Содержание

Введение
Глава 1. Общественно-политическая система БССР в 20 – 30-е годы ХХ века
1.1. Общественно-политический подъём как основная характеристика общественно-политической жизни белорусского народа в период НЭПа
1.2. БССР в контексте советской национальной политики
1.3. Формирование конституционных основ Белорусской Советской Социалистической Республики в 1920 – 1930-е гг.
Глава 2. Белорусская государственность в общественно-политических процессах В 1920 – 1930-н гг.
2.1. Административно-территориальные преобразования в БССР в 1920 – 1930-е годы 24
2.2. Институты государственной власти БССР
2.3. Судебно-правовая система Белорусской ССР
2.4. Культурная революция как составная часть строительства социализма
Глава 1. Общественно-политическая система БССР в 20 – 30-е годы ХХ века
3.1. БССР в период НЭПа
3.2. Коллективизация и индустриализация в БССР
3.3. Политическая мысль белорусской национальной интеллигенции в период 20 – 30-х годов ХХ ВЕКА
Заключение
Список использованных источников

Введение

Актуальность рассматриваемой в работе проблемы обусловлена тем, что:

– во-первых, Республика Беларусь является непосредственной правопреемницей БССР. Поэтому вполне понятно, что перспективы системной трансформации страны, вероятные успехи дальнейшего поступательного развития Республики Беларусь, в значительной степени обусловлены необходимостью учета тех событий, процессов и явлений общественно-политической жизни, которые исторически предшествовали нынешнему этапу, зафиксированы в исторической памяти народа;

– во-вторых, в Республике Беларусь еще имеют место многие негативные явления советской действительности. Понимание задачи восстановления и совершенствования механизмов управления государством, в котором интересы отдельной личности и общества в целом определены как наивысший государственный приоритет, позволит сохранить наше гражданское и культурное единство, обеспечить независимость, силу и динамичное развитие Республики Беларусь. Это позволит преодолеть недоверие граждан к власти, с одной стороны, и социальное иждивенчество, с другой стороны. Реализация так сформулированной государственной политики, несомненно, будет способствовать существенному повышению готовности и способности людей к созданию и развитию институтов гражданского общества, к активному участию в местном самоуправлении и в целом к росту гражданской ответственности;

– в-третьих, знание истории своей страны необходимо для успешного управления государством. В контексте государственной политики понимание традиционных для нашей страны ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых сообществ норм и требований, обеспечивающих полноценную жизнь общества;

– в-четвертых, определяя приоритеты перспективного развития Республики Беларусь, необходимо критически оценивать всю совокупность факторов, оказавших свое воздействие на формирование общественно-политического сознания белорусского народа, его политическую культуру.

Связь работы с крупными научными программами и темами. Дипломная работа выполнялась на кафедре политологии Учреждения образования “Институт парламентаризма и предпринимательства”.

В основе исследования лежат приоритетные белорусские научно-исследовательские программы и разработки в области истории Беларуси, политологии, белорусской национальной культуры, истории права Республики Беларусь. Одной из таких программ является “Архивная Беларусика”, которая предусматривает публикацию документов и материалов Национального архивного фонда Республики Беларусь по истории Беларуси. Также исследование имеет непосредственную связь с Программой Коммунистической партии Беларуси (принята на Х (ХLII) съезде КПБ 17 декабря 2011 г.).

Степень разработанности проблемы. Различные аспекты исследуемой темы освещаются в работах отечественных и зарубежных авторов, усилиями которых создано несколько принципиальных подходов к изучению исторического, политико-правового развития Республики Беларусь. Проблема оформления народов в рамках единого государственного образования, их национального самоопределения занимала одно из центральных мест в политике Коммунистической партии. Этой проблеме, а также проблемам общественно-политического развития союзных республик, переводу их экономики на рельсы социализма, большое внимание уделяли в своих работах В. И. Ленин, И. В. Сталин, Н. И. Бухарин, Л. Д. Троцкий, Ф. Э. Дзержинский и др. видные коммунистические деятели. Новый ракурс в историческом видении данной проблемы открыли в своих работах наши современники В. В. Деружинский, А. Е. Тарас, Н. А. Зенькович. Признавая несомненную важность проведенных исследований по проблеме общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века, необходимо отметить, что на данный момент не существует единой выработанной концепции по данному вопросу. Поэтому требуется систематизировать огромную массу материалов по исследуемой проблеме и в будущем попытаться выработать единое мнение относительно общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века.

Цель исследования: раскрыть особенности процесса общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы XX века.

Для достижения цели исследования поставлены следующие задачи:

  1. раскрыть наиболее важные общественно-политические процессы становления и развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века;
  2. проанализировать характер влияния центральной власти на общественно-политические процессы в БССР в 20 – 30–е годы ХХ века;
  3. обобщить сущность основных общественно-политических преобразований в БССР в 20 – 30-е годы ХХ века;
  4. оценить влияние общественно-политической мысли на государственно-политическое устройство БССР в 20 – 30-е годы ХХ века применительно к современным условиям развития Республики Беларусь.

Объект исследования: Белорусская ССР как государственное образование в рамках СССР.

Предмет исследования: особенности общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века.

В работе были использованы следующие научные методы:

– анализ литературных и документальных источников;

– исторический метод;

– метод системного анализа;

– структурно-функциональный метод;

– метод сравнительного анализа;

– институциональный метод;

– нормативно-ценностный подход.

В основе исследования лежат материалы советских периодических изданий, работы как советских, так и зарубежных авторов, законодательные акты БССР и Советского Союза, монографии современных российских и белорусских исследователей, материалы интернет-ресурсов.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что результаты, полученные при подготовке дипломной работы, могут быть полезными при разработке стратегических ценностных приоритетов перспективного развития Республики Беларусь, разработке определенной модели общества и его политической системы.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что в работе предпринята попытка оценить возможные перспективы дальнейшего поступательного развития Республики Беларусь, которые основывались бы на исторической преемственности и учитывали бы уроки рассматриваемого в дипломной работе исторического периода. Особую важность, на наш взгляд, представляют отраженные в дипломной работе исследования в связи с приближающейся знаменательной датой в истории нашей страны – 100–летней годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года.

Апробация и практическая значимость исследования: работа может быть интересна политологам, студентам, историкам, а также использоваться в качестве справочного материала.

Цели и задачи исследования определили и структуру исследования. Дипломная работа состоит из введения, трех разделов, заключения и списка литературы.

Глава 1. Общественно-политическая система БССР в 20 – 30-е годы ХХ века

1.1. Общественно-политический подъём как основная характеристика общественно-политической жизни белорусского народа в период НЭПа

Рассматривая процессы общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века, следует уделить внимание такому немаловажному аспекту в жизни белорусского народа как общественно-политический подъем. Новая экономическая политика способствовала не только оживлению экономических отношений в республике, но и зарождению качественно новых явлений и отношений в общественно-политической жизни граждан. Проанализировать все общественно-политические явления, имевшие место на данном историческом отрезке жизни нашей страны, в рамках данной работы не представляется возможным по причине их многообразия. Рассмотрим лишь те из них, которые, на наш взгляд, не имеют достаточного освещения в других работах.

Введение НЭПа вызвало изменение социальной структуры и образа жизни людей. Наиболее колоритными фигурами того времени были представители новой советской буржуазии – “нэпманы”. Эти люди в значительной степени определяли лицо эпохи, но они находились как бы за пределами советского общества: были лишены избирательных прав, не могли стать членами профсоюза. Предприниматели остро чувствовали непрочность своего положения. Поэтому доля частной промышленности в общем объеме производства была невысока. Частные капиталы устремились прежде всего в торговлю.

Развивалось и восстанавливалось промышленное производство. И все же в республике ощущалась резкая нехватка промышленных товаров, что приводило к увеличению цен, а это, в свою очередь, тормозило рост жизненного уровня населения. Материальное положение рабочих улучшилось. Повысилась заработная плата, вплотную приблизившись к довоенному уровню. Рабочие получили право на ежегодный отпуск, который составлял не менее двух недель. Однако рост уровня жизни тормозили высокие цены, нехватка товаров первой необходимости, острая жилищная проблема. К тому же, несмотря на подъем промышленности, в стране нарастала безработица.

Уравнительный передел земли, а также политика сдерживания при помощи налогообложения роста зажиточных хозяйств и государственная поддержка малоимущих привели к “осереднячиванию” деревни. Многие крестьянские хозяйства быстро шли в гору. Сельские жители стали питаться лучше, чем до революции, стали больше употреблять хлеба и мяса.

Крестьяне выражали недовольство существовавшими в “государстве диктатуры пролетариата” политическими ограничениями для жителей деревни. Получив от НЭПа значительные экономические послабления, они были не прочь получить и право отстаивать свои интересы при помощи собственных политических организаций.

Важной особенностью НЭПа стало непомерное увеличение чиновничье-бюрократического аппарата. Этому способствовало не только активное вмешательство государства в сферу производства и распределения, но и низкая квалификация кадров, которая вынуждала иметь на одном участке работы нескольких человек. Большинство людей шли работать в советские учреждения ради привилегий, прежде всего ради продовольственного пайка.

Говоря об изменениях в общественно-политической жизни белорусского общества следует упомянуть и о церкви. Полиэтнический состав населения Белорусской ССР, новые социально-экономические и политические условия привели к изменению характера межконфессиональных отношений. Напряженность между православными и иудеями была связана с новой волной антисемитизма в БССР. Сложности во взаимоотношениях конфессиональных групп “православные-протестанты” были связаны с активной миссионерской деятельностью “сектантов”, борьбой за прихожан и храмы.

Характер отношений между православной и католической церковью также определялся новыми социально-политическими условиями. Зафиксированы случаи межрелигиозных конфликтов, связанных с борьбой за религиозные здания и верующих, попытки католического духовенства завербовать православных священнослужителей, распространить униатство.

После свертывания НЭПа характер межконфессиональных отношений постепенно меняется: представители разных конфессий становятся более умеренными в своих действиях и высказываниях в адрес друг друга. Проявления конфессиональной толерантности фиксируются как среди духовенства, так и среди рядовых верующих [1, с. 13 – 14].

Государственная конфессиональная политика в Белорусской ССР в период НЭПа осуществлялась на основе республиканского конфессионального законодательства, которое носило универсальный характер и было единым для всех вероисповеданий. Большинство постановлений относительно деятельности религиозных объединений было принято в период 1922 – 1924 гг. Законодательство о культах не предполагало прямого гонения на религию и церковь. Сущность декретов и постановлений определялась методами их реализации.

На фоне общественно-политического подъема было заметно давление большевиков на служителей культа и верующих людей. Можно выделить несколько этапов активизации репрессий против духовенства и верующих. Основным критерием, определявшим политическую окраску служителя культа, весной 1922 г. было его отношение к мероприятиям по конфискации церковного имущества. За сопротивление при изъятии ценностей в Белорусской ССР были репрессированы православные, католические, иудейские священнослужители. Для второго периода – 1926 – 1927 гг. – характерно ужесточение конфессиональной политики властей в первую очередь в отношении католического духовенства и верующих. Третий период активизации репрессий – 1928 – 1933 гг. – был связан с началом коллективизации и раскулачивания. Обвинения в контрреволюционной деятельности поступали в адрес православных, католических, протестантских священнослужителей и верующих [1, с. 15 – 16].

В период НЭПа стремительно набирают силу профсоюзы. Они не только регулируют экономические отношения между пролетариями и нанимателями, но и активно включаются в общественно-политическую жизнь, зачастую определяя ее направление. Одним из таких направлений деятельности профсоюзов как массовой общественной организации являлась культурно-воспитательная работа среди трудящихся. Заслуживает внимания исторический опыт, приобретенный профсоюзами в годы НЭПа, когда отдельные условия в социально-экономической сфере были схожи с сегодняшними; кроме того, в этот период были заложены основы многих современных форм работы профсоюзов. Для организации и руководства культпросвет работой при Совете профсоюзов Белоруссии, уездных (с 1924 г. окружных) межсоюзных бюро и комитетах отраслевых профсоюзов были созданы культотделы. В 1920-е годы заведующими культотдела Совпрофбела (с 1924 г. ЦСПСБ) являлись известные профсоюзные работники: И. Я. Рудерман, М. М. Рабинович, Л. А. Пахомович, А. М. Танхилевич, Е. Я. Носовский, Г. Ф. Кононов и др. Особо стоит упомянуть такого видного белорусского деятеля как М. Н. Климкович, который впоследствии возглавил правление Союза писателей БССР и стал автором текста Государственного гимна БССР.

К апрелю 1921 г. при профсоюзах на предприятиях и учреждениях республики были организованы 162 комиссии по культмассовой работе. В 1923 г. их было уже 207, а в их составе насчитывалось 605 активистов. В дальнейшем культактив профсоюзов неуклонно расширялся [2, с. 141 – 143].

Первоочередной задачей в области культурного, социально-общественного строительства являлось преодоление неграмотности трудящихся. Профсоюзные организации обеспечивали учащихся учебниками и письменными принадлежностями, поощряли рабочих, посещавших школы и курсы ликбеза, а уклонявшихся от занятий рассматривали как нарушителей дисциплины. Особенно широко развернулась работа по ликвидации неграмотности после создания в 1923 г. при активном участии культотдела Совпрофбела и профсоюза работников просвещения добровольного общества “Долой неграмотность”. В результате принятых мер грамотность населения повышалась быстрыми темпами. По данным Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 г., она по БССР составила 53,1% против 32% в 1920 г. [3, с. 86].

По всей республике в этот период строились школы, школы профессионального обучения. К концу 1926 г. работало 30 профтехшкол, в которых обучалось 3286 человек, 16 профтехкурсов и 7 учебно-показательных мастерских, где производственное обучение проходил 561 человек. К 1928 г. в БССР также насчитывалось 34 ВУЗа и техникума, в которых училось 9,9 тыс. человек [3, с. 87].

На II сессии ЦИК БССР и пленуме ЦК КП(б)Б в июле 1924 г. была провозглашена белорусизация – политика национально-культурного строительства в БССР. Белорусский язык активно внедрялся в деятельность государственных учреждений, в общественно-политической жизни белорусского общества стал доминировать национальный компонент.

В республике на базе предприятий и профсоюзов действовали объединения работников искусства (Рабис). Рабисы на волне белорусизации активно действовали не только в городах, на предприятиях и фабриках, но также и в колхозах и совхозах. Членами Рабиса к концу 1929 г. были 1764 человека [4, с. 110 – 115].

