Введение

Актуальность темы выпускной квалификационной работы связана с проблематикой личности правителя. Культ императоров олицетворял определенный образ в понимании народа, сената и другие социальных слоев, институтов управления. В современном мире также существует аналог римского культа императоров, такой же аналог образа правителя, руководителя существовал и в Советское время. Например, образ «вождя революции», «вождя социализма / народа». В современном мире президенты различных стран формируют имидж, что является законченный альтернативой императорского культа в Риме. Таким образом, проблематика культа правителя актуальна даже на современном этапе развития. Сложность понимания императорского культа в ранней Римской империи связана с тем, что по факту в принципате не существовало монархии или республики в чистом виде, что необходимо учитывать при анализе событий. Также важность данной проблематики является малоизученной в отечественной историографии, что подчеркивает необходимость более глубоких исследований в данном направлении. Безусловно, изучение культа императора имеет большое значение для обогащения мирового культурного наследия. выбран культ римского императора во всех его проявлениях: религиозных, материальных, общественных, политических. базой в работе стали труды: Октавиан Август «Res Gestae Divi Augusti». (Деяния Божественного Августа). Корнелий Тацит Анналы./ История. Гай Светоний Транквилл «Жизнь двенадцати цезарей» (De vita Caesarum). [Перевод М.Л. Гаспарова] — Аврелий Виктор «О цезарях или часть вторая сокращенной истории от Августа Октавиана, т.е. конца истории Тита Ливия до десятого консульства Августа Констанция и третьего консульства Цезаря Юилана»

-Аристотель. Политика. Книга первая Ливий Тит. История Рима от основания Города. Книга пятая. Дион Кассий. Римская история Речи

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

-Гай Юлий Цезарь Октавиан Август (Гай Октавий Фурин). Фрагменты. Гай Юлий Цезарь Октавиан Август (Гай Октавий Фурин). Фрагменты. Завещание.

-Иосиф Флавий. Иудейские древности Плутарх. Сравнительные жизнеописания. При рассмотрении исторических источников Корнелия Тацита важно помнить, что его личная деятельность тесна связана с императоров Веспасианом и Домицианом. Его труд «История» состоит из 14 книг и охватывает примерно хронологический промежуток с 69 по 96 год н.э. Труд «Анналы» имеет боле давние описания, там хронологические рамки уходят с 14 по 68 год н.э. В «Анналах» не описывается последние два года, т.е. принципат Нерона. Возможно, это связан ос тем, что Тацит просто не успел закончить свой труд. Возможно, Корнелий предполагал в конце работы описать правление Октавиана Августа, создав тем самым цельную хронологически связанную историю принципата. Таким образом, труд Тацита является очень важным в данной работе, т.к. он охватывает большинство событийных фактов связанных с принципатом нескольких династий. Центральным историческим источником, является работа Светония, т.к. в ней описаны наиболее личностные аспекты жизни принцепсов, что весьма важно при анализе культа личности императора. Крайне важно при изучении исторических источников учитывать субъективный фактор. Источниковедческая база представлена основными источниками, которые раскрывают проблематику культа личности императора. Особое место занимают труды «Деяния Божественного Августа», «Жизнь двенадцати цезарей», работы Тацита «Анналы», «История». Определенные источники имеют важное значение в связи с тем, что они фундаментально раскрывают особенности деятельности того или иного императора и конкретизируют его личностные качества. Интересно заметить, что Светоний особенно кратко описывает фактологическую базу в своем труде, что нельзя сказать о Таците. не достаточно велика, прежде всего, это связано либо с узконаправленным изучением императорского культа определенного правителя, либо с косвенным изучением вопроса. Например, интересна работа К.В. Дрязгунова «Правовой статус и полномочия императоров Римской империи раннего принципата: династии Юлиев-Клавдиев и Веспасиана». Однако, данная работа нивелирует период гражданской войны и некоторые отдельные аспекты императоров из династии Юлиев-Клавдиев. Также важно подчеркнуть и другие работы этого же автора. Весьма интересна узконаправленная работа по данной тематике Егорова А.Б. В данном исследовании автор рассматривает проблематику соотношения титулов princeps и imperator, а так же уровень титулатуры того или иного прицнепса. Также есть узконаправленное исследование Тарасовой Л.В. в работе «Императорский культ в правление династии Флавиев (69-96 гг.)».Особенно важной в историографии данной проблематики видится, хоть и не столь развернутая, но крайне важная работа Спасова В.Д. — Социокультурный статус Римского императора как «отца отчизны». В данном исследовании автор разворачивает концепцию с помощью чего строилась сама система принципата и титулования Октавиана «pater patriae». Следует отдельно отметить те работы, которые относятся к зарубежной историографии, но получили все же перевод Любимовой О.В.Многие иностранные работы содержат уникальные историографические выкладки, особенно по нумизматическим данным. В ходе исследования было выявлено, что многие теоретические выкладки данного подхода не имеют широких аналогов в отечественной историографии, что указало на актуальность использования учебной литературы.

В работе А.Л. Смышляева представлен обширный историографический обзор по вопросу формы императорской власти в принципате. Одним из первых историографов называют Т. Моммзена. Принципат, он квалифицировал как диархию, т.е. двоевластие, сущностью которого было последовательное разделение власти и полномочий между сенатом и императором. Основная точка зрения в западной историографии сформирована Г. Пфлаумом. Он выдвинул концепцию баланса справедливости в управлении государственным аппаратом, и дальнейшая критика поступила от его зарубежных коллег: Г. Бартона, У. Уильямса. Также Р. Сэллер и П. Брант подвергают радикальной ревизии концепцию Пфлаума относительно «всаднической администрации». Они показывают, что прокураторы-всадники не являлись профессиональными чиновниками и не составляли развитой административной иерархии.

Важно отметить, косвенные исследования, которые помогли в разработке поставленной проблематики: Куликова Юлия Викторовна с работой «Причины и способы убийства императоров в Древнем Риме (I-III вв. н.э.)», также узконаправленная работа Варинова М.М. и Гуськов Е.А., и исследование Вержбицкого К.В. по вопросу об оскорблении величия в принципате. Исследование Куликовой Юлии Викторовны указывает на весьма простой, но не очевидный факт — большинство императоров принципата ушло из жизни не своей смертью, соответственно на то были те или иные причины. В данном контексте вскрываются некоторые негативные аспекты культа императора эпохи ранней империи. Работа Вержбицкой особенно интересна тем, что рассмотрение вопроса lex laesae maiestatis касался регулятивного аспекта культа императора. Особый интерес представляет работа Абрамзона Михаила Григорьевича «Становление императорского культа в Древнем Риме (по данным нумизматики)». Автор отмечает, что нумизматические источники буквально наравне с эпиграфическими или нарративными данными могут раскрыть вопрос становления системы императорского культа в Древнем Риме. Он видит начало императорского культа в процессе поклонения легионерами своему полководцу, который военные функции и религиозные. Если перейти к рассмотрению западной историографии, то следует отметить для начала работы французский просветителей, которые изучали деятельность Октавиана Августа. Вольтер и Монтескье отмечают тиранический подход к управлению государством. Отдельно в западной историографии разрабатывалась проблема власти в период принципата Октавиана Августа.Работа Эд. Мейера представляет аналитическое изучение вопроса наследования большинства титулов от Гая Цезаря к Октавиану Августу.По его мнению, в рамках принципата вся власть оставалась в руках у сената, а первый гражданин (принцепс) являлся лишь охранителем власти. Весьма важно, что Эд Мейер не связывает политическое устройство при Октавиане Августе с дальнейшими правопреемниками. Е. Корнеману в своем исследовании предположил о существовании «двойного принципата» в связи с тем, что Агриппа, а потом и Тиберий получили те же права, что Октавиан. Таким образом, историография тематики выпускной квалификационной работы имеет ряд особенностей. Прежде всего, авторы, как зарубежные, так и отечественные часто акцентируют внимание на рассмотрении проблематики власти в эпоху принципата. Тем самым упуская из области изучения вопрос культа личности императора. Например, Т. Моммзен крайне отчетливо рассматривал вопрос диархии (двоевластия), и практически не акцентировал внимания на вопросе взаимодействия императора, как первого гражданина с сенатом с точки зрения культа личности. Так, можно утверждать, что в историографии преобладает косвенный принцип рассмотрения поставленной проблематики. Чаще акцент делается на политическую систему принципата или же на отдельные аспекты деятельности того или иного принцепса. Несмотря на это, например, работа Куликовой Ю.В. «Причины и способы убийства императоров в Древнем Риме (I-III вв. н.э.)» косвенно раскрывает причины смертоубийства того или иного прицепса, что сможет указать на крах культа личности, либо на какие-то первопричины неудачной политик иимператора.

Цель : раскрыть специфику становления монархической власти в эпоху принципата, дать характеристику отдельных важных личностей — принцепсов и выявить этапы эволюции культа императора. : Римская империя. основа данной выпускной квалификационной работы — историко-сравнительный метод на основе анализа исторических источников. Данный метод подкреплялся семиотическим исследованием нумизматических данных. Семиотическое исследование нумизматических данных велось в контексте сопоставления с исторической действительностью того или иного периода. Учитывались особенности римской мифологии. При рассмотрении аверса и реверса монет делалась отсылка на те или иные данные об императоре. Важно, что детальный анализ не проводился, а только учитывались статистические данные исходя из монет, как исторических источников — титулатура, иные обращения к божествам и т.д. Делался практический семиотический анализ. При рассмотрении отдельных характерных черт какого-либо императора предполагается использование методологии психоанализа Отто Ранка. работы заключается в комплексом исследовании вопроса культа императора в ранней Римской империи. Важно учесть, что ранее данный вопрос анализировался в определенной династии и достаточно поверхностно. Соответственно комплексный анализ нескольких династий и периода гражданской войны даст возможность составить периодизацию эволюции культа императоров. выпускной квалификационной работы возможно в контексте общего среднего образования, а также в рамках факультативной подготовки. Велика вероятность применения данного исследования, как вспомогательного материала по курсу «История Древнего Рима» в высшем учебном заведении.

.1 Принципат Октавиана Августа

Формирование культа императора в Риме берет свое начало с такого титула как «parents patriae» (родитель отчизны). Истоки данного титулования восходят еще до наступления периода принципата в Риме. Однако, весьма затруднительно отследить, где впервые употреблялся данный титул. Например, примерно аналогичный титул «parens urbis Ramanae» (родитель города Рима) был дарован первичному основателю Рима Ромулу.Видение лидера страны, как отца отчизны можно понимать, как некую мифологизацию самой личности правителя. Действительно, даже в современных языках фигурирует слово «отец», как определенное логичное возвышение. Например, в русском языке создателя чего-либо назовут «отцом-основателем», в английском founding father. Мысль о том, что царь или император по своей сути являются отцами своего народа (дети) высказал Аристотель. «Власть же отца над детьми может быть уподоблена власти Весьма точно упоминается в работе Аристотеля «Политика» сравнение Зевса с «отцом всех людей и богов» (Arist., A, V, 10). Так, можно проследить основание и причину дарования данной «должности». Как правило, отцом отечества или отчизны становились по факту героического поступка или на основании спасения народа от врага. Вновь упоминание данного принципа дарования титула мы видим на примере личности Гая Юлия Цезаря. В 45 г. до н.э. после битвы при Мунде он получил от сената титул «pater patriae».Как правило, многие титулы необходимо было за собой закрепить. Подтверждение этому мы видим на монетах, которые стали чеканить в период после победы над республиканцами примерно в 45 году до н.э. Традицию закрепления титулов с помощью чеканки монеты и иных средств унаследует и Октавиан Август.

