Оглавление

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Введение

Глава I. Северо-западная армия

.1 Зарождение фронтов красных и белых на северо-западном направлении

.1.1 Становление белой и красной идеологий

.1.2 Северо-западная белая армия

.2 Партизанский отряд С.Н. Булак-Балаховича в Прибалтике и Пскове

.2.1 Происхождение и молодость С.Н. Булак-Балаховича

.2.2 Военная карьера С.Н. Булак- Балаховича

.2.3 С.Н. Булак-Балахович на службе у красных

.2.4 С.Н. Булак-Балахович на службе у белых

.2.5 Конфликт С.Н. Булак-Балаховича с Н.Н. Юденичем

Глава II. Советско-польская война в 1920 году

.1 События в БНР в 1919-1920 годах

.2 С.Н. Булак-Балахович и Советско-польский фронт в 1920 году

.3 Поход РНДА в Полесье осенью 1920 года

Глава III. Особенности формирования Русской Народной Добровольческой армии

.1 Роль Б.В. Савинкова, его связь с С.Н. Булак-Балаховичем и программа Русской Народной Добровольческой армии

.1.1 Роль Б.В. Савинкова

.1.2 Программа РНДА

.2 Национальный фактор в РНДА

.2.1 Отношения с белорусами

.2.2 Отношения с евреями и прочими народами

.3 Социально-политические перспективы РНДА

Заключение

Литература

Приложения

фронт партизанський прибалтика добровольческий

Настоящая выпускная квалификационная бакалаврская работа является завершением учебного процесса в период с 2012 по 2017 гг.

Актуальность

Актуальность проблемы, поставленной в данной выпускной квалификационной (дипломной) работе, может быть обусловлена 100-летней годовщиной сразу двух потрясений в России: Великой Русской Революции 1917 года; а также последовавшей за ней Гражданской войной (1918-1922 г.г.). В связи с последними событиями в ближнем и дальнем зарубежье, например революционные действия на Украине в 2014, и в особенности, учитывая конфликты на Ближнем Востоке, такие как противоборство трёх враждующих сторон в Сирии в наши дни, перевороты в Тунисе и Египте, имеющие наглядный вид Гражданского внутригосударственного противостояния, гражданам России необходимо помнить о внутренних социально-экономических и политических проблемах России, назревающих с XIX века вплоть до 1917 года. При этом не стоит забывать и о разрушающей, агрессивной и беспощадной риторике гражданской войны.

Актуальность исследования данной темы также заключается в том, что деятельность Русской Народной Добровольческой Армии (РНДА) изучена крайне мало. До сих пор со времён советской историографии превалируют оценки С.Н. Булак — Балаховича как «авантюриста», разбойника, представителя «атаманщины» а саму РНДА как провокационную бандитскую националистическую организацию.1. В данной работе будут представленные различные взгляды на деятельность и историческую память о РНДА и С.Н. Булак-Балаховиче.

И тем не менее, можно придти к выводу, что деятельность С.Н. Булак — Балаховича изучена недостаточно. Как, по сути, и вся история Белого Движения (вернее, всего антисоветского движения) на Северо-западе бывшей Российской империи. Здесь Белое движение не имело боевых действий таких грандиозных масштабов как на Юге России или в Сибири и на Дальнем Востоке. Но зато здесь были неординарные полководцы, развитая промышленность, порты, крупные города, геополитический интерес стран блока Антанты, многонациональные людские ресурсы. Автор считает, что при благоприятном стечении обстоятельств именно северо-западные белогвардейцы, а не Деникин с Колчаком смогли бы свергнуть Советскую власть, при условии сотрудничества с людьми имеющими демократические взгляды такими как С.Н. Булак-Балахович. Но, тем не менее, автор данной ВКР предлагает разносторонний взгляд на личность С.Н. Булак-Балаховича, изучив его психологический характер.

Цель работы: исследование деятельности Русской Народной Добровольческой Армии под руководством С.Н. Балаховича в 1920-1921 г.г.

Хронологические рамки: Временные рамки основного исследования находятся в периоде с 1918 года до декабря 1920 года — период участия отряда С.Н. Булак-Балаховича в Гражданской войне, начиная со службы у красных (апрель-ноябрь 1918) и заканчивая участием в советско-польской войне (март-декабрь 1920). К тому же в работе приводится ретроспективная картина важных для России событий происходящих с 1914 по 1921 годы. Исследование деятельности РНДА при сотрудничестве с Б.В. Савинковы и органом РПК кончается 1925-м годом. Изучение военной и политической деятельности С.Н. Булак-Балаховича, в форме тезисов, представлено вплоть до его смерти в 1940 году.

Географические рамки: Северо-западные губернии Российской Империи (до 1918 года), Псковская область и Прибалтика(Эстония, Латвия) 1918-1920 гг.; Польша и южные области Белоруссии 1920 год.; Польша 1921- 1940 гг.

Объект исследования: Русская Народная Добровольческая Армия и её главнокомандующий С.Н. Булак-Балаховича.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Предмет исследования: Деятельность Русской Народной Добровольческой армии.

Задачи работы:

проанализировать процесс формирования и модернизации белой Северо-Западной Армии, начиная с командования ею генералом А.П. Родзянко и заканчивая командованием генерала П.В. Глазенапа;

выяснить роль действий «партизанского отряда» Булак — Балаховича на Псковщине, начиная с 1919 года, как пролога действий РНДА в период советско-польской войны; выявить причины конфликта С.Н. Балаховича с Н.Н. Юденичем, проследить историю контактов Булак- Балаховича с БНР и правительством Польши.

определить роль С.Н. Булак — Балаховича в повстанческом движении Белорусской Народной Республики (БНР) в 1920 году и его роль в борьбе за польскую государственность в том же году.

выявить причины неудачи «крестьянского» проекта Б.В. Савинкова и С.Н. Булак-Балаховича. Проанализировать социально-политические и приоритеты деятельности РНДА.

исследовать на примере контактов РНДА и С.Н. Булак-Балаховича с представителями БНР, проблему белорусско-российских взаимоотношений и значение исторической памяти о событиях с участием РНДА для

предостережения межэтнических разногласий появляющихся в условии недосказанности и не глубокого анализа исторических событий,

Методология.

При создании этой ВКР, был применён метод историзма. Объекты исследования рассматриваются с точки зрения определённых исторических условий существования, в последовательном историческом развитии., разделённом на несколько этапов. В данной работе применён метод исторической периодизации. Происходящее в России в 1918-1922 г.г. запечатлено также иностранными наблюдателями, представителями Антанты и Германского военного блока2.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Источники.

Авторами наиболее полно описывающих историографию данных событий являются Б.В. Савинков, военный инженер Реджи3 (мемуарист белой армии в Прибалтике, ответственный за транспортное снабжение частей).

Архивные материалы: сведения о интернировании белорусских и российских частей НДА, о деятельности Русского Политического комитета в Польше, наблюдения о еврейских погромах НДА и некоторые сведения о личности С.Н. Булак-Балаховича взяты из материалов Государственного архива российской Федерации, а именно: ГАРФ Ф. 5881 Оп. 2, Д. 545 — статья участника событий И. Олейникова «Два месяца в армии Балаховича»; ; ГАРФ Ф. 5901 Оп. 1, Д. 8 — Очерк В.В. Савинкова «Поход генерала Булак- Балаховича»; ГАРФ Ф. 1318 Оп. 1, Д. 742.

Воспоминания и мемуары: Л.Д. Троцкий «Моя жизнь», Б.В. Савинков «Воспоминания террориста» и прочие работы автора, М.С. Маргулиес, В.Л. Горн и другие биографы Н.Н. Юденича и Северо-Западной армии. Сюда же можно упомянуть и мемуары атамана И.А. Искры Лохвитского «То что было». В первой главе будет использован материал из воспоминаний Н.И. Махно «Азбука анархиста» и А.И. Деникина «Очерки русской смуты». Во второй главе будет использован материал из мемуаров майора Войска Польского Я. Жерджеевича.

Помимо работ мемуаристов-очевидцев того промежутка времени, были использованы труды советских, а так же современных отечественных и зарубежных историков.

Советские авторы: Н.А. Корнатовский «Борьба за красный Петроград»; А.Г. Хохлов «Крах антисоветского бандитизма в Белоруссии в 1918-1925 годах»; Н.С. Сташкевич «Приговор революции: крушение антисоветского движения в Белоруссии (1917-1925) и С. Кара-Мурза «Гражданская война в России».

Российские авторы: Т.М. Симонова «Советская Россия (СССР) и Польша. Русские антисоветские формирования в Польше (1919-1925 гг.)», А. Иконников-Галицкий «Три цвета знамени. генералы и комиссары 1914-1921», А.С. Кручинин «Белое движение: исторические портреты» (в частности, из сборника были взяты материала статьи В.Ж. Цветкова — генерал от инфантерии Н.Н. Юденич, и статьи А.С. Кручинина — Генералы С.Н. и И.Н. Балаховичи); В. В. Кругликов и Н. Н. Заяц «Полк С.Н. Балаховича в Лужском уезде в 1918 году» и прочие.

Белорусские авторы — А.П. Грицкевич «Западный фронт РСФСР 1918- 1920″, Ю. Юркевич » Создание и деятельность отдельного отряда БНР в Балтии», О.Ю. Латышонок «Жаўнеры БНР» и некоторые другие.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Польские авторы Y. Jerdzejewic , Z. Karpus «Jency i internowani rosyjscy i ukrainscy w Polsce w latach 1918 — 1924» и «Jency sowieccy w Polsce 1920- 1921 — Советские военнопленные в Польше»

Известно, что принимая участие в создании антибольшевистского плацдарма в Прибалтике и на Псковской области в 1919 году, С.Н. Булак- Балахович имел контакт с Прибалтийскими независимыми государствами, в частности с Эстонией. В тоже время, А. П. Родзянко и лидер Северо- западной армии Н.Н. Юденич подозревали С.Н. Булак- Балаховича в контактах с английскими дипломатами, также имея разногласия по поводу использования казённых денежных единиц, что приводило к неоднократным конфликтам. Все вышеприведённые события будут разобраны в данной работе.

Также следует помнить о существовании таких деятелей как генерал П.Н. Краснов, генерал, казак А.П. Шкуро, донской атаман Т.Н. Доманов или, например, П.Р. Бермонт — Авалов, настроенных на союз с Германией против большевиков4. Последний участвовал в военном конфликте с одной стороны с английскими интервентами, с другой — с «большевизированными» латышами на территории Латвии в 1919 году. П.Р. Бермонт — Авалов может упоминать С.Н. Балаховича в своих мемуарах, позиционировав его как своего единомышленника. Однако, не стоит забывать, что Булак — Балахович будет принципиальным противником фашизма и погибнет в борьбе с немецкими оккупантами за свободу Польши.

Следует также заметить, что С.Н. Булак — Балахович не сотрудничал с белогвардейскими эмигрантскими организациями. С.Н. Булак-Балахович не входил в Российский общевоинский Союз (РОВС) и не имел отношения к белой эмиграции вообще, после окончания Гражданской войны и вплоть до своей кончины имел польское гражданство, в отличие от многих белых эмигрантов получивших, в итоге, нансеновские паспорта.

Наиболее верно отражающий моральную и идеологическую составляющие источник — «Воспоминания террориста» Б. В. Савинкова5. Он чётко описывает крестьянскую народную ментальность армии С.Н. Булак-

Балаховича. Б.В. Савинков в своих воспоминаниях приводит примеры диалогов с бывшими солдатами Красной армии, примкнувшими к РНДА; показывает всю суть проводимой С.Н. Булак-Балаховичем политики и подчёркивает разное национальное и религиозное происхождение воинов генерала С.Н. Булак — Балаховича, не исключая того, что он имеет поддержку среди белорусского населения, пусть даже не всего населения, но достаточно большой его части. О поддержке крестьян белорусского Полесья свидетельствуют события, разворачивающиеся в этом регионе на советско- польском фронте в октябре — ноябре 1920 г. Большой резонанс в монархической части белого общества вызвала Программа РНДА, написанная С.Н. Булак — Балаховичем, при участии Савинкова6. Параллельно с этим, С.Н. Булак — Балахович заключил договор взаимопомощи с Белорусским Политическим комитетом, что говорит о его симпатиях к белорусскому национальному движению.

С.Н. Булак-Балахович в определённых политических и некоторых исторических кругах республики Беларусь занимает почётное место среди выдающихся и значимых национально-политических деятелей. Современные молодёжные активисты в Брестской области ухаживают за кладбищем солдат РНДА, «балаховцев» как говорят местные. Выходят статьи в белорусской прессе о деятельности этой незаурядной личности, с различными точками зрения о его роли в судьбе белорусского народа. В интернете можно найти интересные музыкальные композиции посвящённые С.Н. Булак-Балаховичу, например А.Мельниковой «Сынкі мае», и прочие материалы масс-медиа. Память о исторической личности С.Н. Булак-Балаховича так же чтут в Польше. Граждане этой страны с уважением ставят его наравне с такими знаменитыми деятелями как Ю. Пилсудский, С. Грабски или Л. Желиговски.

В итоге историческая личность — С.Н. Булак — Балахович в настоящее время претендует на роль национального героем двух стран — Беларуси, как борец за демократию и суверенитет страны, и Польши — как борец как за

демократию, интересы Польши, так и борец против нацизма. Поэтому и в отечественной историографии необходимо чётко дифференцировать однозначные оценки С.Н. Булак — Балаховича, которые, к сожалению, все еще имеют место, как «бандита» и «мелкого политического авантюриста»,с одной стороны, или национального героя и доблестного «батьки», заступника белорусских крестьян, с другой. Так же изучение таких исторических персон как С.Н. Булак-Балахович, играет важную роль и для Отечественной истории, способствует изучению некоторых антироссийских идей в белорусской среде населения. Так же знания о С.Н. Булак-Балаховиче и его Русской Народной Добровольческой армии, помогают найти точки пересечения белорусского антисоветского движения с русским антисоветским движением, объединяющим звеном которых было наличие общего врага в лице советской России, и политикой Польши. Именно тщательное изучение деятельности С.Н. Булак-Балаховича в хронологическом порядке открывает точную картину неоднородности и неопределённости в политической идеологии противоборствующих сторон в Гражданской войне 1918-1921 гг. Автор полагает, что феномен РНДА и не типичность её лидера — С.Н. Булак-Балаховича олицетворяет абсурдность, бессмысленность и беспощадность гражданской войны.

Глава 1. Северо-Западная армия 1.1 Зарождение фронтов красных и белых на северо-западном направлении

Гражданская война, безусловно, период наиболее драматичный в отечественной истории XX века. Гражданская война — война братоубийственная, война со своими соотечественниками и, к тому же, для достижения своих целей каждая из сторон не гнушалась использовать заложников, расстреливать большие группы людей, ссылаясь только лишь на сословный (классовый) признак. Потери этой войны до 10 миллионов человек, с учётом голода 1921-1922 годов7.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В школьной программе термин » гражданская война в России» подразумевает под собой боевые действия между двумя военно- политическими блоками — красными . Целесообразно было бы добавить, что белые и красные это лишь два наиболее мощных и известных военно-политических лагеря того времени. Помимо них существовали, к примеру, самостийные войска Симона Петлюры, действовавшие на Украине в период 1918-1921 гг., чья численность колебалась от 100 до 10 тысяч человек; а на территориях закавказских Советских республиках существовали свои национальные движения или иные политические силы такие как, например, политический режим меньшевика Н.Н. Жордания в Грузии. И так же существовали иные народные силы в Средней Азии, Сибири, Дальнем Востоке. Помимо этого, на территории бывшей Российской империи в период с 1914 — 1918гг. находились регулярные немецкие и австрийские части, а вплоть до 1920 года, включительно; так же оставалось множество морских и пехотных частей войск интервентов из стран Антанты и японские войска на территории ДВР. Последние, координируя свои действия с «белым» режимом Меркуловых во Владивостоке, покинут самопровозглашённую республику только в 1922 году под натиском Народно-революционной армии В.К. Блюхера и П. П. Уборевича8.

Всё выше сказанное не учитывает того факта, что не взирая на белых, красных, петлюровцев, иностранных интервентов и т.п. в гражданской войне принимал участие огромный пласт крестьянских повстанцев, «зелёных» и «чёрных» партий (бывшие меньшевики,  эсеры, народники, анархисты). Большое количество местных вождей и атаманов формировали свои собственные войска. Наиболее известные из них: чёрная гвардия Нестора Махно, насчитывающая до 45 тыс. бойцов9  и тамбовские повстанцы эсера А.С. Антонова, добиться поражения которых М.Н. Тухачевскому удалось применив химическое оружие. Очевидно, что силы подобного рода играют не последнюю роль в истории нашей страны.

Исходя из вышесказанного С.Н. Булак-Балаховича, лидера Русской Народной Добровольческой армии можно окрасить, в буквальном смысле, «во все цвета радуги». Будучи царским кавалерийским командиром, он успел послужить в Красной армии. Причём справлялся со своими обязанностями бывший штабс-ротмистр более чем успешно — крестьяне в районе Чудского озера, чьи частые мятежы подавлял С.Н. Булак-Балахович, на долгое время потом станут местным очагом антибольшевистского сопротивления. В среде белых эмигрантов Северо-западной армии, ко всему прочему, ходил слух, что партизаны С.Н. Булак-Балаховича в 1918 году снабжались деньгами английской разведки10. Позже, в мае 1919 года отряд С.Н. Булак-Балаховича прибудет в Псков будучи в союзе с эстонскими войсками Йохана Лайдонера. В ноябре 1920 года, производя в союзе с Б.В. Савинковым вылазку РНДА в белорусское Полесье, претендовал на роль национального лидера БНР. Сам

С.Н. Булак-Балахович никогда и нигде не именовал себя деятелем и, тем более, идеологом красного или белого политического лагеря11 и к какому- либо течению себя не относил (своим отношением к политической ориентации он чем-то напоминает атамана Григорьева, действовавшего на Украине). Опираясь на вышесказанное, можно с уверенностью отнести атамана С.Н. Булак-Балаховича и Русскую Народную Добровольческую армию к самостоятельной силе в Гражданской войне 1918-1922гг.