Широко внедрялись в общественно-политическую жизнь республики и средства массовой информации. Наряду с уже ставшими традиционными газетами и журналами, активно развиваются радио и телевидение. Минская радиостанция “Имени Совнаркома БССР” приступила к регулярному вещанию на территорию республики с 15 ноября 1925 года. Уже через месяц, 22 декабря 1925 года, ЦК компартии Белоруссии постановил создать радиокомиссию при своем агитационно-пропагандистском отделе. В ее обязанности входили:

– пропаганда радио в городе и деревне;

– идейно-политическое руководство работой “Радиопередачи” и белорусского отделения “Общества друзей радио” (существовало с 1924 г.);

– назначение руководителей радиовещания и редакторов, утверждение структуры сетки вещания.

Например, вот как выглядела программа радиопередач в марте 1928 года: радиогазеты (ежедневно), концерты (3 раза в неделю), радиоуниверситет (3 раза в неделю), политический доклад (раз в неделю).

Первый выпуск “Белорусской радиогазеты” прозвучал в эфире 13 марта 1926 года.

Раз в две недели выходили в эфир еврейский, польский, латышский отделы, а также отдел “По СССР”, транслировавшийся из Москвы. В течение того же года были созданы радиогазеты “Белорусская деревня”, “Красная смена”, “Пионер Белоруссии”.

Около 80% вещания во второй половине 20-х годов велось на белорусском языке.

Радиогазеты занимали центральное место в вещании, но не были единственной его формой. Перед микрофоном появлялись артисты, поэты, ученые. Транслировались демонстрации, съезды, вечера, собрания. В 1928 году был организован радиоуниверситет, превращенный через два года в Институт заочного обучения по радио (в 1931 году его ликвидировали ввиду низкой эффективности такой формы образования).

Важное место в эфире 20-х годов занимали корреспонденции рабочих и сельских корреспондентов. Большинство “народных” материалов отличалось актуальностью и остротой. Движение рабселькоров представляло опасную альтернативу системе государственной пропаганды, не терпевшей никаких импровизаций.

5 марта 1928 года бюро ЦК КПБ приняло постановление о дальнейшем развитии радиофикации и радиовещания. Оно поставило задачу расширять коллективные формы использования радио в местах проживания и отдыха граждан (громкоговорители на улицах городов, в красных уголках, клубах, учреждениях образования и здравоохранения) [5].

В дело государственного строительства включилась и комсомольская организация Белоруссии. Комсомольцы стали ударной силой коммунистической партии. Второй съезд Коммунистического Союза Молодежи Белоруссии (КСМБ), прошедший в апреле 1921 года, определил основной задачей комсомольцев и всей молодежи всемерную помощь государству в борьбе с разрухой, осуществлении новой экономической политики. После 4 съезда КСМБ ряды комсомола быстро росли: в мае 1923 года он объединял 3743 человека, а в феврале 1926 года – 42000 комсомольцев. 6-й съезд РКСМ (июль 1924 г.) постановил именовать комсомол Ленинским, и он стал называться РЛКСМ. 7 съезд КСМБ высказался за более активное участие союзной и несоюзной молодежи в хозяйственном и культурном строительстве, съезд переименовал КСМБ в ЛКСМБ (Ленинский коммунистический союз молодежи Белоруссии) [6].

1.2. БССР в контексте советской национальной политики

Рассматривая вопрос о становлении БССР как государства, следует обратить внимание на то, что сегодня некоторые исследователи не признают БССР как самостоятельную республику в составе Союза ССР. Например, А. Е. Тарас называет БССР псевдогосударством [7, с. 441]. Свою позицию он мотивирует тем, что, якобы большевики силовым путем навязали белорусскому народу вместо суверенного национального государства псевдогосударство – БССР. То есть он трактует основание БССР как создание марионеточной, буферной республики с целью оградить исконно русские земли от панской Польши. Исходя из этого можно заключить, что А. Тарас считает, что большевики боялись за свою власть, и только этот страх вынудил их пойти на создание национальных республик. На наш взгляд, такая постановка вопроса не только неуместна, но и искажает действительность. Существует огромное множество документальных материалов, где видные деятели советского руководства и Коммунистической партии доказывают важность создания именно многонационального государства, основанного на братской дружбе народов бывшей царской России. В. И. Ленин всегда стоял за национальное самоопределение народов России [8]. Выступая на заседании Пленума Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов 28 февраля 1921 г., В. И. Ленин говорил, что “…Вторая вещь, которую следует упомянуть, когда речь идет о международном положении, это – положение с мирными переговорами в Риге. Вы знаете, что для заключения мира, хоть сколько-нибудь прочного, мы, по отношению ко всем государствам, входившим раньше в состав Российской империи, делаем как можно больше уступок. Это понятно, так как одной из главных сил, которая вызывает ненависть к империалистам и сплачивает народы против них, является угнетение национальности, и немного найдется государств в мире, которые так погрешили в этом отношении, как старая Российская империя и буржуазная республика Керенского, меньшевиков и эсеров в союзе с буржуазией. Вот почему именно по отношению к этим государствам мы проявляем больше всего уступчивости, идя на такие мирные условия, за которые некоторые эсеры нас бранили чуть ли не толстовцами. Мы к этим упрекам относимся очень хладнокровно, потому что по отношению к этим государствам мы должны проявить наибольшую уступчивость, чтобы там рассеять вековое недоверие, порожденное прежним угнетением, и положить начало союзу рабочих и крестьян разных наций, которые некогда вместе страдали от царизма и русских помещиков и теперь страдают от империализма…” [9].

Вопрос о национальном самоопределении народов России являлся краеугольным камнем ленинской внутренней политики. Не только белорусскому, украинскому и др. народам нужна была помощь в деле защиты своей земли от иностранной интервенции, но также большевистскому правительству нужна была помощь всех народов России в деле отражения агрессии извне. Поэтому большевики проводили последовательную национальную политику. И. В. Сталин по национальному вопросу занимал ту же позицию: “С первых же дней после победы Великой Октябрьской социалистической революции товарищ Сталин, как выдающийся руководитель национальной политики партии и Советского государства, ведёт большую работу по сплочению всех национальностей бывшей царской России, строительству национальных советских республик и областей и созданию дружбы народов.” [10, с. 5].

В своих работах Анатолий Тарас доходит до того, что полностью отрицает историческую общность трех славянских народов: русских, белорусов и украинцев (работа “История имперских отношений: белорусы и русские”). Исходя из его крайне националистической точки зрения, можно заключить, что БССР всегда была окраинной колонией России, что никакого самоопределения белорусского народа не было, а коммунисты всячески разрушали белорусскую республику, препятствуя ее полноценному развитию. Например, он с завидным бесстыдством заявляет, что при НЭПе “Беларусь превратилась в запущенную окраину” [11, с. 294]. Исторический опыт, однако, демонстрирует нам обратное. Именно благодаря совместным усилиям РСФСР и БССР смогли пройти через многие трудности, которые поодиночке оказались бы им не под силу. Особенно это касается Беларуси, так как в то время на ее территорию с вожделением глядела панская Польша.

Итак, вопреки мнениям таких отъявленных белорусских националистов как А. Е. Тарас и В. В. Деружинский, которые очень хотят посеять национальную вражду между белорусским и русским народами, можно заключить, что правительство Советской России положительно реагировало на идею создания Белорусской республики, но только в рамках СССР. БССР при ее образовании были предоставлены все права наравне с другими республиками Союза ССР. Это подтверждают и Конституции, последовательно принятые БССР в 1919 и 1927 годах.

1.3. Формирование конституционных основ Белорусской Советской Социалистической Республики в 1920 – 1930-е гг.

Особенностью общественно-политической жизни начала 20-х годов явилось оформление однопартийной системы. Правящая коммунистическая партия укрепляла свои позиции. Определенную роль в оздоровлении политического климата сыграла амнистия 1923 г., которая касалась всех участников антисоветских организаций и формирований, действовавших в 1918 – 1920 гг.

Коммунистическая партия постепенно набирала силу. БССР не стала исключением. Количество членов партии здесь стало быстро увеличиваться. Происходило слияние партийного аппарата с государственным. На важнейшие государственные должности избирались исключительно члены партии. Ко второй половине 20-х годов завершился процесс сращивания партийного и госаппарата, и создание иерархии из секретарей партийных органов.

Партия постепенно брала под свой контроль всю общественно-политическую и культурную жизнь. В большинстве это были люди субъективно честные, разделяющие идею создания справедливого социалистического общества. Однако уровень их общей и политической культуры был крайне низким. В 1927 г. по данным партийной переписи 27,5% членов КП(б)Б не имели начального образования, а с высшим их было 0,6%. Начались перемены, которые ликвидировали политику НЭПа и провозглашали возвращение к административно-командным формам управления [12, с. 90 – 91].

КП(б)Б привлекала в свои ряды все больше и больше представителей рабочего класса, интеллигенции, крестьянства. В то же время партия очищалась от нежелательных элементов: в 1924 г. из ее рядов было исключено 4,2% состава, в 1929 г. исключены 3717 человек [13, с. 108].

В 20-е годы важной общественно-политической проблемой стало оживление деятельности Советов. Связано это было с переходом от войны к миру, передачей власти от чрезвычайных органов к избирательным – Советам.

11 апреля 1927 г. постановлением VIII Всебелорусского Съезда Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов была принята Конституция (Основной Закон) Белорусской Социалистической Советской Республики, которая утверждала основные принципы построения государственной власти в республике.

Приведем здесь наиболее значимые положения:

Ст. 2. Белорусская Социалистическая Советская Республика есть социалистическое государство диктатуры пролетариата, осуществляющее свои задачи на основе союза рабочих и крестьян.

Вся власть в пределах Белорусской Социалистической Советской Республики принадлежит советам рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

Ст. 3. Носителем верховной власти в Белорусской Социалистической Советской Республике является Всебелорусский Съезд Советов, а в период между съездами – Центральный Исполнительный Комитет Советов Белорусской Социалистической Советской Республики.

Ст. 4. Белорусская Социалистическая Советская Республика согласно воли трудящихся, принявших на IV Всебелорусском Съезде Советов решение об образовании Союза Советских Социалистических Республик, как Союзная Республика, передает Союзу полномочия, определенные ст. 1-й Конституции Союза Советских Социалистических Республик. За Белорусской Социалистической Советской Республикой, согласно ст. 4-й Конституции Союза Советских Социалистических Республик, сохраняется право свободного выхода из Союза [14].

Как видим, в Конституции ясно обозначалась верховенствующая роль общесоюзных органов над органами государственной власти БССР. Не следует полагать, что такая политика была характерна только для Белоруссии. Система государственного управления всех остальных союзных республик точно так же была подчинена “центру”.

Далее в статье 5 уточняется, что: в пределах, указанных в Основном Законе (Конституции) Союза Советских Социалистических Республик, и по предметам, отнесенным к компетенции Союза, на территории Белорусской Социалистической Советской Республики имеют обязательную силу постановления верховных органов Союза ССР. За этим исключением никакие органы, кроме Всебелорусского Съезда Советов, Центрального Исполнительного Комитета Белорусской Социалистической Советской Республики, его Президиума и Совета Народных Комиссаров, не имеют права издавать законодательные акты общегосударственного значения на территории Белорусской Социалистической Советской Республики [14].

Конституция предусматривала свободное создание народных союзов, объединений и организаций. За трудящимися было закреплено право на митинги, шествия и т. д. Церковь отделялась от государства, образование становилось всеобщим и бесплатным, служить в армии могли только представители пролетариата.

Важным этапом в истории БССР явилось принятие Конституции 1937 года. Неофициально она носила название “сталинской” или “конституции победившего социализма”. Конституция БССР полностью дублировала основные положения Конституции СССР.

В рамках исследуемого вопроса нет надобности перечислять все изменения относительно Конституции 1927 года, коснемся лишь основных изменений в сфере государственного устройства.

Итак, в Главе 4 Конституции СССР определяются полномочия Верховного Совета Союзной республики. Верховный Совет Союзной республики определяется как “высший орган государственной власти” [15, с. 19]. Верховный Совет избирался гражданами республики сроком на 4 года и являлся единственным законодательным органом союзной республики.

Статья 61 Конституции определяет состав Верховного Совета Союзной республики: “Верховный Совет Союзной республики избирает Президиум Верховного Совета Союзной республики в составе: председателя Президиума Верховного Совета Союзной республики, его заместителей, секретаря Президиума и членов Президиума Верховного Совета Союзной республики” [15, с. 19].

В статье 63 сказано, что “Верховный Совет Союзной республики образует Правительство Союзной республики – Совет Народных Комиссаров” [15, с. 20].

Президиум Верховного Совета БССР выполнял следующие функции:

– созывал сессии Верховного Совета БССР;

– давал толкование законов БССР, издавал указы;

– производил всенародный опрос (референдум);

– отменял постановления и распоряжения Совета Народных Комиссаров БССР в случае их несоответствия закону;

– в период между сессиями Верховного Совета БССР, по представлению председателя Совета Народных Комиссаров БССР, освобождал от должности и назначал отдельных Народных Комиссаров БССР с последующим внесением на утверждение Верховного Совета БССР [16].

27 февраля 1938 года было утверждено специальное “Положение о выборах”, которое более полно оговаривало порядок избрания депутатов Верховного Совета.  Выступая по проекту Положения, исполняющий обязанности главы Центрального исполнительного комитета БССР Н. Я. Наталевич указывал преимущества советской избирательной системы по сравнению с западными странами [17, с. 6 – 7]. Однако прописанный в Положении механизм выдвижения кандидатов – исключительно на заседаниях и пленумах партийных и общественных организаций – не давал гражданам в полной мере реализовать свое избирательное право. Иными словами, самовыдвижение кандидатов было запрещено.

В остальном же Положение внешне выглядело достаточно демократично. Если же кто-то “путем насилия, обмана или угроз” препятствовал гражданину БССР избирать или быть избранным, то преступник приговаривался к лишению свободы сроком до двух лет. В случае подделки избирательных бюллетеней, которые запечатывались в конверт, или неправильного их подсчета предусматривалось наказание до двух лет лишения свободы. Отдельный пункт Положения запрещал принимать участие в голосовании лицам, которые находились в стационарных дифтерийных и скарлатинозных отделениях [18, с. 13 – 24.].