К моменту I века до н.э. Рим переживает определенные социально — экономические изменения и политический кризис. Попытки Гая Юлия Цезаря и Марка Антония привить эллинистическую модель монархии на римской земле оказались неудачными. Выйдя победителем из гражданской войны с Марком Антонием он приобрел большой авторитет среди римского народа. Постепенно появлялась необходимость модернизации политической структуры Рима. Однако, традиционные институты — сенат, магистратура и т.д. невозможно было ликвидировать прямым радикальным способом.

Отдельно стоит проблема о том, как Октавиан получил власть в Риме. Конечно же, исходя из того, что он приходился лишь внучатым племянником Цезарю спорно стоял вопрос о том, является ли он законным наследником власти. Триумвиры спорили, на ком из них лежит вина за гибель Секста

Помпея, и является ли Цезарион законным наследником Цезаря вместо Октавиана.Формально после победы над Антонием Октавиан остался единственным лицом, кто представлял формальную власть в Риме. С 31 года до н.э. он по прежнему занимал должность консула и де-юре не мог осуществлять никакую власть, а де-факто он являлся правителем Рима. Об этом мы можем судить исходя из сведений, приведенных в «Деяниях божественного Августа»: «Вся Италия по своей воле принесла мне присягу и потребовала, чтобы я был вождем в той войне, в которой я одержал победу при Акции. Такую же присягу мне принесли провинции Галлии, Испании, Африка, Сицилия, Сардиния. Из тех, кто сражался тогда под моими знаменами, сенаторов было более 70051. В их число входило 83 консула, которые получили свой пост либо до этого, либо уже после — к тому времени, когда это было написано, а также около 170 жрецов» (RGDA., XXV).

Соответственно формируется некий вакуум власти. Цезаря уже нет, сенат переживает политический кризис, а после гражданской войны власть находится в «подвешенном состоянии». Вернуться к аналогии монархии нет возможности, т.к. велика вероятность противостояния народа, оставить республику в чистом виде также не видеться осмысленным. Октавиан в 29 году до н.э. вернулся в Рим и начал формировать республику, где во главе стоял бы лично он. Можно предположить, что существовала определенная оппозиция. Однако, помимо 31 и 30 гг. до н.э. было подавлено всего лишь два заговора (заговор сына Лепида, а позднее в ходе правления раскрывались и другие заговоры).

Начав формировать особый тип управления государством, так называемый принципат, Октавиан успешно смог найти поддержку среди широких народных масс, как плебеев, так и магистров и т.д. И действительно, в силу того, что в обществе была накалена социально — экономическая обстановка новый лидер государства был вынужден пойти хотя бы на символическое примирение с народом. В источнике упоминается весьма интересный факт: «В храмы всех общин провинции Азии я, став победителем, вернул украшения, которые присвоил, похитив их у храмов, тот, с кем я вел войну. В Городе стояло около 80 серебряных статуй, изображавших меня пешим, на коне или в квадриге. Я убрал их, а на деньги, полученные от этоЕще одним положительным фактором стало то, что сам Октавиан из очень богатой семьи, да и после военных походов имел немалое состояние, которое он активно раздавал как плебсу, так и ветеранам последних войн. О том насколько был щедр Цезарь Август и о том, насколько был положительно к нему настроен римский народ можно проследить из фрагмента Николая Дамасскина из труда «О жизни Цезаря Августа и его воспитании»: «Пригласив их к себе в дом, он дает каждому по пятьсот драхм… На следующий день он созвал к себе членов совета и убеждал их быть ему преданными не меньше, чем ему предан народ, и не забывать Цезаря, который дал им колонию и права гражданства; от него, говорил он, они получат не меньше благ». Соответственно после переориентации римского народа на положительное отношение к своей фигуре он совершает несколько стратегических шагов с точки зрения политики. В 28 году до н.э. ему был переданы функции цензора (на тот момент у него были полномочия консульского imperium). Пользуясь цензорской властью он изменил списки сенаторов и в дальнейшем введет должность Princeps senatus (первый в сенате). Важно учесть, что как таковой ценз не проводился 42 года. Дабы смягчить ситуацию и не показывать открытые намерения сконцентрировать всю власть в одних руках Октавиан решает сложить полномочия и выступает перед сенатом. с инициативой уйти в частную жизнь. Однако, уже видя в Октавиане большой авторитет сенат проявил ответную инициативу с просьбой остаться консула в лице princeps senatus. Об этом свидетельствует упоминание в источнике: «В 6-е и 7-е кон — сульства, после того как я потушил гражданские войны, владея при всеобщем согласии высшей властью, я передал государство из своей власти в распоря — жение сената и народа римского. За эту мою заслугу постановлением сената я был назван Августом, дверные косяки моего дома были всенародно укра — шены лаврами, над входом был прикреплен гражданский венок66, а в курии Юлия был установлен золотой щит с надписью, гласящей, что сенат и народ римский даровали мне его за доблесть, милосердие, справедливость и благо — честие. После этого я превосходил всех (своим) авторитетом68, власти же я имел ничуть не более, чем те, кто были моими коллегами по каждой магистратуре» (RGDA. XXXIV).Таким образом, Октавиан Август смог установить так называемый принципат, который представлял некоторый аналог автократии. Однако о форме правления говорить здесь достаточно трудно, т.к. традиционные республиканские структуры были оставлены, но пи этом многие функции были так изменены, что власть по факту находилась в руках принцепса. Относительно вопроса вида и формы правления времен принципата существует достаточно много противоречий. Достаточно обратится к различным историческим источникам, что бы понять насколько противоречива и хитра была политика Октавиана. Так, в (RGDA XXXV) упоминается, что все институты и магистрат были сохранены и их полномочия не урезаны. В то же время Дион Кассий пишет в своем труде «Римская история» следующие факты: Таким макаром, вся власть народа и сената перебежала к Августу, а поэтому образовалось в полном смысле единовластие, при котором сразу высшую власть имеют менее как двое либо трое. Но само заглавие монарха так стало ненавистно римлянам, что они собственных единоличных правителей (автократоров) не именуют ни теранами, ни цензорами и не обозначают никаким другим схожим этим титулом, ведь если на их возложена вся полнота политического управления, то не может так быть, чтоб они не воспользовались ею по-королевски…» (Dion Cass, LIII.17).

Вопрос политического устройства принципата довольно неоднозначен, однако если более подробно рассматривать эволюционный процесс культа императора, то важно упомянуть, что чем больше укреплялся автократический режим (именно такой версии мы будем придерживаться в данном исследовании) тем больше расширялся мифологический образ императора.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

С 27 года до н.э. Октавиан Август не сразу стал брать всю власть в свои руки, дабы не вызвать острой реакции народа. В период с 27 по 23 г. до н э. Октавиан соединил в своих руках полномочия консула, народного трибуна, он был поставлен во главе сенатского списка и стал как бы председателем высшего органа Римской республики, постоянный титул императора закреплял его права как главнокомандующего вооруженных сил. Для укрепления своей власти Октавиан широко использовал морально — религиозный фактор и поддержку общественного мнения. С момента, как Октавиану было предложено сенатом остаться у власти появляется приписка к имени «Август». Мунаций Планк предложил назвать Октавиана Августом, и с этого времени Октавиан меняет свое имя на «Imperator Caesar Augustus divi filius».Очень важно понять насколько высокий титул был присвоен Октавиану. Если разобраться, то приписка «Август» имеет глубокий этимологический смысл. Вероятнее всего слово образовано от «augeo», что означает возвеличивание, возвышение. В свою очередь данное слово тесно связано с таким, как «augur».Это все имеет глубокую историческую отсылку к личности Ромула, который, конечно же, в сознании римского народа был буквально мифической личностью. Важно обратить внимание еще на такую приписку, как «divi filius» (сын божественного).

С наибольшей вероятностью приписка к титулу «divi filius» берет свое начало от сочетания слов «domus divina» (божественный дом) и в дальнейшем трансформируется в «domus divi» (дом божественного). Подобная надпись указывает на то, что Октавиан относился к дому Цезаря. О том, что народу постоянно напоминалась та самая приписка «divi filius» свидетельствуют нумизматические данный той эпохи (см. приложение 2). Также если обратится к монетам эпохи принципата важно отметить, что на некоторых из них на обратной стороне была следующая надпись: «ob civis servatos» (спаситель граждан). Это вновь подчеркивает, что при валютных операциях граждане помнили о личности Октавиана Августа, тем более что на 90% монетах почти везде было изображен его профиль с той или иной надписью.

На 2 год до н.э. в возрасте 61 года Октавиан Август принимает от сената титул «parens patriae».Крайне важно упомянуть, что в контексте нумизматических данных монет в эпоху принципата Октавиана не обнаружено. Существует хронологический разрыв и последняя такая монета упоминается с профилем Гая Юлия Цезаря. Если рассматривать приписку «imperator», то тут важно упомянуть, что истоки данного слова нельзя понимать в традиционном смысле. То есть императором называли не правителя государства. Титул «imperator» давался войском или сенатором победителю в той или иной войне. Таким образом, этот статус можно было потерять после первого поражения в каком-либо крупном сражении. Впервые данный титул закрепился за Суллой, затем за Гаем Юлием Цезарем. Конечно же, спорно говорить о том, что Юлия Цезаря именовали «Imperator» исходя из каких-то военных побед. В историографии основная теория указывает на то, что «imperator» использовалось, как praenomen (имя личное). Судя по всему впервые Август получил титулатуру «imperator» после Мутинской битвы в 43 году до н.э. Вероятней всего в варианте Октавиана «imperator» тоже употребляется по наследственному признаку от Гая Юлия Цезаря, как praenomen. К этому выводу можно прийти исходя из того, что его провозглашали императором примерно 21 раз судя по данным: «Дважды я отпраздновал овацию, трижды — курульные триумфы, и 21 раз я был провоз — глашен императором. И хотя сенат декретировал мне множество триумфов, я от них отказался» (RGDA, IV).Так, мы можем прийти к выводу, что в ситуации с Августом титул «imperator» употреблялся в контексте дарования власти от войска (в честь победы) и от отца по наследству (хоть и не родного отца). Весьма интересно, что по-гречески этимология слова «император» в документах расшифровывается как «автократор». Не следует путать, что сама форма власти вероятнее всего автократия и римские историки поднимали этот вопрос в своих трудах. Монархию видит именно Дион, аргументируя это тем, что титул императора был дан Августу пожизненно и обозначал высшую власть. Остальные историки придерживались иных мнений: Веллей Патеркул и Тит вероятнее всего в дальнейшем с момента начала принципата и правления Августа понятийное значение титула «император» изменится и будет носить контекст именно правителя, хранителя власти. Как видно, с момента становления принципата сильно меняется образ правителя. При фактическом отсутствии образа восточного деспота или абсолютного монарха Октавиан Август виделся фигурой обожествленной (неспроста он назван от греческого Augustus), наделенной большой властью и, прежде всего, он виделся отцом римского народа. При этом важно понимать, что на тот момент Римское государство являлось Средиземноморской державой с очень разными традициями и миропониманием: начиная от греческой философии, заканчивая ближневосточными традициями, где деспотия не есть чуждое.