1.1.1 Становление белой и красной идеологий

На фоне атомизации общества в первой половине 1917 года, зарождались два мощных блока, игравших ведущие роли на протяжении всей Гражданской войны — красные и белые. Необходимо заметить, что к «красным» изначально относили себя не только лишь представители РСДРП (б), но и в купе всё рабочее движение Февраля 1917, жаждущее необратимых социальных перемен. Достаточно вспомнить штурм Зимнего дворца и участие в нём левых эсеров и анархистов, хотя у последних имелось своё чёрное знамя. Костяк Красной армии — это, без сомнений, большевики. Большевики имели чёткий методологический подход в своих действиях, они смогли привлечь в нужный момент на свою стороны ВЦИК Петроградских советов, включающий беспартийных рабочих и солдат. Несколько позже, под руководством Л.Д. Троцкого (бывшего меньшевика-интернационалиста) зимой 1918 года окончательно была сформирована Красная армия. Осенью 1917 рабочие Петрограда, солдаты-большевики и ,примкнувшие к ним, левые эсеры именовали себя «Красной Гвардией». Кстати говоря, красный флаг впервые подняли мятежные моряки на броненосце «Потёмкин» летом 1905 года, когда вспыхнула первая революция. Естественно, моряки не держали связь ни с большевиками, не с иными революционными партиями в тот момент.

Белое движение(не именовав пока ещё себя белым) зарождалось задолго до сговора заключённых офицеров Быховской тюрьмы, осенью 1917 и не относилась только лишь к монархическим силам. Здесь стоит заметить, что ещё в мае 1917 года происходил съезд офицерского Всероссийского Союза12. Его костяк составляли будущие деятели Добровольческих армий.

В отличии от большевистского «подполья» офицерские организации (как пролог белого движения) создавали своеобразные «надполья» проводя одновременно и конспиративные собрания, и открытые заседания. Возможно военная элита ощущала себя вершительницей судеб новой республиканской России. После июльских волнений 1917 офицерский Союз увеличил интенсивность пропаганды «войны до победного конца» на фронте, имея свою собственную информационную сеть13. Стоит отметить, что их деятельность осуществлялась не только параллельно большевистской пропаганде, но и не зависимо от поездок Керенского на фронт с аналогичными воззваниями, независимо от каких-либо декретов заключавшихся кабинетом министров Временного правительства. Тут чувствуется независимость военных структур от идеологии Временного правительства, хотя Союз офицеров открыто с правительством Керенского не конфликтовал, по крайней мере в первой половине 1917 года.

Подобные тенденции и привели к августовскому мятежу известного генерала Л.Г. Корнилова. Он планировал установить свои, милитаристические органы власти в крупных городах для разгона Советов, предполагая своими противниками не только большевиков, но и все социалистические партии и ячейки. Во всяком случае, Корнилова не поддержали массы в тот момент. В сентябре 1917 г. по решению «Чрезвычайной комиссии» созданной Керенским Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, С.Л. Марков, М.В. Алексеев и другие члены русского генералитета и офицеры поддержавшие выступление Л.Г. Корнилова были заключены в Быховскую тюрьму.

Политически белое движение не однородно, и не имеет чётко сформулированной идеологии в отличие от партии большевиков. Наиболее расхожее представление о белой идее — «За великую, единую и неделимую Россию». Однако основными политическим силами стоящими за плечами белых офицеров считались кадеты, октябристы и прочие капиталистические партии бывшей российской Думы. Безусловно, такие деятели как В.М. Пуришкевич и В.В. Шульгин (наиболее консервативной идеологической направленности) осуществляли политическую деятельность на территориях подконтрольной ВСЮР и возлагали надежду на будущее белого движения. Существовали и откровенно националистические и радикальные монархические блоки в белой среде, такие как «Братство Животворящего Креста», «правый блок» и монархический блок»14. В среде правительства Колчака имели успех так же национально-патриотичные силы. Северо- западная белая армия, в отличие от остальных белых армий, имела более демократический оттенок.

Как военная сила, белая армия сформировалась окончательно в 1918 году. Изначально на Юге России, на Дону и Кубане, образовалась Добровольческая армия. Её главнокомандующим стал Деникин после смерти Корнилова во время Первого Кубанского похода15. Помимо этого на Дону с декабря 1917 существовало правительство атамана Каледина А.М. , не признавшее большевиков. Позже, в 1918 году, образовались две армии — Добровольческая (А.И. Деникина) и Донская (П.Н. Краснова), имеющие некоторые разногласия в идеологии и по поводу приоритета фронтов16. Аналогичные центробежные процессы происходили и в зоне действий Северо-западной Добровольческой армии, где такие неоднозначные лидеры как С.Н. Булак-Балахович и П.Р. Бермондт-Авалов на тот момент были фактически независимыми банд формированиями.

1.1.2 Северо-западная белая армия

Северо-западная Добровольческая армия появилась на свет позже остальных белых сил, только лишь летом 1919 года, но её предшественники — Северный корпус (образование белых частей на оккупированных немцами территориях Прибалтики) существовал с 1918 года. Осенью 1918 года, в ноябре-месяце Северному корпусу, под началом генерала Вандама (А.Е. Едрихин), присягает С.Н. Булак-Балахович вместе со своим небольшим отрядом, до того момента, на протяжении 8 месяцев к ряду действующий под красным знаменем в Лужском уезде17.

Феномен белогвардейских частей в Прибалтике заключается в том, что они образованны фактически на «немецких штыках», но и так же находились в поле зрения стран блока «Антанты». Подобное участие немцев происходило с Донской армии генерала П.Н. Краснова, но на территориях компактного проживания казаков «самостийные» тенденции существовали не с таким размахом как на новообразованной Эстонии. Предшествующий Северо-

западной армии Северный корпус образовался в октябре 1918 в Пскове. По всей видимости название «северный» корпусу дали немецкие войска, разграничивая сферы влияния. На роль главнокомандующего белыми частями данного региона претендовал граф Ф.А. Келлер родом из Курска, к тому моменту проживавшего в Харькове. Граф Келлер будучи союзником гетмана Скоропадского осуществлял переброску белогвардейских отрядов с Украины, сам всё же не смог добраться до Псковской губернии. Был убит петлюровцами в декабре 1918 года; в связи с чем роль главнокомандующего Северным корпусом, в итоге, взял на себя генерал Вандам18.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Примечательно, что Северный корпус, позже ставший Северной армией вышел из-под контроля эстонских военных образований только в июне 1919 года19. Только 1 июля 1919 армию переименовали в Северо- западную (Северная армия, которую ненужно путать с Северным корпусом существовала в районе Архангельская под командованием генерала Миллера). За это время в роли главы Северо-Западной Добровольческой армии, после смещения Вандама, успели побывать сначала генерал Неф, потом генерал-лейтенант Родзянко А.П. (племянник бывшего заседателя российской Думы, члена партии октябристов Родзянко М.В.). Затем пост А.П. Родзянко сменил генерал Н.Н. Юденич. Переформировав белогвардейские части, предприняв осенью 1919 года поход на Петроград, им не было достигнуто полное согласие среди белогвардейских главнокомандующих. 1919 год имеет негативное значение для успеха Северо-западной армии: помимо конфликта с С.Н. Булак-Балахович, отказалась влиться в состав новоиспечённых дивизий белогвардейских войск Н.Н. Юденича, образовавшаяся, как отдельная, Западная Добровольческая армия под командованием Павла Рафаиловича Бермондт-Авалова (немецкой ориентации).

Кроме уже выше указанных проблем, белые добровольцы Северо- Запада так и не получили достойного финансирования от Антанты, попеременно лавируя между британской и немецкой сферами влияния. Зимой 1920 года Северо-Западной армии как таковой уже не существовало. Расформированные части либо прекращали прямую военную деятельность и пополняли ряды новоиспечённой белой эмиграции, либо вливались в ряды иных белых фронтов и иных антибольшевистских сил. Красному Петрограду больше ни чего не угрожало, вплоть до Кронштадтского восстания моряков Балтийского флота в марте 1921 года. В то же время, молодые государства Прибалтике — Латвия и Эстония обрели независимость, и поддержку стран Антанты.

1.2 Партизанский отряд С.Н. Булак-Балаховича в Прибалтике и Пскове

.2.1 Происхождение и молодость С.Н. Булак-Балаховича

В состав Северо-Западной белой армии входил Добровольческий корпус генерала Арсеньева, имевший в своём наличии любопытное формирование -партизанский отряд, под командованием, бывшего во времена Первой Мировой войны штаб-ротмистром, С.Н. Булак-Балаховича.

Станислав Никодимович Балахович (10.02.1883 — 10.05.1940) родился в небольшом имении Мейшты Видзовской волости Браславского уезда Ковенской губернии (ныне в Белоруссии, у самой литовско-белорусской границы).20 Происхождение Булак-Балаховича вплоть до наших дней полностью не раскрыто и имеется очень много спорный, нередко противоречащих друг другу, фактов. Как утверждал непосредственно сам Станислав Никодимович — мать его была полячкой-католичкой, а отец из

рода татарских шляхтичей Великого княжества Литовского21. Действительно, во времена Витовта, Литва приютила на своей земле некоторые ханские рода, гонимых междоусобными конфликтами из Золотой Орды. Хан Тохтамыш с небольшим войском обосновался на территории современной Гродненской области Белоруссии. В наши дни существую многотысячные общины литовских татар в Литве и Белоруссии22.

По версии Виктора Савинкова — брата Бориса Савинкова, полное имя Балаховича — Станислав Доминикович23; видимо так оно должно звучать на католический манер. Как описывал С.Н. Булак-Балаховича Виктор Савинков, человек этот имел внешне приятную наружность. Лицо у С.Н. Булак- Балаховича открытое, но взгляд злой, холодный. Глаза светло-серого цвета и «полностью бездушные», а волосы короткие торчали ёжиком24. По его словам С.Н. Булак-Балахович был человеком вечно ищущим правды, но безмерно гордым и самовлюблённым, любил оправдывать свои поступки, хотя, стоит отдать ему должное, но в походах он проявлял себя как смелый лидер. Ко всему прочему, он всегда принимал непосредственное участие в боевых действиях своего отряда, в связи с чем и получил множество ранений. Свои любопытные замечание о личности С.Н. Булак-Балаховича оставил в своих воспоминаниях, современник событий в Пскове 1919года, М.С. Маргулиес. По его версии, у С.Н. Балаховича лицо простое, сухое, скулы довольно широкие со слегка прогностической челюстью; так же крупные оттопыренные уши, ровный лоб, серые глаза, а руки и ногти на руках грязные25. По словам М.С. Маргулиеса, С.Н. Булак-Балахович разговаривает с польским акцентом, любит вести речь о себе, о своих «заслугах», хвастлив, вероятно очень тщеславен, но житейски мудрый человек26.

Где конкретно в подростковые годы учился будущий генерал остаётся не ясно, Возможно С.Н. Булак-Балахович обучался в местном городском училище у себя в Ковенской губернии. Позже Станислав и проходил курс обучения по специальности «агроном» в учебном заведении коммерческого плана в городке Бяльмонты. Однако, многие историки находят данную информацию сомнительной потому, что коммерческое обучение до революции 1917 стоило круглую сумму, а, как известно, отец Станислава Булак-Балаховича хоть и был шляхтичем по происхождению, но всё же обедневшим и работал некоторое время «кухмейтером» (шеф-поваром). Затем отец, накопив некоторую сумму, арендовал хороший фольварк (усадьбу) в районе Вроцлава. Он разводил лошадей оставшиеся годы жизни. В 1903 году С.Н. Булак-Балахович временно устроился подрядчиком на железной дороге. Вполне возможно, он далее какое-то время работал по специальности; затем в 1904 году поступил на должность управляющего имением, принадлежащего графу Платеру-Зибергу, что находилось в районе волости города Вильно.

Там он проработал административным работником вплоть до начала Первой Мировой войны. Предвоенная карьера С.Н. Булак-Балаховича позволила ему хорошо познакомиться с жизнью крестьянства Польши и Литвы. Возможно этот опыт в будущем и побудил его на столь сильное желание именоваться «батькой» и заступником крестьянства и привил будущему лидеру Народной Добровольческой армии погромный тип ведения боя и образ «народного бунтаря». К тому же, среда польско-белорусского крестьянства скорее всего была для него родной. Позже в польских газетах С.Н. Булак-Балахович утверждал, что он гражданин Польши и стоит на страже её интересов, но, при этом, радеет всем сердцем и всей душой за белорусский народ27.

С.Н. Булак-Балахович, несомненно, харизматический тип лидера. Однако, незаурядность его личности на протяжении всего периода Гражданской войны, авторитарная и независимая позиция, не один раз приводившая к конфликту с главнокомандующим Северо-западной армии выдавала в нём и черты характера авантюриста, но довольно организованного, учитывая его способность быстро принимать ответственные решения. Одно из таких решений — распространять фальшивые «керенки28» в Пскове в 1919 году и расплачиваться ими с рабочими города за восстановление, ими же разрушенного, моста29. Впрочем неоднозначно он проявлял себя на протяжении всего периода Гражданской войны, как будучи красным командиром в 1918 году; белым майором в 1919 году, быстро продвинувшемуся по карьерной лестнице за счёт и успешных боевых действий и не менее успешных интриг, и несостоявшемся «начальником Белорусского государства» и лидером Русской Народной Добровольческой армии в 1920 году. Психологический портрет будущего лидера РНДА характеризует его как прежде всего военного человека, но не представителя богемных высоких чинов или буржуазии. Будучи выходцем из своеобразного «среднего класса», мелкопоместной литовской шляхты (аналог крестьянина-кулака), С.Н. Булак-Балахович своими действиями в Пскове и Гдове хотел закрепить за собой имя народного заступника. Однако, наглядные жестокие меры борьбу с коммунистами, партизанская тактика борьбы с врагом и погромные методы утверждения власти, оставили тёмный отпечаток на истории его деятельности.

1.2.2 Военная карьера С.Н. Булак- Балаховича

В ноябре 1914 года С.Н. Булак-Балахович был мобилизован. Как можно предположить, на тот момент С. Н. Булак-Балахович вовсе не стремился на передовую, а надеялся служить в гвардии, не часто покидающую столицу во время войны. 2-й уланский Курляндский императора Александра II30 полк, вопреки своему наименованию, не был частью гвардии. С. Н. Балахович находился на Северо-Западном фронте, участвовал в боях на территории Польши и Литвы. То есть, он пришёл в полк в составе пополнения, когда полк был отведен на переформирование после катастрофы в Восточной Пруссии (тогда полк принадлежал 1 армии генерала П.К. Ренекампфа). К июлю 1915, видимо благодаря наличию образования С.Н. Булак-Балаховича произвели в младшие унтер-офицеры. Осенью того же года он получает ранение и, после излечения, в ноябре 1915 года переводится в Особый (партизанский) кавалерийский полк при штабе Северного фронта, совершающий систематические рейды по немецкий тылам. По словам белого мемуариста М.С. Маргулиеса, С.Н. Булак-Балахович выполнял боевые задаче честно, но особо не отличился, тем не менее, руководство хвалило С.Н. Булак-Балаховича31. За ранение он получил георгиевскую медаль, за время службы в «партизанском полку» — имеет знаки отличия Военного ордена (солдатские георгиевские кресты) 4-й, 3-й и 2-й степени, благодаря чему и в соответствии с существовавшей тогда практикой ввиду острого некомплекта младших офицеров в мае 1916 года был произведен уже в офицерский чин корнета. Считается что одновременно с этим награждён Аннинским оружием (орден св. Анны 4-й степени), тем не менее, этот факт вызывает большие сомнения, поскольку в разных документах он варьирует дату награждения от 1915 года (когда он заведомо не мог быть представлен к этому ордену) до 1916. Анненское оружие «За храбрость», по мнению некоторых современником он, якобы, просто позаимствовал у убитого им офицера либо снял с трупа офицера на поле боя. В польских военных документах С.Н. Булак-Балахович утверждал, что награжден «Владимиром с мечами» (что вполне возможно) и двумя «Станиславами»32, но последние вряд ли могли бы быть по статуту — «Станиславом» награждались гражданские чиновники, а С.Н. Булак-Балахович никогда не пребывал на государственной службе.

В любом случае в ноябре 1915 г. С.Н. Булак-Балахович оказался в рядах Особого эскадрона 2-й дивизии кавалерийского типа (по другим сведениям командовал этим эскадроном, но это не достоверный факт). После чего данный эскадрон слился с Отрядом Особой важности при Главнокомандующем Северного фронта. Этим отрядом руководил поручик Л. Н. Пунин, гибкий и незаурядный разведчик. Л. Н. Пунину в обстановке

«Великого отступления» удалось доказать командованию, то ситуацию может кардинально изменить формирование «партизанских» отрядов, как и в 1812 г. «Партизанские отряды» тогда, как и во времена Наполеона Бонапарта понимались как группы диверсантов легкой кавалерии. На 60 % Отряд особой важности состоял из кавалеров георгиевского креста, набранных из различных частей. В декабре 1915 г. отряд был сформирован на подобии казачьей части, Л. Н. Пунин получил звание «атамана». Но казаков в отряде было мало, служили уссурийские казаки с их навыками выживания в лесу, в зимний период времени. С. Н. Булак-Балахович командовал 2-м эскадроном, у него в эскадроне служил его младший брат Юзеф, пехотный офицер. А 3-м эскадроном командовал не кто иной как знаменитый впоследствии барон, деятель белого движения в Бурятии и Монголии, Роман Федорович Унгерн — Штернберг. Командир 3-его эскатрона с японской войны служил в казачьем Донском полку, был среди лучших фехтовальщиков Российской армии, в 1913 -1914 гг. участвовал в освободительной войне в Восточной Монголии, по некоторым данным нелегально устанавливал контакты с харизматическим лидером монгольских повстанцев Джа-ламой. Отряд был хорошо подготовлен технически — были 4 подрывника, телеграфисты, телефонисты, конно-горное орудие, многие свободно говорили по-немецки. В 1915-1916 г. отряд занимался диверсиями на Северном фронте, рейдами в тыл противника, разведкой в фронтовом тылу.

сентября 1916 г. атаман А. Пунин погиб в бою в Латвии. Командование принял поручик С. Грибель. В декабре 1916 г. Отряд принял активное участие в «Рождественских боях» — прорыве глубокой немецкой обороны под Митавой. Это могло бы завершится разгромом немецкой группировки в Прибалтике. Операция происходила в снежном буране, затянувшимся на несколько суток. Но случился неожиданный мятеж Сибирских корпусов и атака не удалась.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В марте 1917 г. в Отряд прислали нового командира — поручика лейб- гвардии Петроградского полка Александра Пунина, младшего брата покойного атамана отряда33, который был ставленником известного октябриста А. И. Гучкова. Тогда же в Отряд прибыл еще один из братьев Пуниных — Лев Пунин. Александра и Льва Временное правительство позже произвело в штабс-капитаны. В августе 1917 г. Отряд принял участие в провалившейся (как и ,в целом, летнее наступление 1917 г.) Рижской операции. С. Н. Булак-Балахович не нашел общего языка с новым командиром отряда. Под влиянием революционной пропаганды начались конфликты офицеров с солдатами. 15 августа Отряд развалился — он лишился части офицеров, во главе с Александром и Львом Пуниными, весь 3-й эскадрон Унгерн-Штернберга, значительная часть 1-го и 2-го эскадронов. Оставшаяся треть Отряда перешла на службу к красным. это произошло спонтанно, так как на тот момент ещё не была объявлена мобилизация в Красную армию.

1.2.3 С.Н. Булак-Балахович на службе у красных

В стране 25 октября 1917 года(7 ноября по новому стилю) произошёл кульминационный период Русской Революции — арест Временного правительства большевиками в Зимнем дворце 25 октября 1917 года. Первую Мировую войну ни кто ещё не отменял, брестские переговоры затягивались Л.Д. Троцким. Вооружённые силы страны составляли в основном силы Красной Гвардии, малочисленное местное ополчение и некоторые военные части бывшей императорской армии признавшие власть большевиков34, что в общем количестве составляло порядка ста тысячь человек.

Осенью 1917 г. С. Н. Булак-Балахович создал Лужский партизанский конный полк. Его младший брат, Юзеф Балахович поступил служить в национальный уланский польский дивизион, который большевики в скором времени разоружили, казнив его командира, поэтому Юзеф Балахович снова вернулся к брату. 1918 г. они удержали при немецком наступлении базу Чудской флотилии — бухту Раскопель, С.Н. Булак-Балахович получил серьезное ранение в легкое. С апреля 1918 часть стала разворачиваться в реальный полк. В Луге и на ст. Струги — Белые позже начинали набор добровольцев. С.Н. Булак-Балахович отдавал предпочтение кавалеристам и царским офицерам. Но они были разбавлены местными добровольцами, зажиточными крестьянами, бывшими матросами, деклассированными элементами. В 2-й эскадрон входили бывшие польские уланы из расформированного национального дивизиона35. Материально-техническое снабжение было поставлено очень плохо. Единственное орудие собирали из нескольких сломанных, брошенных в Луге на складах. Недостаток лошадей вынудил С.Н. Булак-Балаховича прибегнуть к экспроприациям лошадей у населения. Это не было полным беспределом, ведь это были армейские лошади, которых дезертиры с фронта продавали местным жителям за бесценок или даже отдавали за водку, продукты питания, либо просто оставляли в качестве лишнего балласта. Это был широко известный факт; и штаб Петроградского военного округа не особо сильно возражал против подобных ревизий. С.Н. Булак-Балахович был назначен комендантом гарнизона города Луга. Она в то время была важным центром на Северо- Западе псковской губернии, в связи с тем, что находилась рядом с демаркационной линией. Царили своеобразные порядки в «партизанском» отряде «батьки» С.Н. Булак-Балаховича. Бывшие офицеры и юнкера старались выделиться своим внешним видом — носили гусарские мундиры царской армии, стэки (офицерская принадлежность), казачьи папахи и кубанки (весной 1918 г. — демонстрация антисоветских настроений). В полку обычным явлением были коллективные пьянки и дебоши, балаховцы конфликтовали с красноармейцами других частей. С крестьянами вели себя жестко — за любой показ недовольства могли наказать, пороли шомполами36. Беспорядки жестоко подавлялись. Правда, виновниками крестьянских бунтов были, как правило, не столько балаховцы, сколько «заградительные отряды», как на Северо-Западе России назывались продовольственные отряды. «Балаховские» партизаны подавляли крестьянские бунты, но при этом нередко оказывалось, что сельских коммунистов и членов комитета бедноты мятежное население уже успело перебить к приходу отряда «балаховцев». Продукты, реквизированные продотрядом также доставались солдатам атамана С.Н. Булак-Балаховича.

Впоследствии в советских источниках широко была представлена версия, что С.Н. Булак-Балахович и его конники специально вели себя провокационным образом, чтобы скомпрометировать Советскую власть. Это вполне возможно, при отсутствии внушительных антибольшевистских сил на Северо-Западном направлении до наября 1918 и учитывая авантюристский характер самого С.Н. Булак-Балаховича. Но, если посмотреть на вещи с другой стороны, «мирные мужики» Луги в свое время изрядно попользовались запасами Северного фронта во время развала армии. А в 1918 г. жили за счет спекуляций, немецкой и финской контрабанд. Поэтому солдаты зачастую относились к ним как к привыкшим к безнаказанности мародерам. Кроме того, такое поведение было присуще не только отряду С.Н. Булак-Балаховича, а вообще многим частям и белой, и красной армий. Оно отражало психологическую атмосферу гражданской войны, было наиболее ярко выражено в начале смуты 1918-1922гг. Именно поэтому в мае 1918 г. Л. Д. Троцкий перешел к созданию регулярной Красной Армии на старых дореволюционных основах — на основе мобилизации и воинской дисциплины. «Гражданская война упёрлась в хлеб…» — эти слова Л. Д. Троцкого стали отправным пунктом в принятии политики продразвёрстки. В мае 1918 года большевики объявили о всеобщей мобилизации в красную рабоче-крестьянскую армию для борьбы с теми же крестьянами за хлеб37.

То время началось массовое крестьянское восстание июля-августа 1918 г. в Лужской волости и полк не только не был оправлен на Восточный фронт, но его решено было расширить до 4-эскадронного состава. От красного капитана, С.Н. Булак-Балаховича потребовали, чтобы командный состав полка стал сочувствующим партии, что и он, разумеется, пообещал сделать. С сентября 1918 г. С.Н. Булак-Балахович под предлогом увеличения полка и скорой отправки на фронт начал кампанию реквизиций, в основном конфисковал лошадей и оружие! На него посыпались жалобы в ЧК и местные Советы. Но теперь у уездной ЧК на это не было сил. Советские исследователи утверждали, что С.Н. Булак-Балахович странным образом пользовался каким-то покровительством товарища Л.Д. Троцкого. На самом деле, С.Н. Булак-Балахович виделся с Л.Д. Троцким только раз в жизни, после выписки из госпиталя весной 1918 г. но лишь в числе группы красных командиров, а не на личной встрече.

Отряд С.Н. Булак-Балаховича участвовал в подавлении крестьянских мятежей, но по этому периоду имеется не так много информации. Известно что Станислав и Юзеф Балаховичи все-таки служили интересам Советской власти, успешно искореняя местный бандитизм и контрабанду, конфисковал оружие у населения. Изъятые ценности (по крайней мере, некоторую часть) С.Н. Булак-Балахович сдавал советским властям. В октябре 1919, будучи в Красной армии полковник Б.С. Пермикин со своим эскадроном пересёк демаркационную линию и сдался немцам. Через 2 дня к немцам перебежали 3 военных парохода Чудской флотилии. Это вызвало введение в Псковской губернии осадного положения, сюда были стянуты верные Советской власти части. Боевики С.Н. Булак-Балаховича так же попадали под подозрение в антибольшевистских настроениях. Местные ЧК требовали проверки и ареста братьев Балаховичей. В связи с этими событиями, уже наладив связи с белой разведкой отряд Балаховичей перешёл на сторону белых в ноябре 1918 года.

1.2.4 С.Н. Булак-Балахович на службе у белых

В апреле 1919 года генерал А. П. Родзянко, будучи в тот момент главнокомандующим Северо-западного корпуса, назначил С.Н. Булак- Балаховича инспектором кавалерии. Это была должность, лишенная реальной власти — инспектор должен был следить за состоянием конского состава. Весной 1919 года Конный полк под командованием брата Станислава — Юзефа Балаховича отличился тем, что довольно быстро занял Гдов, стратегически важный город Псковщины для белой армии на тот момент. Вскоре братьям Балаховичам покорилась и бухта Раскопель, что способствовало победе над красной флотилией Чудского озера и удачному форсированию по реке Великой38. К тому моменту частям белой армии содействовали эстонские силы, которые вместе с русскими белыми частями и отрядом С.Н. Булак-Балаховича в конце мая займут Псков. Он ещё зимой

1919 издавал прокламации с воззваниями к местному населению, что воюет не за царскую, а за новую, демократическую России39, чем заслуживал доверие среди мятежных зелёных крестьянских отрядов. Стоит уделить внимание на то, что по сведениям очевидцев крестьяне Гдовского уезда симпатизировали «батьке» С.Н. Балаховичу и нередко выдавали им красных комиссаров; по всей видимо не для всех крестьян личность С.Н. Булак- Балаховича казалась тогда враждебной. Некоторая одиозность его фигуры делала его популярным среди простого народа.

мая 1919 года отряд С.Н. Булак-Балаховича бок о бок с эстонскими военными подразделениями овладел Псковом40. Любопытный факт, что власть над этим городом С.Н. Булак-Балаховичу передал эстонский главнокомандующий Й. Лайдонер, а не белогвардейский штаб41. Советский фильм «Угол падения» 1970-ого года производства достаточно наглядно изображает его как честолюбового белого офицера, но всё же имеющего своеобразную антимонархическую идеологию. В данной кинокартине, на том моменте когда С.Н. Булак-Балахович выступает перед жителями Пскова, запечатлёны сказанные им слова, что он «воюет не за помещичью Россию, а за новый порядок» и что «они все его сынки, а он их батька».

Наибольшую известность в период июня, июля и августа 1919 года отряды С.Н. Булак-Балаховича получили за публичные казни. Красноармейским расстрелам «балаховцы» предпочитали виселицу. По разным данным С.Н. Булак-Балаховичем было повешено порядка нескольких десятков человек, в числе которых были не только красноармейцы. Это не оправдывает жестокие меры С.Н. Булак-Балаховича, но красные подразделения ЧК расстреляли в Пскове около 300 человек42. В советской кинокартине «Угол падения» достаточно детально показаны моменты казней, и в случае когда атаман С.Н. Булак-Балахович обещает пощадить одного из пленников, если кто-либо из толпы за него заступится, все промолчали. Видимо в самом городе между населением существовал раскол. Стоит заметить, что доля С.Н. Булак-Балаховича, прошедшего Первую Мировую войну, как и большинства белых офицеров — в физическом уничтожении врага; а репрессии в армии Деникина или Колчака охватывали большее число жертв, чем убитые «балаховцами».

За время пребывания в Пскове, отряды С.Н. Булак-Балаховича проводили партизанские вылазки в округе города и на линии Псков-Гдов. Удобные период для увеличение свое войска путём набора добровольцев, тем более что Северо-Западная добровольческая армия генерала Н.Н. Юденича готовила грандиозные планы похода на красный Петроград, имея разногласия не только с С.Н, Булак-Балаховичем, но и с честолюбивым генералом А.П. Родзянко. А сам атаман С.Н. Булак-Балахович, тем временем, становился единственной силой в Пскове. Из слов очевидцев, процедура приёма в «балаховскую» армию была схожа с порядками Запорожской Сечи43, кандидату задавался простой вопрос: «В Бога веруешь?». После положительного ответа, его заставляли перекреститься и если он успешно справлялся с этой задачей, то уже мог считать себя «балаховцем». Видимо исходя из данной информации, в вышеназванном кинофильме того пленного у которого на шее висел крест, «атаман» С.Н. Булак-Балахович отпустил. Аналогичную сцену в своих воспоминаниях описывал М.С. Маргулиес, министр Северо-Западного правительства, что С.Н. Булак-Балахович вешал коммунистов публично, предлагая толпе заступиться за арестованных, при чём обвиняемым, в конце концов, пришлось повесить себя самим44, так не получив оправдания.

С.Н. Булак-Балахович находясь со своим отрядом в Пскове, нередко импульсивно разбрасывался демократическими речами. Возможно, учитывая своё неоднозначное этническое происхождение С.Н. Булак-Балахович, по крайней мере на словах, был сторонником национального самоопределения. Несомненно и то, что по сути не был глубоким знатоком политики, как и, в принцыпе, политиком, не состоял ни когда в какой-либо партии или общественной организации. Это было его главным отличием от будущего соратника в Польше — Борис Викторовича Савинкова, который был членом партии эсеров. Всё это, могло стать итогом согласия С.Н. Булак-Балаховича на создание независимой Псковской республики, что, естественно, привело бы конфликту с белыми силами. Известно, что С.Н. Булак-Балахович обсуждал данную перспективу как и многие другие планы на будущее с эстонскими властями и английскими представителями Антанты45. Но главной причиной полного разрыва отношений С.Н. Булак-Балаховича с Николаем Юденичем стал финансовый вопрос.

1.2.5 Конфликт С.Н. Булак-Балаховича с Н.Н. Юденичем

В августе 1919 года между С.Н. Булак-Балаховичем и штабом Северо- западной Добровольческой армии, в лице А.П. Родзянко вспыхнул конфликт. Яблоком раздора были денежные средства. При чём, с одной стороны, главнокомандующий Северо-Западной Добровольческой армии Н.Н. Юденич отдал приказ генералу Б.С. Пермикину об аресте С.Н. Булак-Балаховича, обвиняя его в незаконном печатании в Пскове фальшивых денежных единиц Временного правительства — «керенок». Действительно, Б.С. Пермикиным был арестован штаб С.Н. Булак-Балаховича. Один из наиболее одиозных представителей С.Н. Булак-Балаховича — полковник Стоякин был повешен (или задушен), но сам Булак-Балахович оставался в Пскове под временным арестом. С разрешения караула, С.Н. Булак-Балахович на автомобиле отправился к своим бойцам для разъяснения ситуации и, в итоге, на реке Великой автомобиль остановили вооружённые люди, в сопровождении которых, С.Н. Булак-Балахович переправился на западный берег реки за эстонскую границу46. С другой стороны, будучи в Эстонии, в Ревеле47, в январе-феврале 1920 года С.Н. Булак-Балахович не раз заявлял в местной прессе, что генералом Н.Н. Юденичем были присвоены крупные суммы, выделенные правительством адмирала Колчака на содержание белых солдат.

Известно, что С.Н. Булак-Балахович в наступлении белых войск на красный Петроград в октябре 1919 года участия не принимал. В эту пору, он искал новых союзников и действовал со своим отрядом независимо от Юденича. Под эстонским флагом, отряды С.Н. Булак-Балаховича, поддерживаемые местными зелёными отрядами заходили в тыл красным частям в районе Печор и Себежа48. Как утверждают белорусские историки Ю. Юркевич и А.П. Гринкевич, силы С.Н. Булак-Балаховича с ноября 1919 года действовали в Прибалтике под именем «Особого отряда БНР в Балтии». Трудно установить хронологические рамки существования данного отряда, но наличие соглашения с белорусским представителем Н. Езовитовым есть в архивах, как многочисленные сведения о белорусском и польском сегменте в отряде С.Н. Булак-Балаховича. Однако, силы БНР на тот момент обладали слабым политическим влиянием, хоть и были признаны Румынией, Латвией, Литвой и прочими государствами. Само правительство БНР, к тому моменту раскололось на Верховную раду. Данная проблема будет более подробно рассмотрена в следующей главе.

Находясь в Эстонии в январе С.Н. Булак-Балахович предпринял попытку арестовать генерала Н.Н. Юденича находящегося так же в Эстонии на тот момент. 27 января 1920 в отеле «Коммерс», где пребывал в том месяце генерал Юденич, в фойе собирались Б. Энгельгарт, В.К. Видякин и другие близкие к С.Н. Булак-Балаховичу люди. Посетителей гостиницы попросили покинуть помещение в виду того, что в здании будет проходить обыск.

Поднялся переполох, генерал П.В. Глазенап выступил с защитой в адрес генерала Н.Н. Юденича и тогда С.Н. Булак-Балахович покинул отель49, но вернулся снова на следующий день. На этот раз не поднимая особого шума, С.Н. Булак-Балахович арестовал Н. Н. Юденича, посадив его на поезд, отправился с ним в сторону Юрьева. Какие мотивы двигали С.Н. Булак- Балаховичем и куда он собирался везти Н.Н. Юденича нам так и останутся неизвестными. Однако, возможно из-за медлительности эстонской полиции, поезд только через некоторое время всё-таки был остановлен и генерал Н.Н. Юденич был освобождён. Эстонское правительство Й. Лайдонера не применило против С.Н. Булак-Балаховича каких-либо санкций и он через месяц, мобилизовав свой отряд отправится через Латвию на советско- польский фронт на помощь лидеру II Речи Посполитой Юзефу Пилсудскому в борьбе против большевиков.

Примечательно то, что младший брат С.Н. Булак-Балаховича — Юзеф (Иосиф) в конфликте с Н.Н. Юденичем какого-либо заметного участия не принимал. Сведения о деятельности «Юзика» (так брата называл сам С.Н. Булак-Балахович) крайне малы. Некоторые источники ссылаются на то, что Юзеф Балахович принимал командование 2-ой кавалерии во время осеннего похода белой армии генерала Н.Н. Юденича в сентябре — октябре 1919 года на красный Петроград.

Северо-Западная Добровольческая белая армия потерпела разгром и к январю 1920 года перестала существовать. Причины поражения сил Н.Н. Юденича аналогичны причинам поражения белых армий А.И. Деникина, А.В. Колчака и П.Н. Врангеля. Белые отдавали крестьянам землю под выкуп, хотя зажиточное крестьянство страдало больше от большевистской продовольственной диктатуры, воевать за белых они так же шли без особой охоты. Среди политического центра Северо-Западной белой армии было много представителей демократического и правоэсеровского

толка, но так же как и в армии А.В. Колчака офицеры и генералы чаще видели в них виновников революции и гражданской войны, а не своих политических союзников. Так же как и другие белые генералы, Н.Н. Юденич оставался сторонников «единой и неделимой России», что мешало ему согласиться признать независимость государств Прибалтики и Финляндии. Глава финской армии К.Г. Маннергейм готов был предоставить Н.Н. Юденичу силы 100-тясычной армии финнов, если бы Н.Н. Юденич признал их независимость50.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Из материалов советских историографов и современных российских, таких как С.П. Звягин и Л.А. Кацва, полномасштабная советско-польская война началась в апреле 1920 и закончилась в октябре 1920. Однако, историографы времён «перестройки» не раз ставили вопрос об изменении хронологических рамок Гражданской и Советско-польской войн.. Войска республики Польской в самом деле производили экспансию земель восточнее линии Керзона ещё в 1919 году. Юзеф Пилсудский ставил цель государственной задачи восстановить Великую Польшу в границах Речи Посполитой 1772 года, образовав федерацию включающую земли с белорусским, украинским и литовским населением. До 1920 года Директория Петлюры представляла для правительства Польши враждебную силу. Последняя вела вооружённую борьбу с украинцами за территорию Галиции. К тому же, Польша ещё в 1919 занимала Вильно, так и не придя к согласию с литовскими силами в борьбе против большевиков. Уже на исходе советско- польской войны в октябре 1920 года Вильно был захвачен войсками группы генерала Желиговского51, что привело к миграции литовского правительства и их солдат в Ковно. Федеративные планы Пилсудского, в первую очередь, распространялись на западные территории современной Белоруссии, чему свидетельствуют события в Белорусской Народной республике происходящие в 1919-1920 гг.

