Гепарин нейтрализует invitroи invivoяд среднеазиатской гюрзы, устраняет его гемокоагулирующее действие, нормализует дыхание и артериальное давление [1, 4, 5].

Гепарин снижает токсические эффекты (гипотензию, брадикардию, аритмии, нейтропению, тромбоцитопению, активацию комплемента, гемолиз, отеки и др.) ядов различных видов кобр [5, 7] и блокирует патогенетическое действие его компонентов — фосфолипазы А2 и кардиотоксина, с которыми связывается с высокой специфичностью [11].

Гепарин предотвращает развитие острого легочного отека, вызванного ядом скорпиона Tityus serrulatus, но не снимает гипертензивные эффекты яда. Возможно, это связано со способностью гепарина уменьшать сосудистую проницаемость в легких [6].

Гепарин снижает токсические эффекты пчелиного яда [2], ослабляет действие основных его компонентов: мелиттина, апамина, лецитазы А, с которыми он образует комплексы [8, 9]. Гепарин тормозит гемолиз, обусловленный пчелиным ядом и ядом кобры. Это антигемолитическое действие объясняют блокированием имеющегося в яде фермента лецитазы А [10].

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Ноотропное действие антикоагулянта изучалось на кафедре физиологии в 1972 году. Б. Н. Орлов и Д. Б. Гелашвили [5] показали, что предварительное введение кошкам больших доз гепарина предотвращало угнетение первичных ответов коры при прямой аппликации яда кобры на поверхность соматосенсорной зоны. Этот эффект авторы связывают с защитой гепарином деполяризующих синапсов коры, на которые в условиях прямой аппликации оказывает преимущественное влияние яд кобры.

Тем не менее, сведения об антидотном действии гепарина в отношении зоотоксинов фрагментарны, часто противоречивы и не носят сравнительного характера, в связи с чем была выполнена настоящая работа.

Экспериментальная часть исследования была выполнена на мышах массой 18‑20 г. В работе использовались яды животных различных таксономических групп — пчелы медоносной (Apis mellifera L.), представителя насекомых (Insecta); скорпиона пестрого (Butus eupeus C. Koch), относящегося к классу паукообразных (Arachnida); жабы зеленой (Bufoviridis L.), представляющей бесхвостых земноводных (Anura); саламандры пятристой (Salamandrasalamandra L.), относящейся к отряду хвостатых земноводных (Urodela) ; кобры среднеазиатской (Naja oxiana Eichw.), эфы песчаной (Echis carinatus Schneid), гюрзы среднеазиатской (Vipera lebetina L.), гадюки обыкновенной (Vipera berus L.), щитомордника восточного (Agkistrodon blomhoffiBoie), относящихся к классу рептилий (Reptilia).

Исследуемые вещества разводились в изотоническом растворе хлорида натрия и вводились животным в возрастающих количествах. ДЛ50 определяли расчётным путём. ДЛ100 соответствовало дозе яда, при введении которой в течение суток погибали все экспериментальные животные. Влияние гепарина на токсичность ядов животных определяли в аналогичных экспериментах, вводя животным смеси гепарина с зоотоксинами в различных соотношениях, а также яды на фоне предварительной гепаринизации (за 10 минут до введения зоотоксина) и гепарин через 10 минут после интоксикации.

Пчелиный яд в дозе 7.0±0.9 мг/кг вызывал гибель 50% экспериментальных животных (ДЛ50). Предварительная инкубация пчелиного яда с гепарином приводила к значительному ослаблению его токсических свойств. Так, при соотношении компонентов смеси яд-гепарин 2:1, ДЛ50 возрастала примерно в 2.5 раза (до 17.4±1.8 мг/кг), а при увеличении количества гепарина в смеси в 10 раз была вдвое выше, чем в контроле — 14.1±1.2 мг/кг (табл. 1).

Таблица 1.

Влияние экзогенного и эндогенного гепарина на токсические свойства пчелиного яда

* — Различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р≤ 0,05)

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Доза, вызывающая в эксперименте гибель всех мышей (ДЛ100), равнялась 13.0 мг/кг для чистого пчелиного яда. При добавлении к зоотоксину гепарина в соотношении яд-гепарин 1:0.5 ДЛ100 возрастала до 25±3.4 мг/кг, а при соотношении компонентов смеси 1:5 была несколько ниже (19.0±2.1), но, тем не менее, значительно превышала контрольные значения (табл. 1).