Таким образом, Октавиан Август построил политическую систему, где существовал сенат, продолжали функционировать магистратуры, по-прежнему также выбирались консулы (их число даже выросло), Власть изменила свою структуру. Число сенаторов стало меньше, а так как император был первый в списке то любое обсуждение начиналось с его личности, а далее уже сенаторы, как правило, лишь утверждали его мнение. Появилась инновация — consilium principis. Тесный круг советников, собранный вокруг самого Октавиана Августа. Новый совещательный коллегиальный орган мог составить достойную конкуренцию существующему сенату. Казна — эрариум была под контролем сената, но так как большая часть денег там была Августа, соответственно постепенно образовался отдельный императорский фиск. Также не прекращало работу народное собрание, однако вновь упомянуть стоит о том, что Октавиан уже имел пожизненный трибунат.

Так, постепенно формируя систему принципата Октавиан Август сконцентрировал реальные рычаги управления в своих руках. Однако, при этом сам народ, сенат и остальные сословия видели в нем республиканца, либо реального справедливого правителя. Не зафиксировано ни единого открытого столкновения против него, либо покушений на жизнь, либо формирования оппозиции в правительстве. Он заложил основы культа личности императора. Предтечей обожествления был, конечно же, Гай Юлий Цезарь, но его последователь смог довести систему до логичного завершения. Именно речь идет о культе императора, т.к. например даже изначальная должность «принцепс» не зафиксирована ни в одном юридическом документе, словно такой должности просто не существовало.

Сами же историки открыто называют Октавиана отцом отчизны и первым в сенате (принцепсом). «Ни владычество Цинны, ни владычество Суллы не было продолжительным, и могущество Помпея и Красса вскоре перешло к Цезарю, а оружие Лепида и Антония — к Августу, который под именем принцепса принял под свою руку истомленное гражданскими раздорами государство. (4) Но о древних делах народа римского, счастливых и несчастливых, писали прославленные историки; не было недостатка в блестящих дарованиях и для повествования о времени Августа…» (Tac, Ann., I, 1) Формирование титулярной системы более чем подтверждает вывод о начале обожествления личности императора. При этом все выводы подкрепляются нумизматическими данными.

Что бы полноценно рассмотреть процесс эволюции культа императора, который перешел по наследству к Тиберию необходимо уточнить некоторые детали факта передачи власти от Августа. В историографии довольно спорно рассматривается причина назначения Тиберия продолжателем императорского дела в рамках принципата. Октавиан Август, действительно заботился о вопросе наследия. Так, Р. Сигер, рассматривая систему наследования, которую создавал Август вплоть до 12 г., не находит в ней для Тиберия места. Историк указывает, что сначала наследником Августа планировался Марцелл, а после его смерти принцепс рассчитывал, что власть перейдет сначала к Агриппе, а потом к их с Юлией сыну. В итоге, если подробно не рассматривать всю родословную Октавиана Августа, то можно предположить, что Тиберий был последним, кому должна была перейти власть. Политика Августа не является чем то абсурдным. В историографии преобладает концепция, что именно семейные обстоятельства и неудачи близких родственников сместили их кандидатуры и привели к выбору Тиберия.

Прямого механизма передачи власти по факту в принципате не существовало, т.к. органы республиканской власти никто не устранял и сенат, совместно с магистратом и другими институтами продолжали функционировать. В 13 году н.э. Тиберий стал сопровителем Августа его проконсульская власть, по сути, была уравнена с Октавианом. Сам исторический факт, что император собирался оставить власть Тиберию подтверждается в исторических источниках: «Завещание его, составленное в консульство Луция Планка и Гая Силия, в третий день до апрельских нон, за год и четыре месяца до кончины… Наследниками в первой степени он назначил Тиберия в размере двух третей и Ливию…» (Suet., Aug., 101). «В силу своей трибунской власти он <Тиберий> созвал сенат и обратился было к нему с речью, но, словно не в силах превозмочь горе <смерть Августа>, воскликнул с рыданием, что лучше бы ему не только голоса, а и жизни лишиться, и передал речь для прочтения сыну своему Друзу… Затем внесли завещание Августа… Так как жестокая судьба лишила меня моих сыновей

Гая и Луция, пусть моим наследником в размере двух третей будет Тиберий Цезарь» (Suet., Tib., 23).

Так как в лице сената и римского народа Тиберий не являлся таким героическим «спасителем народа», как Октавиан, то он был очень заинтересован в укреплении культа личности императора с целью удержания власти. Если сравнивать заслуги Октавиана Августа и Тиберия, то можно прийти к выводу, что принципат мог бы просуществовать крайне недолго, если бы новый император не стал укреплять власть всеми возможными способами, включая усиление мифологизации собственной личности.

Тиберий к моменту кончины Октавиана Августа был весьма заметным политическим деятелем. Он занимал должность квестора, претора и консула. Примерно после 13 года н.э. он получает imperium, а сразу после смерти Августа он рассылает послание преторианцам, сенату и т.д. об объявлении себя принцепсом (Tac. Ann, I, 7.).После этого провинции и римский народ дали ему присягу in verba in nomen, как Октавиану в 32 году до н.э. Что касается проблематики титулованности, то Тиберий после смерти Августа уже имел imperium maius и имя Augustus. Однако у него отсутствовали многие почетные звания, которые были у Октавиана. Например, imperator в понимание praenomen, а так же титул «отца отчизны». Хотя есть версия, согласно которой он сам отказался от титула «parens patriae».

Тиберий не проводил никаких особых реформ относительно политического устройства. Заручившись поддержкой народа он просто оставил примерно ту же систему, что была задана Августом Октавианом. Да безусловно, он продолжал политику «республики» и вмешивался в дела народного собрания и сената, а так же мог вмешиваться в деятельность магистров.

Об усилении культа императора можно судить исходя из концепции введения закона об оскорблении величия (lex laesae maiestatis). Это право ранее во времена Римской республики осуществлялось очень редко и означало защиту величия римского народа. Как правило, инкриминировались очень конкретные деяния — измена родине, клятвопреступление, мятеж, убийство магистрата и т.д.). Данный закон Тиберий использовал в свою пользу с точки зрения того, что он как принцепс олицетворял верхушку римского народа. Корнелий Тацит связывает большинство фактов императорского произвола при Тиберии с практикой закона об оскорблении величия Римского народа (lex majestatis) (Tac. Ann., I, 72-73).

Достаточно много событий в эпоху правления Тиберия было связано с применением этого закона: таинственная смерть Германика в Антиохии на Оронте 10 октября 19 года; смерть Друза, возможно отравленного Сеяном, в 23 году; отъезд императора из Рима на остров Капри в 26 году; казнь Сеяна 18 октября 31 года. В историографии сложилась следующая периодизация применения lex majestatis: 14-19 гг. н.э. Тиберий только вживается в правительственные структуры Рима и старается придерживаться осторожной политики, соответственно не прибегает к использованию радикальных мер (Tac. Ann., I, 31) Соответственно второй период длился все оставшееся правление. Характеризуется радикальными карательными мерами против своих политических противников. Второй период открывается смертью Германика и последовавшим затем судом над его заместителем легатом Сирии Кальпурнием Пизоном (Tac. Ann., II, 71-72). Таким образом, вероятнее всего Тиберий не только боролся с политическими противниками, но и поддерживал свой личный авторитет в глазах народа. Сформировалась весьма интересная политическая ситуация, когда по факту существуют республиканские институты власти, но при этом есть единоличный правитель, который посредством радикальных мер устраняет политических конкурентов.

Относительно проблематики титулов тенденция шла на уменьшение. Официально Тиберий именовался «imperator Caesar Augustus», где префикс император не носил характер имени личного, как в преемственности от Гая Юлия Цезаря к Октавиану, также Августом он назывался только в контексте диалога с иностранными державами, но не в народе. Титул «pater patriae» им вовсе был отвергнут, а также он запретил именовать себя богом, либо относить к «божественному» в любом контексте, запретил строить себе храмы. Эти выводы подтверждаются отсутствием каких-либо фраз, либо титулов на монетах времен Тиберия (см. приложение 4).

Радикальные, явно выраженные автократические методы Тиберия поддержки власти подчеркиваются наличием огромного войска в Риме. Например во времена правления Августа в столице было 3 когорты преторианцев (3 тыс. воинов), а остальные несли службу в провинциях, то при Тиберии: 20 тыс. воинов (9 преторианских когорт, 7 когорт вигилов и 4 городские когорты).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, мы можем сказать, что Октавиан Август сформировал культ императора, основываясь на своих заслугах и на связи с Гаем Юлием Цезарем. Появился мифологический образ правителя, который «спас» римский народ и котором нельзя противоречить. Вновь необходимо подчеркнуть, что в правление Октавиана восстаний как таковых вообще не было. Тиберий же исходя из сложности передачи власти и отсутствия таких явных заслуг перед Римом удерживал власть иным способом. Важно отметить, что он отказался от многих титулов, тем самым деидеологизировав образ императора и превратив его в фактическую «диктатуру». При этом культ образа императора не пропадал. Сенат, магистры и многие другие как относились с уважением к императору, так и продолжали проводить непротиворечивую политику. Важно отметить, что в префиксе «император» уже вероятнее всего закладывается иное понятие. Речь идет не об имени собственном или о военной награде, а именно о ярлыке правителя. Это подтверждается тем, что Тиберий был военным трибуном, опытным воином, но не провозглашался 21 раз императором, как Октавиан. В дальнейшем этот термин будет употребляться именно в таком контексте.

.3 Деспотия Калигулы и крах династии Юлиев-Клавдиев

После смерти Тиберия в 37 году н.э. образовался вакуум власти, т.к. последний не назначил никакого приемника. Весьма интересно, что несмотря на дуализм власти сената и принцепса, после утери Тиберия, как таковой республики в «чистом» виде не наступило. Более того, была открытая возможность взять власть в свои руки и продолжить возвращение к республиканскому строю, но вместо этого был назначен внучатый племянник Тиберия, сын Германика — Гай Юлий Цезарь Калигула. Весьма спорно насколько легко пришел к власти Калигула.

марта 37 года н.э. Гай Калигула получил от сената проконсульский империй, трибунскую власть, полномочия принцепса. Таким образом, он стал таким же полноправным правителем Рима, как Тиберий. Приход Гая к власти сопровождался крайне пышными гуляниями и празднеством. «Ликование в народе было такое, что за ближайших три неполных месяца было, говорят, зарезано больше, чем сто шестьдесят тысяч жертвенных животных. Когда через несколько дней он отправился на кампанские острова, все приносили обеты за его возвращение, не упуская самого малого случая выразить тревогу и заботу о его благополучии» (Sueton., Calig., 14).По факту получения власти Гай отказался от привычно титула «Август» и именовался На первый взгляд, Калигула продолжает политику деилогизации образа императора, т.к. от родоначальника принципата Октавиана осталось очень мало идеологического наследства, помимо политической системы. Важным этапом эволюции образа императора является проведении политики подчеркивания династического наследства. Калигула не является прямым биологическим наследником Гая Юлия Цезаря поэтому он вел политику относительно своего рода. Он часто акцентировал внимание на своем отце, хотя бы уже тот факт, что в полном имени он оставил префикс «Германик». Прах Агриппины и своего брата Нерона перенес в Рим, а месяц Сентябрь стал называть «Германиком» (Sueton., Calig., 15,1).