2.1 События в БНР в 1919-1920 годах

Примерно на середину марта 1917 года (по старому стилю) произошло собрание съезда белорусских политических и военных деятелей, после которого был создан «Белорусский национальный комитет».52 Белорусская государственность создаётся не так стремительно как в УНР, где уже была сформирована Центральная рада во главе с Михаилам Грушевским. Армейские части находившиеся на март — апрель 1917 года на территории сферы влияния БНК не были подвергнуты серьёзной «белорусизации».

Причин этому несколько.

Во-первых. Минск, Витебск, Мозырь и другие белорусские города фактически являлись прифронтовой зоной, куда перебрасывались многочисленные русские армейские части, а так же с мая периодически выезжал Керенский «для поддержания боевого духа солдат».

Во-вторых. На данной территории существовала крупная польская община, в которую входили как промышленники, так и крестьяне. Председателем БНК стал Роман Скирмунт, либеральный политик, поляк по происхождению. Город Минск, так же как Киев и другие города находящиеся в пределах»засечной черты», был территорией компактного проживания евреев; в данном городе так же находились агенты еврейской рабочей партии»Бунд», позже влившиеся в ряды партии большевиков. Всё это привело к тому, что к июню 1917 организуется «Рада белорусских организаций и партий» в которую наравне с белорусами, входят представители польской и литовской верхушки. Между тем, по требованию белорусских католический организаций, была принята резолюция о ведении уроков в образовательных учреждениях используя белорусский язык53. Однако, исходя из наблюдений некоторых очевидцев того времени, существует мнение, что белорусский простой мужик, крестьянин не всегда принимал родной язык и даже видел в «беларусизации» «панскую интригу».

К середине 1918 года на территории Белоруссии не занятой красной армией легально действовали более 20-ти партийных организаций, в основном левой и направленности: Белорусская Христианская демократическая(БХД), Белорусская Народная Громада (БНГ), БПС-р (правые эсеры), БПС-д (белорусский прототип меньшевиков), БПС-ф (социалисты-федералисты); еврейские парторганизации и блоки : ЕКП (коммунисты), ЕСДП (социал-демократы), ОЕСРП и не вошедшие в состав белорусских большевиков члены «Бунда»54

В число представителей белорусской рады в 1917 году входили такие деятели как : Осип Дыло, этнограф белорусского края, Д. Жылунович, белорусский писать, позже признавший советскую власть, А. Смолич, будущий деятель БНР55. Примечательно что косвенно в число деятелей данной «рады» входил и Л.Г. Корнилов. Как ни странно, он был одним из первых лиц, кто отдал приказ о формировании белорусских национальных частей. Несмотря на эти события формирование самостийного белорусского народа не имело такого этнопсихологического сплочения как, например, в Украине гетмана П.П.Скоропадского(1918 год), хотя некоторый фундамент самоопределения себя как самостоятельного народа в Белоруссии был заложен.

И.Р. Довбор-Мусницкий, бывший царский генерал польского происхождения в январе 1918 года поднял во многих регионах Белоруссии антисоветский мятеж. Нет точной информации какими именно белорусскими организациями он был поддержан, но его агенты сосредотачивались под Оршей, Витебском, Бобруйском и другими восточными регионами Белорусии56. Мусницкий, организовав польский легион, действовал против советской власти на неопределённой ещё границе советско-немецкого фронта, но не встретил какой-либо значимой поддержки населения. Однако, после заключения Брестского мира в марте 1918 советская власть упустила влияние на 23 территории современной Белоруссии, а на оккупированных немцами землях создавались свои властные структуры.

В феврале 1918 года на оккупированной немецкими частями территории, городе Вильно Антон Луцкевич и другие социал-демократы и эсеры белорусского происхождения создали Виленскую Белорусскую раду, но её деятельности препятствовала как наличие немецких войск в городе, так и провозглашённая литовским советом независимость в феврале этого года. В Минске на тот момент действовал Народный Секретариат Белоруссии не признанный кайзеровскими войсками, вошедшими в город. В марте 1918 года была провозглашена Белорусская Народная республика(по аналогии с соседней УНР), в состав который вошли значимые политические фигуры этнического белорусского происхождения, такие как: братья Иван и Антон Луцкевичи, Я. Туркевич и Д. Семашко57. В 1918 году писатель, Бронеслав Тараскевич небольшим тиражом издавал учебник «Белорусская грамматика для школ»58.

На протяжении всего периода гражданской войны 1918 — 1922 годов, в белорусских областях формировались собственные органы власти в лице Белорусского политического комитета и Белорусской рады. Однако, помимо этого начиная с начала 1919 года в Смоленске свою работу вёл Центральный Комитет компартии Литвы и Белоруссии(советской республики ЛитБел)59. Последнее правительство состояло преимущественно из большевиков и левых эсеров белорусского происхождения и, безусловно, сотрудничало с руководством ЦК партии большевиков в РСФСР.

В период с середины 1918 — по 1919 год, включительно, правительство большевиков вело политику военного коммунизма на территории РСФСР. В рамках данной политической акции была осуществлена продразвёрстка, которая распространялась и на территорию Лит-Бел, фактически полностью зависимую от РСФСР. За время «военного коммунизма» на территориях компактного проживания белорусского народа, в Смоленской, Витебской и Могилёвской губерниях, национализации подвергалась не только средняя, но и мелкая промышленность, в том числе ремесленные мастерские. В ноябре 1919 года Советом рабоче-крестьянской обороны РСФСР были приняты несколько государственных повинностей: «1. натуральная дровяная повинность, 2. трудовая повинность по заготовке, погрузке и выгрузке топлива, 3. гужевая повинность по доставке топлива.»60 Это вызывало недовольство среди середняцких и кулацких слоёв сельского населения.

На протяжении всего 1919 года на восточных территориях Белоруссии периодически происходили крестьянские мятежи, движущей силой которых чаще всего служили «середняки». Крестьянские восстания имели поддержку от подпольных организаций местных белорусских эсеров, социал- демократов и белорусских национал-демократических партий, но не имели в перспективе развития масштабные боевые действия. Территория Лит-Бел ко второй половине 1919 года находилась под режимами оккупации, в большей степени, польской и советской, в меньшей степени — украинской армии УНР(часть Полесья) и литовской(Виленская область). В связи с этим, одна часть белорусского населения вступала в ряды армии Войска Польского, а другая — Красной Армии. Некоторые середняцкие крестьяне, в основном поддерживаемые белорусскими эсерами, вели повстанческую борьбу как с коммунистами, так и с поляками.

На оккупированных польскими властями землях начал свою работу новый орган власти — Генеральный комиссариат Восточных Земель. его председателем стал Ежи Осмоловский, выходец из восточной части Белоруссии, поляк по национальности. Белоруссия была поделена на административные округа и на каждый из этих округов назначался свой староста; и чаще всего ими становились поляки по национальности, лояльные политике Пилсудского61. Белорусам должности местного управления доставались редко, так же как и литовцам.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Польские власти не исключили из своей политики элементы репрессий и развитию польской культуры в противовес белорусской. Тем не менее, не были нарушены многие гражданские права белорусов и представителей других национальных общин, а мобилизация в Войско Польское имела меньшую степень принуждения нежели, чем мобилизация в Красную Армию на советской территории. В Вильно62 и Минске, к тому же, Пилсудский издавал приветственные воззвания к гражданам «Великого княжества Литовского», где обещал населению поддерживать их гражданские права. Кроме того, Юзеф Пилсудский проводил встречи с местными представительствами в белорусских городах. Позиция Пилсудского предусматривала в будущем развитие федеративных отношений с Белоруссией, Украиной и Литвой, и не всегда поддерживалась польским сеймом и поляками в самой Белоруссии.

Для сближения польского руководства с белорусскими лидерами, в августе 1919 года в Минске был организован Временный Белорусский национальный комитет (ВБНК)63. Цель ВБНК — согласованность действий между различными белорусскими организациями преимущественно польской ориентации для развития культурного и духовного богатства белорусской нации, а так же защита национальных и религиозных интересов населения Белоруссии. На тот момент, помимо мест компактного проживания белорусского этноса, имелись так же еврейские местечки и колонии, а так же русское, польское, немецкое, литовское и другие землячества.

Параллельно с органом ВБНК в Вильно имела свой штаб Рада БНР, изгнанная ещё советским правительством Лит-Бел. На тот момент в неё входили социал-демократические лидеры, такие как братья Луцкевичи, настроенные на сотрудничество с Польшей. На тот момент город Вильно пока ещё не был местом компактного проживания литовского народа, что обеспечило белорусской раде поддержки среди многочисленного белорусского населения. В начале XX века, буквально до начала Великой Отечественной войны, каждая третья семья исповедовала иудаизм. Услышать польскую речь в местных костёлах и на улицах казалось повседневным явлением, а белорусский, как язык общения, преобладал в сельской местности в окрестностях Виленщины64. Литовский язык в тех окрестностях был чем-то нетривиальным.

Возобновление жизнедеятельности рады БНР так же поддерживал ВБНК, чья деятельность имела наивысшую политическую силу в Белоруссии во второй половине 1919 года. В состав ВБНК входили: белорусские социал- демократы и эсеры, другие социалисты, представители местного православного духовенства и католические ксёндзы. Председателем комитета выбрали популярного поэта Алеся Гаруна, а заместителем председателя — Всеволода Игнатевского65. Некоторые политические деятели времён рады 1918 года, в частности, представители белорусских эсеров относились к полякам враждебно, либо с недоверием, так же не являясь сторонниками большевиков. Стоит сказать, что к 1918 году белорусы в подавляющем большинстве были селянами, около 85% населения. Даже среди представителей белорусской шляхты, меньшая её часть, та что было «ополяченна», проживала в городах, большая же занималась сельским хозяйством. Удельный вес белорусского пролетариата был, в среднем, в несколько раз ниже рабочих других национальностей66.

Вышли в печать белорусские газеты и журналы, спонсируемые ВБНК, в отдельных районах появились белорусские школы. Польские власти относились к проявлениями данного рода скептично и поддерживали школы с преподаванием преимущественно на польском и русском языках. Деятельность ВБНК постепенно ограничивалась и приостанавливалась. В 1920 году под юрисдикцию ВБНК полностью входила только Минская область. На территории занятой красными, белорусский язык практически не использовался. Председателем правительства республики ЛитБел был Винцас Мицкявичюс-Капсукас, по национальности литовец.

В конце 1919 года силы интервентов сворачивают свои миссии на территории бывшей российской империи, и только Франция, убеждённая в своей враждебности Германии и большевикам, осуществляет поддержку Польши. Параллельно правительство РСФСР пытается вести переговоры о границах с поляками на более уступчивых позициях, нежели чем белые силы. Белорусскими подпольщиками издавались пропагандистские газеты и листовки на русском, белорусском, польском и литовском языках против как РСФСР, так и Польши.

В январе 1920 года рада БНР раскололась на 2 независимые фракции: Верховная рада во главе с А Луцкевичем и Народная рада во главе с В Ластовским. Первый был сторонником автономии Белоруссии в союзе с Польшей, второй — сторонник независимости, мигрировал в Литву. На протяжении весны-лета 1920 в период самых ожесточённых боёв советско- польской войны, белорусы чаще всего оказывались по разные линии фронта, либо организовывались в местные крестьянские отряды с выборными «атаманами» из народа. Верховная рада БНР всячески протестовала против раздела белорусских между РСФСР и Польшей, посылая ноты протеста Антанты, не получила положительный ответ. Так же в сентябре белорусское правительство Луцкевича адресовала ноту протеста Юзефу Пилсудскому. «Начальник» Польши Ю. Пилсудский в своё время уже признал независимость Украины (УНР) и Литвы, но Белоруссия так и осталась

сферой его влияния. Польша отвергла участие представителей БНР на переговорах с Советской Россией о мире на мирных переговорах в Риге67.

«Российское Советское правительство и высший законодательный орган Республики — ВЦИК считают своим долгом принять все меры, принести даже тяжёлые жертвы, лишь бы достигнуть мира,» — таким было заявление ВЦИК по поводу перемирия с польской стороной. К концу октября масштабные военные действия на советско-польском фронте прекратились. Акция С. Петлюры так же не произвела большого успеха и взрыва повстанческого движения на Украине. Антисоветские формирования эсера Б.В.Савинкова и генерала С.Н. Булак-Балаховича остались единственной силой на западном фронте РСФСР.

2.2 С.Н. Булак-Балахович на Советско-Польском фронте в 1920 году

Исследуя источники соответствующие данной теме, в том числе, «Воспоминания террориста» Бориса Савинкова, можно проследить грань недоверия между РПК и демократически настроенным силам и бывшими офицерами российской армии старого порядка. Последние до сих пор не воспринимали Польшу как  независимое самостоятельное государство. Руководство Русской армии барона Врангеля выражало недоверие не только к независимым силам С.Н. Булак-Балаховича, но и к формированию русских частей на территории Польше под командованием генерала П.В. Глазенапа68. В другом центре русских антибольшевистских формирований также имелись некоторые осложнения. Уже начиная с марта 1920 г., то есть задолго до возникновения комитета, в Польше присутствовала группа белорусско-русских войск под руководством генерала С.Н. Булак-Балаховича

в виде партизанских отрядов69. Верховный штаб польского командования видело в нём перспективу на будущее, так как генерал-майор С.Н. Булак- Балахович заявил о себе как о республиканце, к тому же проводил боевые операции с неоспоримым успехом. Несмотря на это, о Булак-Балаховиче ходили и отрицательные слухи как о казнокраде, тщеславном авантюристе и подстрекателе еврейских погромов и грабежей. В частности, из воспоминаний участника белого движения Василия Горна, можно заметить много нелицеприятных фактов о действиях Добровольческого корпуса атамана С.Н. Булак-Балаховича в Пскове летом 1919г. К примеру, там приводиться один случай когда С.Н. Булак-Балахович распорядился выдать удостоверение на временный брак между полковником псковского округа Стоякиным и женой красного комиссара. В тексте упоминается тот факт, что Стоякин уже женат, и если супруга появиться, то брак с «комиссаршей» считается недействительным. Подобного оттенка информация, ударяла по репутации С.Н. Булак-Балаховича из-за чего он не был популярен в кругах консервативных белых офицеров в Польше.

Ещё зимой 1920 года, приблизительно в конце февраля — начале марта, бывший партизанский корпус белой армии Н.Н. Юденича, а фактический остатки некогда крупного отряда Станислава и Юзефа Балаховичей совершили переброску сил из Эстонии, через территорию Латвии, в Польшу. По некоторым сведениям, солдаты С.Н. Булак-Балаховича составляли «Отдельный отряд БНР71», в начале марта переместился в Двинск, где под покровительством польского командования в лице генерала Рыдз-Сьмиглы, был переправлен в западно-белорусский город Брест. Силы, на тот момент ставшего генералом, С.Н. Булак-Балаховича были задействованы в летней операции польских войск, в качестве «Особого отряда», формально подчиняющимся польскому командованию, он являлся иностранной военной единицей и, в случае перемирия Польши и Советской России, был вынужден перейти к самостоятельной деятельности против Красной армии, либо сдаться72. Отряд С.Н. Булак-Балаховича зачастую пополнял свои ряды за счёт крестьян белорусского Полесья недовольных либо бежавших от советской власти. К отряду так же примыкали некоторые польские добровольцы и, что также имело место быть, выходцы из расформированных бывших белых частей. По версии польского историка З. Карпуса, этнический состав «Особого» отряда С.Н. Булак-Балаховича летом 1920 дифференцировался следующим образом: 41% — русские, 23% — белорусы, 21% — украинцы, 8% — поляки; прочие 15% -по большей части финны, немцы эстонцы и латыши. Трудно быть уверенным в точности данных, но нельзя отрицать того, что «балаховцы» по своему составу являются интернациональной антибольшевистской силой. Ещё с 1918 года в их рядах присутствовали солдаты польской роты, подчинявшиеся в своё время партизанскому отряду Пунина в Первой Мировой войне, далее сотрудничая с эстонским и латвийским правительствами, возникшими на руинах Российской империи, С.Н. Булак-Балахович мог набрать небольшое количество добровольцев из

прибалтийских национальностей, а за лето 1920 белорусов и украинцев из числа сагитированных им крестьян Полесья. Однако, учитывая революционно-национальные тенденции в только что зародившихся республиках нельзя исключать возможные неточности в национально- культурного самоопределения местного населения. Нельзя обойти без внимания саму оказию С.Н. Булак-Балаховича — умение воевать под всеми флагами (царский, белый, красный, эстонский, теперь и польский) и находить общий язык с представителями различных политических сил и этносов.

Контакты С.Н. Булак-Балаховича и представителей правительства Польши происходили уже в середине 1919 года. Находясь в городе Пскове полковник С.Н. Булак-Балахович имел контакт с польским военным атташе в Финляндии офицером О.В. Пожерским. Последний проявлял интерес к С.Н. Булак-Балаховичу как к политическому союзнику и возлагал надежды на его деятельность в составе Северо-Западной Добровольческой армии. Из сообщений О.В. Пожерского известно, что в составе отряда С.Н. Булак- Балаховича находилось около 250 поляков73. С.Н. Булак-Балахович, на тот момент имеющий разногласия с Н.Н. Юденичем, был готов совершить переброску сил на территорию Польши, но пока ещё не услышал положительного ответа со стороны польских властей.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Контакты С.Н. Булак-Балаховича с представительством Белорусской Народной республики (БНР) в Риге в лице полковника К. Б. Езовитова не имели грандиозного успеха. Тем не менее, из заявлений самого С.Н. Булак- Балаховича, можно обнаружить его готовность с осени 1919 возглавить силы белорусской ориентации, к чему он и будет стремиться в будущем, во время военной операции во главе Народной Добровольческой армии (НДА) на территории Белоруссии осенью 1920 года74. Так или иначе, С.Н. Булак- Балахович видел будущее БНР в союзе с польским правительством

Пилсудского, а своё собственное будущее представлял в качестве «батьки» атамана крестьян Полесья, в союзе с поляками, а не с Белой армией. «Третью силу» белорусских эсеров, чья штаб-квартира переехала в город Ковно, скорее всего С.Н. Булак-Балахович не признавал, так как вёл сотрудничество с польским правительство, либо и вовсе не знал о БПС-р.

Силы братьев Балаховичей активизировались летом 1920, находясь на финансовом обеспечении Юзефа Пилсудского, имели тактику набегов и диверсионных операций в тылах красных, а так же принимали участие в польских операциях в Белоруссии, в Полесье. «Балаховцы» в оперативном плане подчинялись польскому военному командованию, принимаю участие в общем с поляками наступлении под Каленковичами в июне. Младший брат С.Н. Балаховича — Юзеф летом 1920 года совершил удачную атаку на украинский город Овруч, разгромив местную ЧК. Отряд С.Н. Булак- Балаховича в период операции под Варшавой, занимал позиции на линии фронта Люблин-Влодава в союзе с 9-й пехотной дивизией польского генерала В.Сикорского75. К концу лета того же года, «балаховцы» выполняли успешные рейды в Брестской области, формально находясь в составе польской армии. Отряд был преобразован в белорусскую партизанскую дивизию и имел в своём составе следующие части: Партизанский кавалерийский полк, 1-й Псковский(скорее всего сюда входили солдаты шедшие рука об руку с С.Н. Булак-Балаховичем ещё со времён занятия Пскова в мае 1919 года), 3-й Островский и 4-й Вознесенский полки. В кавалерийском полку имелось 400 сабель, в каждом из пехотных полков так же около 400 человек в каждом, при наличии 4-х пулемётов на всю дивизию76.

В сентябре 1920 года, Партизанской дивизией была осуществлена удачная вылазка в тыл 4-й красной армии, что привело к взятию древнего белорусского города Пинск. Данная дивизия под руководством польского штаба была переформирована в армию. Она получила название — Народная Добровольческая армия(статус «Русской» НДА приобрела при вылазке в ноябре 1920 года в советский тыл) и имела, в то же время, для поляков значение «особой союзной армии». В НДА входили: состоящая из 4-х полков дивизия конницы, и 3 пехотных дивизии: 1-я дивизия Смерти(состоящая из старых «балаховских партизан», участвовавших в боях на Псковщине в 1918- 1919 гг.), 2-я дивизия, в которую входила рота инженерного назначения, четыре полка пехоты и две батареи артиллерии, и 3-я дивизия, в составе которой находилась артиллерийская батарея и четыре полка пехоты77. К осени 1920 года силы под командованием Булак-Балаховича уже имели довольно внушительный размер.

Изначально, руководство польского штаба засвидетельствовало, что под своим контролем имеет две антибольшевистские силы — «отряд русских беженцев» и «соединения генерала Балаховича». В августе 1920 г. в подчинении Русскому Политическому комитету(РПК), возглавляемого Савинковым, были: 1. сформированный в Латвии отряд графа Палена, 2. отряд генерала С.Н. Булак-Балаховича и 3. отряд генерала П.В. Глазенапа, позже переформированный в 3ю Русскую армии. Приведённые выше силы насчитывали 10 000 человек78.

Предтечей Русской Народной Добровольческой Армии являлась Народная Демократическая армия (НДА) С.Н. Булак-Балаховича. По другим источникам абривеатура НДА расшифровывается как Народно- Добровольческая армия79 Под руководством Русского Политического комитета, возглавляемого Борисом Савинковым, они начали формироваться в двух центрах: в Скалмержицах и в Люблине. Что касается белогвардейских отрядов, их формирование складывалось с переменным отсутствием успеха с самого начала. Генерала П.В. Глазенапа не устраивала демократическая идеология этого комитета, он признавал исключительность П.Н. Врангеля. В РПК офицеры чувствовали источник денег, ведь правительство «начальника» Польши маршала Пилсудского снабжало комитет Б.В. Савинкова необходимыми финансовыми средствами. РПК так же имел поддержку и со стороны Франции.

Существует ещё некоторая любопытная информация, по поводу антибольшевистских формирований в Польше на сентябрь 1920 года. По информации непосредственного очевидца тех событий, И.Олейникова — на территории Польши дислоцировались самостоятельные белые отряды, независимый от белых партизанский отряд С.Н. Булак-Балаховича; дивизия полковника Микоши (которая, к слову, войдёт в состав «балаховцев» и в ноябре 1920 года примет участие в вылазке в Белоруссию) и отряд полковника Л.А. Бобошко80. Как пишет И. Олейников, свидетель событий, отряды С.Н. Булак-Балаховича сражались на стороне Польши в течении 4-х месяцев, в то время как остальные части находились на стадии формирования.

Особым соглашением со С.Н. Булак-Балаховичем от 27 августа 1920 г. были узаконены взаимоотношения РПК с ним, причем, оставаясь почти полностью независимым в своих действиях, как командующий отрядом генерал С.Н. Булак-Балахович лишь выразил готовность подчиниться политическому руководству РПК. Так же как, в июне 1920 года, Русскому политическому комитету формально присягнул лидер других антибольшевистских формирований — П.В. Глазенап. Генерал П.В. Глазенап часто расходился в политической ориентации от радикального монархиста, до демократа, противника реставрации старого режима. Польский парламент и командование Пилсудского видело в П.В. Глазенапе германофила и относилось настороженно, в то же время и бывшие офицеры белых армий пополняли ряды его отряда без особого рвения. 28 августа 1920 года по указу генерала Махрова, доверенного лица Врангеля, на смену П.В. Глазенапу командование Русским отрядом принял генерал Л.А. Бобошко, что было санкционировано с польским правительством и положительно встречено Б. Савинковым81. Однако, Л.А. Бобошко заявил о неготовности выходе русских частей на польско-советский фронт. В свою очередь «балаховцы» с лета принимали активное участие в советско-польской войне, поэтому ставка польского командования отныне была сделана на НДА, в частности на отряд С.Н. Булак-Балаховича.

Части генерала Булак-Балаховича формировались в Люблине. Его дивизию решено было развернуть в целую армию. 1-я его дивизия должна была состоять из частей, находившихся к этому моменту на польско- советском фронте, лишь отчасти пополненных, в связи с тем, что потери отряда не были значительные. 2-я дивизия формировалась под надзором полковника Микоши, бывшего командиром полка в Первую Мировую войну; Микоша же и стал начальником этой дивизии. На роль начальника 3-й дивизии был назначен Ярославцев82 В составе армии находилась особенная крестьянская дивизии под командованием «атамана» Искры. Кроме выше названных частей формировался также конный Казачий Донской полк с конной батареей. Ещё в сентябре НДА встретила пополнение. Бригада Донского казачьего есаула Сальникова, насчитывающая в своём составе более 500 человек влилась в армию С.Н. Булак-Балаховича83.

Программа вооружённых отрядов С.Н. Булак-Балаховича, составленная Б.В.Савинковым ставила целью возрождение демократической России. Булак-Балахович с оперативной точки зрения принимал решения самостоятельно, но обязан был сохранять стратегическую связь с другими русскими антибольшевистскими отрядами84. Б.В.Савинков, как председатель РПК, брал на себя ответственность санитарно-медицинских, просветительских и представительских функций в отряде С.Н. Булак- Балаховича. Следуя плану Б.В. Савинкова на территориях продвижения РНДА следует организовать местное самоуправление и вести агитации среди красных военнопленных.

Нельзя не упомянуть, что в порядок формирования армии был заложен в определённой мере партизанский принцип. Армия не строилась на подобии регулярных военных частей. Её зада была: отвечать требованиям партизанской, маневренной, молниеносной тактики. Если брать в пример опыт тех же частей С.Н. Булак-Балаховича под Псковщиной зимой19181919, то он несомненно, имеет положительный результат. В середине октября, то есть в момент подписания перемирия между Польшей и РСФСР, продолжалось формирование русских антибольшевистских сил в Скалмержицах и параллельно с этим создавались запасные части для войск С.Н. Булак-Балаховича в городе Люблин. К концу октября 1920 РНДА, при условии постоянного пополнения в виде беглых красноармейцев-дезертиров, могла рассчитывать на количество около 20 000 бойцов. Однако, по данной проблеме нет точных данных. Различные исследователи расходятся во мнениях, согласно различным источникам численность армии варьируется от 8 тысяч солдат до 25 тысяч солдат. Допускается число превышающее 10 000 бойцов, при наличии приблизительно 25 000 пленных красноармейцев записавшихся в ряды антибольшевистских подразделений85.Cледует уточнить, что к сентябрю-октябрю 1920 года существовало три весомых антибольшевистских течения: украинские силы С. Петлюры, 3-ая Русская армия генерала Б.С. Пермикина и РНДА генерала С.Н. Булак-Балаховича.

Реального прямого воздействия на отряды данный Русский Политический комитет не имел. В итоге, РПК оказался посредником между Верховным Командованием Польши и русскими частями. Комитет не имел под собой достойной военно-политической почвы. Он был лишен самого важного права, без наличия которого не может осуществляться истинная власть — права назначений, удалений и перемещений.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

У РНДА накануне ноября 1920 года были далеко идущие планы. Согласно одному из них Б.В. Савинков и С.Н. Булак-Балахович намерены были не только, сотрудничая с белорусской крестьянской боевой организацией «Зелёным дубом», возглавляемым В. Адамовичем, и представителями БНР, осуществлять военно-политическую деятельность на территории Белоруссии, но и дойти «победоносной поступью» антибольшевистских сил до Москвы. 3 ноября 1920 года отряды Народной Добровольческой армии пересекли советско-польскую границу и устремились глубоко в тыл красной армии, занимая крупные территории юга Белоруссии. Таким образом было положено начало походу Русской Народной Добровольческой армии в глубокий тыл красной армии на территории южной части Белоруссии, в Полесье.

2.3 Поход РНДА в Полесье осенью 1920 года

Не смотря на то, что официальное перемирие между РСФСР и УССР с одной стороны и Польшей с другой, было подписано только в марте 1921 года, боевые действия между красными и поляками прекратились в октябре 1920 года. Незамедлительно, в округе Могилёва-Подольского в сторону Киева выступила 30-тясячная армия УНР. Ей так же оказала поддержку 3-ая русская армия под начальством Б.С. Пермикина и бригада казаков есаула

Яковлева86. Силам УНР удалось подойти к Виннице и Житомиру, но Юго- Западный фронт красной армии в середине ноября 1920 контратаковал. Имея численное преимущество, красные к концу ноября разгромили украинские части С. Петлюры и 3-ю русскую армию Б.С. Пермыкина.

В районе белорусского города Туров с первых чисел ноября 1920 года Русская Народная Добровольческая армия приступила к походу вглубь Белоруссии. В авангарде РНДА шла ударная группа, состоящая из 1-й, 2-й пехотных дивизий и кавалерий, продвигаясь в сторону Мозыря по правому берегу Припяти. 2-я дивизия пехоты, при поддержки кавалерийского Уланского полка, держала курс на город Жлобин, продвигаясь по левому берегу реки87. В зоне конфликта РНДА противостояли стрелковые дивизии(СД) в районе Бобруйска и Гомеля. В результате партизанской тактики РНДА, «балаховцы» овладели городком Петриков 8 ноября, а уже 9 ноября дивизии С.Н. Булак-Балаховича приблизились к Мозырю, заняв, при этом, участок железной дороги между Жлобиным и Калинковичами. 10 ноября 1920 года силы РНДА разгромили 10 СД под Мозырем. Части подполковника Жгуна захватили станцию Калинковичи, но были выбиты силами 29-й стрелковой бригады88.

ноября, продолжая боевые действия восточнее Мозыря, в стороне Речицы, С.Н. Булак-Балахович издал приказ о формировании белорусской армии. Оперативное командование НДА перешло в руки Юзефа Балаховича, его младшего брата. 16 ноября 1920 года представители Белорусского политического комитета (БПК) — Адамович , П.П. Алексюк и представители Русской Народной Добровольческой армии (РНДА) и Русского политического комитета (РПК) — соответственно, С.Н. Булак-Балахович и Б.В. Савинков подписали договор, исходя из которого форма будущих взаимоотношений между Белоруссией и Россией должна быть определена «соглашением между Учредительными собраниями русским и белорусским или правительствами, этими собраниями установленными»89.

В этот же день приказ С.Н. Булак-Балаховича о создании военных формирований белорусского контингента был опубликован в газете «Свобода»: «Для создания Белорусской Народной армии выделить из состава Русской Народной Добровольческой армии кадры из уроженцев Белоруссии и приступить к формированию белорусских частей временно при Штабе Русской Народной Добровольческой армии»90. По распоряжению генерал- майора Ярославцева, жители Мозыря, кто имел в наличии, вывешивали белорусские бело-красно-белые флаги.

После этих событий БПК сформировал местные властные органы в Туровской волости и Мозырском уезде. БПК, в лице Алексюка, Адамовича, Островского, Сенкевича и Беляева, издал манифест, главным пунктом которого была борьба за независимость Белоруссии. В манифесте С.Н. Булак-Балахович был указан как «Начальник Белорусского государства».

ноября 1920 года несколько полков РНДА, в составе группы Павловского подступила к предместьям Речицы, в то время как посёлки Гулевичи и Михновичи уже были заняты силами полковника Матвеева и Уланскими полками РНДА. 14 ноября Народно-Добровольческая армия заняла два населённый пункта — Якимовичи и Калинковичи(последний несколько раз переходил из рук в руки). В планы Булак-Балаховича входило взятие крупного города Гомель и пополнение РНДА за счёт сдавшихся в плен гомельских красноармейцев.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

За всю кампанию, основные силы РНДА с южного фланга прикрывала, идущая параллельно, Особая Крестьянская бригада Искры-Лохвицкого. Смешанный состав украинско-белорусских крестьян Полесья этой бригады, не встречая внушительного сопротивления со стороны Красной армии, стабильно продвигаясь сквозь густую лесную местность, подошёл к населённому пункту Овруч91. Тот самый Овруч летом 1920 уже атаковал Юзеф Балахович в составе польской армии.

Безусловно, продвижение армии С.Н. Булак-Балаховича в глубь Белоруссии не было свободно от элементов экспроприаций и «атаманшины». Но происходящие погромы и грабительские рейды были неизбежны, учитывая его разгульную партизанскую тактику рейдов и спонтанных ревизий. Воины РНДА иногда грешили антисемитизмом, грабежом еврейского населения Полесья. В своих воспоминаниях, сам лидер РПК Б.В. Савинков, как очевидец тех событий, повествует о случаях выноса вещей из еврейских домов в Мозыре. На вопрос «где взял серебряный подсвечник?» — «балаховец» отвечает — «нашёл «; на вопрос — «где нашёл?» говорит — «у жида»92. Но это опять-таки было достаточно частым явлением как у всех белых движениях, так и у С. Петлюры, у Ю. Пилсудского и у красных, например, в 1-й Конной Армии С. Будёнова в период советско-польской войны.

ноября 1920 года одна из основных сил «балаховцев» группа Матвеева подошла к предместьям крупного города Гомеля, взяла с боями село Хабно и Большие Автюрки. Параллельно с этими событиями, группа Павловского сражалась в городе Речица. Город защищали внушительные силы красных: 10-ая и 4-ая стрелковые дивизии, 55-й батальон запаса, при поддержке инженерного батальона, отряда Уварова и двух бронепоездов. Как в этой, так и предыдущей операцией РНДА захватила множество пленных красноармейцев Вскоре был создан особый Хабненский отряд из Хабненских добровольцев. Деревни вблизи Речицы, такие как Казаевка и Волчья Гора, достались балаховцам с огромными потерями93. Однако, прорыв частей РНДА позволил им выйти к берегу Днепра и осуществлять форсирование реки. Это продолжалось не более суток. Красные части 28- стрелковой бригады атаковали Конный полк Павловского и его группа отступила.

Была допущена тактическая ошибка. Услышав недостоверную информацию от мозырских крестьян о том, что якобы группа полковника Павловского уже заняла Речицу, а севера на неё продвигаются части Юзефа Балаховича со стороны Жлобина, полковник Матвеев двинул Витебский, Вознесенский и Псковский полки на Речицу. Так как красные войска ожидали наступления с запада, Матвеев, зайдя с юга, имел эффект внезапности и успех на первом этапе. Имея в основном пехоту и лишь три полевых орудия, данная группа балаховцев потерпела поражение от крупных сил противника (2 бронепоезда, 1 тяжёлая и 2 полевые батареи) и вскоре с остатками группы из 300 солдат отступил от Речицы к Мовчанам94.

РНДА воссоединилась 20 ноября 1920 года в местечке Велики Бор, что находилось между Мозырем и Речицей. Было проведено совещание, на котором присутствовал сам С.Н. Булак-Балахович, где было принято решение не атаковать Речицу. В то время в округе Жлобина действовала группа Микоши. Тем не менее к 20 ноября она отступила в Мозырь из-за нехватки вооружения и перехода части своих солдат к красноармейцам. Батальон Минского полка будучи на посту в Калинковичах тоже сдался большевикам. Командующий штабом Западного фронта РСФСР Николай Сологуб, предпринял тактическое решение — окружение противника в двух центрах его скопления. Стрелкова дивизия номер 17 вышла из района Жлобина на западном направлении в тыл С.Н. Булак-Балаховичу, а 48-я СД была должна, захватив Калинковичи, разрезать группировку в районе между Мозырем и Речицей. После многочисленных атак 17-й стрелковой дивизии Мозырь пал95.

21 ноября РНДА начало отход на запад из мозырского района, стараясь не соприкасаться с частями 48-й и 17-й стрелковыми дивизиями Сологуба. 22 ноября балаховцев настигла 33-я Кубанская красная кавалерийская дивизия, которая, тем не менее, не смогла удержать ударов Псковского и Партизанского полков С.Н. Булак-Балаховича. В составе Псковского полка успешно сражалась и личная сотня С.Н. Булак-Балаховича, сформированная из старых балаховских партизан, включая тех кто сражался вместе с ним в Первой Мировой войне. 23 ноября 1920 года Народная Добровольческая армия перешла реку Птичь, остановившись возле Копцевичей и отбив ещё одну атаку красных казаков 24-й бригады, которая пыталась преградить ему путь отхода на запад96.

На железнодорожной станции Люденевичи, недалеко от озера Князи 27 ноября 1920 года С.Н. Булак-Балахович, узнав что шедшие параллельно группы Русской Народной Добровольческой армии уже находились в нейтральной зоне, дал распоряжение своим частям отступить за польскую границу. Группы балаховцев постоянно сталкивались в сражениях с казачьими бригадами 16-й армией и прижималась с восточной стороны 17-й стрелковой дивизией красных. Узнав, что С.Н. Булак-Балаховичу может грозить окружение под Житковичами, группа полковника Жгуна в составе двух оставшихся батальонов, переправившись через реку Припять поспели на помощь «батьке» С.Н. Булак-Балаховичу. 29 ноября большая часть Русской Народной Добровольческой армии, в том числе сами Б.В. Савинков и С.Н. Булак-Балахович, вошла в село Сенкевичи. Это была территория Польши.

Причинами поражения Русской Народной Добровольческой армии стали честолюбие поставленных целей похода и малое количество имеющихся сил, а так же быстрая концентрация войск Западного фронта Рабоче-Крестьянской красной армии (РККА). Крестьянские массы во многих  местах поддерживали бойцов РНДА, при чём одни видели в них антибольшевистские «зелёные» силы, другие национальную белорусскую идею. В некоторых других местах, из заявлений очевидцев, материалов советской разведки и мемуаров самого Б.В. Савинкова, крестьянин опасался балаховцев, преследуемый грабежами и презрительным потребительским отношением балаховских офицеров. Явным тактическим просчётом было включение в состав народных добровольцев крупных отрядов, наскоро сколоченных из красных дезертиров. Негативную роль сыграли и белорусские социалисты, которых было много в РНДА. Они устраивали митинги, задавая неудобные вопросы в частях 2-й дивизии. С.Н. Булак- Балахович оставил небольшую часть войск в нейтральной полосе, отправился с министрами БНР в Варшаву, чтобы договориться о продолжении борьбы в Слуцком уезде, где началось Слуцкое восстание97. Этой же надеждой болел и его брат — Юзеф Балахович, который поначалу хотел реорганизовать свои части. В итоге, последние части РНДА пересекли польскую границу только 6 декабря 1920 года98.

В итоге, начав свой поход на более выгодных условиях, чем в своё время «деникинцы» или добровольцы белой северо-западной армии генерала Н.Н. Юденича, «балаховцы» так же молниеносно быстро отступили, как и наступали до этого. Поддерживаемые в финансовом и военном планах Польшей, общественным мнением Финляндии и Прибалтики99, имеющие сочувствие в среде белорусских крестьян и даже красноармейцев, так легко переходящих целыми отрядами на их сторону, солдаты РНДА будучи физически слабее своего противника, вскоре завершили данную авантюра. Всё же, по мнению Бориса Савинкова, метод С.Н. Булак-Балаховича и сама затея малой крестьянской войны были правильными, но, возможно, не своевременными из-за чего их планы провалились. Некоторая часть подразделений Народной Добровольческой армии, в основном родом из белорусских крестьян, осталась на территории Восточного Полесья и продолжала вести борьбу с чекистами и комбедами партизанскими методами. Эти люди, в основном, действовали в составе белорусской повстанческой организации «Зеленый дуб», численность которой доходила до 4500 человек100. Её возглавляли бывшие эсеры и социал-демократы, что давало ей оттенок крестьянской социалистической партии, наподобии украинских «хлеборобов» . Среди ее представителей были такие люди как: политик В. Адамович, писатель А. Левицкий, капитан В. Ксеневич, учитель И. Пешка и прочие представители интеллигенции.

марта 1921 года между РСФСР и УССР (без участия белорусской делегации) с одной стороны и, относительно молодого государства Польшой с другой, был подписан Рижский мир, поставивший решающую точку в советско-польском конфликте. Западная часть нынешней Белоруссии и нынешней Украины осталась в составе территории Польши.

Представитель польского правительства Станислав Грабски и сторонники его позиции незамедлительно приняли и подписали Рижский мир, на тех условиях на которых он был, даже с учётом самостоятельности Советской Украины, так же как и в аналогичном документе признающим существование Советской Белоруссии. Польская армия несла огромные потери, после многочисленных боёв с Красной армией, которая превышала её по численности. Поляки отказались от идеи «восстановления Великой Польши от моря до моря». Федеративные планы Ю. Пилсудского на счёт объединения Средней Литвы, Белоруссии и Украины под протекторатом Польши провалились. Войска украинских частей, руководимых Петлюрой, а так же белорусские (генерала С.Н. Булак-Балаховича) и русские (генерала Б.С. Перемыкина) были интернированы на территории Польши101.

По распоряжению военного командования Польши, Русская Народная Добровольческая армия получила название — Отряд №1 перейдя под командование Юзефа. Это не мешало С.Н. Булак-Балаховичу продолжать сотрудничество с незаконными для СССР белорусскими сепаратными политическими силами на протяжении первой половины 1920-х годов. В дальнейшем, братья Станислав и Юзеф Балаховичи оставаясь польскими подданными вели политически пассивный образ жизни, разводили лошадей благородных пород и вели сельское хозяйство. Бывшие участники похода РНДА в Полесье работали на лесозаготовках в Беловежской пуще. Правда, сам С.Н. Булак-Балахович успел принять участие в военном перевороте в Польше в 1926 году. Его младший брат — Юзеф был убит разведчиками ОГПУ. С.Н. Булак-Балахович стал участником обороны Варшавы и партизанской борьбы против немецких войск, напавших на Польшу 1 сентября 1939 года. Сам же С.Н. Булак-Балахович погиб от рук немецкого сотрудника гестапо в Варшаве 10 мая 1940 года102.

. Особенности формирования Русской Народной Добровольческой армии

Русская Народная Добровольческая армия в советских источниках описывается как белогвардейская или белобандитская сила; в документах белой эмиграции либо как эсеровская авантюра, либо как одна из последних акций подрывной деятельности «балаховцев»; в некоторых белорусских источниках как доблестный поход «Особого отряда БНР», сражающагося за независимость белорусского народа; в польских — как небольшая дивизия их соотечественника С.Н. Булак-Балаховича, имеющего контакты с Русским Политическим комитетом. В данной главе представлен объективный анализ различных исторических мнений и оригинальный подход к данной проблеме. Как уже было сказано выше,  Русская Народная Добровольческая (Демократическая) армия сформировалась из партизанского отряда генерал- майора С.Н. Булак-Балаховича и примкнувших к ним добровольцев и сагитированных С.Н.  Булак-Балаховичем  пленных красноармейцев на территории Польши. В августе 1920 года С.Н. Булак-Балахович наладил контакты с Борисом Викторовичем Савинковым, председателем Русского политического комитета (РПК), также находящимся на территории Польши. Ещё летом между ними  (Булак-Балаховичем и  Савинковым) были обговорены многие идеологические аспекты и примерная тактика военных действий антибольшевистских сил С.Н. Булак-Балаховича. Также сами «балаховцы» по воспоминаниям брата Б.В. Савинкова — Виктора, подверглись огстрой критике за антисемитские действия в ходе летних боёв советско- польской войны.  Генерал С.Н.  Булак-Балахович  формально пообещал пресекать подобные действия, возможно, в определённом случае, им были предприняты какие-либо попытки, но серьёзного результата за этим не последовала. По крайней мере, на памяти очевидцев событий осени 1920 года остались как факты борьбы С.Н. Булак-Балаховича как белорусского патриота за интересы своего народа, так и погромный и открыто мародёрский метод действий армии С.Н. Булак-Балаховича, с элементами антисемитизма.

В то время как в белую Русскую армию в Крыму принудительная мобилизация местного населения совершалась на более жёстких условия чем в красную рабоче-крестьянскую армию (РККА), силы Русской Народной Добровольческой армии осуществляли набор на исключительно добровольных началах103. За год до соглашения с Савинковым, летом 1919, в составе Северо-западной Добровольческой армии, С.Н. Булак-Балахович распространял среди населения Пскова и окрестностей призывы к борьбе с большевиками не за царскую, «черносотенную» власть, а за Учредительное собрание, за демократическую Россию. А.П. Родзянко, Н.Н. Юденич, Б.С. Пермикин и другие генералы-монархисты с неодобрением смотрели на идеи и принципы С.Н. Булак-Балаховича, обнаружив в ней «эсеровскую авантюру». Возможно, на идее «борьбы за третью Россию» и сочувствии к зелёным силам С.Н. Булак-Балахович и Б.В. Савинков нашли общий язык летом 1920 года.

3.1 Роль Б.В. Савинкова, его связь с С.Н. Булак-Балаховичем и программа Русской Народной Добровольческой армии

.1.1 Роль Б.В. Савинкова

Борис Викторович Савинков родом из города Харьков, из семьи судебного пристава. По происхождению, как писал сам Борис Викторович, его отец был русским, а мать украинкой. Однако, по этому вопросу, существуют и другие версии происхождения его матери. В одних источниках он называл её полькой, а в других еврейкой104. Своё детство Б.В. Савинков

провёл в Варшаве, где проходил обучение в так называемой Первой мужской гимназии, которую, в своё время, закончил будущий «начальник» Польши Юзеф Пилсудский105.

Б.В. Савинков с 1903 года становится участником боевой организации эсеров и организует множество покушений на правительственных деятелей, в том числе на министра В.К. Плеве. С апреля 1917 года Б.В. Савинков становиться комиссаром временного правительства, сотрудничает с Керенским, после событий в октябре 1917 года присоединяется к антибольшевистскому лагерю. Он был организатором подпольного офицерского «Союза защиты родины и свободы» в Москве, принимал участие в организации Добровольческой армии на Дону, участвовал в организации антибольшевистского восстания в Ярославле, а так же боролся с большевиками в рядах Директории в Уфе и ряда других городах Поволжья за период 1918 года.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

За свою жизнь Борис Савинков успел оставить множество литературных и автобиографических трудов. Многим известны такие произведения как «Конь вороной» и «Конь бледный», в ярких красках описывающие все ньюансы террористической жизнедеятельности боевой организации эсеров, которые писатель публиковал под творческим псевдонимом В. Ропшин. Значимую историческую ценность для данной выпускной квалификационный работы представляет очерк Б.В. Савинкова «Русская Народная Добровольческая армия в походе», а также его работа «За третью Россию».

Находясь на территории Польши, Б.В. Савинков проводил переговоры с маршалом Ю. Пилсудским в январе 1920 года106. Маршал Польши планировал создание прочной антисоветской коалиции, при поддержки белых сил, белорусских эсеров и националистов, сил «головного атамана» С.

Петлюры и РПК Бориса Савинкова. Личность Б.В. Савинкова, далеко не всегда встречая симпатии и поддержку со стороны монархических белых кругов, обладала определённым обаянием при общении с руководством Польши и стран Антанты. Последние выделяли крупные суммы в казну РПК для борьбы с большевиками.

На момент подписания соглашения о совместной деятельности с лидером РНДА С.Н. Булак-Балаховичем 27 августа 1920 года, Борис Савинков являлся представителем Русского политического комитета (РПК). Русский политический комитет в Польше был представлен левым крылом антибольшевистских сил, но он не был организован из представителей какой- либо одной партии, например, эсеров или меньшевиков. В его состав входили совершенно различные люди, разного социального происхождения, занимавшиеся до войны различными видами деятельности. Состав РПК состоял из таких людей как: Д. Философов (из дворянского рода, публицист и общественный деятель), Н. Буланов (военный инженер по специальности, участник первых трёх Дум в Москве, кадет), А. Мережковский (русский писатель, поэт, историк), А. Дикгоф-Деренталь (эсер), В. Португалов, А. Смолдовский и прочие.

Господствующей задачей РПК было создание антибольшевистских военных частей на территории Польши и политическое объединение русских эмигрантов. Польский маршал Юзеф Пилсудский был заинтересован в сотрудничестве с РПК и лично с Б.В. Савинковым, поскольку не мог согласиться с белыми генералами и их концепцией «Единой и неделимой России», исходя из который Польша была лишь составной частью их «страны» и её правительство — сепаратисты. В период визита Б.В. Савинкова в Польское государство в январе 1920 года, они с Ю. Пилсудским пришли к договорённости о проведении плебисцита на территории Белоруссии и Литвы107. РПК образовался летом 1920 года, имея изначальное название «Русский Эвакуационный комитет», в следствии чего, сражу же приступил к вербовке пленных польскими войсками красноармейцев в антибольшевистские силы.

Савинков призывал вступить в его ряды всех русскоязычных эмигрантов на территории Польши, независимо от их политической принадлежности. Опасался Борис Викторович только выходцев из наиболее радикальной про-монархической среды, которые, в свою очередь, видели в Савинкове своего врага, бывшего террористы — эсера. В своих очерках Б. Савинков не редко винил в провалах антибольшевистского движения именно этих белых генералов, упрекая за их «косность», невежество и презрительное отношение к крестьянству. Савинков верил в будущее РПК, особенно после того как организовал сотрудничество с С.Н. Булак-Балаховичем. Савинков поддерживал переписку с военным министром Великобритании У.Черчилем и французским генералом А. Нисселем, что значило признание легитимности деятельности Савинкова на международной арене.

Крупную роль в РПК занимал ближайший сподвижник Савинкова, эсер, А. Дикгоф-Деренталь. Он был преданным единомышленником Бориса Савинкова на протяжении всей Гражданской войны. А. Деренталь всячески способствовал переброске бывших добровольцев белоармейцев из Прибалтики в Польшу. В его задачи входил надзор за финансовыми средствами, отсчёт солдат и агитация. Основная задача — переброска эшелонов формирований графа А.П. Палена в Латвии в Польшу. Но здесь возникли организационные проблемы. А. Дикгоф-Деренталь и другой участник РПК А. Смолдовский намеревались передать сумму в размере 5000 франков лично в руки генералу графу А.П. Палену. Однако, в процессе операции что-то пошло не так и денежная сумма в итоге исчезла108 .

Русская Народная Добровольческая армия создавалась под руководством С.Н. Булак-Балаховича и Б.В. Савинкова и к 27-ому августа 1920 года имела свою «крестьянскую» программу109. Программа в некотором роде соответствовала чаяниям эсеров, но с раскрытием более актуальных проблем на 1920 год, в частности в ней упоминалось о допущении самоопределения народов бывшей Российской империи. Некоторые пункты имели явно «савинковский» оттенок и совпадали с программой организации «Союза защиты Родины и Свободы». Белорусские эсеры признавали власть Советов, но выдвигали идею создания социалистической коалиции всех белорусских партий в противовес централизации ЦК КП Л и Б, отрицая руководящую роль пролетариата и его диктатуры в социально-политической системе белорусского общества110. Эсерская теория интегрального социализма стала препятствием в отношениях между большевиками и эсеоами в 1920 году. Однако, и большевиками были довольны не все белорусские жители, в особенности их тревожил факт наличия границы военных действий между РСФСР и Польшей проходящей по белорусской земле, при том что ССРБ и БНР, формально имея статус независимых государств, по сути являлись протекторатами противоборствующих сторон.

Военно-политическая программа самого С.Н. Булак-Балаховича накануне похода РНДА в Белоруссию звучала следующим образом:

«Я, атаман Народной Добровольческой Армии приказываю красным войскам и всему населению: 1. Приготовиться к встречи моих войск; 2. Не стрелять по моим отрядам, тогда и я никого не трону, мои солдаты первыми стрелять не будут. 3. Помните, что я — народный атаман и поэтому народу меня бояться незачем. 4. Я воюю не за царскую и не за барскую Россию, а за землю и хлеб для всего народа, за крестьян, за Всенародное Учредительное Собрание.»111

Предполагалось раздавать листовки и воззвания с подобным текстом как белорусским крестьянам, так и красноармейцам в советском тылу. В то же время совершая поход в тылы красных в Белоруссии, «балаховцы» оставляли антисоветскую литературу, в надежде вызвать и усилить у крестьян враждебное отношение к советской власти в Белоруссии112. Возможно это была идея Б.В. Савинкова. Через год в 1921 году на территории Белоруссии будут действовать подрывные группы «Союза защиты Родины и Свободы», применяя подобную антисоветскую тактику.

Разумеется, у Бориса Савинкова за плечами был многолетний опыт конспиративной работы в рядах партии эсеров. О деятельности Савинкова и «Союза защиты Родины и Свободы» докладывал его бывший агент, завербованный позже советской разведкой Г.И. Семёнов. Со слов Семёнова, Б.В. Савинков действовал в полном согласии с польскими властями в момент похода РНДА и вплоть до вылазок в Белорусскую ССР диверсионных групп летом 1921 года. К подрывной деятельности на территории советской Белоруссии и советской Украины привлекались интернированные в 1920 году солдаты С.Н. Булак-Балаховича, С. Петлюры и 3-ей Русской армии генерала Пермикина113. Кстати, атаман С.Н. Булак-Балахович опровергал своё участие в белорусской партизанщине летом 1921 года, о чём не раз излагал в своих интервью еврейской газете «Наер гайнт» и польским средствам массовой информации.

Из сведений Гомельского государственного архива, приведённых в книге «Крах антисоветского бандитизма в Белоруссии 1917-1925» «балаховская» армия формировалась из русских и белорусских антикоммунистов, добровольцев поляков. К тому же, в её состав входили немцы Курляндии (добровольцы) и красноармейские дезертиры и пленные114. Исходя из этого следует сделать вывод, что части РНДА были интернациональными и набраны из разных, порой даже противоборствующих лагерей (белых и красных), что придавало армии действительно «народный» статус. С другой стороны многие бойцы имели неизвестное прошлое, имели разный опыт ведения боя и это мешало установлению нормальной дисциплины в РНДА.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Тем не менее, по разным сведениям, большую часть «балаховцев» всё- таки составляли бывшие красноармейцы, перешедшие на сторону Балаховича под влиянием его агитации, или же — пленные красноармейцы, количество которых отражало моральное разложение и отсутствие боевой слаженности на тот момент, о чем свидетельствует «чудо на Висле», операция в ходе которой контратакой поляки взяли в плен большое количество солдат 3, 4, 15 и 16 армий РККА Западного фронта под командованием М.Н. Тухачевского в августе 1920 года.

Параллельно с этим проходили неудачные бои Красной армии с союзными полякам отрядами УНР за Львов, после которых поляки так же получили пленных. По некоторым сведениям численность советских военнопленных в Польше за период 1919-1920 годов насчитывалась эквивалентно 200 тысяч человек115. Современные российские историки, такие как Т.М. Симонова насчитывают примерно 130 — 150 тысяч пленных человек. Польский историк З. Карпус, чуть меньше — 110 тысяч человек. Во всяком случае в СССР, в том числе по амнистии 1921 года, вернулись далеко не все пленные красноармейцы. Некоторые из них погибли в результате плохих условий в польском плену и назревающей эпидемии тифа, другие же остались в Польше после заключения Рижского мира или эмигрировали на Запад, а остальные вступали в ряды антисоветских вооружённых формирований, в том числе в РНДА.

В представленной на следующей странице таблице приведено точное число советских пленных попавших в польский плен после Варшавской битвы на сентябрь 1920 года116. Эти данные свидетельствуют о большом

количестве советских бойцов, попавших в плен только за сентябрь, при этом не учитывая пленных за весь период советско-польской войны. Следовательно, их число могло достигать 200 000 человек за весь период войны.

Действительно, активная агитация Б.В. Савинкова и С.Н. Булак- Балаховича в лагерях пленных красных в сентябре-октябре 1920 года способствовала набору в Русскую Народную Добровольческую армию

 

нескольких тысяч человек. Точное определить количество принятых в РНДА мешает тот факт, что бывшие красноармейцы зачислялись через РПК, а оттуда некоторые могли попасть в 3-ю Русскую армию под командованием Пермикина и казачью дивизию Яковлева. Многие пленные красноармейцы относились к 1-ой Конной армии С. Будёнова , а значит среди них были выходцы и из казаков и с большей вероятностью они бы примкнули к казакам атамана Яковлева. Помимо того, пленные красные солдаты украинского происхождения охотно входили в сентябре 1920 года в дивизии Симона Петлюры, принимающие активное участие в советско-польской войне.

Стоит подытожить, что по аналогии с многими военными формированиями Гражданской войны, создание РНДА происходило довольно хаотично, без профессионального кадрового отбора. Была проведена только частичная агитационная работа РПК. Укомплектовывались части армии «балаховцев» по дивизиям (3 пехотных, 1 кавалерийская и отдельная бригада атамана Искры), об этом упоминается во 2 главе данной работы. Польские власти, вместе с Антантой экономически обеспечивали РПК Б. Савинкова. Поляки обеспечили транспортировку «балаховцев» к границам с советской Белоруссией и снабдили войско С.Н. Булак-Балаховича не плохим вооружением, артиллерией, лошадьми. В распоряжении Русской Народной Добровольческой армии даже имелся собственный бронепоезд «Балаховец»117. Но отсутствие филигранного отбора кадров начальников отрядов и отдельных солдат РНДА стало причиной отсутствия должного порядка, погромных действий и моральной неустойчивости при отступлении в 20-х числах ноября 1920 года. В конечном итоге лишь старые «партизаны- балаховцы» проявили «боеспособность» разгромив несколько красных штабов, вовремя уходя из под удара противника, и личная сотня атамана С.Н. Булак-Балаховича, не раз выходившая из окружения, остальные же части, такие как Туземный полк, набранные во время операции белорусские зелёные партизаны и Хабненский полк, состоящий из дезертиров- красноармейцев Мозыря оказались разложившимся элементом. Кампания Б. Савинкова и С.Н. Балаховича в ноябре 1920 года провалилась из-за недооценки состояния красных частей и переоценки своих сил.

3.1.2 Программа РНДА

Принимая в внимание условия «польских депозитов» РНДА получила финансовое содержание от Польши, которое в будущем планировалось зачесть в качестве долга России перед республикой Польша. Формирования

С.Н. Булак-Балаховича политически вошли в подчинение непосредственно лидеру РПК Б.В. Савинкову. Политическая программа Бориса Викторовича Савинкова включала в себя следующие пункты: 1) Созыв Учредительного собрания; 2) Земля передаётся в руки народу; 3) Демократия; 4) Федерация свободных народов.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Соединения генерала С.Н. Булак-Балаховича имели право действовать самостоятельно, по мере возможности сохраняя контакты с иными соединениями, подчинёнными РПК на территории Польши. В обязанности Б.В. Савинкова входило: 1. С политической точки зрения представлять соединения С.Н. Булак-Балаховича польскому правительству и союзным странам; 2. По мере возможностей, оказывать всяческое содействие улучшению снабжения необходимыми средствами соединения генерал- майора С.Н. Булак-Балаховича; 3. Совместно с С.Н. Булак-Балаховичем участвовать в организации антибольшевистской пропаганды как в своих частях, так и в районах, занятых в настоящее время красными войсками118. В своей антибольшевистской пропаганде лидер РНДА выделялся от других антисоветских деятелей находившихся в Польше «зелёной пропагандой», риторикой восхваления демократического строя и критикой старых царских времён.

3.2 Национальный фактор в РНДА

.2.1 Отношения с белорусами

В конце осени 1919 года, совершая антибольшевистские рейды в районе севернее села Печоры и восточнее Тарту вместе с армией независимой Эстонии, отряд С.Н. Булак-Балаховича имел в своём составе добровольцев белорусов и поляков. Эстонские власти не препятствовали этническому выбору С.Н. Балаховича, но, тем не менее, 2 февраля 1920 года.119 В Прибалтике ими был подписан мирный договор с руководством РСФСР. Миссии Антанты постепенно сворачивались, а белые части совершенно утеряли фронт. В системе политической изоляции, С.Н. Балахович, уже привыкший к военным действиям и имеющий свои определённые принципы, искал соглашения с белорусскими силами.

Незадолго до этого, С.Н. Булак-Балахович (будучи делегатом на конференции молодых руководств балтийских стран в Тарту в ноябре 1919года) наладил контакты с представительством молодой Белорусской Народной республикой (БНР)120. Министр БНР К. Дуж-Душевский и полковник К. Езовитов заключили договор с правительством Эстонии. Ими было принято решение, что Партизанский отряд генерала С.Н. Булак- Балаховича отныне является «Отдельным отрядом БНР в Балтии» и спонсируется эстонскими властями в качестве кредита независимой БНР. С.Н. Булак-Балахович, после перемирия Эстонии с РСФСР в короткий срок наладил отношения с представительством Польши, что помогло «Отдельному отряду БНР» в короткий срок совершить переброску сил в Двинск121, соединившись с польской дивизией Э. Рыдз-Сьмглы, отправиться в Брест на перевооружение.

В различных источниках оставляются противоречивые данные о национальном самосознании белорусского народа. Нет сомнений в том, что со времён после краха монархии в феврале 1917, и тем более после свержения Временного правительства в октябре 1917 белорусский народ имел возможность и желание заявить о себе. Но основная проблема заключается в том, что белорусские правительства осуществляли свою деятельность при помощи власти извне.

Как и советская республика ЛитБел, ставшая к 1920 году Советской Социалистической республикой Беларусь, имена непосредственное влияние от РСФСР; так и первый состав БНР в 1918 году организовал административные органы власти на зоне оккупированной немецкими войсками, так и Наивысшая(верховная) рада БНР с председателем Антоном Луцкевичем имела зависимость от Польши. Только эсеровские лидеры БНР, такие как В. Ластовский, П. Кречевский и католический ксёндз А. Станкевич остались действительно независимой, но политически слабой силой, утвердили Народную раду122. Белорусские эсеры являлись сторонниками некой «третьей силы»(в чём напоминали российских эсеров и Бориса Савинкова) и воспринимали как стран-агрессоров и Польшу и РСФСР. Между прочим, в своей программе эсеры Белоруссии не отделяли белых от красных и боролись «с польской интервенцией и экспансией империалистической большевистско-деникинской силы», как они сами заявляли. «Начальник Польши» Юзеф Пилсудский проводил аресты некоторых деятелей Народной рады БНР, в связи с чем, последние были вынуждены перебраться в Литовский город Ковно.

Органы власти в ССРБ представляли из себя скорее интернациональную силу, нежели унитарную белорусскую. Участковый милиции Слуцкого уезда, к примеру, был бывший рабочий венгерского происхождения — Иван Токер123, а в органах ЦК Коммунистической партии Белоруссии присутствовали русские (А.Мясников — бывший председатель, С.И. Иванов, В.Г. Кнорин), немцы и поляки (И. Уншлихт, К. Циховский)124, а так же евреи, литовцы и прочие. Войска же генерала-майора С.Н. Булак- Балаховича, так же имеющие интернациональный состав, несли белорусам альтернативную национальную политику. Силы РНДА, хоть и являясь участником Русского Политического Комитета и союзником независимой

Польши, делали больший акцент на белорусском национальном самосознании. А советская власть имела опору в белорусском пролетариате и бедном слое крестьянства, не принимаю во внимание национальный контекст региона.

В период похода РНДА С.Н. Булак-Балахович объявил о создании крестьянской программы для «самостоятельной Белоруссии», в границах от Речицы до Смоленска и от Гродно до Мозыря125. С.Н. Булак-Балахович именовал себя зелёным генералом и, возможно, выступая перед местными крестьянами делал акцент на своём белорусском происхождении. С.Н. Будак- Балаховичем и Борисом Савинковым, при сотрудничестве с местными «зеленодубцами» был организован Белорусский Политический комитет (БПК).

В ноябре 1920 года, параллельно антибольшевистскому Слуцкому восстанию в районе Каленковичей и Мозыря активизировали свою боевую деятельность многочисленные зелёные крестьянские отряды. Они чаще всего с восторгом встречали силы Народной Добровольческой армии и воспринимали «батьку-атамана» С.Н. Булак-Балаховича не иначе как родного, своего земляка. Имея поддержку местного населения, при условии, что регионы маршрута РНДА были заселены по большей части крестьянами, включая середняков и антисоветских кулаков, «батька» С.Н. Булак-Балахович приказал формировать свежие части БНА (Белорусской Народной армии), состоящие исключительно из этнического белорусского мужского населения. Дальнейшее оперативное командование РНДА, включая операции под взятию станции Домановичи, штурму Речицы и Жлобина, принял на себя Ю.Н. Булак-Балахович. С.Н. Булак-Балахович вскоре заявил о непризнании органов правительства советской Белоруссии (ССРБ) и Народной рады БНР в Ковно126. 16 ноября 1920 года в районе Мозыря произошла встреча между лидерами РНДА и БНР. На ней делегаты от БНР — социалисты П.И. Алексюк и В.А. Адамович с одной стороны и Б.В. Савинков и С.Н. Булак-Балахович с другой, утвердили договор, согласно которому решающая концепция взаимных отношений между Белоруссией и Русской республикой (проект Б.В.. Савинкова) должна была определиться соглашениями между Учредительными собраниями свободных Белоруссии и России либо правительствами, этими собраниями утвердившимися. В первой половине 1920-х годов , у атамана Балаховича ещё имелись планы возглавить белорусское национальное движение и объединить под своими знамёнами. 27 апреля 1921 он подписал соглашение с секретарём президиума БНР в эмиграции Б. Тарашкевичем и полковником, представителем БНР в Париже, Е. Ладновым судя по которому генерал-майор С.Н. Булак-Балахович становился «верховным командующим над всеми вооружёнными силами Белоруссии»127. С.Н. Булак-Балахович получил право решающего голоса на собраниях Государственного комитета БНР.

Белорусское крестьянское население, в среде которого встречался антисемитизм, любили своего «батьку» С.Н. Булак-Балаховича за еврейские погромы, не смотря на то, что он как раз открещивался от них. Солдаты Булак-Балаховича нередко изымали имущество евреев и раздавали между христианским белорусским населением128. Судя по записям Виктора Савинкова, еврейские погромы отряд С.Н. Булак-Балаховича совершал ещё в составе польской армии летом 1920 года, но с оговоркой на то, что погромы не являлись редкостью для «иудофобской» (антисемитской) польской армии.

В период участия С.Н. Булак-Балаховича в составе польских войск в боях под Пинском у него была своя своеобразная шпионская сеть — местные дети, женщины, старики. Крестьянское население доносили отрядам Балаховича всю информацию о действиях красных129. Крестьяне в основной массе симпатизировали С.Н. Булак-Балаховичу. У него существовала своя политика в общении с крестьянами — пропаганда товарами. Он полагал , что крестьянин быть не мог ни белым и ни красным: ведь и белые и красные что- нибудь забирают у крестьянства или изымают. С.Н. Булак-Балахович стремился что-нибудь дать крестьянам, пусть даже не значительное130. В любом случае, находясь в бедственном положении после Первой мировой и Гражданской войн крестьянин будет рад и малому и, скорее всего, отблагодарит.

Со времён Пскова, любимым делом С.Н. Булак-Балаховича стало устраивать народные суды. Любопытный факт, что наличие данных акций могли олицетворять как тщеславие его характера, так и честность «народного мстителя». Не оставляет сомнений одно — подобного такому не было у белых формирований. Разве что. нечто похожее происходило у барона Р.Ф. Унгерна в степях Бурятии и Монголии. Народный суд — специфическая черта зелёных армий и чёрной гвардии Нестора Махно. И даже в них решения мог вынести штаб. Подобные публичные суды и казни С.Н. Булак-Балахович осуществлял и на территории Белоруссии.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В городе Туров, восемнадцатилетнего белорусского партизана изнасиловавшего еврейскую женщину, С.Н. Булак-Балахович приказал расстрелять. Казнь солдата назначили на следующий день. В то же время, в Турове к смертной казни готовили и трёх евреев, признанных шпионами большевиков. С.Н. Булак-Балахович и здесь устроил народный суд. В итоге молодого партизана не убили, но жестоко наказали плетьми. Стоя же перед евреями-шпионами, атаман и «начальник Белоруссии» С.Н. Булак-Балахович сам проявил инициативу и несколько раз спросил у толпы: «есть ли здесь те, кто может за них поручиться?» В конечном счёте, евреи также были оправданы, а один из подсудимых после даже записался добровольцем в РНДА131

3.2.2 Отношения с евреями и прочими народами

Народ к началу XX века был тёмный и малограмотный. Для царской России управлять таким населением казалось удобно. Пришла революция, затем Гражданская война. Население ожесточилось, находясь в постоянных боевых действиях в условиях террора со всех сторон. Видимо, учитывая обособленность еврейского населения и в некоторых случаях успех евреев, многие народы бывшей Российской империи нашли в них «козлов отпущения», не преследуя национальные или религиозные мотивы, а просто из чувства зависти.

«-Ты убил?

Так точно, я.

За что?

Да ведь он «жид»…»132 — такой диалог с «балаховцем» приводит в своих воспоминаниях Б.В. Савинков. И красноармеец, и «балаховец», и обычный местный крестьянин — все они воспринимают еврея как врага. Как пишет тот же Савинков, по мнению местных, большинство евреев заседало в «чрезвычайных комиссиях» и комбедах, что вполне возможно, ведь в союзе с большевистской партией часто действовал «Бунд» и даже местные сионисты. При чём, советская власть в будущем разоблачала многие из этих организаций. И антисемитские процессы в армии С.Н. Булак-Балаховича вызваны скорее не национализмом, а общей спецификой того времени. Данная тенденция происходила повсеместно на всех фронтах Гражданской войны, и солдаты С.Н. Булак-Балаховича оказались не исключением.

Не без участия идеалиста Б. Савинкова в составе Русской Народной Добровольческой армии появилась еврейская рота, под руководством прапорщика Цейтлина. Из заявления самого прапорщика был он «Керенского производства» (т.е. стал прапорщиком во времена Временного Правительства), и с большим воодушевлением вступил в ряды «народной» армии С.Н. Булак-Балаховича. Однако, евреи шли в РНДА без особого рвения. Количество бойцов еврейской роты накануне похода не покажется внушительным — всего 8 человек133. По версии Виктора Савинкова, евреи роты постоянно просили денег, но тут следует отметить, что средства на РНДА выделяло польское правительство, евреи были в курсе и их просьбы , в данном случае, были уместны. Однако, в дальнейшем, рота в количестве так и не увеличилась.

Большевики, проводя политику против кулаков, отбирали крупный рогатый скот у белорусов, в то же время евреев либо трогали меньше, либо они были житейски более хитрые. В одной из деревень, занятой «балаховцами», партизаны нашли небольшой склад соли в еврейском доме, в то время как в домах белорусских крестьян царила пустота134. Подобные события и случаи вызывали гнев у местного белорусского населения. Однако атаман С.Н. Булак-Балахович не отдал, в тот момент, никаких приказов в отношении евреев упрятавших соль. По крайней мере, В.В. Савинков об этом не упоминает.

Сам С.Н. Булак-Балахович любил поднимать интернациональные темы в разговоре. Относил себя чаще к поляку или белорусу, но не противопоставляя эти народы «русскому миру». Он считал своим долгом, делом всей жизни объединение братских народов России и Польши, разделённых, по его мнению, вековыми недоразумениями135. В своих речах не упускал тему прославления демократии и самоопределения народов.

В отряде генерала Булак-Балаховича ещё в период польско-советской войны успел послужить даже ротмистр армянского происхождения, представлявшийся итальянцем136. Ротмистр-армянин командовал мусульманской ротой состоящей из примерно 200 сабель, возможно представляя самого себя тоже как мусульманина. Рота оказалась не самой надёжной в походе, но в принципе боеспособной. Атамана Булак-Балаховича любили и в ней. Одаривая мусульманскую роту пламенными речами, Булак- Балахович не забывал упомянуть пророка Мухамеда.

По мнению В.В. Савинкова впечатление о себе как о воре и казнокраде оставил интендант Елин. Большинство людей считали его евреем, однако сам себя он относил к чистокровному русскому человеку. Тем не менее, если учитывать антисемитские настроения в РНДА, интендант Елин мог просто скрывать своё этническое происхождение. Полковник Микоша, бывший участник Северо-Западной Добровольческой белой армии, вероятно украинского или белорусского происхождения казался Виктору Савинкову честным и благородным человеком. Как позже выяснилось, полковник Микоша симпатизировал монархическим прогерманским кругам в белом движении137.

Ещё один небезызвестный участник похода РНДА в Полесье это атаман Искра Лохвицкий, командующий крестьянской ротой. Им был осуществлён набор крестьян полесья белорусского и украинского происхождения. Возможно, он был украинцем, будучи участником 2-ой Думы и городским приставом в Одессе. В.В. Савинков был совершенно не удовлетворён штабом партизанского отряда атамана Лохвицкого при личной встрече с ним в Польше. Однако Лохвицкий был принят в состав Русской Народной Добровольческой армии в качестве командующего Крестьянской бригадой и в общем неплохо справлялся со своей задачей продвигаясь с южной стороны реки Припять параллельно главным силам С.Н. Булак- Балаховича.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

3.3 Социально-политические перспективы РНДА

Поход Русской Народной Добровольческой армии, несомненно, имел перед собой определённые перспективы де-юре, но де-факто оказался полностью непродуманным, а основанным на авантюризме и нетривиальной фигуре атамана С.Н. Булак-Балаховича и «зелёной» агитации Б.В. Савинкова. Б.В. Савинков в самой идее народно-добровольческой армии позже не разочаровался, но считал причиной поражения еврейские погромы в армии С.Н. Булак-Балаховича и некоторых старорежимных полковников РНДА, например, Павловского или Войцеховского, на которых так же возлагалась и вина за многие погромы. Этих людей он олицетворял с «белой» силой, монархическими заговорщиками и проводил между своей персоной и ими идеологический водораздел. «Скажем мужественно: чтобы победить «красных», необходимо сперва победить этих «белых»138» — такое утверждение Борис Савинков писал на страницах цикла своих воспоминаний «Накануне новой революции».

Б.В. Савинков так же в своих воспоминаниях приводит разговор с белорусским крестьянином. Крестьянин объясняет, что не знал о «балаховцах», но теперь, узнав их ближе, готов вступить в их ряды и идти до конца. Но тут же добавляет — «и против Врангеля мы драться будем»; на вопрос «почему» отвечает — «старый режим. «Рангель» пан»139. Своеобразная черта добровольцев-партизан заключается так же в том, что каждый отряд (как и каждый партизан поодиночке) боролся с большевиками только в своём районе. Прогнав комиссаров, шёл на свой участок, сеять землю. Всенародного повстанческого движения как в степном районе деятельности Нестора Махно или тамбовских лесах у «антоновцев» не произошло. Возможно «балаховцам» просто не хватило слаженности, а может всё дело в черезмерной поспешности их действий и «наполеоновских» фантазиях о взятии Москвы.

Красноармейцы, давно уставшие от затяжной войны, нередко сдавались или переходили под агитацией атамана С.Н. Булак-Балаховича на его сторону, но так же и уходили обратно к большевикам. Как известно, С.Н. Булак-Балахович терроризировал чекистов, но рядовых красноармейцев агитировал, миловал. Как уже отмечалось в предыдущем параграфе, С.Н. Булак-Балахович был большим любителем проводить народные суды. Показные они были или искренние — историческая наука установить не может, но сами факты, описанны во многих мемуарах, начиная от М.С. Маргулиеса и Реджи — свидетелей псковских казней и митингов С.Н. Булак- Балаховича, кончая Борисом и Виктором Савинковыми — непосредственными участниками похода Русской Народной Добровольческой армии в Полесье..

Фатальной ошибкой Народной армии С.Н. Булак-Балаховича был выбор не самого удачного времени наступления. Наивно было полагать, что Красная армия, ставшая к 1920 году мощным и крупным мобильным военным образованием, хоть и уставшая от Гражданской войны, но благодаря слаженным действиям советского руководства имевшая постоянное увеличение резервов на Западном фронте РСФСР, не заполнит пограничные с Польшей территории свежими стрелковыми дивизиями и кавалерийскими отрядами. Имея опыт удачной партизанской войны, генерал- майоры С.Н. и Ю.Н. Булак-Балаховичи, не уделяли должное внимание дисциплине частей РНДА. Конный полк был разделён на хорунги, по примеру гусарских частей Речи Посполитой, что способствовало успеху при атаке, но явно дезорганизовало «балаховцев» при отступлении в конце ноября

начале декабря 1920 года. При отходе с Мозырского уезда силами С.Н. Булак-Балаховича было убито более 1000 человек140, среди которых находились и гражданские лица.

Впрочем, после провала «белорусской операции», Б.В. Савинков и С.Н. Булак-Балахович не отказались от плана антисоветского восстания в Белоруссии. Народная Добровольческая армия была интернирована не в полном составе, и в основном не потеряла связи со своим предводителем — С.Н. Булак-Балаховичем. Пилсудский отказал советским дипломатам в выдаче С.Н. Булак-Балаховича и некоторых его соратников, так как они уже являлись гражданами независимой Польши. Подпольные организации «Зелёного дуба» продолжали мятежную деятельность в ССРБ на протяжении первой половины 1920-х годов. В советской историографии принято однозначно считать их акции бандитскими. Нападения с целью захвата имущества имели место быть, но некоторые подпольные группы занимались теоретическим развитием пропаганды, да и к тому же провозглашённый В.И. Лениным НЭП (новая экономическая политика) в 1921 году не сразу давал положительные результаты, на сельских землях Полесья существовал продналог, что вызывало неодобрение в среде середняков. Белорусский Политический комитет и сам атаман С.Н. Булак-Балахович, находясь на польской территории, сотрудничая с возглавляемый Б.В. Савинковым «Союзом защиты Родины и Свободы» продолжали формировании вооружённых отрядов для переброски в советскую Белоруссию. Количество боевиков в этих отрядах насчитывалось в сумме около 13 000 человек141.

Но рупором, ядром антисоветской подрывной деятельности на территории Белоруссии был теперь не Б.В.Савинков и тем более не С.Н. Булак-Балахович. Он теперь являлся польским гражданином, сторонником «начальника» Польши Ю. Пилсудского; был человеком, владеющим польским языком, возможно лучше, нежели чем белорусским и поддерживающий связь не с многим числом депутатов БНР, а только с БПК, который они же ранее с Б.В. Савинковым и организовали. Его время прошло. Перспектива перешла в руки белорусских эсеров(БПС-Р), поддерживаемым

правительством независимой Литвы — литовской «Тарибой»142. В среде белорусских зелёных отрядов была популярна борьба за независимость Белоруссии на два фронта — «против помещичьей Польши и против большевистской России». Этого же курса борьбы за независимость придерживались и эсеры, ставшие лидерами белорусского национального движения в начале 1920-х годов.

Во всяком случае, силы С.Н. Булак-Балаховича и его авторитет вдохновляли бойцов. Вдохновляли крестьян. Таинственность и противоречивость фигуры С.Н. Булак-Балаховича, возможно не давала уверенности партизанам в завтрашнем дне. Сотрудничество с Польшей, чьи интересы с белорусами так же пересекались, оттолкнуло от С.Н. Булак- Балаховича массу белорусских эсеров, хотя с ним и сотрудничал «Зелёный дуб». Возможно грёзы атамана С.Н. Булак-Балаховича и Б.В.Савинкова о «третьей» революции, а также неопределённость С.Н. Булак-Балаховича в определении национальности (кто он? белорус? поляк? русский?) мешали конкретному осуществлению планов и крестьянских проектов РНДА. Тем не менее, феномен РНДА и самой личности лидера — атамана, генерал-майора С.Н. Булак-Балаховича крайне мало изучен как в советской историографии, так и в современной российской и в белорусской. Банально, в наши дни так и существуют три основных позиции: а) С.Н. Булак-Балахович — бандит; б) С.Н. Булак-Балахович — русский патриот (белый), но авантюрист и в) С.Н. Булак-Балахович герой белорусского народа, якобы с первых дней Гражданской войны боровшийся за независимость Белорусской Народной республики.

Автором данной выпускной квалификационной работы были изучены и исследованы разные источники и историческая научная литература о Русской Народной Добровольческой армии в 1920 году и о военно- политическойдеятельности С.Н. Булак-Балаховича, как лидера РНДА. Проведя анализ полученной информации, используя советские, польские, современные российские и современные белорусские источники и научные труды, автор хотел бы выделить три разные точки зрения:

1.   Русская Народная Добровольческая армия это оплот бандитизма, либо спонсированная «белополяками» погромная и буржиазно- националистическая либо правоэсеровская антисоветская организация; её лидер — С.Н. Булак-Балахович — авантюрист, бандит, разбойник и антисемит. — мнение советской историографии;

2.  Русская Народная Добровольческая армия и совершённый ею поход в тыл советской армии в Белоруссии, безусловно, авантюра, как все формирования которые возглавлял С.Н. Булак-Балахович — тоже авантюра. Сама проблема РНДА, нравственны образ этой организации и их цели, практически не рассмотрены в современной отечественной историографии. При этом оценка деятельности С.Н. Булак-Балаховича остаётся неоднозначной: одни авторы относят его к «героям» Гражданской войны, офицеру честно сражавшемуся за Россию в рядах Белого движения, другие к «авантюристам» появление которых в период Революции 1917 года и последующей за ней Гражданской войны не было чем то нетривиальным. — мнение российской историографии;

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

3.    Русская Народная Добровольческая армия, по сути является прогрессивным продолжением «Особого отряда БНР в Балтии», сотрудничая с Белорусским политическим комитетом и белорусской организацией «Зелёный дуб», сам лидер этой армии С.Н. Булак-Балахович, является «сыном Беларуси». Его деятельность в составе Северо-западной Добровольческой

армии Н.Н. Юденича в Пскове летом 1919 года и в Эстонии в конце 1919 — начале 1920 гг. считается предтечей борьбы за угнетённый белорусский народ. — это мнение современных белорусских историков.

Если брать во внимание советский взгляд на деятельность РНДА, то, естественно, мы увидим в лице РНДА «Белую армию». Это легко можно объяснить как идеологическими рамками советской историографии, так и тем, что РНДА действительна была, хоть и на коротком промежутке времени, достаточно крупным и опасным очагом антисоветского движения. Действия РНДА представляли для большевиком угрозу полного развала Западного фронта. Лидер РНДА, С.Н. Булак-Балахович, при посредничестве бывшего террориста Б.В. Савинкова (одного из наиболее ярых противников советского государства), не имел особой популярности в рядах белогвардейцев, но активно поддерживался Ю. Пилсудским и видными деятелями БНР. Несомненно, Русская Народная Добровольческая армия как за время своего похода, так и после Рижского мира, совершая дерзкие антиправительственные вооружённые акции на территории советской Белоруссии в период первой половины 1920-х годов, была злейшим врагом СССР на западном направлении.

Первая историографическая концепция ясна. Что касается мнений современных российских историков, то они не представлены целостной, монолитной концепцией. По мнению автора данной ВКР большинство из российских историков даёт не достаточно полную информацию по проблематики С.Н. Булак-Балаховича и Русской Народной Добровольческой армии. Многие авторы затрагивают период 1919 года — момент сотрудничества отряда С.Н. Булак-Балаховича с Северо-западной Добровольческой армией Н.Н. Юденича и эстонскими властями. По мнению автора данной ВКР, фрагментарный подход вырывает информацию из контекста и не даёт общей картины исторического наследия С.Н. Булак- Балаховича.

Но стоит также заметить, что современные российские историки не выносят однозначных оценок деятельности С.Н. Булак-Балаховича, не всегда олицетворяют его с Белым движением, в отличие от советских. Однако, из выше сказанного следует, что деятельность С.Н. Булак-Балаховича до конца не изучена и часто преподносится в виде отдельных временных периодов. Например, трудно найти подробную информацию о переходе «Особого отряда БНР в Балтии» из Латвии в Польшу. Период совместной политической работы С.Н. Булак-Балаховича и Б.В. Савинкова, формирование частей РНДА достаточно досконально описывает в своей монографии «Советская Россия и Польша: Русские антисоветские формирования в Польше (1919-1925гг.) Т.М. Симонова, но, тем не менее, по этому периоду до сих пор остаются вопросы самих мотивов создания частей РНДА и их политической перспективы.

Что же касается современной белорусской историографии, то она имеет свой альтернативный взгляд на деятельность РНДА и роль С.Н. Булак- Балаховича в белорусском движении. С одной стороны, при более лаконичном региональном изучении похода РНДА в Полесье, тут имеется большее количество данных, ссылающиеся на истории очевидцев, некоторые советские данные и польские источники того времени. С другой стороны, многие белорусские авторы романтизируют С.Н. Булак-Балаховича, приводя домыслы в защиту любой деятельности РНДА и С.Н. Булак-Балаховича. Логично желание белорусских историков изучить свою историю более подробно, учитывая нюансы, отбросив идеологические оковы советской историографии. С другой стороны, ещё не устоявшиеся белорусские исследователи используют метод шока и разоблачения. Это важно учитывать российским историкам, ведь, на взгляд автора данной ВКР, процессы независимого анализа истории своей страны или своего края имеют место быть и, более того, они закономерны для многих стран СНГ и с этим нужно считаться.

Для российских историков важно не ставить ярлыки на роль С.Н. Булак-Балаховича как «героя» или «бандита», а именно рассмотреть его психологическую психологию с иной стороны. К тому же, обращая внимание на события в Украине в 2014 году, имеющие антироссийскую направленность, и идеологическое противостояние с бывшим «братским народом» таких одиозных политиков как В. В. Жириновский, Э. Лимонов и прочие, что только лишь приводит российско-украинские отношения в тупик, вполне возможно предположить что подобное может произойти и в российско-белорусских отношениях. Учитывая рост национально- патриотических организаций в Белоруссии, российским историкам, по мнению автора данной ВКР. нужно быть внимательнее к работам своих соседей, но не стоит опускаться до агрессивной критике, как многие российские авторы

Здесь можно выделить своеобразную черту С.Н. Булак-Балаховича — умение воевать под разными флагами (царский, красный, белый, эстонский, польский, белорусский) и находить общий язык с представителями различных политических сил и различных стран. При этом, за всю свою жизнь он воевал только с двумя противниками — немцами и большевиками. Что примечательно, его военная карьера началась с Первой Мировой войны, на русско-немецком фронте и погиб он от рук немцев.

Беспощадно борясь с большевиками, С.Н. Булак-Балахович успел послужить им большую часть 1918-ого года. Должность которую ему предлагал Л.Д. Троцкий позже займёт С. Будёный. С.Н. Булак-балахович, конечно же, не был ни когда членом партии большевиков, но всё-таки сотрудничал с ними. Такого рода факт наталкивает на мысли об аполитичности С.Н. Булак-Балаховича. Но это так же можно мотивировать и защитой Отечества, ведь пока большевики затягивали переговоры по Брестскому миру, части Красной армии по сути продолжали борьбу с немецкими и австрийскими войсками вместо царских войск и вооружённых сил Временного правительства. Сам факт того что человек находился на службе и у красных и у белых — не является из ряда вон выходящим, если говорить о рядовых солдатах. Но в среде командного состава обоих армий ( и белой и красной) это было действительно редкостью. Создаётся впечатление, что С.Н. Булак-Балахович, нашёл себя в самом процессе войны. И здесь снова вступают в силу противоречия в исторической оценке данного персонажа. С одной стороны, факт того, что С.Н. Булак-Балахович не бежал из страны, до конца боролся с немцами, не боялся, будучи не пролетарского происхождения воевать в ряду красных и, будучи, не русским по национальности и противником «старого режима», прийти в лагерь белых и добиться в их рядах определённых успехов в первой половине 1919 года.

На счёт белорусского происхождения С.Н. Булак-Балаховича тоже, по мнению автора данной ВКР, всё не однозначно. Если принимать во внимание мемуары и свидетельства очевидцев того времени, он не раз заявлял, что он белорус. С другой стороны источники так же говорят о том что его мама была полячкой-католичкой и отец католик. Как раньше, так и в наши дни на территории Белоруссии существует крупная католическая диаспора, но всё таки большинство белорусов православного вероисповедания. Возможно и то, что отец его был поляком. Это объясняет и то, что вокруг С.Н. Булак- Балаховича со времён его службы в Красной армии, были партизаны польского происхождения, и то, что он воевал на стороне Польши весь 1920 год. Даже после заключения Рижского мира Ю. Пилсудский не выдал С.Н. Булак-Балаховича советским властям. С.Н. Булак-Балахович жил в Польше до конца своих дней, владел польским и имел хорошую репутацию перед Ю. Пилсудским.

Не смотря на это С.Н. Булак-Балахович множество раз поднимал в разговоре вопрос белорусского народа и его самоопределения. Однако, С.Н. Булак-Балахович не принимал участие в государственном строительстве БНР в 1919 году. К тому моменту он больше был заинтересован в создание буферной Псковской республики. Помимо всего прочего, уже будучи в Польше С.Н. Булак-Балахович заявлял о дружбе двух братских народов

России и Польши, называя польско-российские и польско-советские конфликты вековыми недоразумениями.

Впрочем, это не отменят того факта, что С.Н. Булак-Балахович сотрудничал с представителями БНР ещё в Прибалтике в 1919 году и в Белоруссии во время похода Русской Народной Добровольческой армии. Вероятно, С.Н. Булак-Балахович имел определённые стремления возглавить белорусское национальное движения, но скорее то, что его мотивировали не национальные и тем более не антироссийские принципы, а удобное расположение Белоруссии и наличие большого слоя крестьянского населения.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Автор данной ВКР больше склоняется к тому что: 1. С.Н. Булак- Балахович умело справлялся с ролью народного мстителя, атамана, «батьке» как говорят белорусы, имел свою собственные представления о жизни в крестьянской среде и действительно не будучи сторонник реставрации, оставался противником большевиков, что и сдвигало его в среду «зелёных» сил. 2. Своеобразный характер С.Н. Булак-Балаховича возможно совмещал в нём хитрость и стремление к справедливости, высокое честолюбие и умение общаться с простыми народными массами.

С.Н. Булак-Балахович и Русская Народная Добровольческая армия — не являлись политическим образованием белорусской ориентации. Было бы странно белорусским националистам сотрудничать с русским политическим центром и быть союзником Польши. С.Н. Булак-Балахович, несомненно, играет определённую и даже важную роль в истории Белоруссии, но он не является лицом представляющим независимую Беларусь, скорее этот человек, как и армия которой он командовал, ставила для себя более обширные и глубокие политические планы.

1.   ГАРФ Ф. 5901. Оп. 1, дело № 8 Очерк Савинкова В.В. «Поход генерала Балаховича» машинопись

3. ГАРФ Ф. 1318 Оп. 1, дело № 1267

. ГАРФ Ф. 1318 Оп. 1, дело №742

. РГВА Ф. 308к. Оп. 1, дело № 645 Л. 11//Л. 12.

6.     Сайт «Русская военная эмиграция» [Электронный ресурс] URL: #»902515.files/image001.jpg»>

Соглашение между Б.В. Савинковым и С.Н. Булак-Балаховичем.

I)       Отряд генерала Булак-Балаховича выступает под общими лозунгами российских отрядов, возглавляемых Б.В. Савинковым на польской территории:

А) Учредительное собрание; Б) Земля Народу;

В) Демократия;

Г) Союз народов ( Федерация).

II)      Отряд генерала Булак-Балаховича подчиняется в политическом отношении Б.В. Савинкову как лицу, возглавляемому Русский Политический Центр, имеющий целью восстановление России на демократических началах.

III)     Отряд генерала Булак-Балаховича состоит под финансовым контролем не польских властей, а Б.В. Савинкова.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

IV)     Отряд генерала Булак-Балаховича действует в оперативном плане самостоятельно, сохраняя, однако, по возможности, необходимую стратегическую связь с действиями русских отрядов, сформированных на польской территории и в политическом отношении подчинённых Б.В. Савинкову.

V)      В случае возможности слияния всех отдельных русских воинских групп под единым командование вопрос о дальнейшим стратегическом состоянии отряда генерала Булак-Балаховича остаётся без изменения.

VI)     При отряде генерала Булак-Балаховича в случае его продвижения в глубь российской143 территории будет организованно местное самоуправление и административное управление согласно плану, проработанному Б.В. Савинковым, возглавляющим группу Русского Политического Центра.144

С.Н. Булак-Балахович (второй справа) и Б.С. Пермикин (в центре фото) в Пскове. Лето 1919 года.

Личная сотня С.Н. Булак-Балаховича. Перед походом в Полесье. Октябрь 1920 года.

С.Н. Булак-Балахович. Псков.