Однако выборы в Верховный Совет БССР всегда находились под пристальным вниманием “соответствующих органов”. Беспокойство органов внутренних дел вызывал состав избирательных комиссий, в которых якобы присутствуют лица, которые “не заслуживают политического доверия”, “связаны с контрреволюционными элементами” и “ведут антисоветские разговоры” [19, л. 6]. НКВД прилагал усилия по “очищению” комиссий, а также по отводу неугодных кандидатов путем дискредитации.

Принципиально новым в данном варианте Конституции было создание мандатной комиссии, которая проверяла полномочия депутатов Верховного совета БССР.

Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти БССР являлся Совет Народных Комиссаров БССР [16]. Он осуществлял те же функции, которые были отражены и в предыдущем варианте Конституции. Что же касается Народных Комиссариатов, то некоторые из них были ликвидированы, а некоторые вновь созданы.

Следует обратить внимание на то, что все время, начиная от самого своего образования, БССР пыталась совершенствовать свою систему государственного управления. Сделать это было нелегко, учитывая то, что центральные органы власти республики постоянно контролировались центральным руководством Союза ССР. Неугодных государственных деятелей органы ГПУ–ОГПУ–НКВД арестовывали, проводились массовые репрессии. Однако, в целом система была достаточно эффективной для тех условий и позволяла на должном уровне управлять республикой. Исключение составляли лишь выборы в Верховный Совет БССР, где имели место прямые указы Москвы и насаждение угодных товарищу Сталину кандидатов. Немаловажную роль играло членство в коммунистической партии, так как только члены партии могли быть допущены к управлению республикой. Можно утверждать, что органы государственного управления БССР на начальной стадии своего существования не обладали достаточной самостоятельностью в решении принципиально важных для республики вопросов.

Таким образом, вызванный к жизни НЭПом общественно-политический подъём в БССР носил противоречивый характер. С одной стороны, происходило вовлечение в дело государственного строительства большой массы трудящихся, выдвигались все новые и новые лозунги, создавались условия для выхода республики из социально-экономического и культурного кризисов, вызванных послевоенной разрухой и связанным с ней спадом промышленного и сельскохозяйственного производства. На базе государственных учреждений, предприятий создавались общественные институты, основной целью которых было объединение трудящихся для совместной трудовой, образовательной, культурной и др. видов деятельности. Партией и правительством была поставлена задача на скорейшее преодоление последствий экономического кризиса, социально-культурной запущенности, решительное искоренение наследия царской эпохи в деле народного образования и просвещения. С другой стороны, трудящиеся были поставлены в жесткие рамки социально-экономических преобразований, где не могло быть места инакомыслию и демократическим свободам. Любой, кто имел свой взгляд на социально-экономические и культурные преобразования и не был согласен с центральной линией партии, объявлялся изгоем, уклонистом, врагом власти пролетариата, и, следовательно, контрреволюционером. Поэтому на фоне общественно-политического подъема в республике происходило и подавление свободы личности, свободы выбора. Всякий должен был придерживаться генеральной линии, провозглашенной коммунистической партией.

В целом, однако, благодаря НЭПу все аспекты общественно-политической жизни в БССР стали постепенно налаживаться. Относительная свобода торговли стимулировала рост товарного производства, наличие дефицита квалифицированных специалистов свидетельствовало о том, что республика выходит из экономического тупика, а повышение всеобщего уровня образования, провозглашенная борьба с неграмотностью, строительство большого числа учебных и культурных заведений, повышение уровня жизни населения иллюстрировали то, что БССР выходит и из тупика социального.

В контексте советской национальной политики БССР рассматривалась как автономия по территориально-национальному признаку и в связи с этим имела равноправие наряду с другими республиками Союза ССР. Большевистское правительство положительно смотрело на создание государства белорусского народа под эгидой ВКП(б) и СССР. Необходимость участвовать и входить в СССР была определена не только политикой большевиков, но и конкретным историческим моментом.

Формирование конституционных основ Белорусской Советской Социалистической Республики в 1920 – 1930 гг. шло по образу и подобию таковых в СССР. Конституция республики практически полностью дублировала основные положения конституции союзной, поэтому о какой-либо свободе государственной власти, общественных отношений, политической деятельности на республиканском уровне не могло быть и речи. ВКП(б) контролировала все сферы государственного управления и общественных отношений, поэтому тот факт, что БССР имела свой Основной закон, фактически не играл никакой роли и был чистой формальностью.

Учитывая исторический опыт функционирования общественно-политической системы БССР в период 20 – 30-х гг. ХХ века, для современного белорусского государства весьма актуально было бы несколько абстрагироваться от традиционно устоявшихся в нашем обществе взглядов на политический процесс, пути развития страны и методы управления ею. Для успешного сотрудничества Республики Беларусь на международной арене, необходимо внедрение демократических начал во все сферы жизни общества. Именно демократия является залогом успешной интеграции Республики Беларусь в европейское сообщество на правах полноправного партнера. Общественно-политическая система БССР в период 20 – 30-х гг. ХХ века представляла собой закрытую систему, при которой практически отсутствовали связи как с европейскими странами, так и со странами дальнего зарубежья. Принципы международной политики современной Беларуси уже в значительной степени отличаются от таковой в БССР. Необходимо и далее расширять открытое и прозрачное партнерство со всеми заинтересованными в этом странами.

В политической жизни любой демократической страны определяющую роль всегда играет народ, поэтому политические партии представляют собой мнение народа, следовательно, являются выразителем его интересов. Необходимо стимулировать белорусское общество для активного участия в политической жизни страны, проводить работу с широкими слоями населения в деле поддержки политических партий.

Важным критерием любого демократического государства является наличие гражданского общества. Концепцию на построение гражданского общества необходимо всесторонне культивировать и развивать Республике Беларусь. Именно отсутствие демократических свобод в современном их понимании, свободы волеизъявления народа, отсутствие многопартийности в стране и политическая цензура препятствовали нормальному общественно-политическому развитию БССР в 20 – 30-е годы ХХ века.

Глава 2. Белорусская государственность в общественно-политических процессах В 1920 – 1930-н гг.

2.1. Административно-территориальные преобразования в БССР в 1920 – 1930-е годы

Сложившееся до прихода к власти большевиков административно-территориальное деление совершенно не учитывало экономические изменения, проходившие в стране в связи с развитием капитализма в промышленности, крупнейшим в мире железнодорожным строительством, повышением товарности и углублением специализации сельского хозяйства. Оно оставалось прежде всего административно-полицейским и фискальным инструментом в руках властей. Еще до прихода к власти лидер большевиков В. И. Ленин в 1913 г. отмечал: “Социал-демократия требует замены старых административных делений России, установленных крепостниками-помещиками и чиновниками самодержавно-крепостнического государства, делениями, основанными на требованиях современной хозяйственной жизни и согласованными по возможности с национальным составом населения” [20, с. 317].

В 1921 г. республика находилась в тяжелейшем политическом и экономическом положении. Более половины заводов и фабрик не работали. Горожане, чтобы прокормить себя, уезжали в деревню, но и там дела были ничуть не лучше. Виной тому была не только послевоенная разруха, но и проводимая большевиками политика военного коммунизма: продотрядами изымалось все зерно, даже то, которое предназначалось для посева. Крестьяне поднимались на восстания, повсюду процветал бандитизм. В результате Рижского мирного договора западные территории республики отошли к Польше. Непосредственно территория БССР включала только 6 уездов Минской губернии [21].

В то тяжелое время республика фактически являлась автономной единицей РСФСР. Однако, несмотря ни на что, жизнь шла своим чередом и в стране назревали важные перемены. 30 декабря 1922 г. в Большом театре в Москве открылся исторический I съезд Советов Союза ССР и были подписаны 2 важных документа: Декларация об образовании СССР и Союзный договор. Основателями Союза Советских Социалистических Республик стали 4 республики: РСФСР, УССР, ЗСФСР и БССР. С докладом на съезде выступил сам товарищ Сталин [22, с. 97]. То, что БССР являлась одной из учредительниц союзного государства говорило о том, что советское руководство стало принимать ее всерьез. Кроме того, став полноправным членом СССР, республика в марте 1924 г. добилась укрупнения своей территории более чем в 2 раза за счет включения в нее 15 уездов и волостей Витебской, Смоленской и Гомельской губерний. Поэтому сразу встал вопрос о коренной реформе административно-территориального деления. Было упразднено деление территории на губернии, волости и уезды и введены новые территориальные единицы. Для этого Комиссия Госплана БССР в своем проекте прежде всего определила, из каких звеньев должна состоять система местных Советов, а затем уже, когда была определена эта отправная точка, обосновывались средние пространственные размеры округов, районов, сельсоветов. В одном из постановлений СНК БССР подчеркивалось, что целью реформы является максимальное приспособление советского государственного аппарата к обслуживанию нужд населения [23, с. 12 – 13].

В 20 – 30-х годах передача территории от одной союзной республики другой вызывалась главным образом необходимостью объединения в рамках национальных государственных границ территории с национальным компактным большинством, т. е. формирование республик было построено по национальному признаку. Это являлось важной особенностью территориального деления советских республик. В результате реформы вся территория БССР была разделена на 10 округов по 10 районов в каждом.

Еще одной особенностью политики большевистского правительства при проведении территориальных преобразований являлось понятие о титульной нации. Титульная нация – это та нация, которая превалирует на определенной территории [24]. Титульные нации делились на порядки: нация первого порядка, второго, третьего, четвертого и пятого. Например, нацией первого порядка были русские, второго – белорусы, украинцы, литовцы и др., нации третьего порядка брались за основу при создании автономных республик и т. д. [25, с. 406 – 415].

В декабре 1926 г. произошло 2-е укрупнение БССР. В ее состав из РСФСР вошли Гомельский и Речицкий уезды, которые в 1927 г. были преобразованы в округа. В этом же году в БССР началась ликвидация округов и к 1930 г. в республике осталось только районное деление. 15 января 1938 г. в БССР было введено областное деление. 20 февраля 1938 г. все существовавшие на то время 90 районов республики были распределены между 5 областями [26].

Но на этом процесс административно-территориального преобразования республики не закончился. После присоединения к БССР территории Западной Белоруссии в сентябре 1939 года территория республики значительно увеличилась. Поветы и воеводства – территориальные единицы Польского государства – были преобразованы в уже привычные области и районы.

При реорганизации административно-территориальной системы Западной Белоруссии, вошедшей в состав БССР в 1939 г., был использован прежний опыт административно-территориального деления периода форсированного строительства социализма – дробление административно-территориальных единиц с целью прежде всего осуществления тотальной коллективизации деревни. Этот успешный для советского руководства опыт социалистической перестройки был полностью перенесен на западнобелорусские земли, чтобы наиболее быстро и просто закрепить на этих территориях советский строй. Была создана соответственная административно-территориальная система, которая позволяла жестко контролировать все стороны жизни “постбуржуазного” общества Западной Белоруссии [27, с. 133].

 2.2. Институты государственной власти БССР

После окончания Гражданской войны в России и войны с Польшей в БССР стали складываться конституционные основы деятельности государственных учреждений. Были ликвидированы Совет рабочей и крестьянской обороны, ВЧК, многочисленные главки.

В БССР периода 20 – 30-х годов существовало два высших органа власти. Это были Всебелорусский Съезд Советов и Центральный Исполнительный Комитет Белорусской Социалистической Советской Республики.

В ведении Всебелорусского Съезда Советов находились вопросы о внесении изменений и дополнений в Конституцию и об изменении границ БССР.

Всебелорусский Съезд Советов и ЦИК БССР сообща руководили всей политикой и народным хозяйством республики, устанавливали налоги и займы, утверждали законы и амнистии, имели право отмены постановлений окружных съездов советов.

Несомненный интерес представляет избирательный критерий, по которому Всебелорусский Съезд Советов составлялся из представителей городских советов по расчету один депутат на две тысячи избирателей и окружных съездов советов, по расчету один депутат на десять тысяч жителей.

ЦИК БССР избирался Всебелорусским Съездом Советов не реже 1 раза в 2 года, а также Всебелорусский Съезд Советов избирал представителей в Совет Национальностей Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик [28].

ЦИК БССР, в свою очередь, являлся верховным органом власти в период между Всебелорусскими Съездами Советов. Он издавал кодексы, декреты и постановления по своей инициативе, а также рассматривал и утверждал законопроекты, внесенные Советом Народных Комиссаров БССР. ЦИК БССР рассматривал и утверждал все декреты и постановления, а также бюджет Белорусской Социалистической Советской Республики.

В период между сессиями ЦИК БССР высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом власти БССР являлся избираемый Центральным Исполнительным Комитетом Белорусской Социалистической Советской Республики Президиум Центрального Исполнительного Комитета. Также ЦИК БССР назначал Совет Народных Комиссаров для общего управления БССР и народные комиссариаты для руководства отдельными отраслями управления.

ЦИК БССР был ответственен перед Всебелорусским Съездом Советов, которому представлял отчет о своей деятельности и доклад по общей политике и по отдельным вопросам.

Следует также уделить внимание Совету Народных Комиссаров БССР. В его состав входили: Председатель Совета Народных Комиссаров, заместители Председателя, народные комиссары: Председатель Высшего Совета Народного Хозяйства, Финансов, Труда, Торговли, Рабоче-Крестьянской Инспекции, Земледелия, Внутренних Дел, Юстиции, Просвещения, Здравоохранения, Социального Обеспечения и Управляющий Центральным Статистическим Управлением; Председатель Государственного Политического Управления Белорусской Социалистической Советской Республики и уполномоченные народных комиссариатов Союза Социалистических Советских Республик: по Иностранным Делам, по Военным и Морским Делам, Путей Сообщения, Почт и Телеграфов [29].

При Совете Народных Комиссаров работали постоянные комиссии: Экономическое Совещание, Государственная Плановая Комиссия и Комиссия Законодательных Предположений.

Для непосредственного руководства отдельными отраслями государственного управления, которые входили в круг ведения СНК БССР было образовано 13 комиссариатов и управлений.

Каждый Народный Комиссариат БССР был подотчетен соответствующему комиссариату СССР. Комиссариаты возглавлялись народными комиссарами, которые назначались и отзывались ЦИК БССР. Народные комиссары в своей работе были ответственны перед Советом Народных Комиссаров и перед ЦИК БССР и его Президиумом.