Первоначально он придерживался верного политического курса. Он поощрял народ буквально по аналогии с политикой Октавиана. Однако, Август Октавиан был стратег и знал, когда надо перестать просто так давать народу вольность. Политика Тиберия в русле lex majestatis получила обратный ход. Калигула максимально амнистировал всех кто попал под опалу в свое время. Изгнанники были возвращены, а запрещенные труды Тита Лабиена, Кассия Севера и Кремуция Корда разрешены. На первых парах такой вектор вседозволенности и праздности был позитивно встречен как плебсом, так и сенатом и даже армией.

Калигула продолжал проводить вектор политики вседозволенности и усиления культа собственной династии. Появляется указание на монетах о династии Германиков. Все родственники в той или иной мере получили определенную честь от власти Калигулы. Так, после смерти Друзиллы была поставлена статуя в сенате и в храме Венеры. Сестры Гая Агриппина, Юлия, Друзилла стали упоминаться в присяге на верность императору (Sueton., Calig., 15).

Отказ от титула «отец отчизны» не означал, что Гай Калигула будет и дальше будет избегать пафоса власти. Например, когда прошел период адаптации в роли нового принцепса, Калигула просил величать его в устном обращении «господином и богом» (dominus et deus). Если Октавиан и Тиберий были скромны в обрядово-церемониальном поведении, то Калигула ввел в обиход низкие поклоны и целование ног. Светоний пишет о том, как много прозвищ было присвоено Калигулой: «его называли и «благочестивым», и «сыном лагеря», и «отцом войска», и «Цезарем благим и величайшим». Услыхав однажды, как за обедом у него спорили о знатности цари, явившиеся в Рим поклониться ему, он воскликнул: Единый да будет властитель, Царь да будет единый!» (Sueton., Calig., 22). Сам автор источника называл его «чудовищем».

Такое прозвище дано было Калигуле на основании его образа жизни и правления. Ему было свойственно унижать не только сенаторов, но и близких друзей и кого-либо из окружения. Также ему было свойственно открытое развращение общества вокруг себя. Например, он поддерживал кровосмесительные связи. Со всеми своими сестрами жил он в преступной связи — (Sueton., Calig., 24); при дворце им был сформирован мужской бордель, доходы от которого получал он лично. В силу того, что новый император любил пышные гуляния и растраты, то соответственно казна быстро пустела. Светоний сообщает, что только за один день принцепс потратил 10 млн. сестерциев (годовой налог нескольких провинций), а один из его фаворитов, колесничий Эвтих, получил за победу в состязании сразу 2 млн. Неудивительно, что уже к 38 году режим Гая оказался в состоянии финансового дефицита. Именно после болезни его поведение характеризуется ка крайне безумное. Калигула объявил себя богом и стал появляться в одежде божеств и с их атрибутами — молнией Юпитера, трезубцем Нептуна и жезлом Плутона, а иногда даже в одежде Венеры. Ироничная история о том, что он предлагал сделать римским консулом своего коня вероятнее всего также связана с болезнью. Ситуации, которые происходили в ходе приступов его свирепства приводили людей в страх: «Когда вздорожал скот, которым откармливали диких зверей для зрелищ, он велел бросить им на растерзание преступников; и, обходя для этого тюрьмы, он не смотрел, кто в чем виноват, а прямо приказывал, стоя в дверях, забирать всех» (Suet., Calig., 27). Политический режим при нем ничуть не изменился. Либо исходя из того, что ему не хотелось учувствовать в политических делах государства, либо просто из-а определенной недальновидности он вернул магистратам прежние рамки ответственности, т.е. разрешил должностным судья вершить суд не запрашивая мнения принцепса, а также вернул народному собранию старые должностные обязанности, так вновь процесс выборов происходил исключительно в рамках собрания (Suet., Calig., 16). Опять же это были лишь попытки поддержки республиканского строя.

Весьма очевидно, что Гай Калигула часто становился целью покушений. За его правления их было три и первые два были неудачные. Светоний достаточно подробно описывает третье покушение. Оно было организовано преторианцами. 24 января 41 года в результате последнего из них его жизнь окончилась. Калигула был убит. По словам Светония, после первого удара Калигула кричал «Я жив!» — и тогда заговорщики прикончили его тридцатью ударами, и у всех был один клич: «Бей еще!».

Калигула сильно изменил образ императора в период принципата. Данный исторический опыт показал насколько велика личность самого правителя, его характер, поведение и умение общаться с народом. Гай Калигула не просто так был назван Светонием «чудовищем». В историографии также сложился тезис о деспотичности власти принцепса. Г. Дессау придерживается мнения о том, что на изначально Гай просто хотел понравиться народу, а уже затем был опьянен властью. В целом подчеркивается, что он был осторожен с аристократией и враждебно настроен к ней. А. Хойс назвал правление Калигулы «деградирующей монархией». Основная точка зрения в историографии указывает на то, что в короткий период правления Гая Калигулы сложилась монархия, отчасти деспотичного типа, больше похожа на восточную концепцию власти (Бенгтсон Г., Энджел Ж.-М., Огет Р. и т.д.).Отечественный ученый Межрицкий Я.У. стоял на позиции, что в период правления Гая Калигулы сформировалась система эллинистической монархии, которую ранее пытался привить Юлий Цезарь. Отдельное внимание хотелось бы уделить такой сфере историографии принципата, как психография Калигулы проделанная Вебером. По мнению автора, толкование и предсказание снов — это один из важнейших источников информации в римском обществе. Также это был один из способов повлиять на принцепса. Например, рядом с Тиберием всегда были толкователи. С точки зрения, Вебера изгнание магов и астрологов в период принципата не случайно. Особенностью ментального восприятия Гая Калигулы стало то, что он сам стал называть себя божеством и воплощать это в действия. Это способствовало религиозному диссонансу римского общества, т.к. они привыкли видеть, как принцепс сам обращается к прорицателям за тем или иным советом (как делал Тиберий). Соответственно Вебер приходит к выводу, что конфликт между Калигулой и обществом в данном случае неизбежен.

После смерти Калигулы в Риме вновь появляется вопрос о наследии, т.к. в ходе заговора была убита и жена и сын Гая. Это указывает на то, что вероятнее всего хотели полностью пресечь род Августов. Особенность данной ситуации заключается в том, что после горького опыта сенат готов начать строить вектор по возвращению в республиканский строй, без принципата, но также существует Тиберий Клавдий, который имеет сильную поддержку преторианцев, которые понимали, что могут потерять свое влиятельное положение. В целом условия прихода к власти Клавдия весьма интересны. Например, Клавдий не является по прямой линии наследником своего предшественника. С другой стороны он не имел абсолютной поддержки со стороны сената и знати, как это было ранее у других принцепсов. Стоит напомнить, что количество преторианцев в столице увеличилось в период правления Тиберия и Калигулы.

Отдельно остановимся на рассмотрении современной концепции в историографии о том, что Клавдий причастен к убийству Калигулы. Весьма интересно, что подробности заговора против Гая малоизвестны. Мы знаем лишь имена участников, но не идеологов. Стоит отметить, что имена аристократии в заговоре вообще не фигурируют. Клавдий попросил «предать забвению» те самые трагичные дни, когда убили Калигулу (Sueton., Klav. 11). Среди упоминаний Светония кроме имен участников никаких других нет. Иосиф Флавий называет имен: Эмилия Регула, Гай Аспрен (Flav., XIX. 3,1).Всего на совещании в храме Юпитера-Победоносца было созвано только около 100 сенаторов (как правило, на тот момент их было около 600). Соответственно мы видим сильную оппозицию Клавдию в сенате, в основном республиканском институте. Образ нового принцепса складывался из внешней и внутренней политики. Первичная задача, которая стояла перед Клавдием по факту прихода к власти: ликвидировать социальную напряженность, которая появилась после деятельности Калигулы, а так же побороть оппозицию в сенате, который пытался вернуться к августовской системе политического устройства.

Отдельно хотелось бы остановиться на внешней политике Клавдия, как одного из фактора усиления его авторитета. Виделось необходимым провести поход в Британию. Важно отметить, что ранее Цезарю не удалось полностью покорить британские племена. При этом Клавдий решается лично повести войска в Британию. С одной стороны это, безусловно, рискованный шаг, т.к. Рим остался без принцепса и политический вакуум могли заполнить не дожидаясь возвращения Клавдия. Такой внешнеполитический шаг указывает на некую преемственность от Цезаря. То есть действия Клавдия можно расценить с внутриполитической точки зрения как безрассудные, т.к. его авторитет в Риме был шаткий, но с другой стороны захват Британии указывает на преемственность политики Цезаря. В историографии ни раз ставился под сомнение вопрос о том, насколько необходимым была военная операция в Британии и нужно ли было принцепсу управлять лично войском. Например, Левик подвергает сомнению рассказ в изложении Диона Кассия, согласно которому прибытие Клавдия с подкреплениями было продиктовано военной необходимостью. Принцепсу было крайне важно лично командовать при взятии Колчестера, принять капитуляцию нескольких британских племен, чтобы, будучи провозглашенным императором своими войсками, вернуться в Рим полноправным триумфатором.

По сути Клавдий пришел к власти по тому же принципу, как Калигула. Он был выбран определенным социальным классом, в данном случае преторианцами. Важно отметить, что родоначальника принципата — Октавиана избрал сенат и народ по принципу «заслуг». Данный фактор выборноси пропал в правление Калигулы и Клавдия. Авторитет Клавдия Друза был достаточно слаб в политических кругах и в глазах народа. В данной ситуации ему необходимо было реорганизовать сенат таким образом, что бы в нем заседали люди, поддерживающие его. Клавдию Друзу удалось провести закон, согласно которому в сенат могли быть избраны представители галльского племени эдуев. Так, появляется возможность представителям провинции попасть в главный республиканский орган. Безусловно, римско-итальянская знать оппозиционно настроена относительно деятельности Клавдия Друза. Представлялось необходимым снять политическую роль с сената, что привело к активизации совета принцепса, который функционировал еще с периода Октавиана, но только в малых рамках. При Клавдии данный совет уже решал важные политические вопросы. Отношение общества к принцепсу можно понять исходя из речи императора Нерона на похоронах Клавдия Друза: «В день похорон похвальное слово ему было про- изнесено принцепсом: пока речь шла о древности его рода и перечислялись консульства и триумфы всех его предков, Нерон говорил с подъемом… но когда он перешел к предусмотрительности и мудрости Клавдия, никто не мог побороть усмешку, хотя речь Нерона была составлена и тщательно отделана Сенекой…» (Tac., Ann., 13,3). Хотя в отличии от других принцепсов его отличала большая скромность. «Сам он в своем возвышении держался скромно, как простой гражданин. Имя императора он отклонил, непомерные почести отверг, помолвку дочери и рождение внука отпраздновал обрядами без шума, в семейном кругу. Ни одного ссыльного он не возвратил без согласия сената…» (Suet., Claud., 12). Согласно концепции психоанализа Отто Ранка определяющей основой личности является воля и контрволя. Соответственно если обратиться к биографии Клавдия Друза, то можно сказать, что первый этап (ранее детство) процесса формирования воли у Клавдия столкнулся с сильным принуждением, постоянный контроль со стороны родственников, неприятие ими его характера и увлечение, осуждение Клавдия, усугубленный болезненностью мальчика и ранней смертью отца. Думается, что на первом этапе подобные препятствия и ограничения сформировали волевые качества личности у будущего императора. Вторая ступень (молодость) в развитии воли прошла у Клавдия в постоянном сравнении на бессознательном уровне своего положения и положения окружающих его людей. Видя нелюбовь к себе, презрение со стороны окружающих людей, не чувствуя себя членом императорской семьи, в чем виновато, вероятно, подозрение на то, что «прижит от прелюбодеяния с отчимом» (Suet., Claud., 1), Клавдий начинает утрачивать сформированные на предыдущем этапе волевые качества. Запреты в детстве и негативное отношение со стороны окружающих и сформировало на третьем этапе развития волевых качеств недоверие к собственной воле, то есть фактическое безволие, слабохарактерность человека, стремление полагаться в жизни на мнение окружающих и поиск жизненных авторитетов, а вместе с тем и недоверчивость и трусость.

