестройка регуляторных приспособительных механизмов и мобилизация физиологических резервов, а также последовательность их включения на разных функциональных уровнях. По-видимому, вначале включаются обычные физиологические реакции и лишь затем – реакции напряжения механизмов адаптации, требующие значительных энергетических затрат с использованием резервных возможностей организма, что в результате приводит к формированию специальной функциональной системы адаптации, обеспечивающей конкретную деятельность человека. Такая функциональная система у спортсменов представляет собой вновь сформированное взаимоотношение нервных центров, гормональных, вегетативных и исполнительных органов, необходимое для решения задач приспособления организма к физическим нагрузкам (Солодков, Судзиловский, 1996).

Физиологическая адаптация по М.О. Агаджаняну представляет собой стойкий уровень активности и взаимосвязи функциональных систем, органов и тканей, а также механизмов управления, что обеспечивает нормальную жизнедеятельность организма и трудовую активность человека в разных (в том числе и социальных), условиях существования [2, с. 20].

По определению С.Д. Максименко, психическая адаптация – «… это процесс взаимодействия личности со средой, при котором личность должна учитывать особенности среды и активно влиять на нее, чтобы обеспечить удовлетворение своих основных потребностей и реализацию значимых цепей».  Ю.А. Александровский [5, с. 13] и Л.Г. Дика [16, с. 64] подчеркивают системный характер психической адаптации и указывают, что она может быть представлена как результат деятельности целостной самоуправляемой системы.

Наиболее полно, на наш взгляд, сущность психической адаптации отображена в определении Ф.Б. Березина, хотя этому определения и не достает системности: «Психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления деятельности, свойственной человеку, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели (при сохранении психического и физического здоровья), обеспечивая в то же время ответственность психической деятельности человека, его поведения требованиям среды [10, с. 5].

Система психической адаптации динамическая и всегда находиться в развитии, ибо функциональные возможности ее ведущих и второстепенных подсистем и цепочек все время изменяются вследствие нестабильности биологической и социально-психологической основы, которая их определяет (темперамента, способностей, личностной направленности, совокупности потребностей, моральных, волевых и эмоциональных качеств) [5, с. 23].

Отмечается, что психическая адаптация человека является наиболее завершенным и сложным приспособительным процессом, который зависит от психологического развития человека. При неблагоприятных условиях этот вид адаптации может нарушаться, в первую очередь приводя к нарушению других адаптационных уровней [172, с. 9].

Понятие социально-психологической адаптации в литературе сравнительно менее освещенное. Ф.Б. Березин определяет ее как аспект  психической адаптации, что обеспечивает организацию микросоциального взаимодействия, формирования адекватных межличностных отношений, учет экспектаций окружения и достижения социально значимых целей [10, сю 255].

Что касается осмысливания и определения такого понятия, как психофизиологическая адаптация, то оно в научной литературе тоже не приобрело достаточного освещения. Это можно считать существенным пробелом, ибо, на наш взгляд, само понятие адаптации по своей сути есть психофизиологическим. Ведь, исходя из системного понимания адаптации, адаптационные процессы,, которые чаще всего рассматриваются отдельно, — процессы, которые преимущественно относят к психической или физиологической сфере, как правило, неотъемлемы друг от друга и тесно взаимосвязаны во время приспособления человека к постоянно изменяющимся условиям существования. Адаптационный процесс касается всех уровней организма: от молекулярной до психической регуляции деятельности.

В научной литературе встречается только несколько определений понятия психофизиологической адаптации. По Ц.П. Короленко, психофизиологическая адаптация – это адаптация не только на уровне психической сферы, но и на уровне связанных с ней физиологических функций [33, с. 7]. Ф.Б. Березин определяет психофизиологическую адаптацию как оптимальное соотношение между психическими и физиологическими адаптационными процессами. И, по его мнению, она является только одним из трех аспектов психической адаптации (он выделяет еще социально-психологическую и собственно психическую) [10, с. 5].

Подобные трактования понятия психофизиологической адаптации значительно суживает его содержание, не раскрывает должной мерой его сущность и значение. Поэтому содержание психофизиологической адаптации наиболее адекватно можно определить отталкиваясь от содержания понятия ПФС, которое рассмотрено с позиции теории функциональных систем.

Опираясь на обозначенный подход, было предложено такое определение психофизиологической адаптации: «… это процесс, который обусловленный изменением в психофизиологическом состоянии человека под влиянием дезадаптационных факторов, требующий одновременного и согласованного взаимодействия функциональных подсистем на всех уровнях целостной системы психофизиологического состояния  с целью эффективного обеспечения деятельности в новых условиях» [27].

Подобное определение отвечает полностью благоприятному требованию рассматривать адаптацию в диалектическом объединении трех уровней – биологического. Психологического и социального. Тесная взаимосвязь разных компонентов адаптации подчеркивается также другими исследователями [10, 17]. Хотя при этом указывается, что подобные компоненты имеют относительную независимость.

Именно из таких позиций, как правило, понимается профессиональная адаптация, которая являет собой единство адаптации индивида к физическим условиям профессиональной среды (психофизиологический аспект) адаптации к профессиональным заданиям, выполняющихся операций, профессиональной информации и т.п. (профессиональный аспект), и адаптации личности к социальным компонентам профессиональной среды (социально-психологический аспект). Важное место среди психологических механизмов адаптации отводиться самооценке, поскольку неадекватность самооценки обычно становится преградой на пути профессиональной адаптации, особенно в условиях деятельности, имеющей стрессовый характер.

1.3. Адаптация, дезадаптация и адаптационные возможности человека в измененных условиях существования и деятельности.

Выполнение любого вида деятельности человека имеет определенную психофизиологическую цену. Часто ее называют «стоимостью» адаптации, или «стоимостью» деятельности [31, 36, 37]. Обычно под такой «стоимостью» подразумевают психофизиологические затраты внутренних ресурсов, за счет которых человек выполняет какую-либо деятельность. Имеются ввиду как затраты биоэнергетических ресурсов, так и мобилизация психофизиологических резервов, обеспечивающих работу на определенном уровне. Выделены 3 основных показателя «стоимости» адаптации: 1) личностную «стоимость», обусловленную изменениями стойких особенностей, возникающие в процессе приспособления; 2) субъективную «стоимость», которая отображает степень психического комфорта-дискомфорта; 3) соматическую «стоимость», представляющую собой показатель функционирования физиологических подсистем в процессе адаптации и проявляется в разных соматических симптомах и синдромах [26, с. 4].

«Стоимость» адаптации считается адекватной при оптимальном соотношении между результативностью деятельности и затратами психофизиологических ресурсов организма человека. Про увеличение такой «стоимости» свидетельствует сохранение результативности деятельности за счет исчерпания психических и физических резервов уровня, который может привести к ухудшению состояния здоровья человека и возникновению разнообразных заболеваний.

М.О. Агаджанян отмечает, что состояние здоровья человека, в итоге, определяется количеством и мощностью ее наличных адаптационных резервов – чем выше функциональный резерв, тем ниже «стоимость» адаптации [2, с. 23].

На наш взгляд, психофизиологическая «стоимость» адаптации очень тесно связана с успешностью психофизиологической адаптации человека к определенной деятельности. Учитывая это, можно предположить, что такая «стоимость» относительно той или иной деятельности в первую очередь имеет индивидуализированный, но не общий характер. Так, чем успешнее человек адаптируется к определенной деятельности, тем, соответственно, ниже становится для него психофизиологическая «стоимость» адаптации.

Хотя, безусловно, разные виды деятельности также значительно отличаются по своей психофизиологической «стоимости». Так, «…действия, исполняющиеся на уровне сознательной регуляции, всегда имеют более высокую «стоимость», прежде всего за счет привлечения дополнительных ресурсов внимания и эмоциональной мобилизации [37, с. 16].

Согласно наиболее распространенным классическим представлениям определения «стоимости» деятельности проводится путем сопоставления величин диагностических показателей, полученных в условиях «фона», с одной стороны, и стресса – с другой («до» и «после»). Степень превышения последних над первыми и составляет существенный компонент такой стоимости.

Для характеристики явлений нарушения адаптационных процессов было введено понятие дезадаптации. Считается, что дезадаптация может возникнуть вследствие недолгих, но сильных влияний среды на человека, или под влиянием менее интенсивных, но продолжительных влияний. Физиологические и психологические признаки дезадаптации при этом отвечают признакам третей стадии стресса.