Наряду с высшими органами государственного управления создавались и совершенствовались местные органы власти. Основной единицей были Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Советы принимали участие в окружных и районных съездах советов, исполнительными органами которых являлись окружные и районные исполнительные комитеты.

Окружные и районные съезды советов и их исполнительные комитеты, а также городские, местечковые и сельские советы отвечали за разрешение всех вопросов местного значения в области административной, хозяйственной и культурной жизни республики, за составление и утверждение местных бюджетов, за объединение советской деятельности в пределах определенной территории, а также руководство и направление деятельности всех подведомственных им органов власти, за обеспечение революционной законности и охрану государственного порядка и общественной безопасности, за проведение в жизнь всех постановлений вышестоящих органов власти.

Постановления съездов советов могли быть отменены лишь вышестоящими съездами и их исполнительными комитетами, ЦИК БССР или его Президиумом.

Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов образовывались раздельно в городах и селах. Существовали определенные нормы количества депутатов в совете, установленные ЦИК. Так, для города устанавливалась норма депутатов в городском совете не менее 50-ти и не более 500 человек, а в селах, деревнях и местечках из расчета 1 депутат на каждые 200 человек населения.

Советы имели право образовывать секции. Руководство секцией возлагалось на заведующего соответствующим отделом уездного или городского исполнительного комитета через избираемое секцией бюро. Общее руководство секциями возлагалось на президиумы исполкомов. Секции рассматривали по специальности:

  1. очередные заседания соответствующего отдела;
  2. вопросы, подлежащие внесению на пленарное заседание Совета;
  3. вопросы, возбуждаемые членами секций в порядке их инициативы.

Членам секций предоставлялся свободный доступ в отделы и возможность практического ознакомления с работой отделов [30, с. 133].

2.3. Судебно-правовая система Белорусской ССР

Белорусская судебная система начала постепенно формироваться после образования БССР. Полноценному становлению судебной системы мешала бушевавшая на просторах бывшей Российской империи Гражданская война, затем война с белополяками. Только 30 марта 1923 г. был создан Верховный Суд Белорусской ССР. Он являлся высшим судебным органом и был наделен функциями кассационно-надзорной инстанции [31]. Решение о создании Верховного Суда было принято на II сессии ЦИК БССР. Сессия разработала Положение о судоустройстве, где обобщался существующий опыт судебного строительства БССР и намечались пути его дальнейшего совершенствования.

В компетенцию Верховного Суда входил надзор за работой всех судов республики, исключая военные и военно-транспортные трибуналы.

Следует сказать, что параллельно с созданием новых органов судебной системы, шла ликвидация системы революционных трибуналов, что, несомненно, привносило больше законности в судебно-правовую систему БССР.

Верховный Суд состоял из Пленума, Президиума, кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам.

В состав Президиума входили Председатель и руководители кассационных коллегий, в его заседаниях с правом совещательного голоса принимал участие помощник прокурора республики. Президиум осуществлял административно-организационную деятельность: распределял обязанности между членами Верховного Суда, утверждал отчеты председателей коллегий, анализировал работу Верховного Суда, назначал ревизии Высшего суда Наркомюста БССР, возбуждал дисциплинарные производства в отношении членов Верховного Суда, Председателя Высшего суда и его заместителей.

В состав Пленума Верховного Суда входили судьи-члены Пленума и Председатель. Участие прокурора республики или его старшего помощника в заседаниях Пленума было обязательным. Пленум Верховного Суда создавался как высшая судебная инстанция, в которой окончательно должны были решаться сложные и спорные вопросы осуществления правосудия. Пленум рассматривал в порядке надзора протесты на приговоры и решения любого суда, а также давал разъяснения по вопросам судебной практики. Разъяснения законов, данные Пленумом в связи с рассмотрением конкретного уголовного или гражданского дела, носили обязательный характер для всех судов республики. Пленум избирал состав дисциплинарной коллегии Верховного Суда, рассматривал другие вопросы, вносимые на его обсуждение.

Председатель и члены Верховного Суда назначались Президиумом Центрального Исполкома БССР. Председатель назначался непосредственно, а члены – по представлению Наркомата юстиции. От должности они могли быть отстранены только по решению Президиума ЦИК.

В состав Верховного Суда входили только три человека, которые не работали в Суде на постоянной основе, так как одновременно занимали другие должности в высших органах власти и управления [32].

При Верховном Суде состояла дисциплинарная коллегия. Поводом для возбуждения дисциплинарного производства являлись неправомочные действия судей.

Положение о судоустройстве выделяло суды общей и специальной юрисдикции. К судам общей юрисдикции относились:

  1. Народный суд в составе постоянного народного судьи;
  2. Народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей;
  3. Высший Суд Республики;
  4. Верховный Суд Республики и его коллегии.

Суды специальной юрисдикции были временными и включали в себя:

  1. Военные трибуналы;
  2. Особые трудовые сессии народных судов и земельные комиссии;
  3. Белорусскую Арбитражную комиссию.

Народным судьей могли стать только граждане БССР, имеющие стаж юридической работы. Они избирались сроком на 1 год по представлению Высшего Суда Республики, в уездах – уездными исполкомами, в столице – горисполкомом и утверждались Наркоматом юстиции.

Для формирования состава народных заседателей образовывались специальные комиссии – Комиссии по разверстке. При них числились: председатель комиссии, помощник прокурора и народный судья. Комиссии определяли количество народных судей каждого суда из расчета: 50% – из рабочей среды, 35% – от крестьян, 15% – из воинских частей [33].

Интерес представляет устройство Высшего Суда. Он состоял из председателя, двух заместителей председателя, 12 постоянных членов суда и народных заседателей. Высший Суд работал как суд первой и кассационной инстанции и включал в себя уголовное и гражданское отделения.

В 1924 г. были внедрены национальные камеры народного суда. Они представляли собой специальные судебные составы при районных судах. Факт их создания говорил о том, что в республике проводились практические мероприятия по проведению в жизнь национальной политики. Они должны были обеспечить максимальную доступность суда для проживающих на территории БССР национальных меньшинств. Всего было образовано 10 нац. камер народного суда: 6 еврейских, 3 польских, 1 латышская. Сфера их компетенции – уголовные и гражданские дела. Однако постановлением Президиума ЦИК БССР от 31 марта 1934 г. национальные камеры были упразднены.

В это же время происходит становление прокуратуры республики. Она была призвана следить за соблюдением законности со стороны органов судебной системы и правопорядка. К сожалению, нередко прокуратура БССР оказывалась не в состоянии предотвратить нарушения революционной законности по причине давления на нее со стороны партийной номенклатуры, в том числе и из Москвы.

Народный комиссар юстиции одновременно являлся прокурором республики. При нем состояло несколько помощников и старший помощник. В округах работали окружные прокуроры и их помощники. Следователи работали при следственных участках, окружных прокурорах и при отделе Прокуратуры Наркомата юстиции. При окружных судах состояли судебные исполнители, при Народном Комиссариате юстиции было создано Всебелорусское объединение защитников.

В 1931 г. вышло новое Положение о судоустройстве БССР, кот. ликвидировало окружные суды. Согласно Положению, судебная система БССР теперь состояла из народных судов и Верховного Суда [34].

Окончательное оформление судебной системы БССР произошло в связи с принятием новой Конституции Союза ССР 1936 года. Конституция утвердила положение о том, что отныне деятельность судов союзных республик будет регулироваться не на республиканском уровне, а на общесоюзном. После принятия 16 августа 1938 г. Закона “О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик” это положение окончательно закрепилось. Теперь на территории Белорусской ССР была утверждена 3-х уровневая судебная система, состоящая из: народных судов, областных судов, Верховного Суда БССР [35].

2.4. Культурная революция как составная часть строительства социализма

Для того, чтобы лучше понять начальный период становления БССР, необходимо обратить внимание на такой феномен, как культурная революция. Культурная революция являлась неотъемлемым атрибутом жизни советских граждан периода 20 – 30-х годов прошлого века.

Культурная революция – термин, обозначающий процесс коренного переворота в духовном развитии общества. В СССР она рассматривалась как часть строительства социализма, нацеленная на формирование новой (пролетарской) массовой культуры, основанной на марксистско-ленинской идеологии, на воспитании подрастающего поколения и перевоспитании старшего в духе коммунистической идейности и нравственности, интернационализма и атеизма [36, с. 384].

В процессе проведения предусматривался ряд мер для подъема общего культурного уровня населения (в первую очередь ликвидация неграмотности); складывания рабоче-крестьянской интеллигенции; развития науки, перестройки литературы и всех видов искусства. В итоге планировалось создание новой культуры – социалистической по содержанию, национальной по форме и интернациональной по природе.

В СССР преобразования в области культуры стали частью государственной политики и находились под строжайшим контролем партийно-государственного аппарата. Однако прогрессивные мероприятия, отвечавшие объективным потребностям преодоления культурной отсталости страны, сочетались с авторитарно-бюрократическим управлением культурой; травлей многих ученых и деятелей искусства, вплоть до их изгнания в эмиграцию; запрещением развивать отдельные научные направления; насаждением так называемого социалистического реализма.

В БССР основной упор в реализации идеи культурной революции делался на концепцию В. И. Ленина о том, что “нужно взять от капитализма все, что можно взять” [37, с. 55]. Раскрывая эту концепцию, становиться понятным, что Ленин рассматривал идею культурной революции как постепенный переход от капиталистических отношений не только в сфере производства и экономики, но и культурной. Цель перехода – построение собственно социализма, а также культивация в новом советском обществе социалистической культуры. В связи с этим, культурная революция представляла собой не одномоментный поворот в сторону социалистических ценностей, а постепенный, равномерный переход от старых общественных отношений к качественно новым. Ленин говорил: “Масса раздавила капитализм, но от раздавленного капитализма сыт не будешь; нужно взять всю его культуру, которую капитализм оставил, и построить социализм; нужно взять всю технику, науку, знание, искусство – без этого жизнь социалистического общества невозможно построить. А эта наука, техника, искусство в руках специалистов и в их головах” [38].

Говоря непосредственно о процессе культурной революции на территории БССР, необходимо сказать несколько слов о так называемой политике белорусизации. Национально-культурная работа периода 1920-ых годов отличалась рядом особенностей. Гражданская война и иностранные интервенции, борьба политических партий за белорусскую государственность способствовали небывалому росту национального самосознания народа, его стремлению к развитию своей культуры и языка, активному участию в созидании новой жизни. Именно это во многом предопределило содержание официальной государственной политики в республике, которая вошла в историю под названием “белорусизация”.

В широком смысле под белорусизацией понималось развитие белорусской культуры, выдвижение лиц белорусской национальности на партийную, советскую, профсоюзную и другую общественную работу, перевод всего делопроизводства в республике на белорусский язык. Практически почти десять лет белорусский народ имел возможность преодолевать такие негативные последствия векового польского и русского влияния, как определенный отрыв народа от его исторических корней и культурных традиций, притупление национального самосознания. Главной проблемой белорусизации, как и в целом национальной политики, было повышение престижности белорусского языка. Здесь имели место определенные трудности: во-первых, отсутствовала унификация белорусского литературного языка; во-вторых, не была в достаточной мере разработана узкоспециальная терминология (техническая, юридическая, медицинская и др.).

В декабре 1920 г. съезд Советов заявил о необходимости организации государственной и общественной жизни Белоруссии на родном языке ее народа. Наркомат просвещения был обязан уже в 1921 г. обеспечить планомерный и постепенный переход учебных учреждений, где обучались дети-белорусы, на их родной язык. В качестве ударной ставилась задача издания на белорусском языке учебников, научно-популярной и политической литературы. В 1921 г. для разработки белорусской научной терминологии при Наркомпросе была создана специальная комиссия. С 1922 г. на ее базе стал работать Институт белорусской культуры. Вузы, школы, библиотеки, предприятия и учреждения переходили на работу на белорусском языке. В марте 1923 г. съезд КП(б)Б отметил: “Коммунистическая партия в полном соответствии со своей программой по национальному вопросу должна сделать все для налаживания работы на национальном белорусском языке”. При этом было отмечено также, что в руководящем аппарате находилось немало людей, которые на законные национальные требования белорусского народа смотрели с позиций великорусского шовинизма.

Не следует, однако, думать, что этот процесс нашел сильную поддержку со стороны самого белорусского народа: много белорусов не поддержало белорусизацию и активно сопротивлялось ей. Русский язык многие белорусы считали родным. В этой связи не лишним будет сказать о том, что белорусизацию правительство большевиков всегда рассматривало в контексте классовой борьбы, а не только с точки зрения национальной политики. Было оформлено положение о “великодержавном шовинизме”, в котором обвинялись все противники белорусского языка. Их также причисляли к классово чуждым элементам – классовым врагам. С точки зрения сторонников белорусизации “тактика классового врага” заключалась в следующем:

  • во-первых, в желании сорвать белорусизацию школы путем объявления белорусского языка “грубым”, “некультурным”, а также внедрения в сознание детей халатного отношения к изучению белорусского языка, истории Белоруссии, истории белорусской литературы. Так классовый враг хочет влиять на учеников с целью подготовки из них проводников великодержавного шовинизма. Эта тактика получает решительный отпор со стороны учеников и учительской массы;
  • во-вторых, великодержавные шовинисты предъявляют теорию невозможности одновременного изучения двух языков – русского и белорусского. Они хотят внедрить в сознание детей, что в школе нужно изучать только русский язык, вычеркивая из учебного плана все другие языки, потому что при преподавании двух языков ученики будут неграмотно писать в силу диалектической схожести языков;
  • в-третьих, классовый враг, проводя свою установку на разжигание враждебности между детьми разных национальностей, выставляет свой тезис о том, что белорусской нации вообще не существует, как не существует и белорусского языка. Белорусский язык представляет из себя жаргон – испорченный вариант русского языка;
  • в-четвертых, некоторые преподаватели заменяют учебники на белорусском языке русскоязычными учебниками. Белорусскоязычные учебники они объявляют нацдемовскими [52, с. 9].

В июле 1924 г. ЦИК БССР официально объявил о переходе к политике белорусизации. При этом были созданы специальные органы по ее осуществлению: комиссия ЦИК, которой руководил А. Хацкевич, и аналогичные комиссии при окружных исполкомах. В силу значительного перевеса в республике лиц коренной национальности (80% всего населения) белорусскому языку отдавался приоритет в отношениях между государственными и общественными организациями. Белорусизацию ЦИКа, СНК, Наркомпроса и Наркомата земледелия предполагалось завершить в течение года, наркоматов внутренних дел, юстиции, социального обеспечения, почты и телеграфа – за два, остальных ведомств и организаций – за три года. Январский (1925 г). пленум ЦК КП(б)Б обязал все парторганизации приступить к изучению белорусского языка. Провозглашался девиз: “Вся КП(б)Б должна говорить на белорусском языке” [39]. Работу партийного и комсомольского аппаратов на белорусский язык предполагалось перевести до 1 января 1927 г.

Поскольку уровень знания языка у многих аппаратных работников был низким, для них создавались специальные курсы по его изучению. Если в 1925 г. 22% работников республиканских и 36% окружных и районных учреждений владели белорусским языком, то в 1927 г. эти показатели соответственно были равны 80 и 70%.

Все это приносило положительные результаты. К концу 1928 г. учреждения и управленческие структуры республики, за исключением Гомельщины, были переведены на белорусский язык. Одновременно шел процесс активного выдвижения на руководящую работу лиц коренной национальности. В 1927 г. во всех звеньях управленческого аппарата белорусы составляли 60,4%, евреи, владевшие белорусским языком, – 30,6%, русские – 4,6%.

При проведении политики белорусизации ни в коей мере не допускались ущемления прав и достоинства лиц других национальностей. В 1924 г. в качестве государственных языков на территории республики были признаны белорусский, русский, еврейский и польский. В местах компактного проживания национальных меньшинств в это же время стали создаваться национальные Советы. Они должны были как можно полнее удовлетворять культурные потребности нацменьшинств, сохранять их самобытность. К 1928 г. было создано 55 таких Советов, в том числе еврейских – 21, польских – 23, немецких – 2, латышских – 5, русских – 2 и др. [40].

Однако политика белорусизации встречала и непонимание в рядах руководства республики. Без должного внимания и даже враждебно в конце 20-х – начале 30-х гг. к ней относились первые секретари ЦК КП(Б)Б В. Кнорин и К. Гей. Не одобряли политику белорусизации некоторые видные философы, представители научной, технической и художественной интеллигенции. В значительной мере она была подорвана борьбой с так называемыми нацдемами.

В условиях репрессий 30-х гг. белорусизация была прекращена.

В начале 1930-ых гг. белорусскую интеллигенцию, которая принимала активное участие в белорусизации, стали обвинять в национал-демократизме, под который подвели враждебную советскому строю деятельность с целью обновления капитализма в Беларуси. Кульминацией этой кампании стало дело, которое получило название “Союз освобождения Беларуси” (СОБ). Роль его руководителя приписывалась Я. Купале, что и стало причиной его самоубийства [41]. Даже преподавание на белорусском языке могло сделать человека виноватым. Началось уменьшение количества белорусскоязычных школ, уменьшение изданий белорусскоязычных книг и газет.

Свидетельством культурных изменений стали реформы в сфере образования: было введено общее обязательное начальное образование, а затем и семилетнее. В сфере литературы и искусства власть потребовала постепенного проведения метода социалистического реализма. В 1928 г. в Ленинграде открылась киностудия художественных фильмов “Савецкая Беларусь” [42]. Первой белорусской кинолентой стал фильм режиссера Ю. Тарича “Лесная быль” по повести Чарота “Свинопас”. В изобразительном искусстве ряд картин был посвящен революционной тематике. Большой вклад в развитие культуры БССР внес один из основателей национальной исторической живописи Я. Н. Дроздович. Им написан ряд картин на историческую тематику, портреты полоцких князей. Он стал первым белорусским художником, изобразившим космос. Активно развивалось театральное искусство. В 1933 г. начал свою деятельность белорусский театр оперы и балета. В 30-ые годы была представлена известная белорусская опера А. Богатырева “В пущах Полесья”, первый национальный балет “Соловей” [43, с. 313]. Большую работу по собранию народных песен провел Г. Ширма, который организовал белорусский ансамбль песни и танца.

Исследователи, если они говорят о процессе белорусизации как составной части культурной революции в БССР периода 1920 – 1930-ых годов, главным образом делают упор на переход государственной и культурной жизни республики на белорусский язык. Некоторые же другие аспекты культурных преобразований остаются в тени и им уделяется недостаточно исследовательского внимания. Например, можно назвать такую важную область культурной жизни БССР как музейное дело. Ни в одном учебнике по истории Беларуси не раскрыто состояние музеев БССР в период культурной революции. То же самое касается и библиотек, а также многих других составляющих культурной жизни белорусского общества периода 1920 – 1930-ых годов, что говорит о том, что требуется более тщательное и всестороннее изучение различных составляющих элементов культурной жизни БССР.

Что касается непосредственно музеев республики, то в декабре 1923 г. вышло постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) БССР “О регистрации, приеме на учет и охране памятников искусства, старины, быта и природы, которые находятся в собственности учреждений, обществ, а также частных лиц”. Этим постановлением запрещался вывоз и продажа памятников культуры за границу, передача их от одного владельца другому. Перемещение памятников подлежало обязательной регистрации в научно-экспертной комиссии, которая была создана руководством НКП. При продаже того или иного памятника преимущественное право приобретения принадлежало научно-экспертной комиссии. Музеи могли использовать предметы истории и искусства, которые находились в частной собственности. В целом постановление СНК БССР 1923 г. создавало правовую базу для деятельности государственных музеев БССР [44].

Во время выхода этого постановления Белорусский государственный музей (БГМ) – так было решено назвать возрожденный Областной музей – уже получил свое “Положение”, разработанное Академическим центром. Согласно этому документу БГМ являлся центральным органом хранения, изучения и популяризации движимой части природного и историко-культурного наследия, имеющего общереспубликанское значение. Положением предусматривалось создание в музее следующих отделов: 1) этнографического; 2) еврейского; 3) историко-археологического с подотделами нумизматики и древнего Минска; 4) художественного; 5) церковного; 6) кустарно-промышленного; 7) природы Белоруссии. В музее также имелся собственный архив и библиотека.

БГМ в Минске придавался статус центрального музейного учреждения с филиалами (отделениями) в Витебске, Могилеве и Гомеле. По мысли авторов этого проекта, создание филиалов не означало простого поглощения малых музеев столичным. Объединяемые музеи, подчиняясь воле Совета столичного музея или Музейной комиссии Академического центра, сохраняли определенную автономию в виде неприкосновенности коллекций, планирования научной работы и т. п. Все это было подробно изложено в постановлении СНК БССР от 19 ноября 1924 г. “О концентрации художественных и историко-культурных ценностей” [45]. Таким образом, в 1924 г. была выработана и реализована программа объединения музеев республики в определенную систему. Она касалась главным образом государственных музеев, подчинявшихся НКП.

Сеть общественных краеведческих музеев, которые подчинялись Центральному бюро краеведения (ЦБК) и получали нерегулярное финансирование из местных бюджетов, требовала серьезной организационной и научной проработки. Не были также учтены музеи под управлением других ведомств и учреждений – Центрального Комитета Коммунистической партии (большевиков) Белоруссии (ЦК КП(б)Б), Института белорусской культуры (ИБК), Белорусского государственного университета (БГУ) и др.

1920-ые годы были временем активного комплектования всех музейных фондов БССР. Например, в БГМ к концу 1927 г. они превысили 30 тыс. единиц хранения, что позволило спроектировать интересную экспозицию и развернуть на ее базе культурно-образовательную деятельность (в 1928 г. ее осмотрело более 15 тыс. человек). Именно на это время приходится пик деятельности музея. В 1927 – 1929 гг. обязанности его директора исполнял вернувшийся из литовской эмиграции выдающийся белорусский национальный деятель и ученый, академик В. Ю. Ластовский. Благодаря его усилиям фонды БГМ обогатились крестом Ефросиньи Полоцкой – уникальным памятником белорусского средневекового искусства.

В августе 1928 г. на коллегии НКП БССР было решено выделить отделения БГМ, которые уже переросли статус филиалов, в самостоятельные хозяйственные единицы с собственным бюджетом.

Увеличилось финансирование собирательской и издательской деятельности музеев, планировалось создание музейной аспирантуры. Тогда же при НКП было организовано Главное управление научными, музейными и научно-художественными учреждениями (Главнаука), которое возглавил выдающийся белорусский национальный деятель и ученый С. М. Некрашевич. В подчинение Главнауки были переданы научные общества, ботанические сады и музеи. Для последних это имело существенное значение – за ними законодательно закреплялся статус не только просветительных, но и научных учреждений.

Деятельность краеведов 1920-х гг. имела большое значение для развития науки, поднимала интеллектуальный уровень провинциальных городов и деревень, способствовала просвещению широких слоев населения. Исключительное значение краеведческая деятельность имела для изучения и развития национальных культур Белоруссии. Нельзя не отметить значительные заслуги краеведов, особенно музейных работников, в развитии специальных исторических дисциплин, в разработке методов атрибуции и описания музейных предметов, картин, рукописей. При всех недостатках – неприспособленных помещениях, скромном финансировании, отсутствии штатных должностей – краеведческие музеи сыграли большую роль в повышении культурного уровня страны. Под управлением ЦБК они стали формой проявления демократической самодеятельности населения, рассказывали о традициях, национальных корнях, консолидировали общество.

1928 – 1929 гг. были временем высшего взлета музейно-краеведческого движения в БССР. К этой деятельности присоединяются лица разного социального положения и степени подготовки, преимущественно интеллигентных профессий и учащиеся. Выявление, учет, охрана и использование ими природных объектов и культурных ценностей стали основными направлениями деятельности большинства краеведческих организаций, что вплотную подводило к открытию музеев. На 1 января 1928 г. в БССР существовало 7 окружных и 27 районных краеведческих музеев [46].

В целом, в 1920-е гг. музеи занимали важное место в жизни белорусского общества. Появились органы управления музейным делом, новые типы музейных учреждений, новаторские формы работы, специализированная литература, наконец, профессия музейного работника. Это был важный этап на пути признания музейного дела как самостоятельной сферы деятельности, время радикальных изменений в деятельности музеев. Суть этих изменений была в демократизации, значительном расширении аудитории музеев, увеличении их количества, профилей, а также популярности. Трудно переоценить вклад музеев в развернувшуюся в республике работу по охране и изучению национального природного и культурного наследия, а также по формированию исторического самосознания и экологических знаний населения.

Таким образом, процесс административно-территориального оформления БССР занял длительное время, недавно созданные единицы упразднялись, происходило слияние территориальных единиц, но в целом получилась довольно стройная картина территориального устройства республики. Оно стало таким же, как и во всем Советском Союзе. Укрупняя территорию БССР, ВКП(б) преследовало этим определенную цель: оградить население Белоруссии от польского влияния, показать заботу партии о белорусском народе. А самый лучший способ доказать это – способствовать объединению нации в рамках союзной республики.

Советы депутатов являлись основным звеном в системе государственного управления БССР. Они контролировали исполнение распоряжений вышестоящих органов и сами регулировали общественно-правовые отношения на подотчетной им территории. В рассматриваемый отрезок времени в БССР существовали три основные высшие государственные структуры: Всебелорусский Съезд Советов, ЦИК БССР и СНК. Полномочия каждой из этих структур были строго разграничены, однако многие вопросы государственного управления решались ими сообща, что, в свою очередь, требовало их слаженной совместной работы. Однако вмешательство и контроль со стороны центральных органов не могли не отразиться на эффективности их деятельности.

Судебная система Белорусской ССР в означенный период прошла сложный путь постоянных реформ и самосовершенствования. Реформа судебной системы диктовалась не только требованиями элементарной законности и правопорядка, но также зависела и от других преобразований в республиканском и общесоюзном масштабах. Судебная реформа проводилась параллельно административно-территориальным преобразованиям: в зависимости от вхождения новых единиц в состав БССР учреждались соответствующие суды.

Не только в период 1920 – 1930-ых гг., но и на всем протяжении существования БССР основу законодательной базы составляло законодательство РСФСР. Даже законодательство теперешней Республики Беларусь многое позаимствовало из законодательной базы наших соседей и БССР. В целом же, судебная система республики целиком зависела от таковой в масштабах СССР. Это утвердил Основной закон Союза ССР от 1936 г.

Главной задачей культурной революции стало внедрение в личные убеждения советских граждан марксистско-ленинской идеологии. С одной стороны, такая тактика правительства деформировала естественный исторический процесс и искусственно направляла его в сторону социализма. С другой стороны, упор большевистского правительства на развитие национального самосознания белорусского народа в 1920-ых годах способствовал бурному росту национальной культуры, проведению большого количества реформ в различных секторах национальной культуры (музейное дело, белорусская литература и язык, хореография, театр, музыка и др.). В период культурной революции выросли многие видные деятели белорусской культуры, чье творческое наследие и сегодня играет важную роль в жизни нашей страны. Феномен культурной революции 1920 – 1930-х годов можно охарактеризовать как явление исключительно важное и положительное не только для БССР, но и для независимой Республики Беларусь.

Применительно к современным реалиям можно заметить, что правительством и Президентом Республики Беларусь в целом учитывается опыт оформления белорусской государственности в период 1920 – 1930-х гг. За последнее десятилетие проведена судебная и военная реформы, образовательная реформа (Республика Беларусь стала участницей Болонской образовательной системы), денежно-кредитная и валютная реформы и др. Большое внимание уделяется изучению культурного наследия БССР. При этом всесторонне учитывается опыт БССР периода 1920 – 1930-х годов.

Основу общественно-политической системы Республики Беларусь составляет ее Конституция.

Принятию Конституции Республики Беларусь предшествовали обновление общественного строя, начало перехода экономики на рыночную систему, допущение разнообразных форм собственности, развитие плюрализма, непосредственная реализация власти народом, расширение безопасности и сотрудничества с мировым сообществом; в науке – переход от марксистской концепции к общечеловеческой концепции прав человека. Конституция Республики Беларусь – качественно новый документ, в котором закрепляется гуманная ориентация развития нашего общества. Приоритет отдается личности и общечеловеческим ценностям. Эта черта качественно отличает новую концепцию прав человека, отказ от характерного для социалистической теории принципа приоритета государственных интересов над интересами личности. Обоснованием такого подхода являлось положение, что государство призвано выражать общественные и личные интересы. Считалось, что у личности, как и общества в целом, не может быть политических интересов, противоречащих государственным, олицетворяемым в политике КПСС, поскольку “воля партии – это воля народа”.

Глава 3. Социально-экономическая политика БССР в 1920 – 1930-е гг.

3.1. БССР в период НЭПа

После затяжного периода войн и гражданской смуты БССР находилась в тяжелейшем экономическом положении. Срочно требовалось принимать меры для реставрации разрушенного хозяйства республики. В. И. Ленин, понимая, что нужно временно отойти от идеи мировой революции и подготовить экономико-материальную базу для ее осуществления, предложил взять курс на демократизацию экономических отношений в СССР. Предполагалось, что такая политика будет способствовать оздоровлению экономики и позволит ликвидировать разруху в стране, отойти от изжившей себя продразверстки, будет способствовать укреплению авторитета советской власти на всей обширной территории страны. Эта политика получила официальное название НЭП (новая экономическая политика).

Советская власть, введя новую экономическую политику, не отменила своей общей стратегической направленности на практическое воплощение марксистской доктрины, она лишь стремилась активизировать хозяйственные процессы. Тем самым она обеспечила себе некоторую передышку для оптимизации политических, организационно-управленческих и административных структур, а также накопления ресурсов для осуществления следующего шага в промышленном развитии страны. Партия постоянно находилась в поиске решений, адаптирующих марксистскую теорию к реальным условиям страны (производственным, инфраструктурным, энергетическим и др.) и народа (антропогенным, ментальным). Однако инерция государственно-административных, организационно-управленческих и хозяйственных структур деятельности, устройство многих из которых большевикам приходилось попросту копировать с дореволюционных, оказывались сильнее идеологических доктрин. Будучи наполненными старыми специалистами, имевшими опыт государственного и хозяйственного управления и поэтому (за неимением других) привлекаемыми к сотрудничеству, эти структуры не отвечали целям и концептуальным постулатам новой власти [47, с. 95 – 96]. Попросту говоря, специалисты, которые работали еще при царе, снова оказались востребованными, несмотря даже на то, что они были классово чуждым элементом. В этом проявилось основное противоречие НЭПа с идеологической доктриной марксизма-ленинизма.

Первым шагом НЭП стала замена в марте 1921 г. продразверстки продналогом. Это позволило крестьянам создать некоторые запасы хлеба, обрести уверенность в том, что их труд не пропадет даром, вселить уверенность в завтрашнем дне.

Основными мероприятиями НЭП были:

  1. Ликвидация уравниловки в оплате труда. Стали учитываться квалификация рабочего, стаж, нормы выработки;
  2. Было разрешено продавать излишки продуктов, что способствовало заинтересованности крестьян в производстве сельхозпродукции;
  3. В 1925 г. был принят новый Земельный Кодекс, согласно которому крестьянам разрешалось арендовать землю, инвентарь, устраиваться на работу по найму;
  4. С 1923 г. стала набирать обороты кооперация – создается множество кооперативов и трестов;
  5. Работа промышленных предприятий подверглась пересмотру – они были разделены на 4 категории: крупные государственные предприятия, работающие по хозрасчету; предприятия, временно подлежащие консервации; предприятия, сдающиеся в аренду частникам и кооперативам; подлежащие закрытию предприятия. В результате проведенных мероприятий в республике, как и по стране в целом, был создан рынок рабочей силы;
  6. Были созданы групповые управления, подчиняющиеся Совету народного хозяйства БССР;
  7. В начале 1924 г. была завершена денежная реформа, которая начала осуществляться Советским правительством с осени 1922 г. изданием декрета Совнаркома о выпуске червонца [48, с. 289]. Денежная реформа позволила выйти из денежного хаоса, который длительное время имел место в республике: в обороте находилось много иностранной валюты, советский рубль имел малую покупательскую способность, инфляция росла стремительно. С введением золотого червонца ситуация стабилизировалась и из обращения были изъяты старые денежные знаки.

Восстановление экономики, повышение жизненного уровня и благосостояния населения союзных республик положительно повлияли на политическую ситуацию в стране: уровень преступности заметно снизился, авторитет ВКП(б) значительно вырос, органы власти на местах стали проводить более последовательную политику. Расширение экономических свобод способствовало развитию демократических принципов политической жизни. Однако случались конфликты руководства БССР с центральным союзным правлением. Например, в 1926 г. председатель СНК БССР И. Адамович был против законопроекта, утвержденного СНК СССР, “О началах землепользования и землеустройства Союза ССР”. Статья 2 Проекта гласила, что “…Союз ССР непосредственно осуществляет контроль за действиями соответствующих союзных республик по отводу указанных в настоящей статье земель.” [49]. То есть, согласно этому законопроекту, все недра, земли и воды, находящиеся на территории БССР, являлись собственностью Союза ССР. СНК БССР же настаивал, чтобы земельные и водные ресурсы принадлежали именно республике. Руководители Белорусской ССР, отстаивающие такую позицию, в конечном счете были репрессированы.

В это же время на союзном уровне разрабатывался и утверждался бюджет государства. Впервые бюджет оказался бездефицитным, выросли налоговые доходы. В 1923 – 1924 гг. доходы от промышленности в госбюджете составляли 18%, а в 1925 – 1926 гг. они возросли до 26% [50, с. 42]. В 1924 г. на заседании Совнаркома Союза ССР обсуждался важный законопроект о бюджетных правах Союза и союзных республик. Как признал председатель Госплана СССР А. Д. Цюрупа, законопроект бюджета союзных республик отличался излишним централизмом. Поэтому он предлагал дать больше прав республикам по части бюджета, что благотворно повлияет на их экономику. Этой же точки зрения придерживался и Г. М. Кржижановский [48, с. 291].

В 1923 г. для осуществления общего руководства промышленностью республики был создан ВСНХ (Высший Совет Народного Хозяйства) БССР. Он просуществовал до 1932 г.

Следует сказать, что несмотря на продуктивную в целом НЭП, в БССР в то время была довольно активна националистическая оппозиция. Ее представители действовали как внутри страны, так и из-за рубежа. Они ставили под сомнение проводимую в республике ленинскую экономическую реформу. Например, белорусский буржуазный националист А. Адамович пытался ввести в научный оборот термин “национал-НЭП”. По его замыслу, этот термин предназначался для обозначения и характеристики национально-государственного строительства в БССР в годы новой экономической политики и означал широкое привлечение националистов к сотрудничеству и использование их для достижения целей Коммунистической партии [51, с. 52]. На наш взгляд, А. Адамович хотел этим показать значимость белорусских националистов в государственном строительстве БССР и преуменьшить роль ВКП(б). Его взгляды разделяли также А. Г. Червяков, Н. М. Голодед и др. Существование белорусской оппозиции, пусть и слабой, показывает, что не все в республике проходило гладко во времена НЭПа: существовало сопротивление со стороны национальных сил. Это сопротивление государственному строительству по принципам социализма продолжалось до тех пор, пока его не сломил И. В. Сталин.

Политические и экономические свободы, объявленные при НЭПе, создали предпосылки для возникновения в БССР так называемого процесса белорусизации. Она была призвана распространить белорусский язык на всей территории БССР, что способствовало бы укреплению национального самосознания белорусского народа, а, следовательно, и государственности. Одно время существовала практика привлечения в руководящие органы только тех чиновников, которые владели белорусским языком. Однако, поначалу набравший обороты процесс, затем был остановлен и прекращен. Это произошло по причине первоначальной поддержки политики белорусизации со стороны центральных органов большевистского правительства, в т. ч. поддержку идее белорусизации оказал и И. В. Сталин. Однако затем курс большевиков резко поменялся, и процесс был остановлен. Тем не менее, за то короткое время (1924 – 1929 гг.), когда процесс белорусизации осуществлялся, в республике успело оформиться новое поколение талантливых государственных деятелей, писателей, научных работников. Были созданы национальный театр, кино, активно стала развиваться белорусская литература. Все это способствовало более четкому оформлению белорусской нации как самодостаточной и подчеркивало правовой аспект существования БССР как государственной единицы в рамках Союза ССР.

В 1925 г. на II Берлинской конференции существовавшая параллельно советскому правительству в Белоруссии оппозиционная Рада БНР признала БССР как политическую реальность и объявила о своем самороспуске. Многие оппозиционеры вернулись в БССР и включились в процесс государственного и социалистического строительства. В этом большую роль сыграла политика белорусизации [53].

3.2. Коллективизация и индустриализация в БССР

К концу 1920-х годов НЭП практически прекратила свое существование, хотя юридическое ее прекращение было оформлено только 11 октября 1931 г. постановлением о запрете частной торговли в СССР [54, с. 395]. Свертывание НЭПа было вызвано тем, что в это время произошло окончательное сосредоточение всей полноты власти в руках И. В. Сталина. Он придерживался тезиса о возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране и провозглашенного им положения о том, что по мере того, как будет крепнуть социалистический строй, будет усиливаться классовая борьба [55, с. 75]. Этот курс на ускоренное построение социализма был включен в план первой пятилетки (1928 – 1932 гг.). В соответствии с пятилетним планом развития народного хозяйства страны экономика СССР должна была развиваться совершенно по-другому. НЭП стала препятствием на пути к социализму и ее требовалось отбросить. Что и было сделано.

В мае 1929 г. IX Всебелорусский съезд Советов принял первый пятилетний план развития народного хозяйства Белоруссии, предусматривавший ликвидацию хозяйственной и культурной отсталости БССР. В республике, как и по Советскому Союзу в целом, в первой пятилетке было запланировано построение экономического фундамента социализма. В 1928 – 1932 гг. построено и введено в действие 78 крупных предприятий. Реконструировано большинство старых промышленных предприятий. За первую и вторую пятилетки в республике была создана крупная социалистическая промышленность, в основном завершена коллективизация сельского хозяйства, ликвидирована неграмотность среди взрослого населения [56, с. 173].

Но так ли все было безоблачно в деле построения социализма и через что пришлось пройти белорусскому народу чтобы создать крупную промышленность и обобществить сельское хозяйство республики?

В конце 1920-х годов, для того чтобы смести все преграды на пути социализма, в республике начались массовые репрессии. К этому времени произошло окончательное оформление однопартийной системы. Члены ВКП(б) занимали все ключевые государственные должности. Все остальные политические партии были разгромлены. Также потерпели поражение и внутрипартийные фракции, которые не были согласны с политическим курсом И. В. Сталина. Поощрялись донесения, везде искали врагов народа и саботажников, фабриковались дела против неугодных партии политических деятелей и представителей интеллигенции. Например, дело о нацдемовской контрреволюционной организации “Саюз вызвалення Беларусi”, процессы над участниками “Объединенного антисоветского подполья”, “Беларускай народнай грамады” [57, с. 220]. Законодательство республики стало подводится под требования партии. Значимым историческим моментом в истории как СССР, так и собственно БССР, стало убийство 1 декабря 1934 г. в Смольном видного партийного деятеля, первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) С. М. Кирова. После его убийства по указу Сталина в уголовный кодекс страны были внесены изменения. Эти изменения коснулись и БССР. ЦИК БССР принял постановления от 5 декабря 1934 г. и 14 сентября 1937 г. “О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс”. Изменения утверждали особый порядок рассмотрения дел о контрреволюционном вредительстве и диверсиях.

Еще с 1929 г. в республике стали работать печально известные “тройки”. В их компетенцию входило судебное разбирательство на месте, вынесение приговора и контроль за приведением его в исполнение. В состав “троек” входили секретарь райкома партии, председатель райисполкома, начальник местного отделения ГПУ. Законодательная база была составлена так, что любого человека можно было объявить врагом народа и незамедлительно судить. Такая практика являлась вопиющим нарушением ленинских принципов революционной законности и сводила к нулю роль уже сформировавшейся судебной системы. Благодаря “тройкам” было уничтожено множество политических противников коммунистов. Конституция БССР фактически утратила свое значение, так как конституционные права граждан повсеместно нарушались. По сути, в стране установился тоталитарный режим.

В основе сталинской политики лежали индустриализация и коллективизация. В БССР коллективизация проводилась в два этапа:

  1. 1928 – первая половина 1929 г. – основную роль играли экономические методы;
  2. Конец 1929 – 1934 г. – административное принуждение.

К экономическим методам можно отнести повышение налогов, когда крестьянам становилось невыгодно или попросту невозможно вести личное хозяйство. Поэтому единственным путем для них чтобы выжить, был путь вступления в колхоз.

Административные меры предусматривали насильственное изъятие материальных ценностей и земли – раскулачивание. После раскулачивания крестьян, как правило, отправляли в Сибирь на спецпоселения.

Процесс коллективизации играл важную роль в социально-экономических преобразованиях республики. Политика Москвы предусматривала все средства, полученные в результате хозяйственной деятельности колхозов, направить в развитие тяжелой промышленности, т. е. происходила перекачка средств из сельского хозяйства на нужды индустриализации. Крестьяне были поставлены в тяжелейшие условия – приходилось работать от зари до зари. Тем не менее, такая политика принесла свои плоды: как уже было сказано выше, в БССР возникло 78 крупных предприятий (всего 538) за первую пятилетку.

Для создания колхозов в деревню из города были направлены рабочие-двадцатипятитысячники (в Беларуси их было более 600 человек). По всей республике создавались МТС (машинно-тракторные станции). При МТС организовывались политические отделы – чрезвычайные органы, соединявшие в одних руках партийную, административную власть и следственные функции. Политотделы МТС за два года (1933 и 1934) успели проделать большую работу по устранению недостатков работы в колхозах, по выращиванию колхозного актива, по укреплению колхозов, по очистке колхозов от враждебных, кулацких, вредительских элементов [58, с. 104].

В 1933 г. были введены обязательные поставки колхозами продукции государству по низким ценам. МТС получали натуральную оплату с колхозов за обработку полей. Колхозники фактически перестали быть хозяевами произведенной ими продукции. Нарушались и принципы колхозной демократии. Колхозы оказались огосударствленными. К 1937 г. коллективизация в БССР завершилась [59, с. 395].

Что касается индустриализации, то здесь на первое место выдвигались металлургия, машиностроение и топливно-энергетический комплекс. Если в задачу первого пятилетнего плана входило создание целой сети промышленных и транспортных гигантов, то задачей второй пятилетки было завершить техническую реконструкцию народного хозяйства. План ориентировал на освоение новейших достижений Запада, на всестороннюю электрификацию, комплексную механизацию производственных процессов, широкое развитие химии [59, с. 373].

В годы первых пятилеток в республике, как и по Союзу в целом, были проведены кредитная и налоговая реформы. Это позволило упорядочить финансовые отношения и структуру банковской системы.

Особое внимание уделялось достижению более высоких темпов развития промышленности группы “А” (совокупность отраслей промышленности, производящих средства производства) над промышленностью группы “Б” (производство предметов потребления).

В ходе грандиозного строительства была ликвидирована безработица, хотя заработная плата была небольшая. Одно время была введена и действовала карточная система. Также в БССР было введено обязательное начальное образование и создана сеть школ и ПТУ. В том, что в республике была ликвидирована неграмотность, большая заслуга принадлежит именно политике индустриализации, так как стремительно развивающиеся отрасли промышленности требовали квалифицированных кадров.

3.3. Политическая мысль белорусской национальной интеллигенции в период 20 – 30-х годов ХХ ВЕКА

Взгляды белорусских политиков в вопросе национально-государственного строительства постепенно эволюционировали от идеи автономии белорусского края в рамках России до создания Белорусско-Литовского федеративного государства и отдельной независимой Беларуси.

Белорусская интеллигенция рассматриваемого в работе периода не отличалась единообразием и универсализмом политической мысли. В то время существовало несколько идейно-политических течений, каждое из которых значительно отличалось друг от друга. Обусловлено это было тем, что территория Беларуси постоянно подвергалась внешнеполитическому воздействию со стороны разных государств: Германской империи, Польши, России. Эти страны вводили в Беларусь не только свои войска, но также и культурные традиции, язык, идеологию и др. Поэтому со временем на территории бывшего Северо-Западного края сформировался своеобразный конгломерат различных политических идей и течений, основной задачей которых было создание белорусского государства. С победой Великой Октябрьской социалистической революции свою лепту внесли и большевики. Поэтому к 1920 году в Белоруссии в среде интеллигенции оформились три основных идеологических течения:

  1. Сторонники полонизации;
  2. Марксисты-ленинцы;
  3. Сторонники независимого белорусского государства.

Сторонники на сближение с Польшей хотели, чтобы БССР перешла под протекторат Польского государства. Они видели перед собой наглядный пример – Западную Белоруссию, которая в то время входила в состав Польши. Их привлекала польская культура, они обосновывали близость польского и белорусского народов тем, что на протяжении многих веков оба народа входили в одно государство – Речь Посполитую. Некоторые представители требовали даже ее воссоединения в границах 1772 г. Многие культурные и государственные деятели Западной Белоруссии имели прочные связи с таковыми в БССР и оказывали на них определенное влияние.

Сторонники большевизма доказывали, что белорусы и русские должны жить в одном государстве и строить социализм. В своей деятельности они руководствовались учением Маркса и Ленина, которые на первое место ставили интернационализм, а не национальное государство. И. В. Сталин в труде “Марксизм и национальный вопрос” дал определение термину “нация” и привел ее характеристики [63]. Он тоже считал, что народы бывшей царской России должны быть в одном государстве.

Сторонниками советской Белоруссии были, в основном, белорусские коммунисты. Партия вела активную работу по охвату своим влиянием всех сфер жизни белорусов, особенно политической. Не обошли вниманием коммунисты и национальную культуру БССР: в начале 1920-х годов в республике сложилась система органов управления ею. Партийные установки по литературно-художественным вопросам, например, реализовывались через государственный орган – НКП БССР (Народный Комиссариат Просвещения).

Среди представителей сторонников советизации можно назвать тех, чьи имена носят улицы современной Республики Беларусь: А. Червяков, В. Игнатовский, Д. Жилунович, А. Балицкий и др. Они отстаивали идею национально-государственного самоопределения и национально-культурного возрождения белорусского народа на советской платформе, пытались через государственные органы осуществить широкий комплекс мер по развитию белорусской культуры [60, с. 135].

Приверженцы идеи независимой Беларуси это те, кто стоял у истоков БНР. После того, как БНР прекратила свое существование, они не сдались. Многие представители белорусской национальной интеллигенции эмигрировали в Европу и распространяли свои идеи оттуда. В сентябре 1921 г. в Праге состоялась белорусская национально-политическая конференция, отклонившая Рижский мирный договор и призвавшая все белорусские партии и организации объединиться вокруг рады БНР и правительства В. Ластовского в борьбе против советизации восточных областей Белоруссии. Пражская конференция выдвинула лозунг: “Ни с Варшавой, ни с Москвой, а с белорусским народом”. Разочаровавшись в Германии и Польше, основные надежды бэнээровцы теперь связывали со странами-победительницами. “Мы верим в государственный разум великих государств, – говорил на конференции А. Цвикевич. – Мы верим в Антанту” [61, с. 81].

Однако надежды лидеров БНР на страны Антанты не оправдались. Осознав свое фактическое бессилие и политическую незначительность, в конце концов они объявили о роспуске Рады БНР и заявили о признании ими советской власти в БССР. Более того, они стали пропагандировать идею о том, что только советская власть способна защитить белорусский народ: “Белорусская эмиграция за Советскую Белоруссию! Советское правительство – единственный защитник белорусского народа!” [61, с. 83]. На наш взгляд, такой быстрый переход на сторону своих бывших идейных противников характеризует всех сторонников БНР как приспособленцев, желающих урвать кусок власти любой ценой. Видя их продажную сущность, большевики в конечном счете репрессировали многих представителей данного течения.

Польский ученый Юрий Туронок на заседании Научной Академии отметил, что после Берлинской конференции 1925 г. вопрос о белорусской государственности в ее формально-правовом аспекте был снят с повестки дня европейской политики. БССР была признана не только Германией, но и Польшей. В 1939 г., когда две союзные армии поделили Польшу, все политические партии Западной Белоруссии оценивали пакт Молотова-Риббентропа как освобождение Западной Белоруссии и акт исторической справедливости [62].

Не все бэнээровцы, однако, прекратили борьбу. Среди сторонников независимой Белоруссии были и такие, которые связывали свои надежды с Германией. Например, В. Захарько. Он занимал пост президента БНР в эмигрантском правительстве и вел переписку с Гитлером, когда тот пришел к власти. Захарько предлагал фюреру рассматривать Белоруссию как союзника Германии. Он ссылался на то, что угнетенный большевиками белорусский народ хочет союза с нацистской Германией.

Эти идейно-политические течения были живы до выхода в свет работы “Краткий курс истории ВКП(б)” (1938 г.), в которой принимал участие и И. В. Сталин. Этот учебник не допускал никаких инакомыслий и отходов от большевистской точки зрения на развитие советского государства, а, следовательно, и БССР как составной его единицы.

Таким образом, НЭП способствовала развитию демократических процессов и улучшению социального и экономического климата в БССР. Значение НЭП переоценить невозможно. Именно в период НЭПа был заложен экономико-административный фундамент дальнейшего развития белорусского государства и его пути к социализму, создана база для развития национальной культуры и науки. Некоторые учебные и культурные заведения, которые мы сегодня воспринимаем как неотъемлемый атрибут белорусской государственности, были заложены именно в тот период (Белгоскино, Белорусская Академия Наук – Инбелкульт в период НЭПа, Белорусский государственный драматический театр, БГУ – становление произошло именно в период НЭПа и др.). НЭП с уверенностью можно охарактеризовать как явление исключительно положительное для Белорусской Советской Социалистической Республики и, несомненно, для сегодняшней суверенной Республики Беларусь.

Процессы коллективизации и индустриализации имели огромное значение для государственного строительства БССР, так как они способствовали переходу страны из разряда бедной аграрной республики в разряд промышленно развитой. При всех своих негативных последствиях, коллективизация и индустриализация 1930-х годов заложили материальную основу успешного развития республики. Но это потребовало колоссальных затрат, напряжения сил всего белорусского народа, жертвами насильственно проводимой политики стали тысячи человек. Вместе с тем эти процессы – не просто экономический феномен, а целенаправленная политика советского государства, целая идеология, призванная вывести страну в число промышленно развитых. Эти процессы оказали значительное влияние на культурное развитие белорусов и наглядно продемонстрировали огромное значение науки как движущей силы общества.

Политическая мысль белорусской национальной интеллигенции периода 1920 – 1930-х годов отличалась тем, что в рядах ее представителей не существовало единого мнения о будущем республики. Каждая партия гнула свою линию, у каждой из партий был свой интерес. Наиболее сильными и сплоченными оказались большевики. Именно они определили будущее государственное устройство и направления государственного строительства республики, разгромив при этом своих политических оппонентов.

Сегодня Республика Беларусь могла бы использовать опыт 1930-х годов, когда в БССР было развернуто колоссальное строительство промышленных предприятий, заводов и фабрик. Однако сделать это сейчас нелегко. И дело не только в отсутствии необходимого количества ресурсов и капитала. После распада Советского Союза марксистская идеология потерпела поражение, а вместе с ней под обломками советской империи оказались погребены и многие ее философские, политические, экономические, культурные составляющие. Были разработаны и внедрены новые средства производства, рабочий класс перестал играть главенствующую роль не только в политической жизни стран бывшего соцлагеря, но и в производственно-экономической жизни постсоветского общества. Появились другие классы, которые стали играть важную роль в производственных процессах, пролетариат теперь не является самым многочисленным классом. Существуют попытки перестроить устаревшие положения марксистской теории под современные условия. Теория марксизма в современном его понимании получила название постмарксизм. Однако основные положения постмарксизма еще только формулируются и сильного влияния в постсоветском обществе (в т. ч. и белорусском) постмарксизм еще не имеет. Поэтому крайне важно, на наш взгляд, перестроить социально-экономическую политику белорусского государства в соответствии с требованиями текущего момента, а для этого необходимо дать больше свободы частному капиталу и стимулировать развитие отечественного товарного производства. Тем более, что научно-теоретическая база в Республике Беларусь для этого имеется неплохая. Учитывать социально-экономическую политику БССР в 1920 – 1930-е годы крайне необходимо, ибо она наглядно продемонстрировала, как из отсталой аграрной окраины Российской империи БССР в короткое время трансформировалась в промышленно развитую республику с великолепными экономическими перспективами.

Если бы новая экономическая политика и связанный с нею общественный подъем не были свернуты, то сегодня, возможно, Республика Беларусь не испытывала бы тех трудностей и кризисов, которые периодически возникают в нашей стране. Свободное частное предпринимательство, несомненно, привело бы к тому, что в республике был бы здоровый экономический климат, стабильная денежная единица. Экономические свободы, которые еще только развиваются в РБ, позволили бы ей уже сейчас быть равноправным партнером европейских стран. Пока же, не имея достаточно ресурсов и капиталовложений в собственные предприятия, республика зависит от других стран и их ресурсов, в частности, от российского газа и нефти. А это значит, что правительству Республики Беларусь и Президенту, нужно принимать политические решения с оглядкой на эти страны. Все это – результат ликвидации НЭПа. Важной проблемой является массовый выезд белорусских специалистов в страны Европы и Америки. Низкая оплата труда вынуждает их покидать РБ, а это наносит мощный удар по экономике республики: образуется порочный круг, так как без квалифицированных специалистов невозможно поднять с колен белорусскую экономику.

Заключение

Изучение истории общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века и понимание ключевых процессов, имевших место в этот период, является важным условием понимания тех общественно-политических трансформаций, которые происходят в нашей стране на современном этапе ее развития.

Целью дипломной работы являлось раскрытие особенностей процесса общественно-политического развития БССР в 20 – 30-е годы XX века.

В соответствии с поставленными в исследовании задачами были получены следующие выводы:

1. были раскрыты наиболее важные общественно-политические процессы становления и развития БССР в 20 – 30-е годы ХХ века. К ним можно отнести:

– феномен общественно-политического подъема во времена НЭПа;

– курс на национальное самоопределение белорусского народа под эгидой Коммунистической партии;

– формирование конституционных основ Белорусской Советской Социалистической Республики, в результате чего была разработана и принята Конституция БССР (1927, 1937 гг.);

– административно-территориальные преобразования и укрупнение территории БССР (1924, 1926 гг.);

– белорусизация в рамках культурной революции в БССР;

– экономический подъем при НЭПе;

– коллективизация и индустриализация 1930-х годов;

– воссоединение Западной Белоруссии и БССР (1939 г.).

2. был проанализирован характер влияния центральной власти на общественно-политические процессы в БССР в 20 – 30-е годы ХХ века. Центральная власть в рассматриваемый период была представлена ВКП(б), которая проводила в жизнь свою политику в соответствии с доктринами марксизма-ленинизма, что обусловило характер и направленность тех общественно-политических процессов в БССР, которые имели место в 1920 – 1930-е годы. В республике был взят курс на построение социализма как переходной стадии к коммунизму. Центральная власть диктовала свою волю БССР и, следовательно, имела абсолютное влияние.

3. была обобщена сущность основных общественно-политических преобразований в БССР в 20 – 30-е годы ХХ века. Они сводились к следующему:

– самоопределение белорусского народа в рамках единой республики;

– ликвидация неграмотности населения, а также повышение всеобщего культурного уровня граждан;

– активное вовлечение граждан в процесс социалистического строительства;

– становление нового советского человека, воспитанного на идеологии марксизма-ленинизма и в духе интернационализма;

– создание в республике материально-технической базы (по Марксу – средств производства) для возникновения реальных предпосылок перехода БССР к социализму (в дальнейшем – к коммунизму);

– ликвидация мелкособственнических и частных хозяйств, создание колхозов, переход всех предприятий и банков под контроль государства;

– улучшение условий труда и жизни населения БССР;

– уничтожение несознательных, классово чуждых элементов (оппозиционной интеллигенции, нацдемов, кулаков, духовенства, контрреволюционеров и др.);

– построение республиканской власти и органов управления по образу и подобию всесоюзной.