Исходя из концепции Отто Ранка личность Клавдия представляется как волевая, но с уклоном на приспособление. То есть высоко был развит конформизм — страх неодобрения со стороны окружающего общества. Вероятнее всего для Клавдия характерен невротический тип личности, который не может полностью положиться на волю группы людей, но и не может утвердить свою из-за слабости характера.

Личность данного принцепса была достаточно противоречивой. Например, в отличии от других представителей династии Юлиев-Клавдиев он абсолютно не тяготел в любви к мужчинам, однако был многократно женат. «К женщинам страсть он питал безмерную, к мужчинам зато вовсе был равнодушен. До игры в кости он был великий охотник и даже выпустил о ней книжку; играл он и в поездках, приспособив доску к коляске так, чтобы кости не смешивались» (Suet., Claud., 33). Факт того, что он четыре раза женился указывает на определенные проблемы в общении с противоположным полом, что подтверждает его слабовольность. Важно отметить, что он как и другие принцепсы его рода был достаточно кровожаден. «Природная его свирепость и кровожадность обнаруживалась как в большом, так и в малом. Пытки при допросах и казни отцеубийц заставлял он производить немедля и у себя на глазах. Однажды в Тибуре он пожелал видеть казнь по древнему обычаю, преступники уже были привязаны к столбам, но не нашлось палача; тогда он вызвал палача из Рима и терпеливо ждал его до самого вечера…» (Suet., Claud., 34). Однако Светоний также указывает на его «недоверчивость и трусость…» (Suet., Claud., 35).

Таким образом, Клавдий исказил образ римского принцепса. Сформировалось представление нерешительного слабовольного правителя. Даже тот факт, что на него дважды готовили покушение именно его жены не могут характеризовать его как хорошего управляющего. Возможно, успешная внешнеполитическая линия подчеркнула его мужественность и решительность, но в глазах окружающих и собственной семьи он всегда был слабым и малодушным.

Так, начало принципата характеризуется формированием мощного, недвусмысленного образа императора, принцепса Октавиана Августина. Именно ему сенат даровал титул «отец отчизны» и многие другие жалования. В народе он запомнился как стойкий император, мужественный воин и надежный управляющий. Первоначальный механизм взаимодействия магистратур, сената и принцепса заложил именно Октавиан, однако в дальнейшем баланс республиканского и монархического начала стал подрываться. О величии Октавиана мы можем судить исходя из нумизматических данных. Его дело продолжил Тиберий, однако стали преобладать монархические аспекты правления. Образ традиционного возвеличивания (как в период Октавиана) превратился в насильственный аппарат уважения и почитания принцепса. Механизмом тому стали известные законы об оскорблении Римского народа — lex majestatis. Это весьма удобный способ принуждения превозвышения персоны принцепса.

Именно с помощью пренебрежительного использования lex majestatis Калигула также пытался расположить к себе народ. Его действия сильно исказили образ римского императора. В глазах сената и народа он был «безумец» и его поведение характеризуется, как посттравматическое (после 38 года). Иными словами мифический образ героического спасителя народа, отца отчизны к моменту правления Гая Калигулы превращается в образ безумца и самодержца. В дальнейшем ситуация не сильно измениться: у власти будет слабовольный, нерешительный Клавдий, который попытается найти опору в представителях провинций, однако это не увенчается полноценным успехом. Нерон, который сменит Клавдий на первом этапе своего правления придерживается курса умеренного правителя, однако в дальнейшем также будет сильно пренебрегать возможностями принцепса и увлечётся растратами и самодержавием. При нем окончательно перейдет управление казной императорским префектам, а так же сам факт начала междуцарствия и гражданской войны указывает на то, что народ устал от принцепса и готов вернуться к республике (хотя такие попытки были и в период династии Юлиев-Клавдиев).

Так, династия Юлиев-Клавдиев заложила основы принципата, сформировала сильное основание для образа римского императора. В нем видели изначально, прежде всего, спасителя народа и отца отчизны. Однако, в дальнейшем этот образ получил во многом только негативную окраску.

2. Период междуцарствия и кризис культа императора

.1 Тирания Сервия Сульпиция Гальбы

По факту пресечения правящей династии Юлиев-Клавдиев образовалась новая необходимость в императора, принцепсе. Решающую роль здесь по-прежнему играла армия. В историографии существует мнение о том, что Сервий подкупил преторианскую гвардию, еще до того как Нерон покинул Рим, что бы захватить власть. В дальнейшем часто власть прицнепса будет формироваться на основе авторитета в армии или военных заслуг. Так измениться и культ императора. Если Октавиан имел помимо военных заслуг огромное количество почестей переданных по наследству от Цезаря, то впредь такой механизм работать не будет и «отцом отчизны» названы принцепсы не будут. Более того, как правило новые императоры будут стараться самостоятельно закрепить свой божественный авторитет за собой, т.к. сенат впредь не будет «боготворить» того или иного правителя. Видимо в силу старости он был подвержен влияниям со стороны ближайшего окружения. На него часто оказывали давления такие личности, как Тит Виний, Корнелий Лакон, Марциана. По сути то также понижало его авторитет в глазах народа. Сам же Гальба всячески подчеркивал свою власть. Если мы обратим внимание на римскую монету времен Сервия Гальбы (см приложение 6), то заметим, что упоминание «император» есть сразу на двух сторонах. Император упоминается не в привычном контексте praenomen (имя личное), а вероятнее всего именно как должность. С религиозной точки зрения его личный культ терпел крах. Многие детали в религиозном и житейском контексте в Римской империи имели особое значение. «Многие знаменья одно за другим еще с самого начала его правления возвещали ожидавший его конец. Когда на всем его пути, от города к городу, справа и слева закалывали жертвенных животных, то один бык, оглушенный ударом секиры, порвал привязь, подскочил к его коляске и, вскинув ноги, всего обрызгал кровью; а когда он выходил из коляски, телохранитель под напором толпы чуть не ранил его копьем. Когда он вступал в Рим и затем на Палатин, земля перед ним дрогнула и послышался звук, подобный реву быка… Для своей Тускуланской Фортуны он отложил из всех богатств одно ожерелье… но вдруг решил, что оно достойно более высокого места, и посвятил его Венере Капитолийской; а на следующую ночь ему явилась во сне Фортуна, жалуясь, что ее лишили подарка, и грозясь, что теперь и она у него отнимет все, что дала. В испуге он на рассвете помчался в Тускул, чтобы замолить сновидение, и послал вперед гонцов приготовить все для жертвы; но, явившись, нашел на алтаре лишь теплый пепел, а рядом старика в черном, с фимиамом на стеклянном блюде и вином в глиняной чаше… и в день усыновления при обращении к солдатам ему не поставили должным образом на трибуну военное кресло, а в сенате консульское кресло подали задом наперед» (Suet., Galba, 18).

Правление Сервия Гальбы изменило структуру культа императора. Теперь в основу лег военный авторитет и отношение армии. Недаром в дальнейшем образ императора будет укрепляться пропорционально военной мощи империи. Начало междоусобной войны ознаменовало поворот в эволюционном процессе культа императора. Неспроста в случае неудовлетворения армейских нужд Гальба достаточно недолго продержался у власти. Особая роль армии в культе сформировалась вероятнее всего со времен Калигулы, который «призвал» дальние гарнизоны с провинций в Рим (где численность когорт явно увеличилась). По сути Гальба не удостоился и посмертного «обожествления». «Сенат при первой возможности постановил воздвигнуть ему статую на ростральной колонне в том месте форума, где он был убит; но Веспасиан отменил постановление…» (Suet., Galba, 23).

2.2 Новый этап культа императора при Макре Сальвие Отоне

Как правило, в период гражданской войны император утверждался тремя социальными группами: армией, сенатом, преторианцами. Также являлось вполне обычным, что в случае недовольства, либо каких-то распрей определенная социальная страта могла быть замешана в устранении императора. По сути, Марк Отон пришел к власти после устранения Гальбы при поддержке преторианской гвардии.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Изначально он поддерживал Сервия Гальбу и даже надеялся на то, что тот усыновит его (Suet., Oton, 5).Нумизматические данные указывают на определенную возвышенность культа императора в правление Марка Отона. Например, если обратить внимание на 2 типа монет, где на лицевой стороне изображен он, то на обратной стороне изображен орел (созвучный с аквилой легиона), а на втором типе монеты с обратной стороны богиня безопасности Секуритас. Изображение римских мифологических божеств на обратной стороне монеты имело большое значение. То или иное обозначение олицетворяло либо саму личность императора, т.к. он изображен на другой стороне монеты, либо политический курс, которого он будет придерживаться. Важно отметить сколь часто была в обращении монета, как денежная единица и как часто, римские граждане могли видеть правителя и реверс монеты. На другом типе монеты изображен на аверсе сам Отон, а на реверсе — Церера, богиня плодородия и изобилия. По факту особого плодородия и изобилия при Отоне в Римской империи не наблюдалось, однако сам выбор изображения именно этих божеств весьма интересен. Наибольший интерес представляет богиня безопасности Секуритас. Первый прицнепс Октавиан Август носил титул «спаситель римского народа», что также было отражено на монете периода его правления. Безусловно, Отон не мог написать тоже самое на своей монете, т.к. по факту он не от кого не спасал римский народ, но потенциально указывал на предоставление таковой защиты. Однако, эти нумизматические данные имеют лишь атрибутный характер, т.к. по факту за время своего правления Отон не сделал ничего для империи. Как мы видим из отрывка, то социальное положение было достаточно острым. По факту отсутствия прочного социального основания нельзя говорить о прочном культе императора, каждая из враждующих групп может поддерживать различных императоров (как получилось в случае с Отоном и Виттелием), а так же может конфликтовать, что приведет к устранению одного из принцепсов. . По данным Плутарха упоминается, что были даже одержимые, которые в след за Отоном наложили на себя руки, хотя никаких богатств от него не получали. Это крайне важный момент, т.к. Марк Отон смог в рамках кризиса империи, хоть и ненадолго на восстановить важность образа культа императора в глазах народа. После его смерти очень логичной была линия поведения римского народа относительно Виттелия.