Ю.В. Ильченко более дифференцированно выделяет три степени проявления состояния дезадаптации:

  • первая степень – характеризуется нарушением процесса адаптации только в момент влияния дезадаптационного фактора;
  • вторая степень – нарушением процесса обновления адаптационных функций организма после влияния дезадаптационного фактора;
  • третья степень (дезадаптация) – характеризуется нарушением адаптационных функций организма в состоянии покоя без влияния дезадаптационного фактора [22].

Также последствия и выявление дезадаптации связывают с возникновением разнообразных нервно-психических и психосоматических заболеваний [5, 23, 25].

Что касается экстремальных условий деятельности, то в значительной мере и здесь стержневой проблемой является адаптация.

Психическая переадаптация в экстремальных условиях, дезадаптация и реадаптация к обычным условиям жизни подчиняются закономерному чередованию этапов, представленных на схеме [57].

Анализ этапов психической переадаптации, реадаптации и дезадаптации при воздействии психогенных факторов позволил выявить следующее. Независимо от того, предстоит ли человеку пройти испытание нервно-психической устойчивости в экстремальных условиях деятельности во всех случаях четко выделяется «подготовительный этап». На этом этапе человек собирает сведения, позволяющие составить представление об экстремальных условиях, уясняет задачи, которые ему предстоит решать в этих условиях, овладевает профессиональными навыками, «вживается» в ролевые функции, отрабатывает навыки, обеспечивающие совместную операторскую деятельность, и устанавливает систему отношений с другими участниками группы.

Этапы психической адаптации и дезадаптации в измененных условиях существования

Чем ближе по времени человек приближается к барьеру, отделяющему обычные условия жизни от экстремальных («этап стартового психического напряжения»), и к другому барьеру, который отделяет необычные условия существования от обычных условий жизни («этап завершающего психического напряжения»), тем  сильнее психическая напряженность, выражающаяся в тягостных переживаниях, в субъективном замедлении течения времени, в нарушениях сна и вегетативных изменениях. В числе причин нарастания психической напряженности при приближении к указанным барьерам четко прослеживаются информационная неопределенность, предвидение возможных аварийных ситуаций и умственное проигрывание соответствующих действий при их возникновении.

При преодолении барьера, отделяющего обычные условия жизни от измененных, барьера, отделяющего измененные условия от обычных, возникают положительные эмоциональные переживания (эйфория, гипоманиакальность), сопровождающиеся повышенной двигательной активностью. В появлении этих состояний участвуют как психологические, так и физиологические механизмы. Показано, что при преодолении указанных барьеров устраняется информационная неопределенность и человек оказывается избыточно информированным.

На рубеже преодолеваемого психологического барьера человек находится в состоянии психического напряжения, обусловливаемого необходимостью волевым усилием подавлять подкорковые эмоции. Преодоление психологического барьера, особенно сопряженного с угрозой для жизни, влечет за собой состояние эмоционального разрешения, в основе которого лежит снятие тормозящего влияния коры на подкорку и индуцирование в ней возбуждения. При каждом повторном преодолении психологического барьера эмоциональные реакции сглаживаются и стенизируются. Это обусловливается достаточно полной информационной обеспеченностью, уверенностью в материальной части, в средствах спасения и в правильности своих действий при возникновении аварийных ситуаций.

На этапах острых психических реакций «входа» и «выхода» при воздействии измененной афферентации возникают дереализационные феномены, сопровождающиеся выраженными эмоциональными реакциями. Нарушается также координация движения. В основе этих нарушений лежит рассогласование функциональных систем психофизиологической организации человека, сложившихся в процессе онтогенеза или длительного пребывания в измененных условиях существования.

Этап острых психических реакций входа сменяется этапом психической переадаптации. Одной из особенностей этапа психической переадаптации является формирование новых функциональных систем в центральной нервной системе, позволяющих адекватно отражать реальную действительность в необычных условиях жизни. Другой особенностью этого этапа является актуализация необходимых потребностей и выработка защитных механизмов, обеспечивающих реакции на воздействие психогенных факторов. По своим  психофизиологическим механизмам этап переадаптации имеет много общего с этапом реадаптации, восстановления процессов отражения, системы отношений и координации движений, адекватных для обычных условий жизни. И чем длительнее срок пребывания в измененных условиях, тем труднее и дольше происходит реадаптация к обычным условиям жизни.

Хотя каждый из рассмотренных нами этапов имеет свою мотивационную обусловленность, он подчинен общей «стратегической» цели конкретной деятельности – выполнить полетное задание, успешно провести экспедицию, поход, плавание или эксперимент. Это соответствует как психологическим теориям (временная перспектива К. Левина; перспективное устремление личности А.С. Макаренко; сверхзадача и сквозное действие К.С. Станиславского), так и психофизиологическим представлениям (рефлекс цели И.П. Павлова; учение об акцепторе действия П.К. Анохина).

При жестком и длительном воздействии психогенных факторов, а также при отсутствии мер профилактики этап психической переадаптации сменяется этапом неустойчивой психической деятельности. На этом этапе появляется ряд необычных психических состояний, характеризуемых эмоциональной лабильностью и нарушениями ритма сна и бодрствования.

При рассмотрении необычных психических состояний возникает вопрос: относятся ли они к психологической норме или же к патологии? Ответ на этот вопрос  кажется простым лишь на первый взгляд. Так, если мы попытаемся оценить всевозможные необычные состояния, возникающие на этапах переадаптации, дезадаптации и реадаптации, пользуясь критериями психологической нормы, достаточно полно разработанными Г.К. Ушаковым, то неизбежно придем к выводу, что имеем дело с психопатологией.

Как было нами показано, сразу же при вхождении человека в измененные условия существования и при возвращение в обычные условия жизни происходит «ломка» функциональных систем психофизиологической  организации, сложившихся в онтогенезе или при длительном пребывании в измененных условия. Эта ломка сопровождается появлением необычных психических состояний, нарушениях познавательных процессов, эмоционального регулирования и двигательной деятельности. Такие необычные психические состояния и нарушения следует рассматривать как закономерные кризисные реакции в границах психологической нормы, причем эти реакции должны учитываться при освоении измененных условий существования.

Необычные психические состояния, возникающие на этапах психической переадаптации и реадаптации (эйдетизм, экстериоризационные реакции, аутизация, психологическая открытость и др.), мы также относим к нормальным компенсаторным, защитным психофизиологическим механизмам, характерным для измененных условий существования. «Психическая норма», являющаяся в медицине синонимом «здоровья», укладывается между верхней и нижней границами, в пределах которых могут происходить различные сдвиги, не влекущие за собой качественного изменения в морфологической структуре, физиологическом и психологическом состоянии человека. При работе регуляторных механизмов на пределе адаптационного оптимума на этапе неустойчивой психической деятельности возникают необычные психические феномены, которые, оставаясь в границах психологической нормы, в то же время расцениваются нами как препатологические.

Потребность в разграничении нормальных по своей сути необычных психических состояний, возникающих в процессе адаптации личности, но напоминающих по своей феноменологической картине симптомы и синдромы неврозов и психозов, нашла свое отражение у психиатра прошлого века Крафта-Эбинга в характерном и емком понятии: «аналогия помешательства». Это – состояния, которые возникают, когда ребенок или «простой человек, дитя природы» попадает в непривычные условия. В целях дифференцирования психопатологических состояний от непатологических в измененных условиях был предложен термин «псевдопсихопатологические состояния» для обозначения необычных психических феноменов, появляющихся на границе между нормой и патологией [57].

Необычные психические состояния отграничиваются от патологии, во-первых, выраженной «понятностью» связи с окружающей средой. Психологически понятные связи свидетельствуют о сохранности личности, а не являются непосредственным выражением психопатологического процесса, формирующего синдром. Во-вторых, псевдопсихопатологические реакции отличаются от патологии картковременностью. В-третьих, по отношению к ним, как правило, сохраняется критичность, возникают сомнения в их реальности. В-четвертых, если человек во время нахождения в необычных условиях существования был убежден в реальности какого-либо представления, то после попадания в обычные условия жизни он легко отказывается от него, следуя логическому объяснению окружающих.

Большинство выделенных нами в экспериментах необычных психических состояний у здоровых людей, с одной стороны, были рассмотрены как модели симптомов и синдромов развивающихся при нервно-психических расстройствах. Нарушения восприятия пространства и собственного «я» при воздействии измененной афферентации моделируют дереализационные и деперсональизационные синдромы, известные в психопатологии. Эйдетические представления являются моделью зрительных и слуховых галлюцинаций, гипнагогические представления – гипнагогических галлюцинаций. Интерпретационные феномены моделируют бред, а доминантные идеи соответствуют сверхценным идеям. Экстериоризационные реакции (создание собеседника) в условиях одиночества были рассмотрены как своеобразные модели синдромов раздвоения личности. С другой стороны, необычные психические состояния, возникающие на этапе неустойчивой деятельности, позволяют раскрыть особенности протекания психических процессов на границе между психической нормой и психопатологией.

Изложенное выше указывает на важность изучения особенностей психики человека, находящегося в необычных условиях тем более, что психофизиологическая адаптация человека к экстремальным средовым условиям не может рассматриваться без учета психологических реакций, возникающих в границах нормы.

Обращая внимание на повышение актуальности проблемы адаптации  человека к постоянным изменениям окружающей среды, исследования адаптационных возможностей людей, которые, собственно, и обуславливают эффективность адаптации, определение эффективных путей для их оптимизации, можно считать одним из актуальнейших заданий современной психологической науки.

Среди составных психофизиологической адаптации, которые, собственно, и определяют адаптационные возможности человека, можно выделить три последовательных уровня из обзора их развития и достижения высокоспециализированных и профессионально актуальных адаптационных качеств.

К первому уровню принадлежат унаследованные конституционно-морфологические и нейродинамические особенности человека. Ко второму уровню – ее темпераментальные и характерологические свойства. И к третьему – специфические качества личности, приобретенные ею на более поздних стадиях индивидуального развития. Это особенности эмоциональной, волевой, мотивационной, интеллектуальной сфер личности, которые формировались в процессе онтогенеза вместе с приобретением разнообразного опыта.

М.С. Корольчук связывает адаптационные возможности с базовыми психофизиологическими процессами и активационными механизмами. Адаптивная возможность при этом представляет собой способность организма осуществлять адаптогенные перестройки [34]. Также адаптационные возможности связывают с понятием надежности, которое определяет сохранение нормальной жизнедеятельности организма в условиях влияния разнообразных факторов среды [23], и, уровнем и степенью гармоничности достигнутого физического и нервно-психического развития, а также степенью реактивности организма, касательно различных влияний и резистентностью к ним.

Адаптационные возможности человека (в социально-психологическом плане) закладываются еще в детстве, в процессе формирования ее личности, опыта взаимодействия с разными людьми и коллективами, опыта успешного и не успешного поведения в необычных условиях.

М.О.Агаджанян справедливо указывает, что адаптационные возможности выявляются только в реальных условиях жизни и связывает их с уровнем индивидуального здоровья [2, с. 19].

Также нельзя не согласиться с утверждением, что адаптационные возможности человека не безграничны[33, с. 12].

Компонентом адаптационных возможностей (психологического плана) можно считать понятие личностного адаптационного потенциала [28, с. 17-18], который характеризует уровень развития взаимосвязанных психологических характеристик, которые наиболее значимы для регуляции психической деятельности и процесса адаптации, и обуславливает величину диапазона факторов внешней среды, к которым организм может приспособиться.

Единственное найденное в доступной литературе определение адаптационных возможностей человека было сделано В.И. Розовым, который определил эти возможности достижения высоких результатов в значительной для субъекта деятельности с минимальной «стоимостью» адаптации [58]. Также можно привести и определение  адаптационных способностей как индивидуальных психологических особенностей личности, что является условием успешной адаптации к новым, измененных и необычных условий. Упомянутые определения хоть в целом правильно отражают сущность явления, которое определяется, но все же есть кое-что суженым.

Исходя из проведенного выше анализа, мы предложили такое определение адаптационных возможностей человека: адаптационные возможности – это совокупность конституционно-морфологических, физиологических биоэнергетических, нейродинамических, психических, психологических и других свойств человека, которые организованы по принципу взаимодействия и обуславливают способность человека адаптироваться к конкретным требованиям деятельности, условиям естественной и социальной среды и т.п [28].

Поэтому на практике подобную способность человека адаптироваться необходимо рассматривать не в общем, а только касаясь конкретных заданий, которые он решает в своей жизнедеятельности.

Вообще понятия психофизиологического состояния, адаптации и адаптационных возможностей, по нашему мнению, очень тесно связаны одно с другим. Можно сказать, что они отражают разные стороны одного явления. Так. Психофизиологическое состояние – это его статическая составляющая; адаптация – динамическая, т. к. именно динамика ПФС характеризует адаптацию; адаптационные возможности – «энергетическая» или «резервная» (т.к. обеспечивают успешность процесса адаптации).

В целом же адаптационные возможности человека характеризуют как наличие определенного психофизиологического и психоэмоционального состояния, так и его динамика под влиянием разнообразных факторов.

Таким образом, опираясь на проведенный анализ проблем адаптации человека, его адаптационных возможностей, можно сделать вывод, что исследование данной проблемы можно считать одним из актуальных направлений психологического обеспечения деятельности в измененных условиях жизненной среды, что предопределило целевую направленность нашего исследования.

ГЛАВА ІІ. МЕТОДЫ И ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

2.1. Методы исследования.

Для решения поставленных в работе задач были использованы следующие методы исследования:

  • анализ научно-методической и специальной литературы;
  • педагогическое наблюдение;
  • психодиагностические методы (тестирование, опрос, беседа);
  • анализ продуктов деятельности;
  • статические методы обработки результатов исследований.

Анализ научно-методической и специальной литературы позволил обобщить и систематизировать результаты исследований и необходимые материалы по основам теории адаптации, изучить общие закономерности процесса закономерности процесса адаптации в различных, в том числе измененных, условиях жизненной среды (в условиях повышенного атмосферного давления при выполнении физических нагрузок под водой) и определить факторы, определяющие адаптационные возможности человека в экстремальных условиях деятельности.

Наблюдение использовалось как один из основных эмпирических методов исследования, позволяющий фиксировать специфические изменения приспособительных реакций в психической деятельности испытуемых (функционирование познавательных, волевых, эмоциональных процессов, динамику психических состояний и пр.) в определенных условиях – как естественных, так и при моделировании сложных, экстремальных ситуаций при выполнении упражнений и нагрузках под водой. В ходе исследований были применены некоторые разновидности наблюдения [18, 31]:

  • непосредственное и опосредованное;
  • выборочное (внимание фиксировалось на определенных показателях поведения или типичных для конкретных условий деятельности типах поведенческих актов и действий);
  • неформализированное (проводилось в ходе пилотажного исследования; на этом этапе была важна не фиксация причинных зависимостей и строгое описание явлений, а создание обобщенной картины поведения испытуемых в определенных условиях деятельности).

Экспертная оценка предполагала получение информации от компетентных лиц (экспертов), имеющих достаточно высокую профессиональную компетентность и квалификацию. В качестве экспертов выступали тренера, опытные спортсмены, инструктора по подводному плаванию. Экспертная оценка выступала одним из критериев оценки результативности деятельности, или «продуктивного» критерия адаптации [31].

В качестве методов опроса были использованы беседа и анкетирование, что позволяло получить дополнительные сведения об индивидуально-психологических особенностях контингента, принимавшего участие в исследовании.

С целью получения фактического материала о адаптационных изменениях в психике испытуемых был использован ряд психодиагностических тестов и методик:

  • для измерения эмоциональных состояний в период интенсивных состояний в период интенсивных физических и психических нагрузок использовалась методика САН, разработанная сотрудниками Ленинградской военно-медицинской академии [39]. Диагностическая процедура данной методики состояла в том, что обследуемому предлагалось оценить различные характеристики своего состояния в данный момент времени, что давало возможность фиксировать динамику показателей самочувствия, активности и построение в различное время дня и разнообразных условиях деятельности. Шкалированная самооценка позволяла достаточно легко оценивать параметры не только «традиционных» самочувствия, активности и настроения, но и других показателей, характеризующих специфические психоэмоциональные состояния человека относительно конкретных условий деятельности, в том числе, эмоциональный, мотивационный и др. компоненты.
  • Методика самооценки уровня тревожности Ч. Спилберга [7, 39] с использованием 2-х шкал, позволяющих выявить уровень личностной и ситуационной (реактивной) тревожности. Учитывалось, что личностная тревожность характеризует стойкую направленность личности воспринимать большой круг ситуаций как угрозу и реагировать на них усилением тревожности. Очень большая личностная тревожность тесно коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами, психосоматическими расстройствами. Реактивная тревожность характеризуется нарастающим беспокойством, напряжением, нервозностью. Следствием очень высокой реактивной тревожности могут стать нарушения внимания (концентрации, устойчивости, переключаемости и т.д.) и тонкой координации движений [82]. Изучение тревожности позволяло получить существенную информацию о психическом компоненте адаптационных возможностей спортсменов.

На основе данной методики была разработана процедура определения уровня функциональных возможностей психической адаптации [31, с. 69]. Количественный показатель этого уровня вычисляется с помощью суммирования показателей личностной и реактивной тревожности и может классифицироваться в диапазоне от очень низкого до очень высокого. Данная методика позволяет также вычислить и классифицировать уровень напряжения механизмов психической адаптации, определяемый как разница между реактивностью (РТ) и личностной тревожностью (ЛТ). Уровень функциональных возможностей психической адаптации (УФВПА) вычисляется по формуле:

УФВПА = РТ + ЛТ

Показатель изменяется от 40 до 160 баллов и интерпретируется: менее 65 баллов – высокий уровень;

66-79 баллов – выше среднего;

80-89 баллов – средний;

90-99 баллов – ниже среднего;

более 100 баллов – низкий уровень.

Напряжение механизмов психической адаптации (НМПА) вычислялось по формуле:

НМПА = ЛТ – РТ

Показатель интерпретируется:

менее -10 – очень высокое НМПА;

от -9 до -3-х – высокий;

от -2 до +9 – средний;

10 и выше – низкий.

  • Методика исследования переключаемости внимания (с помощью красно-черных таблиц Шульте в модификации Марищука, Сысоева и др.) [83]. Процедура позволяла получить информацию о ряде процессуальных характеристик психической деятельности важных в ряде профессий. Учитывалось, что динамика показателей переключаемости внимания испытуемых позволяет оценить степень их физической и психической работоспособности и является необходимым условием эффективности деятельности.
  • Методика оценки количественных показателей цветового теста М.Люшера [74]. С помощью данного теста представлялась возможность получить разработанные различными исследователями количественные показатели, характеризующие различные аспекты психического и психофизиологического состояния человека: негативные праксические состояния – тревогу, эмоциональный стресс, психическое напряжение и утомление; работоспособность; вегетативный баланс; интегральные показатели психофизиологического состояния [26, 27, 31]. Принималось во внимание, что систематическая фиксация указанных количественных показателей индивидуально для каждого испытуемого позволяла делать выводы об изменении различных параметров психофизиологического состояния.
  • Методика исследования (тестовый опросник профессиональной дезадаптации) [81]. В ходе исследований учитывалось, что дезадаптация может возникнуть в следствие либо кратковременного и сильного воздействия условий среды на человека, либо же интенсивного, и в тоже время длительного. Дезадаптация проявляется в разнообразных нарушениях деятельности: в снижении продуктивности и качества труда, в нарушениях дисциплины, самоконтроля, в повышении травматизма и т.п. Критериями психофизиологической адаптации являются – состояние здоровья, настроение, тревожность, степень утомляемости, активность поведения и др. Стойкие нарушения психической адаптации проявляются в выраженных психопатологических симптомах и синдромах, а также отказе от деятельности.

В ходе тестирования с помощью дешифратора фиксировались следующие признаки дезадаптации: ухудшение самочувствия (эмоциональные изменения, особенности протекания отдельных психических процессов, снижение общей активности, ощущение усталости), соматовегетативные нарушения, нарушения цикла «сон – не сон», особенности межличностного взаимодействия и отношений, снижение мотивации к деятельности.

  • Метод анализа продуктов деятельности. результаты, полученные в ходе исследований с помощью данного метода выступали в качестве одного из критериев оценки эффективности и успешности деятельности контингента испытуемых, принимавших участие в экспериментах.
  • Методы математической статистики.

Фактический материал, полученный в ходе экспериментальных исследований был обработан с помощью широко используемых в спортивной практике и психометрии методов математической статистики. Для выбора показателей, несущих существенную информацию об адаптационных возможностях (фигурирующих в данном исследовании) спортсменов использовался корреляционный анализ. Кроме того, выявлялись следующие характеристики: Х- среднее значение; Sх – ошибка среднего значения; σ – стандартное отклонение; t – критерий достоверности различий Стьюдента; Р – вероятность случайного различия средних величин и др. Статическая обработка экспериментального материала осуществлялась с использованием компьютерного программного обеспечения.

2.2. Организация исследования.

Исследования были проведены в 2 этапа, каждый из которых включал проведение психодиагностических процедур и мероприятий, позволяющих решать соответствующую задачу. Экспериментальные исследования проводились на протяжении 2004 – 2005 года.

С целью детального изучения у спортсменов приспособительных реакций и динамики адаптационных процессов фиксация изучаемых показателей осуществлялась многократно – до и после отдельных тренировочных занятий, а также в разнообразных условиях (в т.ч. экстремальных) подводных погружений и соревновательной деятельности.

К исследованиям в качестве испытуемых привлекались квалифицированные спортсмены – члены сборной команды Украины по скоростному плаванию в ластах (спортивная квалификация – кандидаты в мастера спорта – мастера спорта международного класса; возраст – 15-22 года; стаж занятий – 5-12 лет).

Кроме того, в исследовании принимали участие члены центрального Дайв-Клуба «Мета» Федерации подводного спорта и подводной деятельности Украины, имеющие международные сертификаты подводных плавцов С.М.А.S.

Общее количество испытуемых, принимавших участие в исследовании – 28 человек.

Экспериментальные исследования проводились на учебно-тренировочных сборах на базе Дворца подводного спорта (г. Киев), и в ходе соревнований (март – декабрь 2004 г.), а также в процессе подготовки и проведения подводных погружений (дайв-сафари) в Красном море (Египет) в феврале – марте 2005 года.

ГЛАВА ІІІ. ИССЛЕДОВАНИЕ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ПСИХИКИ СПОРТСМЕНОВ В ПРОЦЕССЕ ЗАНЯТИЙ ПОДВОДНЫМ ПЛАВАНИЕМ.

3.1. Экспериментальное изучение значимых для адаптации факторов, влияющих на эффективность деятельности в подводном плавании.

Для решения задач, поставленных в исследовании, возникла необходимость выделить ряд факторов, значимых для адаптации и обуславливающих эффективность деятельности спортсменов, занимающихся подводным плаванием. Анализ литературы показал, что к такого рода факторам можно отнести внешние и внутренние, или, объективные и субъективные.

Среди факторов первой группы можно выделить:

  • условия деятельности:
  • вид, характер, величина нагрузки (физической, психической и т.п.) в ходе деятельности и др.

К факторам второй группы относятся:

  • профессиональная (спортивная) квалификация и опыт;
  • особенности личности;
  • мотивация деятельности;
  • особенности отдельных психических процессов и функций, нейродинамических свойств человека;
  • эмоциональные и волевые компоненты психики, самоконтроль;
  • психофизиологическое (функциональное) и психическое (психоэмоциональное) состояние;
  • работоспособность, высокий уровень которой характеризуется рядом признаков, среди которых легкость адаптации, регуляции функций и автоматизации навыков [34].

В тоже время, к факторам, негативно влияющим на выполнение деятельности можно отнести неблагоприятные психоэмоциональные состояния – стресс, нервно-психическое напряжение, тревожность, эмоциональную возбудимость, утомление и др. Как правило, они возникают из-за несоответствия требованиям и условиям деятельности индивидуальных возможностей человека. Так, утомление, возникающее вследствие тренировочной нагрузки, кроме физиологических признаков, характеризуется целым рядом изменений на психологическом уровне – появляется ощущение слабости, тягостной напряженности, неуверенности в правильности выполняемых действий, наблюдается отсутствие желание что-либо делать, возникают расстройства внимания (концентрации, устойчивости, переключаемости); изменения в протекании сенсорно-перцептивных процессов; нарушения в моторной сфере; ухудшение памяти, продуктивности мышления; ослабление воли; изменение мотивации деятельности; нарушение сна; накопление негативных эмоциональных реакций и т.д.

В тоже время утомление – нормальное явление, а ярко выраженным негативным состоянием для выполнения деятельности есть переутомление. Более того, при условии достаточного времени для восстановления возникающее утомление приводит к повышению работоспособности по механизму адаптации, затрагивающему оптимальные режимы функционирования психической деятельности. Существенно и то, что деятельность человека в измененных условиях жизненной среды связано с получением, переработкой и оценкой большого объема информации и характеризуется высоким эмоциональным напряжением, психической нагрузкой, нередко переутомлением, периодически возникающими стрессовыми ситуациями. Под водой сильный стресс приводит, как правило, к критическим ситуациям [51],особенно, если это стресс эмоциональный, проявляющийся в экстремальных ситуациях, при угрозе, опасности, и негативных эмоциях. Его различные формы – тормозная, импульсивная проч. – приводят к изменениям в психических процессах и высшей нервной деятельности, в двигательной и речевой функциях. Как показали предварительные наблюдения в процессе проводимых нами исследований. Стресс оказывает разные эффекты на поведение человека как в процессе подготовки, так и непосредственно в ходе подводных погружений: от мобилизации к активизации до полной дезорганизации и подавления (в существенной степени это зависит от индивидуально-психологических особенностей личности спортсменов-подводников).

Опираясь на проведенный анализ представленного материала можно заключить, что учет обозначенных предпосылок и факторов имеет существенное значение для исследования приспособительных реакций у спортсменов и дает возможность определить мероприятие по оптимизации адаптационных возможностей в процессе психологической подготовки и обеспечения деятельности.

3.2. Оценка спортсменами тренировочных нагрузок и показателей работоспособности

В исследовании, направленном на определение общих, значимых для адаптации факторов были получены данные, характеризующие величину тренировочных нагрузок на основе самооценок спортсменов. Фактический материал представлен в таблице 1.

Таблица 1. Оценка спортсменами тренировочных нагрузок

Результаты показывают, что только около 5 % всех испытуемых оценивают общую суммарную величину нагрузок как низкую, а 9 % — как очень большую. Большинство оценивает тренировочные нагрузки в диапазоне от нормальной до большой (83 % опрошенных спортсменов).

В следующем исследовании были получены данные самооценки спортсменами динамики общей работоспособности, которая в значительной мере обусловливает эффективность деятельности вообще, и тренировочной в частности. Полученные результаты самооценки показателей работоспособности представлены в таблице 2.

Таблица 2. Динамика показателей работоспособности спортсменов

Представленные данные свидетельствуют, что большинство опрошенных имеют достаточно устойчивый уровень работоспособности. Обращает на себя внимание тот факт, что работоспособность на протяжении недельного периода учебно-тренировочных занятий (микроцикла) с учетом занятий с различными по величине и направленности нагрузкам, является существенно более стабильной (р <= 0,01) по сравнению с работоспособностью в ходе тренировки в течении 1-го дня.

Определенный интерес представляло изучение особенностей проявления психологических признаков утомления, возникающих у занимающихся в процессе тренировочной деятельности, что  на наш взгляд, является важным аспектом оптимизации адаптационных реакций у спортсменов в процессе выполнения деятельности.

Данные, характеризующие процентное распределение типичных признаков утомления, возникающего в результате действия тренировочных нагрузок представлены в таблице 3.

Таблица 3. Распределение психологических признаков утомления у спортсменов под влиянием тренировочных нагрузок в зависимости от уровня специальной подготовленности.

Полученные результаты свидетельствуют, что спортсмены, имеющие более высокий уровень специальной подготовленности, хотя и склонны фиксировать снижение работоспособности в состоянии  утомления (41 %) тем не менее обращают внимание на основные признаки утомления по сравнению со спортсменами с низким уровнем подготовленности, в меньшей степени.

Изучение показателей уровня тревожности в исследуемой выборке испытуемых показало, что реактивная (ситуационная) тревожность у спортсменов проявлялась в меньшей мере по сравнению с личностной, которая определяет индивидуальную чувствительность спортсменов к стрессу и отражает склонность испытывать в большинстве экстремальных ситуаций опасения, страх.

Полученные данные представлены в таблице 4.

Таблица 4. Показатели уровня тревожности у спортсменов

Результаты исследования позволили определить показатели уровня функциональных возможностей психической (психологической) адаптации, а также напряжения механизмов психической адаптации у спортсменов в процессе занятий подводным плаванием.

3.3. Определение уровня функциональных возможностей психической адаптации и показателей напряжения приспособительных механизмов психики у спортсменов.

Для определения количественного показателя уровня функциональных возможностей психической адаптации у спортсменов были использованы в соответствии с методикой, описанной в главе 2 показатели личностной и ситуативной тревожности.

Данная оценочная процедура позволила также определить уровень напряжения механизмов психической адаптации, который можно оценить на разнице между ситуативной и личностной тревожности испытуемых.

Данные представлены в таблице 5.

Таблица 5. Уровень функциональных возможностей и напряжения механизмов психической адаптации у спортсменов

 

Полученные результаты позволяют характеризовать различные уровни адаптационных возможностей и напряжения механизмов психической адаптации и осуществлять их формирование в ходе текущего контроля за изменением индивидуальных показателей спортсменов в процессе тренировок.

3.4. Определение индивидуально значимых для адаптации факторов, влияющих на эффективность деятельности спортсменов.

Полученный фактический материал по оценке ряда общих значимых для адаптации спортсменов факторов позволил предположить, что индивидуально значимым для конкретного спортсмена с учетом уровня его тренированности, специальной подготовленности, функциональных и других возможностей может быть практически любой из них. Исходя из того, что адаптационно значимые для спортсменов факторы могут быть благоприятными и дезадаптационными (неблагоприятными) с соответствующей степенью воздействия, нами было проведено исследование, позволяющее оценить показатели  профессиональной психической, дезадаптации критериями которой являются негативные психоэмоциональные состояния, подавленное настроение, тревожность, выраженная степень утомляемости, понижение активности, неадекватность поведения, снижение работоспособности, продуктивности деятельности и т.д.

В ходе исследования были получены данные, характеризующие как отдельные признаки, так и влияние общих, значимых психологических факторов, указывающих на конкретные источники дезадаптации, вызванные действием тренировочных нагрузок и условиями деятельности.

Обобщенные результаты представлены в таблице 6.

Таблица 6. Признаки профессиональной психической дезадаптации после тренировочных нагрузок

Полученные данные свидетельствуют об умеренной степени дезадаптации у спортсменов после тренировочных нагрузок, что может указывать на включение и активизацию приспособительных механизмов срочной адаптации. В то же время, оценка отдельных признаков дезадаптации отражает изменения самочувствия, снижение общей активности, ощущение усталости, ухудшение работоспособности у спортсменов, принимавших участие в обследованиях.

Интенсивные данные были получены в ходе исследований на недельном дайв-сафари при 3-х – 4-х разовых, в течение дня, погружениях на глубину до 30 метров. Учитывая, что каждый спуск под воду таит в себе элемент риска, сопряжен с большим нервно-психическим напряжением, особые требования предъявляются к эмоциональной устойчивости подводного пловца, способности контролировать ситуацию в процессе погружений.

Наблюдения показывают, что первые признаки изменения функций ЦНС (центральной нервной системы), изменений в психической деятельности появляются при абсолютном давлении воздуха 2 – 3 кг с/см2. Однако эти изменения носят функциональный характер и практически не отражаются на работоспособности. При дальнейшем увеличении давления изменения возрастают, снижается самоконтроль, отмечается нарушение логичности и критичности мышления, происходит постепенное снижение как физической, так и психической работоспособности.

С увеличением глубины погружения можно фиксировать наркотическое действие азота на центральную нервную систему, что связано с угнетением высших психических функций. При начальной стадии такого наркоза подавляются сложные формы умственной деятельности, сенсомоторные реакции, перцептивные процессы . С продолжением увеличения глубины начинается угнетение высших регуляторных функций мозга, после чего наблюдаются неадекватные психоэмоциональные реакции, снижение самоконтроля, утрачивается постепенно способность пространственной и временной ориентации, при выполнении физической работы допускаются серьезные ошибки.

Опираясь на предложенную классификацию адаптационно благоприятных и дезадаптационных факторов [31] в нашем исследовании была сделана попытка определить индивидуальный уровень адаптационных возможностей спортсменов, принимавших участие в исследовании. Такой уровень определялся путем суммирования числовых значений адаптационно благоприятных факторов: «адаптационно благоприятный фактор» оценивался в 1 балл, «выраженный адаптационно благоприятный фактор» – в  2 балла; кроме того, определялась сумма числовых значений всех дезадаптационных факторов («дезадаптационный фактор» равен 1 баллу, «выраженный дезадаптационный фактор» — 2 балла).

При оценке индивидуального уровня адаптационных возможностей данный показатель может находиться в пределах от –30 баллов (минимальное значение) до +29 (максимальная величина).

Данные, полученные в настоящем исследовании относительно определения уровней адаптационных возможностей испытуемых приведены в таблице 7.

Таблица 7 Уровень адаптационных возможностей испытуемых, принимавших участие в исследовании (n=28)

Использованная в исследовании процедура оценки индивидуального уровня адаптационных возможностей позволила распределить спортсменов условно на группы с различными реакциями адаптации и наметить пути оптимизации индивидуально значимых для них адаптационных факторов.

ГЛАВА IV. ОПТИМИЗАЦИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СПОРТСМЕНОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДОВ ПСИХОРЕГУЛЯЦИИ.

4.1. Пути оптимизации адаптационных возможностей через воздействие на психоэмоциональное состояние спортсменов методом «средовой адаптации».

С целью преодоления различных объективных и субъективных трудностей, возникающих в измененных, часто экстремальных условиях деятельности и в процессе действия физических и психических нагрузок при занятиях подводным спортом возникает необходимость решения задач психологического сопровождения и подготовки спортсменов. Такая подготовка должна базироваться, прежде всего, на принципе постепенности адаптации к водной среде, условиям и требованиям пребывания под водой на определенной глубине. В целях такой подготовки может быть предложен модифицированный вариант аутогенной тренировки в сочетании с методом «средовой адаптации», позволяющий оптимизировать адаптационные возможности спортсменов на основе регуляции психоэмоционального состояния.

Предложенный вариант такой аутогенной тренировки может быть условно разделен на 3 этапа – подготовительный, адаптационный и заключительный.

Наиболее важным разделом работы на подготовительном этапе является обучение спортсменов аутогенной тренировки (успокаивающий вариант). В начале отрабатываются приемы вызывания покоя (релаксации) во всем теле, тепла в правой руке по общепринятым методикам. При этом подчеркиваются важность тренировки сосредоточения внимания на решаемой задаче, зависимость результатов от самого занимающегося, психофизиологическая объективность вызванных состояний.

У подводных пловцов и  у аквалангистов нецелесообразно вызывать чувство тяжести в правой руке, а затем во всем теле. Необходимо обучить спортсменов вызывать у себя чувство силы, хорошего мышечного тонуса в правой руке и во всем теле. Такое упражнение в аутогенной тренировке является третьим по счету (первое – вызывание покоя, отдыха во всем теле; второе – вызывание чувства тепла в правой руке). Предлагаем следующие формулировки (по Л.П..Яцкову):

«Я ощущаю вслед за отдыхом прилив силы в правой руке. Я чувствую приятный здоровый мышечный тонус в руке. Мышцы руки в состоянии приятной готовности к работе, деятельности. силу, приятный мышечный тонус в руке я вызываю легко, свободно. Мышечную силу, приятный здоровый тонус я чувствую также в левой руке, в ногах, во всем теле. Я с каждым вдохом вдыхаю новую мышечную силу, мышечный заряд. Вов всем теле я чувствую здоровье, силу, энергию. Силу, здоровый мышечный тонус во всем теле я вызываю легко, свободно. Мои мышцы, мое тело готово к длительной работе, к различной деятельности. я чувствую себя легко, свободно».

Упражнения подготовительного этапа отрабатываются за 2 – 3  недели занятий. Как показали наблюдения, на протяжении занятий у всех занимающихся повышаются настроение, самодисциплина, стремление к самосовершенствованию, интерес к аутогенной тренировке, что создает благоприятный психологический базис для перехода ко второму этапу.

Второй этап («этап средовой адаптации») является наиболее ответственным. Желательно, чтобы он совпадал с началом отработки, особенно начинающими аквалангистами, практических навыков. Целью его является формирование устойчивой психологической и физической адаптации к среде в условиях подводного автономного плавания как в его групповом, так и индивидуальном вариантах. В начале второго этапа спортсменам подробно объясняются физические свойства подводной среды: ограничение видимости и зависимость ее от глубины; колебания окружающей температуры; возрастание давления воды по мере погружения; сменяющаяся своеобразная окраска окружающей среды (от светло-зеленых до темно-зеленых и темных тонов); увеличение размеров подводных объектов примерно на 0,25 их реальной величины; совершенно новые приемы и условия передвижения; наличие причудливого растительного и животного мира.

На втором этапе обосновывается важность принципа повторности, который является одним из основных положений вообще любой тренировки. Все планируемые у спортсмена качества могут быть сформированы только при неоднократных и регулярных повторениях определенных упражнений. Большое значение имеет также принцип постепенности, который лежит в основе развития функциональных возможностей организма в условиях повышенных нагрузок.

На втором этапе спортсменам разъясняется необходимость формирования таких новых навыков, как дыхание в акваланге только ртом и полное исключение носового дыхания, умение управлять «объемом» (глубиной) дыхательных движений (от чего зависят плавучесть и возможность удержаться на определенной глубине).

Важным разделом подготовки является выработка у подводных пловцов правильных и последовательных реакций при возникновении аварийных ситуаций (неполадки в снаряжении, травма барабанных перепонок, признаки баротравмы легких, вынужденный быстрый переход с одной глубины на другую и др.). С учетом вышеизложенного и должна проводиться аутогенная тренировка на втором этапе. Для решения ее задач предлагаются следующие формулировки:

«Я совершенно спокоен в этой новой для меня окружающей среде. Во всем теле сохраняются сила, энергия, здоровье. Окружающая среда для меня интересна, желаема и приятна. Движения мои в воде уверенные, спокойные, свободные. Все мои мышцы в воде в приятном здоровом тонусе. Дыхание мое во время плавания на различной глубине свободное, спокойное, ритмичное. Я легко и свободно, по своему желанию изменяю глубину вдоха и частоту дыхания. Вдох и выдох в акваланге я совершаю только ртом. Я чувствую силу, здоровье, энергию во всем теле, спокойствие. Все мои движения спокойные, правильные, целесообразные, навыки и приемы точные, отработанные, я в них уверен. Как на поверхности, так и на различной глубине я спокоен, чувствую силу, энергию во всем теле, окружающая среда интересна. В самой неожиданно возникшей ситуации я совершенно спокоен, действия мои отработаны, последовательны, технически обоснованы и правильны, я в них уверен№.

На втором этапе продолжается также отработка трех приемов подготовительного периода с тем отличием, что время для их тренировки сокращается. В начале второго этапа аутогенная тренировка проводится чаще в полном техническом снаряжении, что в определенной мере приближает ее к предстоящим «средовым» условиям. В дальнейшем основные положения (и особенно второго этапа) должны отрабатываться в течение тренировочных погружений и подводного плавания с аквалангом. По продолжительности второй период совпадает с периодом, необходимым для технической подготовки спортсмена-аквалангиста.

Третий (заключительный) этап аутогенной тренировки ставит своей целью дальнейшее закрепление полученных результатов как в  технической, так и в психологической подготовке спортсменов с учетом накопленного ими определенного опыта и характерологических особенностей занимающихся. На данном этапе спортсменам разъясняется важность систематических и регулярных занятий аутогенной тренировкой. При этом особенно подчеркивается тот факт, что при перерывах в занятиях все выработанные ранее навыки, приемы, не подкрепляясь, ослабевают и исчезают. На третьем этапе спортсмены используют приемы аутотренинга уже во время подводного плавания, что позволяет им увеличить свои технические возможности. Сразу же после очередных погружений вызывается чувство покоя-отдыха;  это предупреждает нарастание утомления, способствует активным восстановительным процессам в организме. Очень ценным на этом этапе являются обмен опытом и обсуждение занимающимися достигнутых результатов.

4.2. Анализ результатов исследования.

Как показали наши наблюдения и данные экспертной оценки в период отработки практических навыков погружения и подводного плавания у спортсменов, занимающихся аутогенной тренировкой, не отмечается внезапных ориентировочных рефлексов, какие могут быть у спортсменов, не проходивших такой подготовки. Окружающая среда воспринимается ими как ожидаемая и интересная для исследования, они более успешно осуществляют контроль над состоянием своего организма и точно соблюдают технические правила и требования. С помощью аутогенной тренировки у спортсменов-аквалангистов формируется такое ценное качество, как самодисциплина, они полностью осознают, что «вода, как и воздух, не терпит спешки, суеты и незнания». В отчетах занимающихся отмечается удовлетворение от занятий аутогенной тренировкой, что также является немаловажным для оценки ее значимости.

Данные, полученные при сравнении уровня артериального давления, пульса и дыхания показали, что при погружении на одну и ту же глубину и при других равных условиях у спортсменов, занимающихся аутотренингом, по сравнению с не занимающимися меньше повышалось артериальное давление, не учащались пульс и дыхание, не появлялось чувства тревоги под водой, не было чувства усталости после всплытия. Физическая и психологическая работоспособность заметно не снижалась, что указывает на формирование соответствующих реакций адаптации. Применение аутогенной тренировки при подготовке спортсменов-аквалангистов является целесообразным и необходимым. В подготовке аквалангистов должен принимать активное участие не только технических инструктор, но и специалист, психолог, хорошо знающий вопросы психической саморегуляции.

Результаты проведенного исследования убедительно показывают, что использованный метод психорегуляции – метод «средовой адаптации» может быть применен для оптимизации не только психоэмоциональных состояний, но и оптимизации адаптационных возможностей спортсменов, занимающихся различными видами подводного плавания. Его можно рассматривать как важную часть психологической подготовки и сопровождения деятельности спортсменов для выработки и целенаправленного формирования у них необходимых приспособительных реакций к различным условиям пребывания в измененной жизненной среде.

ВЫВОДЫ

Обобщая изложенные в работе результаты теоретических и экспериментальных исследований можно сформулировать следующие выводы:

  1. Психологическая адаптация как и ряд других приспособительных процессов и реакций играет существенную роль для повышения эффективности в различных условиях ее выполнения. Особое значение приобретает формирование приспособительных реакций в целях адаптации к тренировочным нагрузкам (физическим и психическим) в подводном плавании.
  2. Определены значимые для адаптации факторы, влияющие на эффективность деятельности спортсменов в подводном плавании. Их учет дает основание рассматривать в качестве основных предпосылок успешного выполнения деятельности работоспособность, психофизиологическое и эмоциональное состояние, мотивацию спортсменов. Результаты исследования показывают, что среди важнейших факторов, значимых для адаптации могут быть выделены: вид, характер, величины тренировочных нагрузок, вызывающих физическое и психическое напряжение; квалификация, опыт, уровень подготовленности спортсменов; нейродинамические особенности, индивидуально-психологические свойства личности; познавательные, эмоциональные и волевые компоненты ты психики, способность к саморегуляции и самоконтроль. Особую роль играет фактор, связанный с понятием адаптационных возможностей человека.
  3. Получены результаты, характеризующие различные уровни функциональных возможностей психической адаптации у спортсменов в процессе занятий подводным плаванием. Использованная в исследовании процедура позволяет также оценить степень напряжения механизмов психической адаптации, оцениваемых по разнице показателей ситуативной и личностной тревожности. На этой основе можно осуществлять текущий контроль за изменением индивидуальных показателей адаптационных возможностей спортсменов в процессе подготовки с целью их оптимизации.
  4. Полученные данные, характеризующие как отдельные признаки, так и влияние общих, значимых психологических факторов, указывающих на конкретные источники дезадаптации, вызванные действием тренировочных нагрузок и условий деятельности при занятиях подводным плаванием. Оценка отдельных признаков дезадаптации отражает изменения самочувствия, настроения, снижение общей активности, появление чувства усталости, снижение работоспособности у спортсменов. Выделение «адаптационно благоприятных» и «дезадаптационных» факторов позволяет определить уровни адаптационных возможностей спортсменов-подводников.
  5. Апробированы пути оптимизации адаптационных возможностей спортсменов в ходе контроля и коррекции их психоэмоционального состояния. Использование специально подобранных методов психорегуляции – метода «средовой адаптации» позволяет оптимизировать адаптационные возможности спортсменов в процессе психологической подготовки и сопровождения деятельности. Полученные данные свидетельствуют о целесообразности использования психологической коррекции и управления психоэмоциональным состоянием спортсменов.
  6. Результаты, полученные после применения психотренинга «средовой адаптации» показывают, что после занятий у спортсменов снижается уровень нервно-психического напряжения, уменьшается тревожность, устраняются неадекватные поведенческие реакции и нормализуется психоэмоциональное состояние, что указывает на повышение адаптационных возможностей спортсменов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

ОСНОВНАЯ:

1. Абабков В.А., Перрс М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. – СПб.: Речь, 2004, — 166 с.
2. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма. – М.: ФиС, 1982. – 176 с.
3. Агаджанян Н.А., Катков А.Ю. Резервы нашего организма. – з-е изд., перераб. и доп. – М.: Знание, 1990. – 240 с.
4. Александров П., Чернец М. Острая гипоксия. В сб.: Спортсмен-подводник. – М.: Досааф, 1991, С. 32 – 36.
5. Александровский Ю.А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. – М.: Наука, 1976. – 272 с.
6. Апчел В. Легководолаз: путь к профессионализму. В сб.: Спортсмен-подводник. – М.: Патриот, 1990. С. 24-27.
7. Аракелов Г.Г. Стресс и его механизмы // Вестник Мсковск. ун-та. – Сер. 14. Психология. – 1995. — № 4. – С. 45 – 54.
8. Базулько А., Пыжова В. Адаптация кислороднотранспортной системы организма при тренировке. – В сб. «Подводник-спортсмен». – М.: Досааф, 1986, С. 14 – 15.
9. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности // Вопр. Психол. – 1989. — № 1. – С. 92 – 100.
10. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. – Л.: Наука, 1988. – 270 с.
11. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика личности. – К.: Здоров’я, 1989. – 168 с.
12. Голиков Ю.Я., Дикая Л.Г., Костин А.Н. Проблемы исследования психической регуляции в триаде «деятельность, личность, состояние» // Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. – М.: Изд-во «Ин-тут психологии РАН», 1999. – С. 3 – 5.
13. Гребняк В.П., Чуприна Е.И. Динамика системной организации функций при адаптации к труду в экстремальных условиях // Физиология человека. – 1986. — № 2. – С. 269 – 276.
14. Гримак Л.П. Резервы человеческой психики. – 2-е изд. – П.: Политиздат, 1989. – 284 с.
15. Гусинский З.С., Нессирио Б.А. Некоторые физиологические основы длительного пребывания человека под повышенным давлением. В сб. «Морские подводные исследования». – Изд.: Наука, 1969. – С. 317 – 324.
16. Дикая Л.Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям // Психологические проблемы деятельности в особых условиях. – М.: Наука, 1985. – С. 63 – 90.
17. Дичев Т.Г., Тарасов Е.Е. Проблемы адаптации и здоровье человека (методологические и социальные аспекты). – М.: Медицина, 1976. – 184 с.
18. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – 2-е изд., доп. – СПб.: Питер, 2001. – 320 с.
19. Дьяченко М.М., Кандыбович Л.А., Пономаренко В.А. Готовность к деятельности в напряженных ситуациях. – Минск, 1965.
20. Занин В.Ю., Малюзенко Н.Н., Чебыкин О.В. Снаряжение подводного пловца. Изд. 2-е, доп. и перераб. – СПб.: «Макет», 1997 – 180 с.
21. Ильичев А.А. Большая энциклопедия выжывания: изд. 2-е, испр. Доп. и перераб. – М.: Изд. Эксмо-Пресс, 2002. – 496 с., ил.
22. Ильченко Ю.В. Исследование особенностей развития процесса дизадаптации человека-оператора. Экспресс-диагностика: автореф. дис. …канд. пед. наук.
23. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. – Новосибирск: Наука, 1980. – 192 с.
24. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека. – Новосибирск: Наука, 1986. – 120 с.
25. Карпухина А.М. Психологические и психофизиологические пути повышения эффективности деятельности. – К: Знание, 1990. – 19 с.
26. Карпухина А.М., Розов В.И. Экспресс-оценка адаптивности подростков в экстремальных условиях. – К., 1993. – 18 с.
27. Кокун О.М. Моніторинг та корекція психофізіологічної адаптації спортсменів вищої кваліфікації: Автореф. дис. …канд. психол. наук: 19.00.02 / Ін-т психології ім. Г.С.Костюка АПН України. – К., 1997. – 21 с.
28. Кокун О.М. Аналіз поняття адаптаційних можливостей людини // Проблеми загальної та педагогічної психології: Зб. наук. праць Ін-ту психології ім.. Г.С. Костюка АПН України / За ред. С.Д. Максименка. – К.: ГНОЗІС, 2002. – Т. ІV. – Ч. 5. – С. 137 –140.
29. Кокун О.М. Системний підхід як методологічна основа психофізіологічного забезпечення діяльності людини // Актуальні проблеми психології. – Т. V: Психофізіологія. Медична психологія. Генетична психологія / За ред. С.Д. Максименка. – К.: Нора-Друк, 2002. – Ч. 1. – С. 55 – 68.
30. Кокун О.М. Психофізіологічне забезпечення діяльності через врахування індивідуального адаптаційного типу // Вісник Харківського держ. Ун-ту № 550. – Ч. 2. Серія: Психологія. – Харків: ХНУ, 2002. – С. 112 – 115.
31. Кокун О.М. Оптимізація адаптаційних можливостей людини: психофізіологічний аспект забезпечення діяльності: Монографія. – К.: Міленіум, 2004, — 265 с.
32. Конопльов В.В. Психологічна адаптація курсантів ВНЗ МВС України до діяльності підрозділів кримінальної міліції: Автореф. дис. … канд.. психол. наук: 19.00.06 / Національна академія внутрішніх справ України. – К., 1999. – 16 с.
33. Короленко Ц.П. Психофизиология человека в экстремальных условиях. – Л.: Медицина, 1987. – 272 с.
34. Корольчук М.С. Адаптація та її значення в системі психофізіологічного забезпечення діяльності // Вісник. Збірник наукових статей Київського міжнародного університету. Серія: Педагогічні науки. Психологічні науки. – К.: Правові джерела, 2002. – Вип.. 2. – С. 191 – 211.
35. Куликов Л.М. Управление спортивной тренировкой: системность, адаптация, здоровье. – М.: ФОН, 1995.
36. Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2984. – 200 с.
37. Леонова А.Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник Моск. ун-та. – Сер. 14. Психология. – 2000. — № 3. – С. 4 – 21.
38. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психол. журн. – 2001. – Т. 22. — № 1. – С. 16 – 24.
39. Марищук В.Л., Блудов Ю.М., Плахтиенко В.А., Серова Л.К. Методики психодиагностики в спорте. – М.: Просвещение, 1990. – 256 с.
40. Марищук В.Л., Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. – СПб.: Издательский Дом «Сентябрь», 2001. – 260 с.
41. Марьянович А.Т. Факторы, определяющие адаптационный процесс // Компоненты адаптационного процесса / Под ред. В.И. Медведева. – Л.: Наука, 1984. – С. 17 – 31.
42. Матвеев Л.А. Категории «развитие», «адаптация» и «воспитание» в теории физической культуры и спорта. В журн. «Наука в олимпийском спорте» № 1, 1999, С. 20 – 31.
43. Матвеев Л.П., Меерсон Ф.З. Принципы теории тренировки и современные положения теории адаптации к физическим нагрузкам. // Очерки по теории физ. Культ. – М.: ФиС, 1984.
44. Маунтин Алан Подводное плавание. Руководство. – М.: Интербук-бизнес, 2000. – 159 с.
45. Медведев В.И. О проблеме адаптации // Компоненты адаптационного процесса / Под ред. В.И. Медведева. – Л.: Наука, 1984. – С. 3 – 16.
46. Медведев В.К. Динамика утомления // Физиологические проблемы утомления и восстановления: Тез. докл. Всесоюз. конф., посвященной 100-летилю со дня рождения академика АН УССР Г.В. Фольборта. – Киев-Черкассы, 1985. – Ч. 2. – С. 18 – 19.
47. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам. – М.: Медицина, 1988.
48. Меренов И.В. Водолазные работы. М.: Транспорт, 1971. – 182 с.
49. Морские подводные исследования. Изд. М.: «Наука», 1969, — 380 с.
50. Общие сведения о развитии водолазного дела и физических особенностях водолазных спусков. – Учебник водолаза ВМС / Сост. Клименко Н.А., 1953, — 66 с.
51. Орлов Д.В. Зов бездны. Группа компаний «Подводный мир», МГУ, 2001, — 287 с.
52. Орлов Д.В., Сафонов М.В. Акваланг и подводное плавание. Изд. «Эдда», 1998, — 416 с.
53. Орлов Д.В., Сафонов М.В. Я… с аквалангом знакомлюсь и становлюсь мастером. Изд-во «Русский университет», 2000.
54. Платонов В.Н. Адаптация в спорте – Киев: Здоров’я, 1988.
55. Платонов В.Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. К.: Олимпийская литература, 1997, — 583 с.
56. Практикум по психологии профессиональной деятельности и менеджмента – СПб.: Питер, 2001 – С. 91 – 98.
57. Психология экстремальных ситуаций: хрестоматия / Сост. А.Е, Тарас, К.В. Сельченок. – М.: АСТ, мн.: Харвей, 2002, — 480 с.
58. Розов В.И. К проблеме адаптивных возможностей человека в экстремальных условиях деятельности, их оценка и развитие // Чернобыльская катастрофа и медико-психологическая реабилитация пострадавших: Тез. докл. межд. конф. – Минск, 1992. – С. 59 – 60.
59. Розов В.И. Психологический анализ адаптивности в экстремальных условиях: Дис. … канд. психол. наук: 19.00.01 / Ин-т психологии АПН Украины. – К., 1993. – 147 с.
60. Сагалевич А.М. Глубина. – М.: Научный мир, 2002. – 320 с.
61. Соболевский В. Работоспособность человека в водной среде. В сб.: Спортсмен-подводник. М.: Досааф, 1986, с. 26 – 33.
62. Современная Военная психология: Хрестоматия / Сост. А.А. Урбанович. – мн.: Харвест, 2003, — 576 с.
63. Управление процессом адаптации организма спортсменов высокой квалификации, — Киев: КгиФК, 1992. – 188 с.
64. Уилмор Дж.Х., Костилл Д.Л. Физиология спорта /пер. с англ/ — Киев, Олимпийская литература, — 2001, — 486 с.
65. Усачев В., Русанова Т. Психологический паспорт водолаза. В сб.: «Спортсмен-подводник», М.: Досааф, 1987, С. 24 – 27.
66. Хатунцева С.М. Проблеми теорії адаптації // Педагогіка і психологія: Зб. наук. праць / За ред. І.Ф. Прокопенка, В.І. Лозової. – Харків: ОВС, 2002. – Вип.. 20. – С. 68 – 75.
67. Шапкин С.А. Методики изучения стратегий адаптации человека к стрессогенным условиям профессиональной деятельности // Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. – М.: Изд-во «Ин-тут психологии РАН», 1999. – С. 132 – 165.
68. Шалимов П.М. Функциональные резервы организма в экстремальных ситуациях. – М.: Воениздат, 1991.
69. Эмоционально-волевая подготовка спортсменов (Агишева Н.К., Алексеев и др.: Под ред. А.Т. Филатова. – Киев: Здоров’я, 1982. – 296 с.
70. Bennett P.B., Elliot D.H. The Psychology end Medicine of Diving. Best Publishing, 1993.
71. Diving Guide. Las Modern Publishing House. – Cairo, 1999. — 144 p.
72. Lazarus R.S. Emotion and adaptation. – N.Y.: Oxford Univers. Press, 1991. – 557 p.
73. Leigh E.G. Adaptation, adaptationism and optimality // Adaptationism and Optimality / S.H. Orzack and E. Sober (eds.). – Cambridge: University Press, 2001. – P. 335 — 357.
74. Lusher M. The Lusher color test. – London: Jonathan Cape, 1970. – 185 p.
75. Orzac S.H., Sobert E. Optimality models and the test of adaptationism // American Naturalist. — 1994. — № 143. – P. 361-380.
76. Strauss R. Diving medicine. Grunet&Stratton. New York, 1976.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ:

77. Селье Г. Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1982 – 126 с.
78. Lazarus R.S., Smitt C.A. Knowledge and appraisal in the cognition-emotion relation ship // Cognition and Emotion. – 1988. № 2, p. 281-300.
79. Monat A., Averill J., Lazarus R.. Anticipatory stress and coping reactions / Jornal of Personality and Social Psychology/ 1972, Vol. 24, p. 237-253.
80. Perrez M., Reichents M. Stress, Coping, and Helth. Huber Publishers, 1992.
81. Практикум по психологии профессиональной деятельности и менеджмента – СПб.: Питер, 2001, — С. 94 – 98.
82. Стресс и тревога в спорте: Междун. сб. научных статей. – М.: Фис, 1983, — 288 с.
83. Практикум по общей и экспериментальной психологии: Учебное пособие / Под ред. А.А. Крылова. – Л.: Изд-во Ленингр. универс.,1987, С. 130–133.