4. получило оценку влияние общественно-политической мысли на государственно-политическое устройство БССР в 20 – 30-е годы ХХ века применительно к современным условиям развития Республики Беларусь. С точки зрения современных белорусских реалий, влияние общественно-политической мысли на государственно-политическое устройство БССР в 20 – 30-е годы ХХ века оценивается неоднозначно. Существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Первая – просоветская – дает положительную оценку идеологии марксизма-ленинизма, в соответствии с которой в 1920 – 1930-х годах оформлялось государственно-политическое устройство БССР и считает ее единственно верной. Вторая – националистическая – негативно оценивает опыт государственно-политического строительства БССР периода 20 – 30-х годов ХХ века. Согласно этой точке зрения, БССР была искусственно созданным государством, Беларуси не дали избрать собственный путь развития. Современные же условия развития Республики Беларусь наглядно демонстрируют нам, что белорусскому народу предстоит пройти еще долгий путь государственных, идеологических, культурно-общественных преобразований. Следуя этим путем, в исторической перспективе Республике Беларусь необходимо всесторонне учитывать опыт государственно-политического устройства БССР в 20 – 30-е годы ХХ века.

Таким образом, цель дипломной работы достигнута путем решения поставленных задач.

Список использованных источников

1. Довгяло, Н. В. Конфессиональная политика в Белорусской ССР в 1921 – 1939 гг.: автореф. дис. …канд. ист. наук: 07.00.02 / Н. В. Довгяло; Институт истории Национальной академии наук Беларуси. – Минск, 2016. – 30 с.
2. Липинский, Л. П. Очерки истории профсоюзов Белоруссии (1905 – 1969) / Л. П. Липинский. – Минск: “Беларусь”, 1969. – 474 с.
3. История профсоюзного движения Беларуси / П. Г. Давидюк [и др]; Федерация профсоюзов Беларуси; под ред. Л. П. Козика. – Минск: ФУАинформ, 2005. – 415 с.
4. Культурно-воспитательная деятельность профсоюзов Беларуси в период новой экономической политики: материалы международной научной конференции, Минск, 12 мая 2016 г. / Белорусский национальный технический университет; под ред. А. И. Лойко [и др.]. – Минск, 2016. – 320 с.
5. Политический контроль радиовещания в БССР // Інстытут беларускай гісторыі і культуры [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://inbelhist.org/politicheskij-kontrol-radioveshhaniya-v-bssr/. – Дата доступа: 21.01.2017.
6. Комсомол – это эпоха великих свершений и дел // Коммунистическая партия Беларуси [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://www.comparty.by/komsomol-eto-epoha-velikih-sversheniy-i-del. – Дата доступа: 21.01.2017.
7. Тарас, А. Краткий курс истории Беларуси IX – XXI веков / А. Тарас. – Минск: Харвест, 2013. – 544 с.
8. Образование СССР (1917 – 1924 гг.) // Исторические материалы [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://istmat.info/node/26876. – Дата доступа: 22.01.2017.
9. Ленин, В. И. Речь на заседании Пленума Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов 28 февраля 1921 г. / В. И. Ленин // Полн. собр. соч.: в 55 т. – Москва, 1970. – Т. 42. – С. 353 – 366.
10. Хрущев, Н. С. Сталинская дружба народов – залог непобедимости нашей Родины / Н. С. Хрущев. – Москва: Госполитиздат, 1950. – 15 с.
11. Тарас, А. Е. История имперских отношений: беларусы и русские, 1772 – 1991 гг. / А. Е. Тарас. – Минск: А. Н. Вараксин, 2008. – 608 с.
12. Сташкевич, Н. С. Становление и крушение однопартийной системы в СССР: 1917 – 1991 / Н. С. Сташкевич. – Гомель: ИПП “Техническая книга”, 1995. – 224 с.
13. Нарысы гiсторыi Беларусi: у 2 т. / рэдкал.: М. П. Касцюк (гал. рэд.) [i iнш.]. – Мiнск: Беларусь, 1995. – Т. 2: Ад Лютаўскай рэвалюцыi да сенняшнiх дзен / М. П. Касцюк [i iнш.]. – 1995. – 560 с.
14. Конституция (Основной закон) Белорусской Социалистической Советской Республики // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=2051. – Дата доступа: 23.01.2017.
15. Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 5 декабря 1936 г. (Издание ЦИК СССР на языках союзных республик). – Москва – Кремль, 1937. – 320 с.
16. Конституция БССР 1937 г. // Библиотека правовых документов [Электронный ресурс]. – 2013. – Режим доступа: http://www.pravo.vuzlib.su/book_z1015_page_23.html. – Дата доступа: 25.01.2017.
17. Наталевіч, Н. Я. Аб праекце “Палажэння аб выбарах у абласныя, раённыя, гарадскія, сельскія і пасялковыя Саветы дэпутатаў працоўных БССР”: Дакл. на 2-й сесіі Вярх. Савета БССР 1-га склікання 27 ліп. 1939 г. / Н. Я. Наталевіч. – Менск: Партвыдавецтва ЦК КП(б)Б, 1938. – 26 с.
18. Об утверждении “Положения о выборах в Верховный Совет Белорусской ССР”: постановление VIII сессии Центрального исполнительного комитета Белорусской ССР XI созыва, 27 февраля 1938 г. // Собрание законов и распоряжений рабоче-крестьянского правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – 1938. – №3.
19. Спецсообщения, докладные и справки органов НКВД, 1 мая – 30 мая 1938 г. // Национальный архив Республики Беларусь. – Фонд 4. – Оп. 1. – Д. 13220. – Л. 2458.
20. Ленин, В. И. Тезисы по национальному вопросу / В. И. Ленин // Полн. собр. соч.: в 55 т. – Москва: Государственное издательство политической литературы, 1961. – Т. 23. – С. 314 – 322.
21. Юхо, Язэп. Беларускiя ўрады 1818 – 1921 гг. i iх паўнамоцтвы / Язэп Юхо // Беларускi гiстарычны часопiс. – 1993. – № 4. – С. 63 – 69.
22. Карнейчык, Е. В. I. Ленiн i I. В. Сталiн – арганiзатары БССР / Е. Карнейык, Ф. Папоў, М. Шкляр; пад. рэд. I. Чымбурга. – Мiнск: Дзяржаўнае выдавецтва БССР, 1949. – 228 с.
23. Круталевич, В.А. Административно-территориальное устройство БССР / В. А. Круталевич. – Минск: Издательство “Наука и техника”, 1966. – 133 с.
24. Титульная нация // Национальная политическая энциклопедия [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://politike.ru/termin/titulnaja-nacija.html. – Дата доступа: 30.01.2017.
25. Советские нации и национальная политика в 1920 – 1950-ые годы: материалы VI международной научной конференции, Киев, 10 – 12 октября 2013 г. / Москва: РОССПЭН, 2014. – 686 с.
26. Административно-территориальное деление Беларуси // Архивы Беларуси [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://www.archives.gov.by/index.php?id=989746. – Дата доступа: 31.01.2017.
27. Елизаров, С. А. Формирование и функционирование системы административно-территориального деления БССР (1919 – 1991 гг.) / С. А. Елизаров. – Гомель: Гомельский государственный технический университет им. П. О. Сухого, 2009. – 222 с.
28. История парламентаризма в Беларуси // Палата Представителей Национального собрания Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://old.house.gov.by/index.php/,88,,,,0,,,0.html. – Дата доступа: 02.02.2017.
29. Совет Народных Комиссаров БССР // Энциклопедия Коммунист.ru [Электронный ресурс]. – 2013. – Режим доступа: http://kommynist.ru. – Дата доступа: 02.02.2017.
30. Голембо, С. Я. Очерки по истории органов советской государственной власти / С. Я. Голембо. – Москва: Государственное издательство юридической литературы, 1949. – 360 с.
31. О распространении действия Уголовно-Процессуального Кодекса РСФСР второго издания на территорию Белоруссии: Постановление II сессии Центрального Исполнительного Комитета С.С.Р. Белоруссии IV созыва, 30 марта 1923 г. // Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства ССР Белоруссии. – 1923. – № 4. – Ст. 41.
32. История белорусского правосудия // Верховный Суд Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа: http://www.court.by/justice_RB/history/vehi/a1b92531d0afdfcb.html. – Дата доступа: 03.02.2017.
33. О введении в действие Положения о судоустройстве РСФСР: постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, 11 ноября 1922 года // Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических Республик. – 1922. – № 69. – Ст. 902.
34. Бибило, В. Н. Развитие белорусского законодательства о судебной системе / В. Н. Бибило // Вестник Бел. гос. унив. Сер. 3, История. Философия. Политология. – 2011. – № 2. – С. 49 – 54.
35. О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик: Закон Союза ССР, 16 августа 1938 г. // “Ведомости Верховного Совета СССР”, 1938 г. – № 11. – С. 8.
36. Георгиева, Н. Г. Иллюстрированный исторический словарь / Н. Г. Георгиева, В. А. Георгиев, А. С. Орлов; под ред. Н. Г. Георгиевой. – М.: Издательство “Проспект”, 2016. – 592 с.
37. Ленин, В. И. Успехи и трудности советской власти / В. И. Ленин // Полн. собр. соч.: в 55 т. – Москва: Государственное издательство политической литературы, 1969. – Т. 38. – С. 39 – 73.
38. Бухарин, Н. И. Ленинизм и проблема культурной революции / Н. И. Бухарин // Избранные произведения. – М.: Политиздат, 1988. – С. 368 – 390.
39. Белорусизация. 1920-е годы: Документы и материалы. Часть шестая / Западная Русь [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://zapadrus.su/bibli/bibli/arhbib/589—1920-.html. – Дата доступа: 05.02.2017.
40. Политика белорусизации в БССР в 20-е и 30-е годы 20 века / Library.by [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://library.by/portalus/modules/belarus/readme.php?subaction=showfull&id=1290085628&archive=1290177995&start_from=&ucat=&. – Дата доступа: 05.02.2017.
41. Янка Купала – народный поэт Беларуси / Беларусь: факты [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://belarusfacts.by/ru/belarus /culture/literature/person/Yanka_Kupala.html. – Дата доступа: 05.02.2017.
42. Красинский, А. В. Белорусское киноискусство: проблемы становления, особенности современного кинопроцесса: автореф. дис. …докт. искусств.: 17.00.03 / А. В. Красинский; Всесоюзный Ордена Трудового Красного Знамени Институт Кинематографии. – М., 1982. – 27 с.
43. Бабосов, Е. М. Человек в социальных системах / Е. М. Бабосов. – Минск: Беларуская навука, 2013. – 481 с.
44. Стравинскас, В. В. Советское законодательство по охране историко-культурного наследия: автореф. дис. …канд. юр. наук: 12.00.01 / В. В. Стравинскас; Нижегородский филиал государственного университета – Высшая школа экономики. – Нижний Новгород, 2007. – 34 с.
45. Музеи БССР в годы культурной революции (1928 – 1941 гг.) / DocPlayer.ru [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: docplayer.ru/28084859-Muzei-bssr-v-gody-kulturnoy-revolyucii-gg.html. – Дата доступа: 06.02.2017.
46. История Минского областного музея / Национальный исторический музей Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа: http://histmuseum.by/ru/museum/museum-history/. – Дата доступа: 07.02.2017.
47. Советская социальная политика 1920 – 1930-х годов: идеология и повседневность: сборник статей / Издательство: ООО “Вариант”; под ред. П. В. Романова. – Москва, 2007. – 432 с.
48. Якубовская, С. И. Строительство Cоюзного Cоветского социалистического государства (1922 – 1925 гг.) / С. И. Якубовская. – Москва: Издательство Академии наук СССР, 1960. – 401 с.
49. Общие начала землепользования и землеустройства (утв. Постановлением ЦИК СССР от 15.12.1928) / Левоневский Валерий Станиславович [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа: http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/sssr6640.htm. – Дата доступа: 07.02.2017.
50. Дзержинский, Ф. Э. Основные вопросы хозяйственного строительства СССР / Ф. Э. Дзержинский. – М.–Л.: Политиздат, 1928. – 348 с.
51. Иванов, Н.Л. Критика фальсификации истории социалистического строительства в БССР (1921 – 1937 гг.) / Н. Л. Иванов. – Минск: “Наука и техника”, 1980. – 176 с.
52. Дардак, Ю. С. Класавая барацьба ў школе БССР / Ю. С. Дардак, Ю. Ф. Ерафееў. – Мiнск: Дзяржаўнае выдавецтва Беларусi, 1932. – 39 с.
53. Национально-государственное строительство в БССР (1921 — 1927 гг.) / slovo.ws [Электронный ресурс]. – 2016. Режим доступа: https://slovo.ws/urok/historyofbelarus/20/016.html. – Дата доступа: 08.02.2017.
54. Карпенков, С. Х. Незабытое прошлое / С. Х. Карпенков. – М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.
55. Ивин, А. А. Диалектика от зарождения до триумфа и краха. Монография / А. А. Ивин. – М.: Проспект, 2017. – 240 с.
56. Страны и народы: в 20 т. / ред. кол.: Г. М. Лаппо (отв. ред.) [и др.]. – Москва: Издательство “Мысль”, 1981 – 1986. – Т. 7: Советский Союз. Республики Прибалтики. Белоруссия. Украина. Молдавия / Ю. В. Бромлей [и др.]. – 1984. –349 с.
57. Зенькович, Н. А. Тайны ушедшего века / Н. А. Зенькович. – М.: Олма-Пресс, 2003. – 640 с.
58. История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс / Комиссия ЦК ВКП(б); сост. И. В. Сталин. – Москва: Издательство ЦК ВКП(б) “Правда”, 1938. – 341 с.
59. Мунчаев, Ш. М. История Советского государства / Ш. М. Мунчаев, В. М. Устинов. – М.: Норма, 2008. – 720 с.
60. Институт белорусской культуры и становление науки в Беларуси: материалы международной научной конференции, Минск, 8 – 9 декабря 2011 г. / Национальная Академия наук Беларуси; ред кол.: А. А. Коваленя (отв. ред.) [и др.]. – Минск, 2012. – 804 с.
61. Зенькович, Н. А. Чья Белоруссия? Границы. Споры. Обиды / Н. А. Зеньклвич. – М.: МК-Периодика, 2002. – 416 с.
62. Кушнер, Васiль. Цяжкiя шляхi адраджэння дзяржаўнасцi / Васiль Кушнер // Беларускi гiстарычны часопiс. – 1993. – № 2. – С. 3 – 11.
63. Сталин, И. В. Марксизм и национальный вопрос / И. В. Сталин // Cочинения: в 18 т. – Москва: Государственное издательство политической литературы, 1949. – Т. 11. – С. 333 – 355.