По факту смерти Отона Авл Виттелий получил полный доступ к утверждению своей власти в Риме. Опять же свою роль сыграла армия. «Войско… встретило его с ликованием, простирая руки к небу: новый начальник, сын троекратного консула сам в цвете лет, любезный и щедрый, казался даром богов… по дороге он целовался при встрече даже с простыми солдата — ми, на постоялых дворах и харчевнях был на диво любезен и с попутчиками и с погонщиками, а по утрам даже расспрашивал каждого, завтракал ли он, и рыгал, чтобы показать, что сам-то он уже позавтракал… А вступив в лагерь, он уже никому ни в чем не отказывал, и сам освобождал провинившихся от бесчестия, ответчиков от обвинений, осужденных от наказаний» (Suet., Vitell., 7,8).Безусловно, можно было предположить заранее, что в дальнейшем поведение нового императора будет изменено. Хотя, как видно из исторических источников армия видела в нем «своего» человека. Следует отметить, что если не преторианская гвардия, а именно легионеры поддерживали принцепса, то речь шла не о командном составе, а об обычных солдатах, не выходцев из знати. Более развернуто вхождение в Рим описывает Тацит, важно подчеркнуть, что упоминается смена одежды Авла Вителлия, т.к. изначально он шел как завоеватель. «Сам Вителлий, в боевом плаще, опоясанный мечом, верхом на великолепном скакуне, тронулся с Мульвиева моста, гоня перед собой сенаторов и народ, как победитель, въезжающий в покоренный город. Друзья, однако, посоветовали ему так в Рим не входить; он испугался, сменил плащ на… Впереди двигались орлы четырех легионов, по обеим их сторонам — вымпелы четырех остальных, следом — двенадцать значков кавалерийских отрядов, легионеры, конница и тридцать четыре пешие когорты, разделенные по племенам и видам оружия…» (Tac., II, 89). Безусловно, в дальнейшем поведение нового императора изменилось в худшую сторону. Он совершил масштабные поминальные жертвы на Марсовом поле в честь Нерона, после чего ни у кого не оставалось сомнения о том, кто будет его политическим кумиром. Безусловно, он славился своей жестокость: «Наказывать и казнить кого угодно и за что угодно было для него наслаждением. Знатных мужей, своих сверстников и однокашников, он обхаживал всяческими заискиваниями, чуть ли не делился с ними властью, а потом различными коварствами убивал. Одному он даже своими руками подал отраву в холодной воде, когда тот в горячке просил пить…» (Suet., Vitell., 14).

Если обратиться к рассмотрению нумизматических данных, весьма интересно, что на одной из монет на реверсе изображена — Либертас, которая символизирует свободу. Важно отметить, что при Вителлии казни были столь частыми, что о какой-либо свободе говорить затруднительно. Например, история с отпущеником Азиатиком, которого Вителлий поймал, отпустил, потом снова заковал и снова отпустил (своеобразная игра с свободой) (Suet., Vitell., 13). На другой монете изображена богиня Виктория со щитом в руках, которая, конечно же, символизирует победу. В силу того, что Авл. Вителлий имел военную карьеру это вполне объяснимо, но данная монета стала чеканиться почти к закату его правления.

Вполне логично, что у власти он продержался бы не долго, т.к. авторитет в лице сената он явно стал терять, как только вступил в город. Его абсурдные действия быстро изменили общественное мнение. Какой резонанс вызвала история о том, что он брата Веспасиана и других флавианцев согнал на Капитолий «поджег пламенем храм Юпитера Благого и Величайшего, и всех уничтожил, а сам смотрел на битву и пожар из дворца Тиберия, пируя» (Suet., Vitell., 16).

Веспасиан по факту в дальнейшем свергнет правительство и закончит гражданскую войну. Правление Авла Виталлиана характеризует деструктивную сторону культа императоров. И вновь доказывается концепция о том, что чем более шатко положение в государстве и существует оппозиция или какая-либо сила противодействия, тем более несущественен и слаб культ императора. Культ по факту, может иметь крепкую основу только при учете наличия поддержки сената, народа, преторианцев и армии. Желательно, что бы республиканские институциональные органы власти находились в согласии и взаимодействии с императором. Важно учесть, что к моменту окончания гражданской войны полностью утратила свою силу титулатура римских императоров. Границы титулов стали столь размыты и не ясны, что в понятийном смысле princeps и imperator могли иметь разные обязанности.

3. Эпоха принципата Флавиев и возрождение культа императора

3.1 Веспасиан Флавий, как продолжатель культа Октавиана

Тит Флавий Веспасиан был принцепсом с 69 по 79 гг. Его приход к власти ознаменовал начало правление династии Флавиев и конец первого междуцарствия. Думается, что в некотором роде его приход к власти ознаменовался с точки зрения культа личности императора, как приход спасителя римского народа (подобный Октавиану). Он, как и Октавиан уже был прославлен своими походами (совместно с Клавдием он участвовал в завоевании Британии). Имел политический и военный опыт. Так как у власти закрепилась совершенно новая династия, не имеющая никакого родства с Юлиями-Клавдиями, то в интересах Веспасиана было усилить легитимность своей власти. С этой целью Веспасиан ежегодно принимал традиционную должность консула, исполнял полномочия цензора, отмечал провозглашение императором по случаю различных побед — старый республиканский обычай.

Он также охотно коллекционировал благоприятные божественные знамения, которые предрекали ему высшую власть.

Укрепиться на престоле Веспасиану после года междоусобий борьбы было не так уж и просто. Особенно если учесть, что империя ему досталась в крайне плачевном состоянии. Сумма ущерба после междуцарствия составляла примерно 40 млрд. сестерциев. Личность Веспасиана мы можем характеризовать, безусловно, как очень острожную и ему было свойственно тактичное, ситуационное поведение. Например, «Веспасиан тоже не помышлял о борьбе против Галь — бы; как мы расскажем в своем месте, он даже послал к нему своего сына Тита в знак почтения и преданности. В то, что императорская власть была суждена Веспасиану и его детям тайным роком, знамениями и пророчества — ми, мы уверовали лишь позже, когда судьба уже вознесла его» (Tac. Hist., I, 10). Как отмечает, отечественный историк Егоров А.Б., специфика прихода к власти Веспасиана отличалась от традиционной системы принципата по следующим причинам:

1)Он не имел никаких кровных связей с династией Юлиев-Клавдиев; Делал упор на институциональные элементы принципата, а не на личностный фактор; Происходила формализация культа правителя, а также утверждалась монополия Флавиев на консулат. Видится, что это очень важный аспект, так как в свое время принципат формировался в лице Октавиана на основе «auctoritas» Цезаря, а в последующие разы принцепсы опирались на авторитет Октавиана Августа. В случае с новой династией и Веспасианом легитимация власти по линии родства с «божественным» Цезарем уже не работала, соответственно новому принцепсу надо было искать новую опору для власти. По сути, Веспасиан мог передавать по наследству «благоволение неба и пристрастие Богов», однако это не будет сделано. Его религиозная и социальная политика будет созвучна с Клавдием. Отдельное внимание заслуживает такой документ, как «Lex quae dicitur de imperio Vespasiani» — Закон о власти Веспасиана (иногда в историографии его называют — закон об империуме Веспасиана). Документ составлен в форме senatus consultum, что вероятнее всего указывает на то, что при его составлении проводилось голосование комиций. Все содержание документа можно свести к одному отрывку из него: «И пусть все то, что он сочтет нужным сделать для пользы и величия республики из дел, касающихся богов, людей, государства и частных лиц, он имеет власть и право совершить и исполнить…».

Это первый нормативный документ, который регулирует и подчеркивает власть принцепса. Исходя из первого предложения: «ему будет дозволено заключать союзы с кем он», мы можем прийти к выводу, что отныне во всех внешнеполитических сношениях принцепс будет олицетворять всю Римскую империю. По сути, данный документ стал создавать основы монархической власти. Хотя в документе постоянно употребляется словосочетание «как это было дозволено божественному Августу, Тиберию, Юлию Цезарю Августу и Тиберию Клавдию Цезарю Августу Германику…». Это указывает не только на отсылку к прошлому, но и на то, что ранее подобные принципы власти считались нормой. Из ряда «божественных» не называется Гай Калигула и Нерон.

Формула дозволения («пусть будет дозволено»), употребляемая в законе — важный технический прием. Совершенно очевидно, что не сенат и не народ дозволяют Веспасиану те или иные действия, но фиксируется то, что уже дозволил себе принцепс в силу объективно сложившихся обстоятельств.Также важно отметить, что в документе не сказано ни слова о процессе наследовании, соответственно это указывает на то, что в римском праве данный аспект уже был заложен как само собой разумеющееся. Вероятнее всего, к моменту прихода к власти Веспасиана монархическая основа крепко закрепилась. Частое употребление династии Юлиев-Клавдиев тесно указывает на некоторую легитимацию власти. Светоний в целом описывает принцепса из рода Флавиев, как положительную личность. Даются характеристики: «Во всем остальном был он доступен и снисходителен… Обиды и вражды он нисколько не помнил и не мстил… Ни разу не оказалось, что казнен невинный — разве что в его отсутствие…был он добродушен и часто отпускал шутки…» (Suet., Vesp., 12-21). В период прихода к власти династии Флавиев с монет уже пропадают приписки титулов и т.д., как правило, на них фиксируется профиль принцепса, а с обратной стороны тематическое изображение. При Веспасиане проводилась интересная экономическая политика. Например, что бы вывести страну из экономического кризиса ему пришлось ввести налоги на «латрины» — общественные уборные. Когда его приемный сын Тит, возмущенный столь неблагородным способом зарабатывания средств, обратился к нему с укорами, Веспасиан заставил его понюхать деньги, поступившие по этому налогу, и спросил, пахнут ли они. Получив отрицательный ответ, он с удивлением отметил: «Странно, а ведь они — из мочи». Так «мочевой налог» породил одну из самых распространенных и поныне фраз «non olet pecunia» — «деньги не пахнут».

Веспасиан, как и ранее Октавиан стал принцепсом в образе избавителя страны от гражданской войны, установил мир и благоденствие в римском обществе. Существует четкая параллель между их политическим курсом и тем образом культа императора, что сложился при двух разных людях. Главным отличием Веспасиана Флавия являлось отсутствие прямого обожествление себя (причин тому много, в том числе не отношение к роду Цезаря). Хотя Светоний пишет о том, «когда же он (Веспаниан) почувствовал приближение смерти, то промолвил: «Увы, кажется, я становлюсь богом»» (Suet., Vesp., 23,4). С одной стороны он всю жизнь отказывался от обожествления, с другой в силу того, что ему всегда было свойственно шутить по факту смерти с некоторой иронией он признает, что все умершие императоры, так или иначе, обожествляются.

