Анализируя публикации ведущих специалистов-востоковедов, можно проследить эволюцию их оценок происходящих в Китае экономических преобразований, выявить и систематизировать круг затрагиваемых ими вопросов.

Для отечественной историографии конца 1970-х – начала 1980-х годов характерна была описательность происходящих в КНР процессов и явлений. Оценки отечественных историографов в этот период в значительной степени были обусловлены разрывом советско-китайского альянса, напряженностью в двусторонних отношениях, что не могло не породить определенный скептицизм в отношении происходивших в Китае перемен. В этих условиях вопрос о политике внешнеэкономической открытости КНР не являлся первостепенным и чаще всего рассматривался в контексте анализа проводимых в стране реформ. Тем не менее, большинство исследователей выделяли среди прочих процессов внешнеэкономическую активность КНР и отмечали ее новые направления, в частности, «прямое привлечение в страну предпринимательского капитала из-за рубежа» [4, с. 37].

Претворение в жизнь этого направления стало возможным благодаря запущенному в середине 1979 года проекту создания специальных экономических зон – СЭЗ (по решению Госсовета КНР первые зоны были созданы в районах городов Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу (провинция Гуандун) и Сямэнь (провинция Фуцзянь).

Анализируя создание СЭЗ, каждый исследователь давал свою трактовку этому явлению. Например, С.А. Манежев под термином «специальная экономическая зона» понимал «выделение замкнутых экономических районов, находящихся близ порта или аэропорта, куда иностранные компании или совместные предприятия могут свободно, без уплаты пошлин ввозить промышленное сырье и полуфабрикаты, чтобы обрабатывать их и затем так же беспрепятственно вывозить на внешние рынки» [4, с. 38].

По мнению Б. Гусева, СЭЗ – это специально выделенные районы Китая, в которых развиваются разнообразные формы внешнеэкономического сотрудничества, и обеспечивается особо льготный по сравнению с другими частями страны режим для привлечения зарубежных инвестиций [2, с. 13].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Таким образом, общим в понимании сути СЭЗ являлось становление в социалистическом Китае новых форм внешнеэкономического сотрудничества, присущих странам с рыночной экономикой, но только на строго определенных территориях.

Рассматривая новый процесс и выделяя цели создания СЭЗ на территории Китая, советские ученые (Б. Гусев, В.Я. Портяков, С.В. Степанов) сходятся в мнении, что СЭЗ, с одной стороны, должны были способствовать привлечению в страну иностранного капитала (прежде всего из Гонконга и Макао), передовой техники и технологии, управленческого опыта, а также создать базу для подготовки значительного числа квалифицированных кадров [2, с. 14; 6, с. 38]. По оценкам А.И. Салицкого «среди развитых капиталистических стран нет явного лидера в поставках технологии на китайский рынок: причем предпочтение зачастую отдается европейским странам, а не США и Японии» [7, с. 61].

С другой стороны, СЭЗ призваны были предоставить ценный опыт для развития реформы экономической системы внутри страны. Говоря в общем, СЭЗ должны были сыграть роль своеобразных «окон во внешний мир», позволяющих не только привлекать инвестиции и технологии из-за границы, но и изучать «вблизи» процессы, происходящие на мировом рынке, получать достоверную информацию об имеющихся тенденциях изменения конъюнктуры, а также способных быть использованными в пропагандистских целях (расчет на хуацяо из Гонконга и Макао) [2, с. 14].

В начале 1980-х годов, признавая положительные сдвиги в экономике Китая, появившиеся в результате внедрения новых форм внешнеэкономической деятельности, советские исследователи вместе с тем акцентировали внимание на том, что масштабы привлечения предпринимательских инвестиций из-за рубежа слишком малы, несмотря на то что «правовые и экономические условия привлечения зарубежных предпринимательских инвестиций в Китае соответствуют среднему уровню, принятому в международной практике» [4, с. 38]. В свою очередь, В.Я. Портяков и С.В. Степанов, подчеркивая, что прямые иностранные инвестиции, поступающие в СЭЗ, используются не в полном объеме, тем не менее, отмечали, что «намечается тенденция к наращиванию год от года объема сделок с иностранными бизнесменами» [6, с. 40].

В работах второй половины 1980-х – начала 1990-х годов особое внимание уделялось выявлению причин невысокой активности западного капитала в китайских СЭЗ. В качестве основной причины выделялась «непроработанность» инвестиционного законодательства КНР (С.А. Манежев) в сочетании с коррупцией и «идеологическими мотивами»: воспитанные в духе прежних догм, чиновники видели в привлечении зарубежных инвестиций прежде всего уступку капитализму и потому, будучи не в состоянии препятствовать этому процессу, находили утешение «в выдвижении непомерных требований к инвесторам в качестве условия для приложения капиталов» [2, с. 14–15].

Второй причиной считалась недостаточная обеспеченность энергией, транспортными средствами, квалифицированной рабочей силой, неразвитость транспортной системы и городского хозяйства КНР, отлаженной сети международных телекоммуникаций (С.А. Манежев, Б. Гусев, С. Станковский).

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Наличие высокой степени государственного контроля и централизации экономики, а также запутанность системы налогообложения и таможенного контроля, отсутствие единых для всех зон критериев взимания налогов, чрезмерной ставкой индивидуального подоходного налога с зарплаты рабочих и служащих – третья причина низкой активности иностранных инвесторов, выделяемая отечественными исследователями.

Б. Гусев выделяет еще три причины – «сочетание извечного бюрократизма с неразвитостью действительно нужных управленческих и обслуживающих структур», низкое качество услуг и «отсутствие у зарубежных деловых кругов достаточной информации о возможностях, предоставляемых иностранному капиталу в этих зонах» [2, с. 14–15].

Отечественные аналитики считали закономерными политические и экономические уступки иностранным инвесторам, на которые вынужден был пойти Пекин для получения от них реальной финансовой и технологической помощи в модернизации экономики Китая.

Внедрение в китайскую экономику новых принципов хозяйствования неизбежно повлекло за собой тщательный анализ внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности КНР. Внимание к преобразованиям в Китае со стороны отечественных исследователей усилилось в связи с изменениями, происходившими непосредственно в самом Советском Союзе, начиная с середины 1980-х годов. Реформы, начатые в нашей стране, требовали глубокого осмысления советских реалий и мирового опыта, в том числе и успешного китайского.

Советские исследователи во второй половине 1980-х гг. безоговорочно признают происходившие в СЭЗ положительные изменения: формирование нового типа экономики, становление нормативно-правовой базы, улучшение социального уровня жизни населения, формирование нового типа управленческого персонала и т. п. Тем не менее, несмотря на значительные положительные успехи, от внимания советских экспертов, опиравшихся на статистические материалы и публикации китайских авторов, не ускользнули возникающие проблемы в ходе реализации нового внешнеэкономического курса страны.

Надежды Пекина на быструю широкомасштабную финансовую и в большей степени технологическую помощь не оправдали себя. Советские исследователи отмечали, что инвесторы были не намерены реализовывать крупные долгосрочные проекты, обустраивать необходимую инфраструктуру. По мнению С.А. Манежева, С. Станковского, сложившаяся отраслевая структура, а также уровень материально-технического наполнения иностранных инвестиций, не соответствуя важным направлениям и целям программы модернизации экономики КНР, привязывают экономический потенциал особых зон к немногим отраслям промышленности стран-инвесторов, способствуют формированию на территории КНР производственных анклавов, в значительной степени выключенных из национального воспроизводственного процесса [4, с. 48; 8, с. 36].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Очевидная проблема диспропорции в развитии зон активно рассматривалась советскими аналитиками. Диспропорции в развитии, по мнению ряда отечественных исследователей (Ю. Калмыкова, Э.П. Пивоваровой, С. Станковского), являлись результатом инвестиционного бума, быстрой индустриализации зон и недостаточно эффективного государственного регулирования этого процесса [3, с. 16; 5, с. 277; 8, с. 36].

В свою очередь, общим для всех исследователей было мнение, что «открытость» СЭЗ внешнему миру способствовала совершению экономических преступлений таких как: коррупция, контрабанда, валютные спекуляции.

Параллельно с экономическими трудностями функционирования СЭЗ авторы отмечали и проблемы политического характера. По прогнозам отечественных аналитиков конца 1980-х – 1990-х годов, «открытость» иностранным инвесторам и получение огромных инвестиций, в первую очередь, приведут к увеличению разрыва в развитии между СЭЗ и другими провинциями Китая в социально-экономическом плане, нарастанию социальной напряженности. В частности, Б. Гусев усматривал неминуемую возможность «идеологического шатания» среди населения. Высокий уровень жизни в СЭЗ, по его мнению, ассоциируется в сознании многих людей с преимуществами капиталистического пути развития и западного образа жизни [2, с. 16].

Говоря о советской историографии конца 1970-х – начала 1990-х годов, необходимо отметить, что анализ преобразований в области внешнеэкономических связей Китая год от года затрагивал все больше аспектов. Если в начале обозначенного периода в научную среду преподносились отдельные данные, преимущественно описательного характера, в общем контексте реформ, то к концу 1980-х годов появляются развернутые оценки и мнения по широкому кругу вопросов. Такие изменения связаны с тем, что результаты экономических преобразований в КНР привлекали внимание все большего числа специалистов различных областей знаний, в первую очередь экономистов, поскольку к концу 1980-х годов в СССР происходили серьезные изменения в политической и экономической сферах. Китайские методы подъема экономики, «неприемлемые» для советской правящей элиты, привели к заметным результатам и заставили задуматься об изучении китайского опыта и перенесения его на российскую почву.

В конце 1980-х годов появляются первые монографии, посвященные экономической реформе в Китае в целом и политике «открытости» в частности. Значимой работой является монография В.Г. Гельбраса «Экономическая реформа в КНР. Очерки, наблюдения, размышления» [1], в которой автор отдельным пунктом выделяет вопрос о политике «открытости» – «составной части китайской перестройки». Многие его заключения строятся сквозь призму советской реальности – проблем, общих для Москвы и Пекина, и их решений в двух странах. Эффективной моделью проведения преобразований, судя по приводившимся в работе примерам и доводам, автор считал китайскую модель.

Подводя итоги первого десятилетия реформ Китая в области внешнеэкономической деятельности, советские исследователи единодушно отмечали несомненный положительный успех нововведений, хотя он и не достиг ожидаемого уровня. Главным достижением, по их мнению (С.А. Манежев, Б. Гусев, Э.П. Пивоварова и др.), являлся пересмотр китайским руководством прежних экономических установок и создание условий на территориях СЭЗ для привлечения иностранных инвесторов, способных обогатить и улучшить китайскую экономику. Факт создания СЭЗ, основывающихся на принципах рыночной экономики, являлся прорывом для социалистического Китая.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Исследователи также отмечали долгосрочность и постепенность внедрения новой системы хозяйствования в СЭЗ, вызванную явным желанием улучшить свои стартовые экономические условия и развить принципиально важные в технологическом плане направления.

Общим для советских ученых являлось понимание того факта, что Китай в любом случае вынужден будет пойти на уступки иностранным инвесторам, если намеревается достичь поставленных целей. Уступки инвесторам, несмотря на расширение связей, по их мнению, объективно ослабят позицию китайской стороны, сделают ее уязвимой, подчиненной и зависимой от них. Привлечение иностранного предпринимательского капитала трактовалось советскими авторами как свидетельство внутренней противоречивости внешнеэкономической политики Пекина (эти оценки не прошли испытание временем).

В работах ученых-востоковедов конца 1980-х – начала 1990-х годов отчетливо прослеживается мысль о том, что полученные в первое десятилетие результаты оказались намного ниже, чем было запланировано, и «СЭЗ еще очень далеки от выполнения тех функций, которые для них были определены» [2, с. 14; 6, с. 44].Они отмечают, что возникающие трудности и проблемы заставляют пересматривать и корректировать обозначенные задачи, продолжать дальнейшее развитие по эволюционному пути. По мнению Э.П. Пивоваровой, в «поиске«китайской модели социализма», который ведется в КНР с конца 70-х годов, данная находка («открытие» внешнему миру) является наиболее результативной» [5, с. 284].

Список литературы:

1.Гельбрас В.Г. Экономическая реформа в КНР. Очерки, наблюдения, размышления. – М.: Международные отношения, 1990. – 312 с.

2.Гусев Б. Специальные экономические зоны сегодня // Проблемы Дальнего Востока. – 1991. – № 3. С. 13–17.

3.Калмыков Ю. Специальные экономические зоны Китая // Экономика и жизнь. – 1990. – № 47.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

4.Манежев С.А. Иностранный предпринимательский капитал в экономике КНР // Проблемы Дальнего Востока. – 1984. – № 4. С. 37–48.

5.Пивоварова Э.П. Строительство социализма со спецификой Китая. Поиск пути. – М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1992. – 328 с.

6.Портяков В.Я., Степанов С.В. Специальные экономические зоны Китая // Проблемы Дальнего Востока. – 1986. – № 1. С. 37–46.

7.Салицкий А.И. Открытая политика КНР. Опыт 80-х годов. – М., 1988. – 114 с.

8.Станковский С. Свободные экономические зоны в КНР // Внешняя торговля. – 1990. – № 10. С. 35–37.