Блокирование эндогенного гепарина его антагонистом протамин сульфатом вызывало заметное увеличение токсичности пчелиного яда, ДЛ50 в этом случае составила 5.1±0.3 мг/кг (табл. 1).

Доза пчелиного яда, вызывающая в эксперименте гибель всех мышей (ДЛ100), равнялась 13.0 мг/кг. При добавлении к зоотоксину гепарина в соотношении яд-гепарин 2:1 ДЛ100 возрастала до 25 мг/кг, а при соотношении компонентов смеси 2:10 была несколько ниже (19.0), но, тем не менее, значительно превышала контрольные значения (табл. 1). Блокирование эндогенного гепарина его антагонистом протамин сульфатом вызывало заметное увеличение токсичности пчелиного яда, ДЛ50 в этом случае составила 5.1±0.3 мг/кг (табл. 1).

Ввиду отсутствия усиления протекторного действия гепарина с увеличением его дозы была предпринята попытка выяснить оптимальные соотношения компонентов в смеси яд-гепарин. Действительно, при предварительной инкубации с пчелиным ядом гепарин в различных соотношениях вызывал заметное ослабление его токсичности. При введении животным летальной дозы (ДЛ100) пчелиного яда в контроле все животные погибали. При инъекции животным смеси яд-гепарин в соотношениях 1:0.05; 1:0.5 и 1:5 выживаемость мышей была соответственно 33, 75 и 50%.

Таким образом, максимальный защитный эффект гепарина проявлялся при определенном соотношении компонентов, тогда как при увеличении и уменьшении количества гепарина в смеси его антидотные свойства ослаблялись.

Антидотное действие гепарина проявлялось не только при моделировании взаимодействия с пчелиным ядом invitro(приготовле­ние смеси), но и при предварительном инъецировании его лаборатор­ным животным. Введение 5, 50, 500 и 5000 МЕ/кг гепарина мышам за 10 минут до инъекции летальной дозы яда способствовало выживанию соответственно 18, 68, 35 и 26% экспериментальных животных.

Кроме того, гепарин оказывал не менее сильное защитное действие даже при его поступлении в организм на фоне действия яда. При инъекции тех же доз гепарина через 10 минут после введения пчелиного яда в эксперименте выживало 15, 60, 50 и 40% мышей соответственно. Как и в случае введения животным смеси яд-гепарин, максимальный протективный эффект наблюдался при определенной дозе гепарина. В наших экспериментах эта доза была 50 МЕ/кг, при десятикратном увеличении или уменьшении количества гепарина выживаемость животных заметно уменьшалась.

Яд скорпиона в дозе 0.37±0.01 мг/кг вызывал гибель 50% экспериментальных животных (ДЛ50). Внутрибрюшинное введение смеси, полученной invitro, сопровождалось достоверным увеличением ДЛ50 до 0.85±0.03 мг/кг (табл. 2).

Таблица 2.

Влияние экзогенного и эндогенного гепарина на токсические свойства яда скорпиона

* — Различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р≤0,05)

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Введение яда скорпиона в доле 0.72 мг/кг (ДЛ100) сопровождалось гибелью всей группы экспериментальных животных в течение суток. Однако инъекция инкубированной смеси яд-гепарин повышало величину ДЛ100 до 1.64±0.1 мг/кг. Иная картина наблюдалась при предварительном введении протамин сульфата. В этом случае ДЛ50 снижалась до 0.21±0.01 мг/кг (табл. 2).

Яд кобры в наших экспериментах обладал наибольшей токсичностью, относительно других змеиных ядов. Доза, вызывающая гибель 50% мышей (ДЛ50), равнялась 0.6±0.08 мг/кг (табл. 3).

Введение мышам летальной дозы (ДЛ100)яда кобры вызывало гибель всех экспериментальных животных. Предварительная инкубация яда с гепарином способствовала выживанию мышей. При инъекции животным смеси яд-гепарин в соотношении 1:0.05; 1:0.5 и 1:5 в эксперименте осталось в живых 66, 41 и 33% мышей соответственно (табл. 3).

Инъекция гепарина мышам в различных дозах, также как и при введении яда пчелы, приводила к уменьшению токсичности яда кобры. Предварительное введение гепарина в дозах 5, 50, 500 и 5000 МЕ/кг способствовало выживаемости соответственно 55, 45, 40 и 25% животных, получивших инъекцию ДЛ100 яда (табл. 3).

Таблица 3.

Влияние экзогенного и эндогенного гепарина на токсические свойства яда кобры

* — Различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р≤0,05)

Яд гюрзы вызывал гибель 50% белых мышей в дозе 2.8±0.7 мг/кг. Предварительная инкубация яда гюрзы с гепарином приводила к заметному ослаблению его токсических свойств. Гепарин уже в минимальных количествах (соотношение яд-гепарин в смеси 1:0.005) вызывал двукратное увеличение ДЛ50, которая составила в этом случае 5.8±0.2 мг/кг. Однако увеличение содержания гепарина в смеси было малоэффективным, и при соотношении компонентов смеси 1:0.05 ДЛ50 возрастала только до 4.2±0.7 мг/кг по сравнению с контролем (табл. 4).

Таблица 4.

Влияние экзогенного и эндогенного гепарина на токсические свойства яда гюрзы

* — Различия между контрольными и экспериментальными  группами статистически значимы (р≤0,05)

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Доза яда, гюрзы вызывающая гибель 100% экспериментальных животных (ДЛ100), также зависела от количества гепарина в смеси яд-гепарин. Так, летальная доза чистого яда гюрзы была 6.0 мг/кг, а смеси яд-гепарин возрастала до 12.3±0.6 и 9.4±0.6 мг/кг при соотношении компонентов смеси 1:0.005 и 1:0.05 соответственно. Нейтрализация эндогенного гепарина протамин сульфатом приводила к существенному увеличению токсичности яда гюрзы, ДЛ50 в этом опыте была 1.8±0.4 мг/кг (табл. 4).

Аналогичная тенденция антидотного действия гепарина наблюдалась и при введении смеси яд эфы-гепарин. Также как и в случае с введением яда гюрзы отмечается оптимум весовых соотношений, при котором регистрируется максимальный эффект. Увеличение или уменьшение концентрации гепарина в смеси сопровождается снижением антидотного действия протеоликана.

Иная картина наблюдается при изучении антидотного действия гепарина при введении яда щитомордника (табл. 5).

Доза яда, соответствующая 50%-ной гибели мышей, равнялась 10.2±1.1 мг/кг. Гепарин, добавленный к яду в различных соотношениях, не оказывал влияния на выживаемость животных. ДЛ50 смеси яда щитомордника с гепарином при соотношениях 1:0.05, 1:0.5 и 1:5 практически не отличалась от контроля и равнялась 10.4±1.4, 9.8±0.8 и 10.2±2.2 мг/кг соответственно (табл. 5).

Таблица 5.

Влияние экзогенного и эндогенного гепарина на токсические свойства яда щитомордника

* — Различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р≤0,05)

Доза яда, вызывающая в эксперименте гибель всех мышей (ДЛ100), была 20.0 мг/кг. Инъецирование животным смеси яд-гепарин не изменяло токсичности яда, и ДЛ100 оставалась на том же уровне: ее значения в опытах равнялись 18.6±2.1, 19.2±1.8 и 18.2±1.7 мг/кг при соотношении компонентов смеси 1:0.05, 1:0.5 и 1:5 соответственно. Протамин сульфат, инактивирующий эндогенный гепарин, также не влиял на токсичность яда щитомордника, ДЛ50 в этом случае имела значение 9.9±0.8 мг/кг (табл. 5).

Таким образом, гепарин, в отличие от вышеописанных зоотоксинов, не влияет на токсические свойства яда щитомордника. Сходная картина наблюдается при сочетанном применении жабьего яда и яда саламандры.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Жабий яд в наших экспериментах вызывал гибель 50% животных (ДЛ50) в дозе 4.7±0.2 мг/кг. Предварительная инкубация жабьего яда с гепарином не влияла на его токсичность. ДЛ50 смеси яд-гепарин при соотношении ее компонентов 1:0.05, 1:0.5 и 1:5 оставалась практически на том же уровне и равнялась 4.2±0.3, 4.5±0.4 и 5.0±0.6 мг/кг соответственно.

Доза жабьего яда, приводящая к гибели 100% мышей (ДЛ100), была 8.0 мг/кг. ДЛ100 смеси яд-гепарин в тех же соотношениях не отличалась от контроля и составила 8.0±0.6, 8.1±0.7 и 8.4±0.8 мг/кг соответственно. Жабий яд, введенный на фоне протамин сульфата, не изменял своей активности, его ДЛ50 соответствовала 4.1±0.2 мг/кг.

Взаимоотношения гепарина и яда саламандры строятся по тому же плану, что и с жабьим ядом. Так, ДЛ50 яда саламандры равна 24.6±2.3 мг/кг, а ДЛ50 смеси яд-гепарин в весовом соотношении 2:1 соответственно — 26.4±3.5 мг/кг.

Увеличение дозы яда саламандры до 50.0 мг/кг сопровождается гибелью всей группы экспериментальных животных в течение суток (ДЛ100). А инъекция смеси яд-гепарин в том же весовом соотношении достоверно не изменяла величины ДЛ100. Протамин сульфат, введённый до яда саламандры, достоверно не изменяет величины ДЛ50.

Таким образом, гепарин в экспериментах на белых мышах обладал выраженными антидотными свойствами по отношению к большинству зоотоксинов, различных по составу и физиологическому действию. Эффективность гепарина, по-видимому, только отчасти объясняется его антикоагулянтными свойствами, так как его защитное действие проявлялось как при совместном введении с типичными гемокоагулирующими зоотоксинами — ядом гюрзы и ядом эфы, так и с нейротропным ядом кобры, и с мембранолитиком — пчелиным ядом. Кроме того, искусственно вызванная гипергепаринемия также способствовала повышению выживаемости животных, отравленных ядами пчелы и кобры. Характерной особенностью гепарина является то, что его максимальный антидотный эффект проявляется в определенной дозе, либо при соотношении компонентов смеси, оптимальных для данного зоотоксина.

В основе механизма антидотного действия гепарина, на наш взгляд, лежит его способность взаимодействовать с белками [3], в результате чего активность белков снижается. Известно, что основными действующими началами большинства зоотоксинов являются полипептиды. В результате взаимодействия с гепарином пчелиного яда, ядов скорпиона, кобры, гюрзы и эфы они частично теряют свои токсические свойства. Яд щитомордника, а именно основное действующее начало — кротоксин, сам по себе уже представляет естественный комплекс двух противоположно заряженных белковых компонентов, удерживающихся на основе кислотно-щелочного взаимодействия [12]. Яд саламандры и жабий яд имеют не белковую, а стероидную структуру [6], в связи с чем они не взаимодействуют с гепарином, а их токсические свойства не снижаются в присутствии протеогликана.

Список литературы:

1.Вальцева И. А. Патофизиологические особенности действия ядов змей, обитающих на территории СССР и некоторые вопросы экспериментальной терапии. М.: Медицина, 1963. — 176 с.

2.Гиноян Р. В., Хомутов А. Е., Лушникова О. В. Продукты пчеловодства и апитерапия. — Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2008. — 648 с.

3.Ляпина Л. А., Пасторова В. Е., Кудряшов Б. А. Комплексные соединения гепарина и их физиологическое значение //Успехи физиол. наук — 1989. — Т.20, №1. — С. 90‑105.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

4.Орлов Б. Н., Вальцева И. А.Яды змей. Ташкент: Медицина, 1977. — 252 с.

5.Орлов Б. Н., Гелашвили Д. Б.К вопросу о центральных механизмах нейротропного действия яда кобры // Механизмы действия биологически активных веществ. Горький: Изд-во ГГУ, 1972. — С. 20‑31.

6.Орлов Б. Н., Гелашвили Д. Б.Ибрагимов А. К. Ядовитые животные и растения СССР. М.: Высшая школа, 1990. — 272 с.

7.Хомутов А. Е., Орлов А. В. Влияние гепарина на электрокардиографические характеристики яда кобры //Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины. М.: ММА им. И. М. Сеченова. — 1998. — С. 332‑333.

8.Хомутов А. Е., Орлов А. В., Дерюгина А. В. Средство от ужалений // Пчеловодство — 1999. — №1. — С. 60‑61.

9.Хомутов А. Е., Пурсанов К. А. Биологические и клинические основы апитерапии. Н. Новгород: Изд-во НГМА, 2011. — 400 с.

10.Хомутов А. Е., Пурсанов К. А., Калашникова Л. М. Пчелы, пчелиный яд, апитоксинотерапия. — Н. Новгород: Изд-во НГМА, 2006. — 380 с.

11. Ahuja M. L., Brooks A. G. A note of the action of heparin on Russels viper venom //Jud. J. Mtd. Res. — 1946. — V. 34, N 2. — P. 317‑322.

12.Sahni A. L., Banerjee R. N.Anticoagulation in hemorrhagic snake venom poisoning // Toxins. — 1976. — V. 2. — P. 497‑506.