.2 Правление старшего сына Веспасиана Тита Флавия

Продолжателем политики Веспасиана стал изначально его старший сын Тит Флавий. Он участвовал в управлении государством, еще при жизни отца. Был так сказать соправителем, хотя его иногда тоже именовали императором. Единоличное правление продлилось недолго всего 2 года. Начало его правление начинается довольно очевидно, как для многих других принцепсов, с военного триумфа. Светоний фиксирует следующие события: «при последней осаде Иерусалима… заслужил такую любовь и ликование сол — дат, что они с приветственными кликами провозгласили его императором, а при его отъезде не хотели его отпускать из провинции, с мольбами и даже угрозами требуя, чтобы он или остался с ними, или всех их увел с собою. Это внушило подозрение, что он задумал отложиться от отца и стать царем на востоке; и он сам укрепил это подозрение, когда во время поездки в Александрию, при освящении мемфисского быка Аписа выступил в диадеме: таков был древний обычай при этом священном обряде, но нашлись люди, которые истолковали это иначе…» (Suet., Tit, 5). Как мы видим, пока Тит был соправителем Веспасиана, он посягал на целую власть в Риме, хотя понимал, что пока отец жив этому не бывать. Также важно подчеркнуть военный триумф в Иудее, который в любом случае поднимает авторитет Тита Флавия в глазах армии, которая тогда все еще играла важную роль.

Политический курс не сильно отличался от отцовского. Однако, пока Тит являлся соправителем Веспасиана у него был крайне негативный авторитет. Светоний фиксирует, что его называли «…вторым Нейроном» (Suet., Tit, 7). В дальнейшем, когда он полноценно вступил во власть, его стали характеризовать следующими чертами: «От природы он отличался ред — костной добротой… К простому народу он всегда был особенно внимате — лен…» (Suet., Tit, 8). Такое резкое изменение в поведении в историографии часто ставиться под вопрос. Например, в трактовке Диона Кассия, Тит специально заботился о своей славе и репутации и только в силу короткого срока правления не успели раскрыться его негативные качества. Вероятнее всего, изменение поведенческой линии Тита Флавия было сознательным и не преследовало исключительно корыстные цели, но предполагало укрепление власти.

Весьма интересно отметить, что вероятнее всего, при нем прекратило действие lex majestatis, но только при Тите Флавии. Как правило, Тит открыто оставлял все случаи неподобающего отношения к divi на усмотрение самих богов.Также он не карал за посягательство на власть, о чем свидетельствует Светоний: «…двое патрициев были уличены в посягательстве на власть — он не наказал их, а только увещевал оставить эти попытки, так как императорская власть даруется судьбой…» (Suet., Tit, 9). За короткое правление в достойной форме посмертно Тит Флавий, как и его отец Веспаниан был обожествлен. «Скончался он на той же вилле… Когда об этом стало известно весь народ о нем плакал, как о родном, а сенат … воздал умершему такие благодарности и такие хвалы, каких не приносил ему даже при жизни и в его присутствии» (Suet., Tit, 11). Величественность его деяний восхвалялась и после его смерти. Его брат закончил строительство Триумфальной арки Тита в 82 году н.э.

Так, правление Тита и Веспаниана указывают на определенное изменение в культе императора. Обожествление личности и его заслуг стало происходить после смерти принцепса. При жизни императоров, как правило, прямого обожествления не происходит. Возможно лишь только укрепление личного авторитета. Так характеризуется изначально династия Флавиев и начало их правления.

.3 «Божественный» Домициан

После смерти старшего сына Веспасиана к власти приходит Домициан Флавий. Ему также было характерно изменение в поведении, однако наоборот с положительного на отрицательный лад. В исторических источниках есть расхождения по вопросу настроения Доминициана после смерти Тита. Светоний сообщает следующее: «Во время тяжелой болезни брата, когда тот еще не испустил дух, он уже велел всем покинуть его как мертвого, а когда тот умер, он не оказал ему никаких почестей, кроме обо — жествления, и часто даже задевал его косвенным образом в своих речах и эдиктах» (Suet., Domic., 2).Так, мы можем говорить либо о расхождении в исторических источниках, либо о двойственности поведения нового принцепса, что весьма вероятнее последние. Задатки «бога» в нем можно было заметить еще в начале правления. Например, «распоряжался на состязаниях он сам, в сандалиях и пурпурной тоге на греческий лад, а на голове золотой венец и изображениями Юпитера, Юноны и Минервы; рядом сидели жрец Юпитера и жрецы Флавиев» (Suet., Domic., 4). «Еще больше было у него позорных дел, касающихся любодеяний; с сенаторами он обращался более чем высокомерно, приказывая называть себя господином и богом, это было отменено ближайшими его преемниками, но много позже было восстановлено с еще большей строгостью». Домициан один из немногих, кто настаивал на обожествленном обращении к себе, вместо императора или принцепса. Подобную традицию отменили уже последние Юлии-Клавдии, однако последний Флавий решил ее возобновить. Домициан возобновил печально известные процессы об оскорблении величия, причем, по-видимому, с целью превращения императорского культа в подлинную религию, поскольку не всегда преследование по этому закону происходило по политическим причинам. В то же время именно последний Флавий как никто другой способствовал превращению героических культов отдельных правителей в единый государственный культ власти, что в дальнейшем будет подхвачено и доведено до логического конца Антонинами.

Однако, можно предположить, что столь негативный окрас действий Домициан получил именно от знати или сената. С большой вероятностью в военный кругах он имел положительный авторитет. Б.У. Джонс тоже констатирует, что Домициан «фактически был первым императором, который провел значительную часть времени своего правления вне Рима, лично участвуя в своих военных предприятиях». М. Грант справедливо отметил, что в подобном поведении кроется главная причина популярности этого императора в военных кругах. Также следует учитывать вероятность, что свою известность он имел среди рядовых солдат, но никак не в кругу командного состава.

Домициан с одной стороны возобновил усиление культа личности императора, с другой он настолько испортил свой авторитет, что по факту смерти не был обожествлен. Династия Флавиев не относилась по родственной линии к Цезарю, однако Веспасиан в понимании римского народа был спаситель, как и Октавиан. Да, прямого титулования об обожествлении или спасении не существовало, однако посмертно это точно подразумевалось. Веспасиан, как принцепс является настоящим аналогом Октавиана. Следует отметить, что Октавиана Цезаря по факту провозглашения pater patriae и спасителем римского народа именовали Августом, что имело глубокий мифологический смысл. В дальнейшем в династии Флавиев такого мы наблюдать не будет. Веспасиан такой же спаситель, возможно менее героичный, но и титулования, как у Октавиана у него не было. Оба сына Веспасиана не прославились великими людьми, но Домициан отчасти схож с Нероном или Калигулой (хотя тот имел психологические отклонения). Домициан один из немногих, кто возродил культ императора буквально вновь на религиозный уровень и унифицировал его с государством. Он настаивал на том, что бы его называли господином и богом «dominus et deus». По факту нумизматических данных не замечено такого титулования, однако следует уделить внимание некоторым вариантам монет его времени (см. приложение 9). На монете на аверсе изображен сам Домициан с традиционными титулами император и цезарь. На обратной стороне изображен орел, традиционный для римской аквилы. Это очень важный знак, так как монета была самого большого номинала (золотая). На золотой монете изображен орел, который символизирует всю силу Римской империи. На реверсе монеты надпись рядом с орлом — IVPPITER CONSERVATOR. Последнее слово переводиться, как — спаситель. Подобную надпись ранее мы могли встретить у Октавиана, но в контексте надписи — спаситель римских граждан.

Важно отметить, что в правление Домициана мы можем наблюдать возрождение культа императоров более или менее в прежнем виде.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Заключение

Начало принципата и появление на политической арене такой личности как Октавиан Август знаменовало новый этап в государственном устройстве Рима, а так же становление культа императора. Важно отметить, что культ вероятнее всего существовал еще при Гае Юлии Цезаре, однако политическая ситуация в государстве была совершенно иная. Октавиан Август по сути является родоначальником принципата и высшим представителем культа императора, дальнейшее его развитие переживет сильный кризис в эпоху гражданской войны. В силу различных заслуг, родственной линии с самим Гаем Юлием Цезарем и других причин Октавиан получил такие титулы, как «pater patreiae» (отец отчизны), священное имя «Август», «divi filius» (сын бога) и т.д. Также именно у него и только у него значение слова «imperator» было не только в контексте должности, но и как имя собственное. Важно отметить, что дальнейшее использование титулатуры «сын бога» и «отец отчизны» постепенно сойдет на нет.

Этимологическое значение титула «pater patriae» крайне важно для становления в сознании римского народа культа императора. Как показывает этимология латинского слова patria — «отчизна», в римском мире страна, в которой проживал человек, обозначалась как «земля отцов», соответственно можно провести параллель между устройством государства и устройством семьи. Взаимодействия государя и его подданных можно уподобить отношениям отца и его детей. Следуя этой логике, несложно перейти от главы домовладения отца семейства (paterfamilias) до главы государства императора, «отца отчизны». Оба занимают наиболее авторитетное положение: один — в своем домовладении, другой — во всем Риме. Поскольку единовременно в домовладении может быть только один paterfamilias, то и в государстве ни одно официальное лицо, кроме императора, не может называться «отцом отчизны». Следовательно, Октавиан заложил основу того, что культ императора предполагал почитание одного человека, несмотря на религиозный политеизм римского сознания.

Уподобление государства семье также было отражено в существовавшем в Риме культе богини Весты, которой поклонялись и в частном порядке, и публично. Роль государственного жреца — Великого Понтифика — была аналогична одной из ролей главы семейства, который был ответственным за поклонение членов своего домовладения богам. Титул и должность Великого Понтифика на себя принимали многие императоры. Веста считалась богиней домашнего очага, сохранявшей прочность семейных отношений, а государственный культ превратил ее в богиню всего Рима. В храме Весты постоянно горело пламя, которому не давали угаснуть девы — весталки, и этот огонь, как считалось, поддерживал прочность всего римского государства.

Октавиан сформировал сам культ императора и политическую систему. Тонкое взаимодействие сената, республиканских институтов власти и принцепса поддерживали определенный баланс сил в Римской империи. К сожалению, дальнейшие правители не смогут поддерживать баланс разделения власти между принцепсом и сенатом и магистратами, что приведет к увеличению диктатуры и нарастанию единоличной власти. Тиберий продолжит политику Октавиана, и при нем особого изменения культа мы не заметим. При Гае Калигуле культ императора превратится в некоторый фарс. С одной стороны можно наблюдать усиление окультизации личности самого императора. С другой стороны усиление власти, диктатура, обожествление принцепса приведут к недовольству со стороны народа. Важно отметить, что речь идет о Калигуле до 38 года, пока он не стал вершить весьма странные поступки (назначение коня трибуном и т.д.).

Сам механизм культа императора строился на классической схеме обожествления по факту становления во власть. Обожествление происходило по нескольким причинам: военные заслуги, родословная, знатность, личные заслуги. В период династии Юлиев-Клавдиев этот механизм сохранится,

лишь только при Флавиях и в период гражданской войны добавится причина: поддержка конкретной социальной группы: армии, преторианцев, сената и т.д. Очень часто, когда тот или иной император становился уже неугоден, его убирали либо социальным воздействием (как правило армия, сенат или преторианцы готовили заговор), либо родственники помогали ему в этом. Помимо становления на власть и первичного обожествления многие представители династии Юлиев-Клавдиев посмертно также были признаны в статус обожествленных (божественных). Обожествляли по факту смерти по такой же логике — за заслуги перед империей.

Так при Гае Калигуле формируется деспотический образ культа императора и укрепляется личная власть. Важно учесть, что стандартная титулатура Октавиана постепенно будет пропадать и перестанет встречаться даже в нумизматических данных. Тиберий был последним, кого еще называли отцом отчизны. Нерон, последний представитель династии Юлиев — Клавдиев смог окончательно «очернить» статус и титул императора и принцепса. В дальнейшем прежнего механизма почитания со стороны римского народа мы не находим. Вероятнее всего, что в период гражданской войны императорами провозглашались не столько по определенным заслугам или достоинствам, сколько по интересам определенной социальной страты, т.е. рушится привычный механизм обожествления, концепция отца отчизны, а так же мы видим социально-экономическую заинтересованность в том или ином принцепсе.

Впервые прежний механизм культа императора мы встретим лишь при становлении династии Флавиев. Веспасиана в историографии относят как к одному из четырех императоров гражданской войны, однако в контексте нашей проблематики стоит отметить, что именно начало династии Флавиев и деятельность Веспасиана позволит восстановить прежнее понимание культа императора. Важно отметить, что помимо титулатуры Октавиана считали спасителем народа. Прежде всего, речь шла, конечно же, о спасении от гражданской войны, которая предшествовала принципату. Веспасиан появляется на политической арене по тому же принципу, что и Октавиан, как спаситель от гражданской войны и экономического бедствия. К сожалению, он не является прямым родственником Юлия Цезаря, но все же при нем можно говорить о возвращении традиционного культа императора. Его старший сын Тит не сможет полностью воспользоваться возможностью возобновления системы культа, но при Домициане мы можем говорить о появлении титулатуры «господин и бог». При нем появляются нумизматические данные, указывающие на использование слова «спаситель» при использовании орла — традиционной аквилы римской армии.

Исходя из развития событий династического кризиса Юлиев-Клавдиев, гражданской войны и появлением династии Флавиев мы можем составить следующую периодизацию эволюции культа императора в Римской империи.

1)Октавиан и Тиберий — зарождение культа императора и становление принципата. Наличие титулатуры и обожествления, как личности, так и действий. Явный выраженный авторитет личности, а так же политическая стабильность. Наличие империума, как имени собственного Гай Калигула, Клавдий и Нерон — усиление давления на авторитет императора. Становление деспотии, а соответственно и проявление насильственного обожествления. Пропадает статус «спаситель римского народа». Изменяется механизм прихода к власти, формирования самого культа. Социальные слои (преторианцы, сенат, армия и т.д.) постепенно начинают играть главную роль, что обусловлено деспотическим режимом самого принцепса Период гражданской войны (68-69 гг. н.э.). Гальба, Отон и Вителлий. Пропадает титулатура, свойственная культу императора вовсе. Социально — экономическая заинтересованность сената, преторианцев или армии регулирует приход к власти. Формируется сильный механизм выбора принцепса посредством армии и военный заслуг, соответственно пропадает принцип «отца отчизны» и «спасителя римского народа» (это является якобы само собой разумеющимся, если ты видный военный деятель). Это подтверждается нумизматическими данными. На данном этапе полный кризис культа императора. Династия Флавиев (1 июля 69 год н.э. — 18 сентября 96 года н.э.) Приход к власти Веспасиана производит такое же впечатление на римский народ, что и Октавиана в свое время. Он выглядит спасителем римского народа. По факту он закончил гражданскую войну и спас страну от экономической катастрофы. Сам он не обладал какими-либо качествами, которые позволили бы консолидировать власть в одних руках, поэтому можно сказать, что по стечению обстоятельств его политический подход также был схож с Августовским. Его старший сын никак не повлияет на принцип культа императора, а вот Доминициан отчасти сможет задать прежние задатки, что и во времена Тиберия. Дальнейший вектор не претерпит сильных изменений и прежнюю пышную титулатуру и понимание, как во времена первых Юлиев-Клавдиев, уже не будет аналогичным. Вероятнее всего династия Антониев продолжит вектор Доминициана, но без особых изменений, т.к. за это время даже сам термин «princeps» и «imperator» претерпели сильные изменения. Таким образом, в конце правления династии Флавиев определенные социальные страты играли большую роль в процессе обожествления и возвеличивании культа. Огромную роль начинает играть армия. Военное сословие Рима сохранит свою позицию и в дальнейшем, т.к. не просто так боеспособность армии в эпоху Антонинов и Северов будет носить большую славу. Важно отметить, что принцип титулатуры не утратит свою эффективность. Так, например Септимий Север именовался с титулаторой «imperator» и «augustus». Весьма спорный вопрос о том, что в дальнейшем принцип титулов будет играть такую же важную роль, как в эпоху Октавиана или Гая Юлия Цезаря. Важно заметить, что первый принцепс был указан и провозглашен сенатом, при поддержке народа. В дальнейшем этот механизм будет утерян и процесс становления «первым гражданином» будет происходить по интересам сильнейшего сословия той эпохи.

Список используемых источников и литературы

1.Бокшанин А.Г. Источниковедение Древнего Рима. М.: Изд-во Московского университета, 1981, 160 с.

2.Болдинова Н.В. Император Клавдий: взгляд с точки зрения психоанализа. // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. — №28. — С. 154-159.

3.Варинова М.М. Гуськов Е.А. Характер императорского культа при Веспасиане. // Вестник Саратовского государственного технического университета. — 2014. — №1. — С. 154-158.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

4.Великанова Е.Н. Принципат Тиберия и принципат Калигулы в историографии новейшего времени. // Экономика. Политика. Культура: проблемы всемирной истории. — 2008. — №2. — С. 39-41.

5.Вержбицкий К.В. Процессы об оскорблении величия в Риме при императоре Тиберии. Античный мир. Материалы научной конференции. Белгород, 1999. С. 37-45.

6.Вержбицкий К.В. Перерождение республиканского строя и подавление демократических принципов в эпоху принципата. Проблемы античной демократии. / под ред. Фролова Э.Д. СПб., 2010, С. 397-420

7.Виппер Р.Ю. Очерки истории Римской империи. Т.2. Ростов н/Д.: Феникс, 1995. 483 с.

8.Гринев-Гриневич С.В. Сорокина Э.А. Основы семиотики. М.: Флинта, 2012, 256 с.

9.Гуськов Е.А. Императоры и преторианцы: отражение культа правителя в посвящениях римских воинов. // Вестник Саратовского государственного технического университета. — 2012. — №1. — С. 189 — 194.

10Дрязгунов К.В. Правовой статус и полномочия императоров Римской империи раннего принципата: династии Юлиев-Клавдиев и Веспасиана. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. — 2009. — №10. — С. 1-10.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

11Дрязгунов К.В. Auctoritas и титулатура как основа власти Октавиана Августа. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук.

— 2009. — №11. — С. 1-3.

12Дрязгунов К.В. Правовой статус и полномочия императора в эпоху раннего принципата: Октавиан Август. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук/ — 2009. — №10. — С. 1-8.

13Егоров А.Б. Проблемы титулатуры римских императоров. // ВДИ. — 1988. — №2. — С. 161-172.

14Егоров А.Б. Флавии и трансформация Римской империи в 60-90-е гг. I века // Город и государство в античном мире (проблемы развития). Л., 1987. — С. — С. 136-151

15Зелинский Ф.Ф. Римская империя. СПб, 1999, 488 с.

16Ковалевский П.И. Психиатрические эскизы истории. Т.2. М., 1995, 523 с.

17Крюков А.С. Из истории слова dominus // ВДИ. — 1998. — №1. — С. 272 — 281.

18Кузищина В.И. История Древнего Рима. М.: Изд-во «высшая школа», 2000., 383 с.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

19Куликова Юлия Викторовна Причины и способы убийства императоров в Древнем Риме (I-III вв. н.э.). // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. — 2015. — №2. — С. 81-86.

20Машкин Н.А. Принципат Августа. Происхождение и социальная сущность. Изд-во: Академии Наук СССР, Москва-Ленинград, 1949., 607 с.

21Парфёнов В.Н. Рим от Цезаря до Августа. Очерки социально — политической истории. — Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1987. 147 с.

22Рузин П.А. Условия прихода к власти Клавдия и предпосылки некоторых направлений его политики. // Вестник Чувашского университета. — 2007. — №4. — С. 1-6.

23Сергеев В.С. Принципат Тиберия. // Вестник древней истории. — 1940.

— №2 (11). — С. 78-95.

24Смышляев А.Л. Римская императорская власть эпохи принципата в современной и зарубежной историографии. // Реферативный журнал ИНИОН АН СССР «Общественные науки за рубежом». Сер. 4. Государство и право. Вып. 5. М., 1991. С. 46-68.

25Спасов В.Д. Социокультурный статус Римского императора как «отца отчизны». // Вестник Бурятского государственного университета. — 2011. — №6. — С. 282-284.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

26Таривердиева С.Э. Место Тиберия в династической политике Августа до 3 года до н.э. // Вестник древней истории. — 2015. — №3. — С. 79-90.

27Тарасова Л.В. Императорский культ в правлении династии Флавиев (69-96 гг.). // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. — 2009. — №1. — С. 21-26

28.Carson R.A.G. «Caesar and the Monarchy». Greece & Rome / Перевод с английского Любимовой О.В., Vol. 4, No. 1 (Mar., 1957), pp. 46-53.

29.Charlesworth M.P. «Tiberius and the death of Augustus». / Перевод с англ. Любимовой О.В..The American Journal of Philology, Vol. 44 (1923), pp. 145-157.

30.Rich J.W., Williams J.H.C. Leges et Ivra P.R. Restituit: A New Aureus of Octavian and the Settelement of 28-27 B.C. / Перевод с англ.

Любимовой О.В. // The Numismatic Chronicle. Vol. 159. 1999. P. 169 — 213.

Приложение 1

Монета эпохи Октавиана Августа (RIC, 37b)

Впервые появляется сокращенное употребление титула divi filius

Приложение 2

Монета эпохи Октавиана Августа (RIC, 219)

На аверсе монеты, где изображен сам Октавиан употребляется полностью его титул — CAESAR AVGVSTVS DIVI F PATER PATRIAE

Приложение 3

Монета эпохи Октавиана Августа (BMCRE, 317)

На данной монете видно, как на реверсе употреблен один из статусов Октавиана — OB CIVIS SERVATOS.

Приложение 4

Монета эпохи Тиберия (RIC, 238a)

Приложение 5

Монета эпохи Гая Калигулы (RIC, 25)

Важно отметить, что Калигула стал чеканить на многих монетах упоминание своего биологического рода — Германика.

Приложение 6

Монета эпохи гражданской войны (Гальба)

(RIC, 45v)

Для императоров гражданской войны было характерно подчеркивать свою должность — imperator.

Приложение 7

На одной из монет изображено подобие орла — символа римской армии, на другой на реверсе богиня Секуритас (безопасности)

Приложение 8

Монеты эпохи гражданской войны (Вителлия) (RIC, 105/RIC, 62)

На реверсе первой монеты — Виктория со щитом

На реверсе второй монеты — богиня Либертас (свобода)

Приложение 9

Монета эпохи Доминициана Флавия (RIC, 843)

На реверсе изображен орел — аквила римского легиона, а так же контекстный перевод на реверсе «спаситель», что видно только во времена Октавиана.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы