Содержание

Введение
Глава 1. Приграничное сотрудничество и его место в региональном развитии
1.1. Регион пограничный и трансграничный
1.2. Содержание и особенности приграничного сотрудничества
1.3.Формы реализации приграничного сотрудничества и его место в территориальном развитии
Глава 2. Приграничное сотрудничество россии и кнр в постсоветский период
2.1. Особенности становления и развития сотрудничества Китая и России в постсоветский период
2.2. Специфика торгово-экономического сотрудничества между Россией и Китаем на начальном этапе взаимоотношений между странами в постсоветский период
Глава 3. Проблемы и перспективы российско-китайского приграничного сотрудничества на современном этапе
3.1. Анализ современного состояния и проблематики сотрудничества с Китаем в рамках внешнеполитической стратегии России
3.2. Самоидентификация Китая в глобализированном мире. Исследование положительных и отрицательных для КНР аспектов в сотрудничестве с Россией
3.3. Основные направления торгово-экономического сотрудничества между странами в контексте перспективы создания единого экономического пространства
Заключение
Список использованных источников

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Актуальность исследования. На современном этапе наблюдается тренд к сближению позиций России с ее азиатскими партнерами, что обусловлено и экономическими, и политическими причинами, главной из которых является введение санкций со стороны США и государств Западной и Центральной Европы. В этом контексте значительно возросло значение отношений Москвы и Пекина, что было подтверждено подписанием ряда важных соглашений между РФ и КНР в 2014-2015 годах.

Современные международные отношения характеризует глобальная взаимозависимость государств, авторитет которых обусловливается не только политическим или экономическим весом, но и культурным наследием, и историческим опытом.

Бурное развитие Азиатско-Тихоокеанского региона на современном этапе требует как от Китая, так и от России осознания своих геополитических интересов. В современном многополярном мире Россия продолжает уверенное восстановление собственных позиций, занимая, несмотря на введение санкций, устойчивые позиции в международной политике. В свою очередь, Китай становится одним из самых серьезных центров силы, ведь за последние 30 лет экономика Поднебесной сделала мощный рывок вперед, превратив Китай в государство, с которым невозможно не считаться.

Соответственно, сотрудничество гигантов – России и Китая – в политических, социальных и торгово-экономических вопросах позволит противостоять новым вызовам и угрозам в глобализированном мире.

Как межгосударственные, так и приграничные взаимоотношения служат укреплению геополитических позиций, решению внешнеполитических и экономических задач государств, способствуют сближению взглядов по разным аспектам взаимодействия.

Приграничное сотрудничество является наиболее перспективной формой развития международных, региональных, местных отношений. Формами приграничного сотрудничества является международная всесторонняя интеграция, разработка и реализация совместных проектов, экспорт и импорт товаров и услуг, локальные пограничные контакты, взаимодействие между административно-территориальными единицами отдельных государств и тому подобное.

Приграничное сотрудничество является мощным, но не обособленным инструментом решения проблем местного развития. Оно будет иметь долгосрочный устойчивый эффект только как составляющая целостного, тщательно просчитанного механизма международного, регионального развития, которое должно основываться на пространственном подходе и развитой институциональной почве.

В настоящий момент в основу стратегии взаимодействия приграничных провинций Китая с приграничными областями России положена идея экономической взаимодополняемости соседних территорий. Основа сотрудничества приграничных территорий двух государств видится китайским специалистам, чьи идеи воспринимают и реализовывают государственные ведомства, в том, что на территории Северо-Восточного Китая производятся продукты питания (зерно, овощи, мясо) и имеется избыточная рабочая сила, в которых нуждается российский Дальний Восток. В то же время приграничные российские территории обладают сырьевыми и энергетическими ресурсами, а также мощной промышленной базой, развитой наукой и техникой, способными найти применение в Китае. Доступ к богатым природным ресурсам Сибири и Дальнего Востока рассматривается как фактор стратегического характера, поскольку предназначен он для реализации не столько в интересах Северо­Восточного Китая, сколько в целях удовлетворения растущих потребностей всей страны, прежде всего в нефти, газе, энерго- и гидроресурсах.

Не меньшее значение придается решению задач тактического свойства, в частности, ослаблению демографического давления и порождаемой им безработицы. Как частичное решение проблемы безработицы рассматривается не только экспорт рабочей силы в Россию, увеличение количества рабочих мест на предприятиях, ориентированных на производство продукции для России и обслуживание российских туристов и предпринимателей, но также деятельность китайских торговцев в Сибири и на Дальнем Востоке.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, актуальность темы исследования определяется необходимостью определить тенденции развития российско-китайских отношений не только на общегосударственном уровне, но и на уровне сотрудничества приграничных территорий.

Цель: исследовать состояние и перспективы развития межрегионального приграничного сотрудничества России и КНР.

Реализация поставленной цели обуславливает решение следующих задач:

— раскрыть понятие и содержание приграничного сотрудничества и его места в региональном развитии;

— осуществить историко-правовой анализ приграничного сотрудничества России и КНР;

— раскрыть проблемы и перспективы российско-китайского приграничного сотрудничества на современном этапе.

Объект исследования: межрегиональное сотрудничество приграничных регионов в современном мире.

Предмет исследования: специфика, особенности становления, современное состояние, проблематика и перспективы развития межрегионального приграничного сотрудничества России и КНР.

Теоретической основой исследования являются общепризнанные международные принципы развития приграничного сотрудничества.

В основе применяемых методов лежит диалектический подход к изучению особенностей формирования и развития предпринимательства в приграничных территориях. Для решения поставленных задач применялись методы системного, факторного, сравнительного, статистического анализа, ориентированные на оценку основных направлений приграничного взаимодействия с целью развития предпринимательства для обеспечения социально-экономического развития приграничных территорий.

Нормативно-правовая база исследования включает нормативно-правовые акты России, нормативно-правовые акты КНР.

Эмпирическая база исследования включает статистические данные, а также информацию сети Интернет по вопросам, затрагивающим различные аспекты исследуемой проблематики.

Для достижения целей и выполнения задач этого исследования была определена следующая структурно-логическая схема исследования: введение, основная часть, состоящая из трех разделов (восьми параграфов), заключения, списка литературы.

Глава 1. Приграничное сотрудничество и его место в региональном развитии

1.1. Регион пограничный и трансграничный

Согласно утверждению Л.Б. Вардомского, Государственные границы влияют на развитие приграничных районов и страны в целом через свои фундаментальные свойства: барьерность и контактность. Обособляясь от внешнего мира границами, государство посредством таможенных и визовых барьеров защищает интересы национальных производителей, обеспечивает национальную безопасность.

Контактность выражается в проводимости национальных границ для перемещения через них товаров, людей, финансов, информации. Посредством проводимости границ страна включается в процессы международного экономического и гуманитарного сотрудничества, которое выступает непременным условием развития любой страны. Преследуя определенные экономические, политические и социальные цели, государства создают довольно сложный механизм общения с внешним миром, в котором определенным образом сочетаются элементы либеральной и протекционистской политики, контактности и барьерности государственных границ.

В полной мере это касается России, имеющей громадный пограничный периметр, который составляют весьма различные по природным, демографическим, экономическим и другим характеристикам территории.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Особо значимым представляется трансграничное и пограничное сотрудничества, позволяющие усилить эффективность и качество связей между смежными территориями двух стран.

Заметим, что между терминами «пограничное» и «трансграничное сотрудничество» практически нет никакой разницы и употребление того или иного из них можно было бы считать делом вкуса или привычки, если бы не одно «но».  Появление термина «трансграничное сотрудничество» и его активное использование в научной литературе и в общеевропейских правовых документах отражает изменения, произошедшие за последние десятилетия и продолжающие происходить в настоящее время во взглядах политиков разных рангов, ученых и обычных граждан относительно функции государственных границ и роли местных и региональных общин в налаживании прямого сотрудничества между ними по обе стороны границы.

«Не так давно, в 1960-е, Западная Европа взяла курс на стирание границ, разделяющих страны, нации и народы, — пишет Кржиштоф Чижевский. — Динамичное развитие современных технологий, как и растущее количество проблем, таких как экология или безопасность, которые могут быть решены только через границы, будто бы подтверждают предсказания Мак-Лахена о «глобальном поселке» — мировой общественности, для которой границы потеряют всякое значение».

Но меня интересуют не радикальные футуристические идеи, а знакомство с современным взглядом на функции государственных границ в пределах, необходимых для осмысления содержания и места трансграничного сотрудничества в пространственном развитии.

Особую актуальность приобретает также исследование трансграничного сотрудничества регионов как территориальных образований и сотрудничества на базе трудовых, кооперационных и иных локальных связей между хозяйствующими субъектами или поселениями двух и более стран, находящихся в непосредственной близости друг от друга и разделенных границей. Популярность приобретает и экополитическое сотрудничество, направленное на решение проблем трансграничных загрязнений.

Интересным представляется толкование понятия «граница», предложенное известным швейцарским специалистом по вопросам развития приграничных регионов и трансграничного сотрудничества Ремиджио Ратти. Он отмечает, что «граница содержит двойную концепцию: в одно и тот же время она может служить фактором, разделяющим различные политико-институциональные системы, и фактором, обеспечивающим контакт между различными социальными коллективами».

В первом случае, подчеркивает Р. Ратти, замысел состоит в создании «линии распределения, типичной для исторической фазы, известной как Европа Государств». В классическом понимании границы – она выполняет функцию «легального контроля, когда ее линия предназначена четко разграничивать территории, которые являются субъектами разных национальных законодательств и разных правовых систем». Эту функцию Р. Ратти характеризует как «фильтрующую», целью которой являются достижения контроля и управления контактами и связями вдоль границы.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

 Характеризуя границу как «фактор контакта», Р. Ратти отмечает, что в этом случае она «скорее не линия, а функциональное пространство», где соприкасаются «разные общества и коллективы, — и здесь целиком целесообразно вести речь о трансграничных регионах».

Таким образом, выполняя одновременно разделяющую и контактную функции, границы, согласно дальнейшей типологизации Р. Ратти, выполняют роль барьера (превалирующими факторами являются обособление и закрытость, также эффект экономической изолированности), фильтра (граница в целом открыта, но выполняет фильтрующую функцию согласно задачам национальной политики), и, в конце концов, открытая граница, где доминирующей является контактная функция и осуществляется трансграничное сотрудничество как составляющая интеграционного процесса.

Типологизация функций границы, предложенная Р. Ратти, на самом деле указывает на необходимость создания теоретической основы для дальнейшего определения места трансграничного сотрудничества в процессе европейской интеграции. Определение концепции границы является в этом смысле отправной точкой относительно трансграничного сотрудничества для местных и региональных властей в Европе, предложенных Советом Европы, в которых, в частности, отмечается, что роль границы изменилась, вместо барьера она постепенно превращается в место, где встречаются два вида реальности и появляется возможность для взаимодополнения.

Существующие дефиниции понятия «пограничная зона», авторы Рекомендаций относительно трансграничного сотрудничества для местных и региональных властей в Европе определяют как территорию радиусом от 10 до 50 км от границы, которая колеблется в зависимости от действующего законодательства конкретного государства.

Отмечается, что сегодня зональный подход ощущает очень серьезную конкуренцию со стороны подхода административного, который состоит в понимании пограничной территории государства как административно-территориальной единицы, которая находится на уровне, непосредственно низшему после государственного.

Таким образом, административный подход ставит знак равенства между пограничной территорией и пограничным регионом государства.

Заметим, что административный подход к определению пограничных территорий является оправданным в контексте взгляда Совета Европы и ЕС на их место в административно-территориальном делении государства, и не должен рассматриваться как проявление бюрократической казуистики со стороны европейских учреждений.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Расширение пограничной территории от «зоны» к «региону» отражает все большую потерю влияния барьерной функции границы и возрастающую актуальность функции контактной.

Дени де Ружмон так охарактеризовал пограничный регион: «…это потенциальный регион с присущей ему географией, экологией, этническими группами, экономическими возможностями и т.п., но разделенный суверенитетом правительств, которые правят с обеих сторон границы». При этом он отмечал, что пограничный регион характеризуется наличием общих проблем, которые принадлежат как к пространственной, так и к секторной плоскости, а также к социальной и культурной деятельности.

Определившись с содержанием «пограничного региона» в рамках государства, следует заметить, что существует понимание этого понятия также и в трансграничном смысле.

Соглашаясь с тем, что дефиниция, сформулированная французским исследователем еще в конце 1970-х, является в целом удачной, я все же, считаю необходимым четко обозначить, в каких случаях речь идет о пограничных регионах, и когда мы имеем в виду регионы трансграничные. Тем более, что понятие «трансграничный регион» начало довольно активно входить в научной и политической лексики в течение 1990-х годов.

Вопрос о необходимости идентифицировать понятие «трансграничный регион» нашел свое отражение в «Двенадцать замечаний по трансграничным регионам в Европе» Жан-Поля Ленера».

Среди проблем, которые поставил ученый из Люксембургского университетского центра, для нас актуальным является вопрос: «Можем ли мы считать трансграничные регионы регионами в прямом смысле этого слова?»

Ж.-П. Ленер отмечает, что «…ответ на этот вопрос зависит от дефиниции понятия «регион». Если мы считаем регион территориальной единицей с определенным набором одинаковых экономических, социальных и культурных характеристик и представляем его как специфическое образование, нам будет трудно применить это понятие, характеризуя различные контакты между пограничными территориями. Трансграничные регионы редко имеют особую индивидуальность, хотя большинство из них желает ее иметь».

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Не ставя целью подробно излагать теоретические замечания Ж.-П. Ленера относительно трансграничных регионов и их роли в процессе европейской интеграции, подчеркнем, что он, как и Р. Ратти, признает их существование среди реалий современного мира. Важным фактором является получение представления о разнице между регионами пограничными и регионами трансграничными.

Обобщая, можно определить приграничный регион как административно-территориальную единицу, которая находится на следующем после государственного уровне, расположенную непосредственно вдоль государственной границы.

Под трансграничным регионом следует понимать определенную территорию, которая характеризуется наличием похожих природно-географических условий и охватывает приграничные регионы двух или нескольких государств, имеющих общую границу.

Эти теоретические дефиниции будут важны на этапе рассмотрения непосредственно форм трансграничного сотрудничества.

1.2. Содержание и особенности приграничного сотрудничества

О значении  приграничного сотрудничества для развития современных государств в условиях глобализации и тенденцией к интегрированности, свидетельствуют многочисленные научные исследования в этой области, и то, что, в отличие от межрегионального сотрудничества, которое, основываясь на широком круге международных и наднациональных правовых документов, все же не имеет отдельного специфического законодательного акта, который бы устанавливал базовые основы и принципы его продвижения.

Для приграничного сотрудничества был принят документ — речь идет о Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей. Кроме Конвенции, правовую основу для трансграничного сотрудничества создают Европейская хартия местного самоуправления, в том числе в части, о праве местных властей на свободу ассоциаций, и Декларация о приграничном сотрудничестве в Европе.

Трансграничному сотрудничеству посвящены отдельные статьи в ряде правовых актов, среди которых — Европейская хартия региональных языков и меньшинств Совета Европы (ст. 14), и документы, имеющие рекомендательный характер, таких как Декларация Ассамблеи европейских регионов по регионализма в Европе (ст. 10, 11), проект Европейской Хартии о региональном самоуправлении (ст. 8).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Итак, что же собой представляет трансграничное сотрудничество? Обратимся к Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей, которая так определяет это понятие: «… любые совместные действия, направленные на усиление и углубление добрососедских отношений между территориальными общинами или властями, находящимися под юрисдикцией двух или нескольких Договаривающихся Сторон, а также на заключение с этой целью всех необходимых соглашений или договоренностей».

В данном ракурсе понятие «территориальные сообщества и власти» означает общества, власти или органы, осуществляющие местные и региональные функции и признаются как таковые внутренним законодательством каждого государства.

Но главным принципиальным положением, которое должно быть положено в основу любой формы трансграничного сотрудничества, является соблюдение национального законодательства и уважение к международным обязательствам государств, к которым относятся территориальные общины или власти, являющиеся субъектами договорных отношений о приграничном сотрудничестве. Это отмечают не только Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве, но и Декларация о регионализме и проект Европейской хартии о региональном самоуправлении.

Примечательно, что в анализируемом ракурсе Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве должна рассматриваться не только как правовой документ; она также призвана выполнять роль методического пособия по организации и юридическому оформлению такого сотрудничества, как на межгосударственном уровне, так и на уровне региональных и местных властей.

1.3. Формы реализации приграничного сотрудничества и его место в территориальном развитии

В подавляющем большинстве научных работ, как зарубежных, так и отечественных, прослеживается устойчивая тенденция к рассмотрению трансграничного сотрудничества как разновидности сотрудничества межрегионального. Во многих случаях это утверждение верно, но утверждать, что трансграничное сотрудничество воплощается исключительно на межрегиональном уровне, было бы ошибкой.

Во-первых, еще раз обратимся к определению термина «территориальные общины или власти», предложенного «Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве …», которое охватывает не только действующие на региональном уровне варианты сотрудничества, но и образующие уровень местный.

Во-вторых, существует немало примеров трансграничного сотрудничества, когда его субъектами являются именно местные власти или общины — муниципалитеты, города, поселки.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Специалисты Комитета экспертов по трансграничному сотрудничеству Совета Европы отмечают, что в основном такие контакты носят неформальный характер и направлены на совместные действия в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Возможность же строить сотрудничество на неформальной основе обуславливается отсутствием в этих случаях взаимных финансовых обязательств.

Когда же сотрудничество местных властей или общин по обе стороны границы требует от них долгосрочных отношений и связанная с финансовыми компенсациями или предоставлением продукции и услуг, возникает необходимость строить такое сотрудничество на договорной основе.

Наиболее широко распространены такие формы продвижения трансграничного сотрудничества в Европе. Подобные формы продвижения трансграничного сотрудничества классифицируются как осуществляемые в соответствии с принципом ad hoc. Комитет экспертов по трансграничному сотрудничеству считает эту форму типичной для его первичных стадий.

Как характерную черту сотрудничества на основе ad hoc, можно выделить ее узкую направленность, независимо от того, имеет оно неформальный характер или осуществляется на основании соглашения. То есть, такое сотрудничество направлено на решение общей проблемы, которая требует усилий территориальных властей или общин по обе стороны границы, либо имеет в своей основе наличие общих интересов в отдельной отрасли.

Воплощением еще одной формы развития трансграничного сотрудничества являются межрегиональные ассоциации, в частности, функциональные. В отличие от трансграничного сотрудничества на основе ad hoc, не имеющего тенденции к институционализации, продвижение функционального сотрудничества в рамках межрегиональных ассоциаций является именно институциональным. И также в отличие от трансграничного сотрудничества на основе ad hoc, продвижение функционального сотрудничества в рамках межрегиональных ассоциаций имеет более общий характер и широкие пределы.

Это достаточно ярко демонстрирует пример Ассоциации европейских приграничных регионов (АЕПР), — образованной в 1971 p., которая сама себя рассматривает как форум для обмена идеями и обсуждения проблем, связанных с развитием приграничных регионов и сотрудничества между ними. Кроме этого АЕПР выполняет двойную роль, выступая, с одной стороны, как советник по указанному кругу вопросов Совета Европы, Европарламента и Европейской Комиссии, а с другой — непосредственно способствуя развитию приграничных регионов и трансграничного сотрудничества. С целью последнего в 1990 г. был основан пилотный проект LACE (Linkage Assistance and Cooperation for the European Border Regions) — Помощь развитию связей и сотрудничества между приграничными регионами Европы.

Как указывают Д.М. Давидов, Т.Г. Чекалина, существуют различные формы трансграничного сотрудничества:

  • локальные приграничные контакты;
  • взаимодействие на основе договоров о сотрудничестве между отдельными организациями (например, университетами) или административно-территориальными единицами государств или совокупностью таких единиц (может быть реализовано в рамках побратимских соглашений между городами, договоров о межрегиональном сотрудничестве и т. д.);
  • временные сети сотрудничества, создаваемые с целью реализации трансграничных проектов в различных сферах (экономических, социальных, экологических, культурных и т. д.);
  • новые пространственные формы международной интеграции (НПФМИ) — пространственные образования субнационального уровня, включающие в себя регионы нескольких государств и отличающиеся активным приграничным и межрегиональным сотрудничеством и постоянно растущим уровнем социально-экономической интеграции. Примерами НПФМИ являются еврорегионы, коридоры развития, трансграничные кластеры и т. д.

Для того, чтобы идентифицировать место трансграничного сотрудничества в территориальном, или, применяя современную терминологию, в пространственном развитии, обратимся к ранее обозначенному определению понятий «приграничный регион» и «трансграничный регион».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В некоторых исследованиях ставится знак равенства между этими понятиями, а также категориями «периферийный регион» или «периферийная территория». Также довольно часто ставится знак равенства между категориями «периферийный» и «слабый», «отсталый».

Но современная концепция развития приграничных регионов и территорий, которая рассматривается через призму трансграничного сотрудничества, заключается в том, чтобы традиционно черты периферийности, то есть, удаленности от крупных административных, научных, культурных, финансово-деловых центров страны, превратить в достоинства.

Новая региональная парадигма заключается в том, что в условиях пространственного развития «периферийный», «провинциальный» не обязательно означает что-то слабое, также как и «центральное положение» не всегда неизбежно связано с экономическим процветанием.

Продолжая развивать эту идею, целесообразно обратиться к замечанию  Ж.-П. Ленера, который указывал: «…трансграничные регионы позволяют изменить периферийную ситуацию на центральную». Содержание трансграничного сотрудничества должна заключаться в трансформации приграничных регионов в полюса роста, сеть которых способна образовать своеобразный каркас устойчивого развития страны, сформированный на ее периферийных территориях.

Говоря о месте трансграничного сотрудничества в территориальном развитии, следует помнить, что границы его возможностей существенно расширяются за счет помощи, оказываемой различными наднациональными институциями, в частности, Европейским Союзом, для внедрения поставленных программ и инициатив.

Примером может выступить инициатива ЕС — INTERREG, в центре внимания которой находится приграничное сотрудничество, базовые подходы к которому (в пределах определенного пограничного пространства) Генеральная дирекция по вопросам региональной политики (DG XVI) Европейской Комиссии видит в:

  • совместном программировании;
  • внедрении общей структуры управления и принятия решений;
  • создании совместной финансовой структуры.

Заметным нововведением, которое введено с целью усиления координации программ приграничного сотрудничества ЕС, стал механизм совместных программ в рамках INTERREG — PHARE СВС.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Если абстрагироваться от того, насколько эти программы и инициативы ЕС касаются европейского интеграционного процесса, и вернуться к вопросу о роли трансграничного сотрудничества в территориальном развитии, то следует заметить, что сегодня одним из главных критериев определения эффективности трансграничного сотрудничества является устойчивое и долгосрочное влияние на местное или региональное развитие в приграничных регионах.

Выводы по 1 главе

Обобщая, можно определить приграничный регион как административно-территориальную единицу, которая находится на следующем после государственного уровне, расположенную непосредственно вдоль государственной границы.

Под трансграничным регионом следует понимать определенную территорию, которая характеризуется наличием похожих природно-географических условий и охватывает приграничные регионы двух или нескольких государств, имеющих общую границу.

Сотрудничество между государствами в рамках трансграничного или приграничного сотрудничества может осуществляться как с тенденцией к решению узко обозначенных проблем местного значения, преимущественно в отношении взаимодействия при решении чрезвычайных вопросов, так и с вовлечением в круг интересов в рамках сотрудничества политического, экономического, культурного и иных видов взаимодействия.

Место приграничного сотрудничества в территориальном развитии определяется его способностью к мобилизации и эффективному использованию существующего потенциала приграничных регионов и территорий, а также связано с сочетанием потенциальных возможностей ресурсов приграничных регионов и территорий двух или более стран, имеющих общую границу, с целью решения задач пространственного развития в пределах приграничных регионов.

Глава 2. Приграничное сотрудничество России и КНР: исторический анализ

2.1. Особенности становления и развития сотрудничества Китая и России в постсоветский период

Азиатское направление внешней политики РФ охватывает широкий круг государств Ближнего, Среднего Востока, Центральной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона и бассейна Индийского океана, т.е. в это направление входит та часть внешнеполитической активности России, которая вытекает как из ее принадлежности к Азии и Тихоокеанскому бассейну, так и из многовекторности ее внешней политики. Несмотря на то, что значение этого географо-политического вектора для общего внешнеполитического курса России как с точки зрения его значимости во внешней политике в целом, так и с точки зрения его практической торгово-экономической наполняемости, изменялось за прошедшие более чем 15 лет, в целом внимание к этому региону постепенно, но постоянно увеличивалось.

На начальном этапе, охватившем первый год — максимум полтора постсоветского развития, роль азиатского направления в целом оставалась очень небольшой. Главным в тот период считалось западное направление, и в первую очередь отношения с США.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Отодвинутыми в сторону во многом оказались связи не только с весьма удаленными странами, но и контакты с непосредственными «главными» соседями по Азии — Китаем и Японией. Казалось, Москва не слишком дорожила своими позициями во внутренней Азии — в среднеазиатском регионе и Монголии — и проявляла склонность к ревизии многих прежних, доставшихся от советского времени внешнеполитических традиций и предпочтений.

При министре иностранных дел А. Козыреве правительство президента Б. Ельцина подтвердило нормализацию, прежде всего самых важных для России на Востоке советско-китайских отношений, обеспеченную еще правительством М. Горбачева, стремясь построить добрососедские и прагматичные отношения, которые бы дали конкретные выгоды, в том числе и экономические: стратегическую стабильность на российско-китайской границе, крупномасштабные межгосударственные торговые отношения, содействие развитию мелкого бизнеса и челночной торговли в России и Китае и возможность динамично развивать отношения с западными странами.

Политические основы межрегиональных связей создава­лись на двух уровнях: в рамках межгосударственных договоров, в той или иной степени затрагивающих и регулирующих вопросы приграничного сотрудни­чества, и на местах, через подписание протоколов и соглашений между терри­ториями (краями, областями, провинциями, городами двух стран). Создавать договорную базу регионального сотрудничества власти сопредельных террито­рий начали с 1988 г. Официальным обменам предшествовали полуофициальные визиты на уровне представителей местных отделений обществ советско-китайской и китайско-советской дружбы.

15 апреля 1988 г. в Маньчжоули был подписан первый межрегиональный документ — Протокол об учреждении приграничной торговли и организации экономического и технического сотрудничества между Забайкальским районом Читинской области и городом Маньчжоули. 11 июня того же года в городе Чанчунь был подписан «Протокол о немерениях по расширению торгово-экономического сотрудничества Приморского края и провинции Цзилинь», а в июле торгово-эко­номическая делегация провинции Хэйлунцзян подписала во Владивостоке серию протоколов о намерениях с предприятиями и организациями Приморского края. В июне и сентябре 1990 г. в Хух-Хото были заключены соглашение о торгово-эко­номическом сотрудничестве между Читинской областью и Автономным районом Внутренняя Монголия и договор о дальнейшем развитии сотрудничества.

Большинство этих и других соглашений, в массовом порядке появившихся на свет в 1990–1993 гг., фиксировали желание сторон развивать торгово-экономическое, научно-техническое и культурное сотрудничество (так называемые «протоколы о намерениях») или формально определяли его сферы и направления (рамочные соглашения). Эти документы, как правило, констатировали заинтересованность сторон в развитии отношений, обозначали основные области и направления взаимодействия, предусматривали некоторые меры по реализации достигнутых договоренностей. В развитие таких «протоколов» и соглашений готовились конкретные договоры о сотрудничестве между различными региональными учреждениями и организациями — управлениями торговли, образования, культуры, правоохранительными органами и т.д.

Оживление приграничных связей повлекло за собой появление новой серии договоров. В феврале 1999 г. было подписано соглашение о торгово-экономиче­ском сотрудничестве между Приморским краем и провинцией Цзилинь, в декабре того же года заключено Соглашение об экономическом, торговом, научно-техни­ческом и культурном сотрудничестве между Читинской областью и Автономным округом Внутренняя Монголия.

Весьма активно развивались межрегиональные связи в рамках Года России в Китае и Года Китая в России. В 2006 г. более 40 субъектов РФ организовали презентации своих территорий в КНР. В Китае побывали пять из семи полпредов Президента России и 65 губернаторов. В России только в течение 2007 г. были проведены презентации 10 провинций, двух городов центрального подчинения и двух автономных районов КНР. Всего же с начала 90-х годов было подписано, по подсчетам российского МИДа, более 100 соглашений о сотрудничестве между властями административно-территориальных единиц различного уровня России и Китая. Около 70 субъектов РФ установили прямые контакты с китайскими регионами. В апреле 2009 г. было подписано базовое Соглашение об эконо­мическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве между Амурской областью и провинцией Хэйлунцзян.

Более динамично, нежели общегосударственные отношения между странами, развивались приграничные и региональные связи между отдельными регионами Китая и России.

В процессе расширения межгосударственного взаимодействия между Россией и Китаем постепенно формировалась инфраструктура межрегиональных свя­зей. Ее ключевыми элементами должны были стать нормативно-правовая база и структуры для организации двустороннего сотрудничества. Нормативно-право­вая база регионального взаимодействия создавалась как на межгосударственном уровне (межгосударственные и региональные договоры и соглашения), так и каждой из сторон (нормативно-правовая база РФ и КНР).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Межгосударственные соглашения, подписанные в 80–90-е годы ХХ — начале XXI в. и сформировавшие договорную базу регионального сотрудничества, делятся на две группы:

  1. Документы общего характера, определяющие условия и среду двусторон­них отношений и открывающие тем самым возможности для участия регионов в межгосударственных проектах.
  2. Конкретные соглашения, непосредственно регулирующие вопросы регио­нального и приграничного взаимодействия.

В Совместных декларациях, подписанных по итогам визита президента РФ Б.Н. Ельцина в Пекин в декабре 1992 г. и апреле 1996 г., стороны обещали пред­принимать «необходимые меры для обменов между центральными и местными органами законодательной, судебной и исполнительной власти, обществен­ными организациями», создавать «благоприятные условия для торговых связей… на основе прямых связей между регионами, в том числе приграничными, а также между предприятиями, организациями и предпринимателями», «прилагать совместные усилия к тому, чтобы такие связи и сотрудничество получали госу­дарственную поддержку и продолжали развиваться в здоровом и упорядоченном направлении».

Ряд документов из целого комплекса подписанных в декабре 1992 г. межправительственных и межведомственных соглашений предполагали расширение регионального сотрудничества: «О культурном сотрудничестве», «О безвизовых групповых туристских поездках», о научном сотрудничестве Российской ака­демии наук с Академией наук и Академией общественных наук КНР и другие. Важное значение для развития регионального сотрудничества имело межправительственное соглашение о принципах сотрудничества между администра­циями субъектов РФ и местными правительствами КНР (ноябрь 1997 г.). Оно предоставило местным властям правовую и формальную основы для развития отношений с соседними территориями. Соглашение давало им право «достигать договоренности по вопросам, входящим в компетенцию администраций (прави­тельств)… согласно национальному законодательству каждого из двух государств, и подписывать… соответствующие соглашения, не являющиеся международ­ными договорами».

Дальнейшее укрепление межгосударственной базы регионального сотрудни­чества произошло в начале нового века. Основой для этого стал «Договор о добро­соседстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой» (16 июля 2001 г.). Ряд статей договора непосредственно нацелен на решение вопросов регионального и приграничного взаимодействия.

План действий по реализации положений Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР на 2005-2008 годы был призван, в том числе, и стимулировать трансграничные отношения, определял масштабы и перспек­тивы российско-китайского межрегионального и приграничного сотрудничества. Более того, он возлагал на Москву и Пекин ответственность за некоторые кон­кретные действия, такие как подписание нового соглашения о режиме границы, сотрудничество в вопросах международной миграции, обеспечение транзита китайских товаров по российской территории, поддержка преподавания русского и китайского языков, соответственно, в Китае и России. Подобные планы были разработаны в приграничных территориях России. Они представляли собой пере­чень конкретных действий администраций и различных краевых и областных структур по развитию отношений с Китаем. Планы имели больше символическое значение, выступали скорее как черта «нового мышления», чем документ, пред­назначенный для скрупулезного и досконального выполнения.

Вторая группа документов, посвященных регулированию приграничных проблем, еще более многочисленна. Каждый визит на уровне глав государств или правительств сопровождался новыми договорами и соглашениями. Многие из них касались, прежде всего, вопросов приграничного взаимодействия. В качестве примера можно привести такие соглашения и протоколы, как «О международном автомобильном сообщении» (1992), «О сотрудничестве в области туризма» (1993), «О пунктах пропуска на российско-китайской государственной границе» (1994), «О сотрудничестве в области охраны окружающей среды» (1994), «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» (1994), «О совместной охране лесов от пожаров» (1995), «Об охране тигра» (1997), «О безвизовых групповых туристических поездках» (2000) и др. Дву­стороннее соглашение «О режиме российско-китайской государственной гра­ницы» (вступило в силу 3 мая 1995 г.) не только полностью посвящено проблемам пограничных отношений (хотя и относящихся к компетенции центральных пра­вительств), но также содержит разделы «Приграничные экономические связи» и «Порядок сношений в пограничных районах».

В августе 2002 года было подписано Соглашение между Народным банком Китая и ЦБ РФ о межбанковских расчетах в торговле в приграничных районах. В соответствии с этим соглашением пред­приниматели России и Китая получили право открывать корреспондентские счета в национальной валюте.

Поведение сторон в процессе приграничного взаимодействия, особенно в торгово-экономической сфере, регулировалось, прежде всего, внутренним зако­нодательством государств. Каждое из них имело свои «руководства» по внеш­неэкономической деятельности, таможенные кодексы, законы о безопасности, иностранных инвестициях и др. и следовало их положениям. Для России были характерны не только периодическое изменение «правил игры» на высшем уровне, но, в ряде случаев, также несоответствие федеральных и местных законов, неподчинение региональных властей общероссийскому законодательству (зача­стую сходившее им с рук).

Например, характер, масштабы, формы приграничной торговли в России определялись законом «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г. Ст. 22 указанного Закона ограничивала ведение приграничной торговли кругом лиц, постоянно прожи­вающих на этой территории, и товарами, производимыми в пределах указанной территории. Однако само понятие «приграничная территория» не было расшиф­ровано ни в законе, ни в более поздних документах. Не были определены и те административные единицы, которые считались «приграничными», а поэтому понятию «приграничная торговля» придавалось в России очень широкое тол­кование. Основная линия противоречий по этому вопросу пролегала по линии «центр — субъекты федерации». В Москве стремились свести круг пригра­ничных территорий лишь к тем районам и городам, которые непосредственно примыкали к иностранным государствам, тогда как, например, администрация Приморского края полагала, что вся его территория должна рассматриваться как приграничная.

16 января 1999 г. вступил в силу Федеральный закон «О координации между­народных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации», который определил сферы (торгово-экономическая, гуманитарная, культурная) и содержание международной деятельности регионов, круг их потенциальных зару­бежных партнеров (субъекты и административно-территориальные образования иностранных государств, в особо оговоренных случаях — органы их государственной власти, а также международные организации), порядок согласования региональных соглашений с МИД России и фактически завершил десятилетний период форми­рования правовой базы российской региональной политики в отношении Китая.

Своеобразная оценка многолетней работы по созданию базы двустороннего регионального сотрудничества была дана на первой межпарламентской россий­ско-китайской конференции с участием председателя Совета Федерации РФ С.М. Миронова и председателя Постоянного Комитета ВСНП У Банго, состо­явшейся в Москве 25 мая 2004 г. и посвященной, в том числе, проблемам при­граничного сотрудничества. Оба председателя выразили удовлетворение суще­ствующей законодательной базой межгосударственных отношений, однако отметили, что наполнение этих отношений далеко от идеального.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В частности, по словам С.М. Миронова, Россию «не совсем устраивает номенклатура това­ров — и Россия, и Китай являются государствами, где развиты высокие техно­логии, и мы должны торговать не только сельскохозяйственной продукцией и ширпотребом». Он также указал на необходимость законодательного обеспе­чения регионального и приграничного сотрудничества обеих стран. На кон­ференции отмечались неразвитость приграничной инфраструктуры и неблаго­приятный инвестиционный климат (с российской стороны).

Отношение региональных властей и деловых кругов Дальнего Востока, пре­имущественно определявших политику своих территорий в отношении Китая, формировавших структуру и формы приграничных связей, определялось целым комплексом противоречивых факторов:

  • общими тенденциями политического и экономического развития России и ее регионов на разных этапах трансформации российского общества;
  • спецификой региональной экономики в целом; состоянием, структурой, возможностями каждой из территорий;
  • эволюцией российско-китайских отношений на межгосударственном уровне, в частности, процессом демаркации российско-китайской границы;
  • характером складывавшихся у приграничных территорий отношений с соседними провинциями КНР, влиянием «китайских импульсов» (экономических, демографических, культурных и прочих) на жизнь этих территорий;
  • мировоззрением, убеждениями, личными интересами, симпатиями и антипатиями региональных лидеров;
  • шаблонами и стереотипами восприятия внешнего мира вообще и Китая в частности, присущими как всему населению региона, так и политиче­ской и деловой стратам местного общества. Во многом они были основаны на мизерных знаниях о соседней стране, непонимании и отторжении ее культуры, традиций, мировосприятия, искаженном имидже ее жителей. Мало для кого из дальневосточных политиков характерен полный «букет» предрассудков в отношении Китая и китайцев, но каждый из них в той или иной степени был подвержен влиянию негативного восприятия китай­ского фактора;
  • отсутствием опыта международного сотрудничества, неразвитостью нормативно-правовой базы международной деятельности территорий.

Столь противоречивая база для развития отношений обусловила их темпы, характер и результаты. Более того, формирование и эволюция местных политик (именно политик, поскольку невозможно говорить об общей и единообразной политике территорий Дальнего Востока и Забайкалья) в отношении Китая прак­тически все эти годы (за исключением, может быть, самого начального периода — 1990–1991 гг.) происходили под воздействием двух противоположных и даже взаимоисключающих сил и тенденций.

С одной стороны, у творцов этих политик присутствовало искреннее желание развивать всесторонние связи с Китаем, включая различные формы торговли, при­влечение китайских инвестиций и рабочей силы, туристический и гуманитарный обмен. С другой — они постоянно стремились ограничить китайское присутствие (как экономическое, так и личностное) на российской территории. В итоге «китайская политика» дальневосточных и забайкальских тер­риторий не была единой, последовательной, как-то оформленной.

Приграничные связи имели преимущественно торгово-экономический характер. Именно экономические мотивы являлись мощной силой, толкавшей к сближению. Территориальные, групповые, индивидуальные экономические интересы определяли выбор направлений и форм региональной политики.

Обозначившееся с лета 1995 г. резкое сближение России с Китаем, воплотившееся в их «стратегическом партнерстве», заставило региональных чинов­ников быть более взвешенными в действиях и осторожными в высказываниях, но не изменило их мотивации и не настроило на поиски новых форм отношений с соседями. Подлинное отношение к Китаю лиц, в реальности формировавших «внешнюю политику» приграничных территорий — а таковыми были исклю­чительно первые лица — главы администраций, а потом губернаторы краев и областей Дальнего Востока и Забайкалья, определить непросто. Публично — в выступлениях, интервью, статьях в прессе — они вели себя как искушенные дипломаты, декларировавшие значимость добрососедских отношений с великим соседом. И если и говорили они о «китайской экспансии» и «китайской угрозе», то виновником таковой называли преимущественно не Китай, а Москву (в иной интерпретации — «центр»), по их мнению, не только откровенно игнорировав­ший интересы Дальнего Востока, но и разбазаривавший его территорию. Ругали также своих предшественников, допускавших бесконтрольное проникновение китайцев на дальневосточные территории. Однако в документах, не предна­значенных для широкой публики и, конечно, китайцев, мнения и предложения нередко высказывались исключительно противоположные.

Отношение к Китаю главы приморской администрации Е.И. Наздратенко (1993-2001) было заинтересованным, но подозрительным и осторожным. Его подход к Китаю сформировался как вследствие беспорядка в приграничных связях в начале 90-х годов, личного опыта и впечатлений, так и на основе пришедшихся весьма ко времени алармистских прогнозов некоторых политиков, журналистов и ученых. Е.И. Наздратенко, чей имидж «державника» и патриота был создан в ходе кампании против демаркации российско-китайской границы, открыто никогда не выступал против Китая. Весь его обличи­тельный пафос был направлен против российского МИДа и его сотрудников, «отдавших китайцам российскую землю», но никогда — против соседней страны. Отношения с КНР он называл одним из приоритетов внешней поли­тики России на Дальнем Востоке и публично утверждал, что «Китай и Россия «обречены» на экономическое сотрудничество». Однако направленные им в правительство РФ «Предложения администрации Приморского края по завершению демаркации российско-китайской границы в пределах Уссурийского и Хасанского районов» были составлены в духе эпохи советско-китайского конфликта и представляли КНР как серьезную военно-политическую и страте­гическую угрозу для России.

Естественно, что в условиях демократизации и нескончаемых выборов в 90-е годы местные власти и политики не могли не учитывать настроений общественности, складывавшихся преимущественно под влиянием местных средств массовой информации. Хотя, с другой стороны, сама власть (через пресс-центры администраций и подконтрольные им СМИ) активно участвовала в формирова­нии у населения образа Китая и китайцев, используя его отчасти и как средство для отвлечения населения от собственных провалов на ниве экономической и социальной политики. Очевидно, что губернаторов пугала угроза массового китайского присутствия на подчиненных им территориях, всем им больше импо­нировали Япония и Южная Корея, потенциально способные своими инвести­циями стимулировать экономику их территорий, а не Китай, заинтересованный лишь в получении сырья и экспорте своих низкокачественных товаров. Однако их конкретные действия определялись не эмоциями, а экономической целесо­образностью, и главными в выборе политики в отношении соседних китайских территорий являлись экономические стимулы и мотивы.

Принятие закона «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» завершило период формиро­вания российской политики на региональном уровне. Фактически в 1999 г. наступил третий этап в политике дальневосточных территорий в отношении Китая — период прагматизма, холодного расчета, подкрепленного соответству­ющей юридической базой. Новым веянием во взглядах дальневосточных политиков в начале XXI в. стало осознание необходимости тесного взаимодействия с Китаем в реализации планов и программ развития региона. Осознание это пришло как на административном уровне, так и в бытовом сознании населе­ния. С самых разных трибун стала выдвигаться идея координации российской программы развития Дальнего Востока и Забайкалья и китайской программы восстановления старой промышленной базы Северо-Востока (то, о чем в Китае говорили с момента начала реализации собственной программы).

С одной стороны, окончательное решение пограничной проблемы освобо­дило местных чиновников и политиков от необходимости демонстрации своего «патриотизма» в отношениях с КНР. Политическая стабилизация и экономический подъем в России увеличили заинтересованность местного бизнеса в связях с Китаем. Мощный толчок к пониманию неизбежности взаимодействия с КНР дали инициативы президента В.В. Путина по развитию Дальнего Востока: реали­зовать грандиозные задачи и освоить гигантские ресурсы — по меркам Дальнего Востока — регион самостоятельно не сможет.

С другой стороны, изменились настроения местного населения. Посеянный в начале 1990-х годов страх перед «китайской демографической экспансией» еще остается, но реалии последних десятилетий все более наглядно демонстрируют ущербность и деструктивность ориентации на подобные страхи и фобии. Про­веденный летом 2008 г. опрос общественного мнения населения приграничных с Китаем территорий Дальнего Востока (Приморский и Хабаровский края, Амур­ская и Еврейская автономные области) показал, что, по мнению его жителей, приоритетными направлениями развития международных связей региона должны быть Китай и Япония (соответственно, 50 и 46% опрошенных выделили их в каче­стве приоритета), тогда как Европейскую Россию упомянули лишь 26%, а США — 12%. Безусловным приоритетом Китай пользуется у лиц в возрасте от 30 до 40 лет: 59% от числа опрошенных лиц этого возраста заявили, что в первую очередь край должен развивать отношения с КНР, а на второе место поставили Японию (52%).

2.2. Специфика торгово-экономического сотрудничества между Россией и Китаем на начальном этапе взаимоотношений между странами в постсоветский период

Экономические связи между соседними территориями Китая и Дальнего Вос­тока СССР были восстановлены в мае 1983 г. Соглашение было заключено в апреле 1982 г. посредством обмена письмами между министерствами внешнеэкономических связей двух стран  (Китайско-российские торгово-экономические связи). Основой для этого послужило советско-китайское соглашение о возобновлении приграничной торговли, в соответствии с которым торговля должна была осуществляться между пров. Хэйлунцзян, Синьцзян-Уйгурским автономным районом и Внутренней Монго­лией с китайской стороны и граничившими с ними советскими территориями. Торговлю в форме бартера были уполномочены вести с российской стороны — «Дальинторг», с китайской — Хэйлунцзянская внешнеторговая компания. Расчет производился в швейцарских франках.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Следующие документы, появившиеся уже во второй половине 80-х годов, носили конкретный характер. 16 января 1986 г. был подписан советско-китайский протокол о возобновлении доставки грузов по пограничным рекам. 10 сентября 1986 г. в Пекине был заключен Консульский договор, ставший основой для решения об открытии консульства СССР в Шэньяне и КНР — в Хабаровске. В марте 1987 г. было заключено соглашение о разделе ресурсов Амура, Уссури и Аргуни, охватывавшее проблемы рыболовства, сохранения водных ресур­сов и предполагавшее даже строительство совместной гидроэлектростанции на Амуре..

История российско-китайских региональных отношений после 1991 г. свидетельствует, что в определенные периоды они выходили из-под контроля центральных и местных властей, приобретали черты стихийности и неуправля­емости не только в экономической и гуманитарной областях, но и в сфере реги­ональной политики. Тем не менее, было бы преувеличением говорить о самосто­ятельности двусторонних приграничных связей. Пекин и Москва, формально отдавая эту форму межгосударственных отношений на откуп местным властям, в действительности принимали в них самое активное участие. Именно они фор­мировали политическую и правовую основы приграничного взаимодействия, посредством различных финансово-экономических рычагов влияли на выбор его форм и направлений, инициировали (или тормозили) реализацию крупных межгосударственных проектов, в которые вовлекались и приграничные районы двух стран.

В российской политике в отношении Китая приграничные территории неиз­менно играли роль по нескольким направлениям:

  • в сфере обеспечения национальной безопасности России и ее участия в структурах региональной безопасности (демаркация и режим российско-китайской границы; сокращение вооруженных сил и укрепление мер доверия вдоль границы; международная преступность; незаконная миграция);
  • исполнение транспортных функций (проект «Туманган», порты и Транс­сибирская магистраль, пограничные переходы, проекты трубопроводов);
  • решение проблем приграничных районов России, поиск путей самообеспечения и экономического развития этих территорий за счет развития регио­нальных торгово-экономических связей.

За прошедшие два десятилетия взгляды и подходы китайских специалистов проделали большую эволюцию: от абстрактных и порой полуфантастических идей до конкретных программ и предложений. К концу 90-х годов у них сформирова­лись устойчивые представления о значении России для Северо-Восточного Китая.

При этом существуют особенности в оценке ситуации, прогнозах и конкретных предложениях у разных провинций Северо-Востока, что позволяет оценивать и специфику подходов к российско-китайским связям каждой из них.

У экспертов провинции Хэйлунцзян установка на ориентацию его экономики на Россию не вызывает сомнений. Большинство специалистов этой про­винции уверены в очень сильной рыночной, ресурсной и технологической взаимодополняемости Китая и России. Озабочены они, главным образом, тем, как максимально использовать преимущества провинции — географиче­ские, транспортные, структурно-экономические, исторические, кадровые — для налаживания более эффективных экономических связей с сибирскими и дальне­восточными территориями. Реализация концепции «идти вовне» и решение руко­водства КНР о модернизации старой промышленной базы Северо-Восточного Китая, принятое осенью 2003 г., стимулировали активность провинций региона по расширению экономического плацдарма на территории России. В перечне отраслей, которые Китай считает возможным модернизировать с участием Рос­сии, — тяжелое и электромеханическое машиностроение, локомотивостроение, судостроение, станкостроение, нефтехимическая, металлургическая, угольная, лесная, фармацевтическая промышленность.

Естественно, что в контексте реализации этих стратегий основное внимание КНР привлекают наиболее населенные (рынок сбыта), богатые природными ресурсами, технически и промышленно развитые (источник сырья и технологий) районы страны: Западная Сибирь, Урал и европейская часть России. Руководи­тели северо-восточных провинций КНР возглавили действия в этом направлении. Летом 2004 г. они четко обозначили интересы и векторы действий своих провинций в отношении России. В начале июня, выступая на конференции во Владивостоке, вице-губернатор провинции Хэйлунцзян Ван Лиминь так сформулировал китай­ское видение целей провинции в российско-китайском сотрудничестве:

  • Хэйлунцзян — «платформа» и «окно» в торгово-экономическом сотрудничестве с Россией, предоставляющее всем заинтересованным сторонам в Китае и России свою территорию, ресурсы и услуги для установления и поддержания деловых отношений.
  • Совместная с Россией эксплуатация природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока: их добыча, переработка (в том числе до конечного продукта) и транспортировка.
  • Развитие обрабатывающей промышленности в приграничных районах двух стран (бытовая электроника, одежда, автомобили, изделия из дерева), пре­жде всего на базе совместных торгово-экономических зон («Пограничный — Суйфэньхэ», «Полтавка — Дуннин») и др.
  • Коренное улучшение инфраструктуры торговли (прежде всего, состояния погранпереходов, упрощение таможенных и прочих процедур) и улучшение инвестиционного климата на российской территории.

На этой же конференции вице-губернатор провинции Цзилинь Ли Цзинь-бинь высказал намерение развивать сотрудничество в таких областях, как сельское хозяйство, переработка древесины, химическая промышленность, электроника. Он также выразил надежду на создание межрегионального промышленного парка Хуньчунь — Хасан.

Аналогичным образом китайская сторона предполагает трансформировать сотрудничество в аграрном секторе. Сегодня оно сводится в основном к экспорту из Китая овощей, фруктов, мяса и птицы. По мнению китайских специали­стов, оптимальный выбор — это сочетание обработанной земли и рынка России с китайскими рабочими руками и техникой, что подразумевает создание на тер­ритории российского Дальнего Востока баз комплексного развития сельского хозяйства на основах российско-китайской кооперации. Изучается идея создания здесь производства экологически чистых продуктов с последующим экспортом их в Японию и другие страны.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Китайская сторона готова принять самое активное участие в строительстве современной инфраструктуры на Дальнем Востоке: не только пограничных переходов, состояние российской части которых стало притчей во языцех и откровенным позором для России в 90-е годы прошлого века, но и автомо­бильных дорог, портовых сооружений, жилья и других объектов. Правительство провинции Хэйлунцзян разработало программу строительства 145 объектов про­винциальной транспортной инфраструктуры как платформы экономического взаимодействия с Россией, рассчитанную до 2020 г., и готово содействовать российским территориям.

Среди конкретных проектов, которые особенно интересуют Северо-Восток Китая, — железнодорожная ветка Дуннин — Уссурийск, рассматриваемая как вто­рой выход провинции Хэйлунцзян к морю (через порт Восточный), столь необходимый ей для расширения связей с внешним миром. Ставится цель увеличить про­пускную способность переходов на российско-китайской границе с 7 млн. тонн до 20 млн. тонн в 2010 г. и до 60 млн. тонн в 2020 г.

Экономические связи между приграничными территориями России и Китая явля­ются главной формой взаимодействия соседей. В 90-е годы ХХ — начале XXI в. эти связи преимущественно свелись к торговле и экспорту китайской рабочей силы. Инвестиционное и научно-техническое сотрудничество было предметом обсужде­ния, но не стало заметной реальностью. Тогда же эти связи переросли традицион­ные рамки приграничной торговли и обмена и распространились на большую часть территорий двух стран, от западных районов России до южных провинций КНР.

Наиболее характерные черты приграничного торгово-экономического взаимодействия выглядели так:

1. Торговля носила неритмичный (волнообразный) характер

Очевидные пики четных (1996, 1998) годов и рост 2000–2001 гг. были обу­словлены поставками Китаю самолетов, произведенных на Комсомольском-на-Амуре авиационном предприятии (КНААПО).

С 2002 г. начался стабильный рост региональной торговли России с Китаем.

В 2006 г. торговля Дальнего Вос­тока с КНР увеличилась в 9,5 раза по сравнению с 1999 г.

С 2005 г. прирост шел в основном за счет роста китайского экспорта и происходил в условиях расши­рения экономических связей Дальнего Востока и Забайкалья с сопредельными странами и территориями. Заметный прирост в торговле 2010–2011 гг. связан прежде всего с увеличением экспорта в Китай нефти и нефтепродуктов.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Доля дальневосточных территорий в российско-китайской официальной тор­говле в 90-е годы колебалась в диапазоне от 4,9 (в 1994 г.) до 19% (1998 г.).

В новом столетии она начала сокращаться, в 2004 г. упала до 10%, а в 2007-2008 гг. до 8–9%.

В 2011 г. она составила 10,7% объема российско-китайской торговли

Товарная структура российского экспорта была преимущественно сырьевой по характеру, и в то же время нестабильной, зависела от конъюнктуры китайского рынка, а также возможностей каждой из дальневосточных территорий. Разовые закупки отдельных видов продукции резко изменяли структуру торговли.

В 2003 г. структура экспорта региона в Китай была следующей: нефть и нефтепродукты (кроме сырых) — 28,64%, лесоматериалы — 22,53%, нефть и нефтепродукты сырые — 13%, продукция самолетостроения — 11,1%, рыба мороженая — 4,74%.

В 2011 г. на долю нефти и нефтепродуктов пришлось 33,7%, рыбы мороженой — 22,1%, лесоматериалов — 13,8%.

2. Растущая зависимость экономики Дальнего Востока и Забайкалья от импорта из Китая, хотя эта зависимость была неодинакова у разных территорий.

В начале 90-х годов, в условиях товарного кризиса и разрыва хозяйственных связей Дальнего Востока с центром, Китай сыграл ключевую роль в насыщении пустого дальневосточного рынка продуктами питания и товарами широкого потребления.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В начале нового столетия экономическое влияние Китая вновь стало возрастать, в ряде краев и областей заметно превышая показатели середины 90-х годов.

В 2001–2006 гг. доля китайских товаров в импорте Амурской области колебалась в пределах от 70 до 80%.

В общем объеме внешней торговли Хабаровского края в 2006 г. доля Китая составляла 45,5%, том числе в импорте 57%, в экспорте 43%.

В торговле Приморского края Китай играл меньшее, но также важ­ное значение: 32% в его импорте и 51% — в экспорте.

Не меньшее значение связи с Китаем имели для Забайкалья.

Объем торговли Читинской области с КНР вырос с 1998 по 2006 г. в 9,7 раза, в результате доля Китая во внешнеторговом обороте области увеличилась с 38 до 96%.

В результате рыноч­ная стоимость китайских товаров легкой промышленности в среднем на 50–80% ниже российских.

4. Промышленное, технологическое, инвестиционное сотрудничество не смогло занять заметной ниши в российско-китайских экономических связях.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Предприятия с китайскими инвестициями имели на Дальнем Востоке и в Забай­калье в основной массе небольшой уставной капитал и работали преимущественно в сфере торговли и обслуживания. Их доля в производстве промышленной про­дукции по краям и областям составляла часть малозначимую и практически незаметную. В общем объеме накопленных иностранных инвестиций на Дальнем Востоке доля Китая не превышает 1%.

5. Хуже обстояло дело с российскими инвестициями на Северо-Востоке Китая. На конец 2006 г. в провинции Хэйлунцзян были зарегистрированы лишь 10 предприятий с российским капиталом (4 СП и 6 чисто российские) с объемом российских вложений 900 тыс. долл. (0,05% всех иностранных инвестиций в провинции).

В начале XXI в., по китайским данным, российские туристы ежегодно вывозили из этой провинции товаров на сумму в 6 млрд. юаней (750 млн долл.). «Челночная» торговля являлась не только важ­ным каналом обеспечения населения российских приграничных регионов (в том числе и северных территорий) недорогими (хотя преимущественно некачествен­ными) китайскими товарами, но и давала десятки тысяч рабочих мест, а поэтому играла важную политическую и социальную роль.

6. Использование китайской рабочей силы на Дальнем Востоке России и в Забайкалье носило ограниченный характер. Динамика официального ее применения в экономике региона выглядела, по данным миграционных служб, следующим образом

В начале XXI в. количество контрактных китайских рабочих в России стало быстро расти. Власти и предприниматели, испытывая в условиях постепенного подъема экономики все больший дефицит в трудовых ресурсах, рассматривали привлечение их из-за рубежа как эффективное средство решения этой про­блемы.

С 2000 по 2007 г. статистика зафиксировала почти шестикратный рост общего числа легальных рабочих из КНР на Дальнем Востоке и в Забайкалье, с 13 до 73 тыс. человек. Определенную проблему для российских властей представляла незаконная трудовая деятельность китайских граждан на российской территории, которые часто попадали под определение «нелегальных мигрантов».

8. Китайские приграничные провинции в разной степени зависели от связей с Россией. Экономика провинции Хэйлунцзян к концу 90-х годов ХХ в. уже была прочно сориентирована на север, провинциальные власти и бизнес фактически монополизировали региональную торговлю Китая с Россией. В Хэйлунцзяне сформировались не только производственная и торговая зоны, нацеленные на российский рынок (хозяйства по выращиванию овощей и фруктов, оптовые базы, предприятия легкой промышленности), но и сегмент экономически актив­ного населения, ориентированный на российский Дальний Восток.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В 2006 г. на Россию пришлось 52% объема внешней торговли этой провинции (20% всей российско-китайской торговли). В конце первого десятилетия нового века в при­граничных районах Хэйлунцзяна функционировали 96 торговых баз, ориентиро­ванных на российский рынок. Бюджет и благосостояние приграничных городов во многом зависят от результатов приграничной торговли. Например, свыше 80% бюджетных доходов приграничного с Россией уезда Дуннин обеспечивается за счет торгово-экономического сотрудничества с Россией.

Масштабы торгово-экономических связей провинции Цзилинь с Россией были значительно меньше, и значение России для ее экономики было невелико. Более того, в то время как масштабы экономического взаимодействия с дру­гими странами неуклонно росли, торговля с Россией постепенно сворачивалась и доля России во внешнеторговых операциях Цзилинь неуклонно снижалась. Если в 1992–1994 гг. Россия занимала второе место (после Японии) в общем объеме внешней торговли Цзилинь, то в 1998 г. она уже была только на вось­мом месте. В 1998–1999 гг. объем торговли Цзилинь с Россией был меньше, чем в 1989 г., а затем вплоть до 2003 г. стагнировал в диапазоне от 57 до 68 млн долл.

Столь же незначительное место занимала Россия в экономических связях провинции Ляонин. К началу нового века объем экономических связей Ляонина с Россией оставался на уровне 1991 г. и был в два с лишним раза меньше, чем у таких далеких от России провинций, как Гуандун и Шаньдун. В 2002 г. Россия занимала только 9-е место среди торговых партнеров Ляонина.

Роль России в экономической жизни трех провинций Северо-Востока КНР в динамике видна из таблицы 1.

Таблица 1. Россия во внешней торговле провинций Северо-Восточного Китая (в млн долл. США и процентах от объема)

Низкий экспортный потенциал провинций Хэйлунцзян, Цзилинь и Авто­номного района Внутренняя Монголия, а также невысокие запросы российской экономики существенно ограничивали возможности этих территорий Китая в тор­говле с Россией, в которой преобладал ввоз сырья, в значительной части пере­правлявшегося потом во внутренние районы КНР. Более того, в начале нового века объем экспорта этих территорий в Россию был меньше, чем в середине 90-х годов. Неудивительно, что создание современного производства и наращи­вание экспортного потенциала приграничных провинций оказались в числе глав­ных задач, поставленных перед их руководством лидерами КНР в начале XXI в.

Задачи эти успешно решались. Рост их экспорта в Россию начался с 1999 г. В 2003 г. Хэйлунцзян и Цзилинь впервые после российского дефолта получили положитель­ное сальдо в российско-китайской торговле.

С 2004 г. в торговле начался резкий подъем, причем исключительно за счет роста китайского экспорта.

За четыре года объем торговли провинции Цзилинь с Россией увеличился в 14 раз (с 57,3 млн долл. в 2003 г. до 802 млн долл. в 2007 г.).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Россия, по утверждению заместителя руково­дителя департамента коммерции провинции Вэй Цзяньго, стала самым крупным объектом зарубежных инвестиций провинции и вторым по значимости рынком экспорта рабочей силы.

В 2007 г. объем экспорта трех провинций Северо-Востока Китая в Россию вырос по сравнению с 1999 г. в 28 раз.

Единственная северная территория Китая, выбившаяся из этого ряда, — Внут­ренняя Монголия. Во второй половине 90-х годов, когда торговля других провин­ций с Россией падала, ее экспорт, напротив, увеличился (с 53,5 млн долл. в 1995 г. до 215 млн долл. в 2001 г.), а затем сократился в 2,4 раза, до 88 млн долл. в 2006 г.

В 2008 г. наметилось замедление темпов роста торговли провинций Северо­Восточного Китая с Россией: она выросла всего на 4,5% по сравнению с предшеству­ющим годом, при этом на 2,5% сократился объем экспорта провинции Хэйлунцзян в Россию.

Экономический кризис 2009 г., совпавший по времени с началом непри­миримой борьбы российской таможни с челночным бизнесом, привели к сокраще­нию торговли этих провинций с Россией на 48% по сравнению с предшествующим годом, обрушив ее до уровня пятилетней давности (6,9 млрд долл.). Экспорт про­винции Хэйлунцзян в Россию сократился за год на 60% (рис. 4).

Однако с 2010 г. торговый оборот между приграничными регионами двух стран вновь начал расти.

9. Инфраструктура связей. Всего на восточном участке российско-китайской границы на регулярной основе функционировали 19 переходов. Разговоры об их обу­стройстве ведутся 15 лет, однако пропускная способность и обустройство боль­шинства из них с российской стороны до сегодняшнего дня не соответствуют даже временным требованиям. В то же время китайские части переходов полностью обу­строены.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В январе-феврале 2005 г. комиссия из представителей администрации При­морского края, пограничного и таможенного управлений, санитарно-карантинной службы констатировала, что из пяти автомобильных пунктов пропуска в крае в соот­ветствии с законодательством функционировал только один — «Пограничный».

Другим исключением стал новый автомобильный переход с комплексом прилега­ющих автодорог Забайкальск-Маньчжоули, открытый 1 марта 1998 г.

Остальные продолжали работать «по временной схеме» — без соответствующей инфраструктуры и технического оснащения. Между тем, только через автомобильные пункты про­пуска в Приморье в 2006 г. было перевезено 1,47 млн пассажиров и 659 тыс. т грузов, границу пересекли 48,5 тыс. автобусов и 63,3 тыс. грузовых автомобилей.trong>Выводы по 2 главе

Таким образом, торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Китаем на начальном этапе взаимоотношений между странами в постсоветский период положило надежную основу для улучшения торгово-экономических связей в современный период. Приграничные связи имели преимущественно торгово-экономический характер. Именно экономические мотивы являлись мощной силой, толкавшей к сближению. Территориальные, групповые, индивидуальные экономические интересы определяли выбор направлений и форм региональной политики.

В процессе расширения межгосударственного взаимодействия между Россией и Китаем постепенно формировалась инфраструктура межрегиональных свя­зей. Ее ключевыми элементами должны были стать нормативно-правовая база и структуры для организации двустороннего сотрудничества. Нормативно-право­вая база регионального взаимодействия создавалась как на межгосударственном уровне (межгосударственные и региональные договоры и соглашения), так и каждой из сторон (нормативно-правовая база РФ и КНР).

Глава 3. Проблемы и перспективы российско-китайского приграничного сотрудничества на современном этапе

3.1. Анализ современного состояния и проблематики  сотрудничества с Китаем в рамках внешнеполитической стратегии России

В последние годы российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество развивается достаточно успешно. Это подтверждается положительными результатами, достигнутыми в двусторонней торговле, объем которой по итогам 2014 г. составил более 95 млрд долл., взаимных инвестициях (в конце 2013 г. общий объем накопленных китайских инвестиций в России составил почти 5 млрд долл., российских в Китае – 860 млн долл.), финансовом сотрудничестве (в 2014 г. биржевые торги парой юань–рубль выросли в 8 раз).

В сфере политического сотрудничества визиты президента России В.В. Путина в Китай в 2012 г. и в особенности председателя КНР Си Цзиньпина в Россию в 2013 г. подтвердили высокий статус российско-китайского стратегического партнерства. Визит российского президента в Шанхай, состоявшийся в мае 2014 г., завершился подписанием рекордного пакета двусторонних документов, в том числе тридцатилетнего контракта на поставку газа в Китай.  Решения о создании Нового банка развития БРИКС, а также об использовании национальной валюты во взаимных расчетах между странами группы, принятые на саммите БРИКС в Форталезе в июле 2014 г., значительно изменили динамику развития российско-китайских валютно-финансовых отношений. Интенсивность российско-китайского военного сотрудничества подтверждается регулярными совместными военными учениями: в 2014 г. были проведены крупнейшие российско-китайские военно-морские учения «Морское взаимодействие – 2014» (22–25 мая 2014 г.), военные учения «Мирная миссия – 2014» (22–29 августа 2014 г.) и совместные военно-морские учения в Средиземном море, состоявшиеся в январе 2014 г.

Вместе с тем, несмотря на успехи, в российско-китайских торгово-экономических отношениях сохраняются серьезные дисбалансы, главными из которых являются, во-первых, незначительная доля России во внешней торговле Китая и, во-вторых, сырьевой характер российского экспорта в Китай.

В целом взаимозависимость двух стран в области экономики крайне мала, например, по сравнению с масштабом китайско-американского сотрудничества в этой сфере. Российско-китайские торгово-экономические отношения пока заметно отстают по темпам, уровню и масштабам своего развития от российско-китайского политического и стратегического диалога.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Основные параметры Федеральной целевой программы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья на ближайшие пять лет, Перечень приоритетных инвестиционных проектов в Дальневосточном федеральном округе, одобренные 3 июня 2013 г. Правительством РФ, а также прямые указания Президента РФ В.В. Путина по созданию на Дальнем Востоке России точек экономического роста (обращение к Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 г.) отражают озабоченность состоянием и перспективами развития регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока, подчеркивая важную роль, которую российско-китайское торгово-экономическое, межрегиональное и приграничное сотрудничество призвано сыграть в их будущем подъеме.

Учитывая общие тенденции мирового развития, а также характер взаимоотношений России с Западом на фоне разворачивания украинского кризиса, представляется, что в будущем российско-китайские отношения сохранят свою нынешнюю логику развития и продолжат сочетать в себе компоненты стратегического и тактического партнерства и конкуренции. В этой ситуации наиболее важная задача для России – расширить области партнерства с Китаем.

Основой качественно новых отношений может стать российско-китайское «партнерство для модернизации». Дальнейшее освоение и развитие российского Дальнего Востока, Забайкалья и Восточной Сибири в сотрудничестве с Китаем имеет принципиально важное значение для реализации экономической стратегии России, модернизации российской экономики, придания ей инновационного характера и интеграции в экономическое пространство АТР. Выбор этого региона в качестве одного из стратегических приоритетов экономического развития определяется многими факторами.

Территориальная близость к странам Азии и богатейший ресурсный потенциал Восточной Сибири и Дальнего Востока позволяют воспользоваться растущим спросом стран Азии на энергоносители и другие ресурсы и осуществить модернизацию экономики регионов на выгодных для России условиях. Для освоения дальневосточных территорий, связанного как с разработкой месторождений полезных ископаемых, так и с развитием здесь инфра структуры, необходимо серьезное финансирование. Решение этих задач требует значительного усиления взаимодействия России со странами АТР, прежде всего с Китаем и его северо-восточными провинциями (что, впрочем, не принижает интереса РФ к развитию всестороннего сотрудничества и с другими странами региона: Японией, двумя Кореями, АСЕАН).

Географическое положение этой части России также создает уникальные возможности для реализации новых транспортных артерий, ведущих из Восточной и Северной Европы в Азию и Северную Америку. Российский Дальний Восток может стать для таких регионов, как, например, провинции Хэйлунцзян и Цзилинь, Внутренняя Монголия и другие, не имеющих прямого выхода к морю, новыми морскими воротами.

Вместе с тем следует признать, что подъем Дальнего Востока является одной из наиболее сложных стратегических задач территориального развития России. Решение этой задачи, особенно на фоне глобализации и роста роли АТР, во многом, если не в решающей степени, лежит в плоскости активного регионального экономического сотрудничества и включения России в интеграционные процессы в Азии.

По мнению ведущих российских специалистов, полноценное включение азиатской части России, и прежде всего Дальнего Востока и Восточной Сибири, в систему мирохозяйственных связей представляет собой важное условие нормального социально-экономического развития региона и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций России в мировой экономике. При этом азиатско-тихо-океанское направление естественным образом должно стать основным вектором в стратегии взаимодействия российского Дальнего Востока с мировым хозяйством.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В связи с этим важно подчеркнуть, что российское правительство намерено в полной мере реализовать те преимущества географического, геологического, ресурсного характера, которые существуют на востоке нашей страны. Это подтверждается решением о создании Министерства по развитию Дальнего Востока и о подготовке новой концепции развития дальневосточных территорий, в которой учитываются современные тенденции в мировой экономике и экономиках стран АТР.

Главное направление развития российского Дальнего Востока – это осуществление крупных инвестиционных проектов инфраструктурного характера, которые в свою очередь нуждаются в масштабных инвестициях. Понятно, что их источником могут быть либо средства из государственного бюджета, либо инвестиционные поступления в ходе масштабных интеграционных процессов с участием России. Вот почему активное сотрудничество со странами АТР можно рассматривать в качестве реального инструмента комплексного развития экономики региона.

Основными направлениями сотрудничества России в АТР являются освоение природно-ресурсного и энергетического потенциала, развитие транспортной инфраструктуры и повышение качества жизни населения Дальнего Востока и Забайкалья.

В современных условиях оптимальным партнером для российского Дальнего Востока и Сибири по многим показателям является Китай. Прежде всего, в силу взаимодополняемости экономик: тяжелая промышленность, наукоемкие отрасли и добывающая промышленность – у России, сельское хозяйство, легкая промышленность и наличие избыточной рабочей силы – у Китая; значительный объем валютных резервов в КНР, Гонконге, у китайской диаспоры, Тайваня и Сингапура – и потребности Дальнего Востока и Сибири в инвестиционном капитале; близость северо-востока Китая по уровню технико-технологического развития к производственной базе российского Дальнего Востока; географическая близость и наличие у Китая необходимой инфраструктуры для быстрого развертывания торгово-экономических отношений с российским Дальним Востоком.

Визит президента РФ В.В. Путина в Китай в июне 2012 г., в ходе которого было заявлено о «новом старте» в российско-китайских отношениях, добавил новые важные штрихи к динамично развивающемуся сотрудничеству. Российский инновационный фонд «Сколково» и Пекинский технопарк подписали соглашение о сотрудничестве в области энергоэффективности, био-медицины и создания новых материалов. В рамках визита Российский фонд прямых инвестиций и Китайская инвестиционная корпорация подписали протокол о завершении создания Управляющей компании Российско-китайского инвестиционного фонда. Создаваемый фонд будет инвестировать в проекты на территории России, СНГ и КНР. Были также оформлены договоренности по строительству Уссурийской ТЭЦ. Подписание кредитного соглашения между Внешэкономбанком и Банком развития Китая позволило продолжить строительство Тайшетского алюминиевого завода в Восточной Сибири.

В последнее время российский бизнес произвел ряд продаж акций российских нефтедобывающих предприятий китайским нефтегазовым корпорациям. На наш взгляд, передача столь крупных пакетов акций китайским партнерам должна сопровождаться соответствующей компенсацией в виде доступа к транспортной и перерабатывающей инфраструктуре и вхождению российских компаний в проекты на территории КНР. Двустороннее взаимодействие было бы более полноценным, если бы российские компании приняли участие в геологоразведочных и добывающих проектах в акватории КНР в Бохайском заливе, Восточно-Китайском море и Южно-Китайском море, а также в управлении нефтяным терминалом в незамерзающем китайском порту Далянь, через который можно было бы организовать круглогодичные поставки российской нефти через Китай в страны АТР.

Экономическое взаимодействие с КНР играет ключевую роль в развитии дальневосточных территорий нашей страны. Об этом свидетельствует и подписанная в октябре 2009 г. В.В. Путиным, занимавшим тогда пост председателя правительства РФ, и премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009–2018 гг.». Реализация этой программы, особенно в сфере энергетики и транспорта, позволит России в максимальной степени использовать преимущества своего обширного пространства в азиатской части территории страны.

Согласованная правительствами РФ и КНР программа является важным шагом в совершенствовании сотрудничества с Китаем. Она должна не только помочь России решить проблемы развития ее азиатской части, но и способствовать усилению ее позиций на европейском, «атлантическом» направлении.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

3.2. Самоидентификация Китая в глобализированном мире. Исследование положительных и отрицательных для КНР аспектов в сотрудничестве с Россией

Происходящие в КНР перемены, связанные с приходом нового руководства, не содержат признаков серьезных изменений в алгоритме российско-китайских отношений стратегического партнерства, сложившихся за последние 10–15 лет. России следует в полной мере использовать эту в целом благоприятную ситуацию. Необходимо наращивать накопленный позитивный багаж, эффективно и продуманно задействовать потенциал партнерского сотрудничества с КНР. Условием реализации этой важнейшей задачи должен стать решительный перелом в осознании российским обществом и руководством страны самоидентификации России как евроазиатско-тихоокеанской державы, в политике которой западное и восточное направления имеют равноценное стратегическое значение.

«Будущее без неожиданностей», декларируемое крупнейшим партнером России, – не самый плохой сценарий развития наших отношений. Однако наряду с существенными достижениями и укреплением сотрудничества между Китаем и Россией сохраняются нерешенные проблемы. Среди них – неудовлетворительная для России структура двусторонней торговли, низкая инвестиционная и производственно-кооперационная активность, разногласия в вопросах использования китайской рабочей силы. Основным вызовом российско-китайским отношениям является постепенное перемещение наших стран в разные весовые категории: сегодня ВВП России составляет 22% от китайского. Вопрос налаживания экономических отношений с КНР должен быть частью стратегии, опирающейся на мощную финансовую базу и исключающей коррупционные схемы.

Тем не менее, общий удельный вес нерешенных вопросов должен оцениваться на фоне весомых позитивных достижений, тем более что развитие конструктивных, добрососедских отношений с КНР является для России безальтернативным. Это вновь подтвердил визит президента В.В. Путина в Шанхай в мае 2014 г., который ознаменовал выход России и Китая на новый этап всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Интенсивный и доверительный российско-китайский политический диалог был подкреплен солидным пакетом из 46 соглашений в сфере торгово-экономического, инвестиционного и научно-технического сотрудничества, и прежде всего долгожданной «газовой сделкой».

Для России газовый контракт с Китаем ознаменовал открытие новых, стратегически перспективных азиатских рынков, готовность к разработке новых газовых месторождений и дал преимущество в переговорах с европейскими потребителями, играющими на понижение контрактных цен в условиях «газовой сланцевой революции».

Для Китая российский трубопроводный газ означал и означает гарантии безопасности и надежности поставок, достижения средне- и долгосрочных целей социально-экономического развития страны (особенно ее северовосточной индустриальной базы) в рамках стратегического курса на переход к более экологически чистым энергоносителям – от угля к природному газу.

Предложенный Китаем проект «Экономического пояса Великого шелкового пути» (ЭПШП) – одно из наиболее знаковых и новаторских проявлений современных тенденций экономической регионализации и глобализации. В случае своей реализации он коренным образом повлияет на динамику российско-китайских отношений, изменит геоэкономическую и геополитическую ситуацию в Евразии.

Россия рассматривает свое участие в ЭПШП прежде всего через призму решения масштабной национальной задачи подъема Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также обновления своих трансконтинентальных транспортных магистралей и выступает за активное сотрудничество и добросовестную конкуренцию при обслуживании товарных потоков из стран АТР в Европу.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В этой связи экономически рациональным основанием для возрождения Шелкового пути можно считать поддержку странами АТР российских проектов в сфере транспорта: реконструкции Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей, а также строительства их дублеров; строительства Транскорейской магистрали с дальнейшим присоединением к Транссибу, ввода новых трансграничных мостов через реку Амур, новых портов и энергетических трубопроводов.

Россия и Китай демонстрируют своим примером приверженность стратегии «взаимного выигрыша», готовности к стратегическому сотрудничеству по всем направлениям во имя своих национальных интересов, а не против кого-либо. Россия начинает реальный «поворот на Восток», о котором столь много говорится в последнее время. Дальнейшее масштабное двустороннее сотрудничество в торгово-экономической сфере, а также по освоению Восточной Сибири и Дальнего Востока отражает понимание российским истеблишментом и российской общественностью всей важности, масштабности и трудности этого стратегического поворота.

История современной российско-китайской торговли насчитывает уже два десятилетия. В этот период двусторонняя торговля между Россией и Китаем являлась важной составной частью общего комплекса межгосударственных отношений.

По итогам 2014 г. ведущими торговыми партнерами КНР стали: США (557,3 млрд долл.), Гонконг (376,1 млрд долл.), Япония (312,64 млрд долл.), Республика Корея (290,63 млрд долл.), Тайвань (198,53 млрд долл.), Германия (177,75 млрд долл.), Австралия (137,13 млрд долл.), Малайзия (102,06 млрд долл.). Россия с ее 95,31 млрд долл. заняла девятую позицию, опередив Бразилию (86,83 млрд долл.), Вьетнам (83,54 млрд долл.) и Великобританию (80,90 млрд долл.). Китай вышел на первое место среди внешнеторговых партнеров России еще в 2010 г.1990-е гг. ежегодный объем российско-китайской торговли колебался в пределах 5–7 млрд долл. Но уже с 2000 г. он начал резко расти и в 2014 г. превысил 95 млрд долл. (рис. 1). Объем российского экспорта в Китай в 2014 г. составил 41,6 млрд долл., а объем импорта из Китая – 53,7 млрд долл. Импорт превысил экспорт, и отрицательное сальдо России составило 12 млрд долл.

С 2003 по 2014 г. объем двусторонней торговли увеличился более чем в пять раз. Тем не менее в период с 2003 по 2014 г. доля России во внешнеторговом обороте КНР увеличилась незначительно – с 1,85 до 2,21%. Доля России в экспорте КНР за тот же период выросла с 1,38 до 2,29%, а доля в импорте уменьшилась примерно с 2,36 до 2,12%. В свою очередь, удельный вес Китая во внешнеторговом обороте России увеличился с 8,25% в 2003 г. до 10,57% в 2013 г. Экспорт из России в Китай почти не изменился – с 7,28 до 7,52%. В то же время доля Китая в импорте России серьезно выросла – с 10,52 до 15,61%. Вся эта динамика в целом свидетельствует о диверсификации торговых связей Китая одновременно с нарастающей зависимостью России от китайского рынка. На фоне напряженности в отношениях России с рядом западных стран, ограничений на ввоз в Россию отдельных видов продукции и так называемого разворота России на Восток эта зависимость, вероятно, продолжит усиливаться и дальше.

Структура двусторонней торговли также претерпела значительные изменения.

Если до середины 2000-х гг. существенную долю в российском экспорте в Китай занимала продукция черной металлургии и машиностроения, то позднее их доля стала стремительно сокращаться (за исключением 2009 г. для черной металлургии, когда резкое уменьшение двустороннего торгового оборота было более ощутимым, нежели изменение динамики экспортных поставок черных металлов), и даже, напротив, по данным категориям стала наращивать свой импорт из Китая Россия. В 2013 г. в экспорте Китая в Россию преобладала продукция с высокой добавленной стоимостью: машиностроения (38%), химической (8%) и легкой промышленности (одежда из текстиля и трикотажа – 13%, обувь – 6%). Что касается российского экспорта, то в 2013 г. основную его часть составляли минеральные продукты (68%) и древесина и изделия из нее (7%).

Эти главные особенности российско-китайской торговли обусловлены, прежде всего, низкой динамикой роста российской экономики, а также медленными изменениями в ее структуре. Исходя из динамики структуры двусторонней торговли, продукция российской промышленности в сравнении с китайской продолжает терять свою конкурентоспособность, что повышает не только значение топливно-энергетического комплекса для экспорта России в Китай, но и зависимость от него.

Очевидно, что для выравнивания торговых отношений с Китаем России нужно готовить почву для постепенного перехода на инвестиционно-инновационную модель взаимной торговли. Такая модель в большей мере будет отвечать общей долгосрочной цели, заявленной лидерами двух стран, – увеличению объема двусторонней торговли до 200 млрд долл. к 2020 г..

Как известно, Россия и Китай сейчас решают сходные задачи – «перехода на инновационную модель развития» (Россия) и «создания государства инновационного типа» (Китай). Модернизация экономики России предполагает серьезное обновление производственной базы и развитие транспортной инфраструктуры страны, в значительной мере за счет крупномасштабного привлечения иностранных инвестиций и импорта современных технологий.

Отчасти эта задача может быть решена с помощью Китая, который является мировым лидером по объему золотовалютных резервов (рис. 8) и постоянно увеличивает объем своих иностранных инвестиций.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

С ратификацией Россией в 2009 г. двустороннего соглашения с Китаем о поощрении и взаимной защите инвестиций формальные препятствия для притока китайских капиталов в Россию устранены. Кроме того, по технико-экономическим характеристикам производимых машин и оборудования

Китай на многих направлениях приблизился к уровню развитых стран, что позволило ему выйти на крупномасштабный экспорт продукции машиностроения, в том числе и в Россию.

С другой стороны, Россия прилагает серьезные усилия по сохранению за собой лидирующих позиций в мире в таких сферах, как освоение космоса, авиастроение, использование атомной энергии и атомное машиностроение. По всем этим позициям Россия намерена отстаивать свои интересы на мировом рынке.

Естественно, Москва заинтересована в наращивании своего инновационного и высокотехнологичного присутствия на китайском рынке – одном из крупнейших и быстрорастущих в мире. Учитывая сохраняющиеся ограничения в ведущих странах мира на передачу технологий в Китай, у России есть конкурентное преимущество, которое возможно реализовать при помощи создания совместных предприятий, в частности на территории России.

В то же время Китай может сам выступить в роли источника инновационных технологий в таких направлениях, как телекоммуникации, биотехнологии, аквакультура. Не следует забывать, что на сегодняшний день Китай, согласно большинству международных экспертных оценок, заметно опережает Россию по рейтингам инновационности и развития информационных технологий. К примеру, в рейтинге Глобального индекса инноваций 2014 г. Китай занимает 29-е место, а Россия – 49-е (однако стоит отметить положительную динамику – в 2014 г. Россия впервые вошла в топ-50 рейтинга).

В качестве прообраза инновационно-инвестиционной модели российско-китайского торгово-экономического взаимодействия можно рассматривать одобренный в июне 2009 г. главами России и Китая План российско-китайского инвестиционного сотрудничества. В нем достаточно четко прописано видение обеими сторонами своих ожиданий друг от друга и, в частности, предлагается:

  • оказывать содействие инвестиционным проектам производства продукции и услуг с высокой добавленной стоимостью для их последующей реализации в Китае и России, а также на рынках третьих стран;
  • создавать на территории Российской Федерации перерабатывающие производства, которые углубляют степень переработки российских сырьевых товаров;
  • восполнять недостатки в производственных цепочках российских и китайских предприятий и содействовать их последующей интеграции в производственные цепочки мировых ТНК;
  • развивать инвестиции в инфраструктурные проекты, способствующие ускорению социально-экономического развития двух стран;
  • создавать новые рабочие места для местного населения, обеспечивающие повышение квалификации.

В качестве положительного примера инновационного сотрудничества можно рассматривать данные Министерства коммерции КНР – в 2010 г. Китай использовал 31 вид гражданских технологий из России в ядерной энергетике, авиации, космонавтике, электронике с общей контрактной стоимостью 1,75 млрд долл. и в свою очередь экспортировал в Россию высокотехнологичной продукции на 4,9 млрд долл. Проблемным моментом двусторонних торгово-экономических отношений является то, что у России имеется слабое представление об уровне развития китайских НИОКР и о реальных потребностях китайских компаний.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В этой связи представляется необходимым:

  • содействовать в организации встреч между китайскими и российскими компаниями (обладателями ноу-хау) по вопросам НИОКР;
  • проводить совместные круглые столы, семинары и др. научные мероприятия на базе Российской академии наук или других научно-исследовательских институтов;
  • создать каталог (информационную базу) российских инновационных предприятий на китайском языке;
  • проводить инновационные выставки с участием российских компаний на территории России;
  • содействовать основанию совместных российско-китайских научных центров на территории России;
  • поощрять создание российско-китайских венчурных фондов;
  • создать организацию, занимающуюся продвижением российских ноу-хау на китайском рынке, или закрепить эту функцию за торговым представительством или Россотрудничеством при получении ими соответствующего финансирования на конкретные проекты.

Со стороны государства целесообразно разработать отдельную поощрительную фискальную политику в отношении российских инновационных предприятий, которая включала бы такие элементы, как снижение или полное освобождение от налогов на определенный период, субсидирование расходов на НИОКР и научно-технический персонал, субсидирование расходов на энергоносители, капитальные затраты, льготные кредиты и т.д.

3.3. Основные направления торгово-экономического сотрудничества между странами в контексте перспективы создания единого экономического пространства

Сейчас у России появилась возможность наполнить стратегическое партнерство с Китаем качественно новым экономическим содержанием. К традиционным факторам, которые определяют заинтересованность Китая в России (Россия – это сосед, с которым должны быть хорошие отношения в интересах китайской модернизации, Россия обладает ёмким рынком для китайских товаров, которые не находят спроса в других странах), добавился новый. Китай усиливает позиции на мировой арене и Россия нужна ему как балансир для выстраивания отношений с США и другими мировыми державами. Кроме того, Россия является источником ресурсов – это естественное преимущество, которое через механизмы адекватной финансовой и инвестиционной политики может быть использовано для выравнивания структуры экономических отношений с Китаем. В то же время в настоящих условиях напряженности в отношениях России с рядом западных стран объективно Москва заинтересована в Пекине значительно больше, нежели Пекин – в Москве.

Китай – это серьезный игрок на рынках развивающихся стран и, соответственно, конкурент России. Важно минимизировать потери от конкуренции и трансформировать конкуренцию в сотрудничество, первоначально даже на основе российских ресурсов, далее на основе инвестиционно-инновационной модели российско-китайского торгово-экономического взаимодействия.

В течение последних лет неотъемлемой частью экспертной дискуссии, посвященной российско-китайским отношениям, стал тезис о том, что экономическое сотрудничество двух стран по своей интенсивности значительно отстает от политического диалога. Причем те факторы, которые сдерживают подобное сотрудничество, в то же время являются и основным потенциалом его развития.

Прежде всего, главным сдерживающим фактором развития российско-китайского торгово-экономического сотрудничества является неразвитость приграничной инфраструктуры. Несмотря на активизацию России на этом направлении, работы по развитию приграничной инфраструктуры ведутся медленно: сооружения на большинстве пограничных переходов находятся в ветхом состоянии, пропускных пунктов не хватает, а их пропускная способность не обеспечивает быстрой обработки товаро- и пассажиропотока из Китая.

Главное стратегическое новаторство в логистической сфере за последние годы было предложено Си Цзиньпином во время визита в Казахстан в сентябре 2013 г. Это проект «Экономический пояс Великого шелкового пути», который предполагает создание транспортных коридоров от Тихого океана до Балтийского и Средиземного морей. Сейчас зона Шелкового пути остается концепцией, вместе с тем транспортные схемы прорабатываются достаточно активно.

Первое звено в этой схеме – строительство железной дороги через Турцию: начало в г. Эдирне (граница с Грецией и Болгарией), далее Стамбул, Анкара, конец в г. Каре (граница с Грузией). Общая протяженность около 1,5 тыс. км. Этот проект обсуждался во время визита турецкого премьера в Китай в конце 2013 г., Пекин пообещал вложить в проект около 35 млрд. долл. Предполагаемая дата завершения строительства – 2023 г. В этот сегмент Шелкового пути может быть включен греческий порт Пирей (китайская компания COSCO арендовала три терминала сроком на 35 лет за 4,3 млрд долл.). В сотрудничестве с COSCO американская компания HP выбрала порт Пирей в качестве главной логистической базы для своей продукции с рынком сбыта в Центральной и Восточной Европе, Северной Африке, странах Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока. В транспортную схему включены греческие железнодорожные компании Greek Railways и Train Ose.

Второе звено – продолжение турецкой железной дороги через Грузию, Азербайджан (порт в пригороде Баку), Каспийское море, Туркмению (порт Туркменбаши), Узбекистан, Киргизию и Казахстан до Восточного Китая.

Соглашение о строительстве железной дороги было подписано Турцией, Грузией и Азербайджаном в 2005 г., но из-за отсутствия финансирования работы по проекту не велись до июля 2008 г. Общая протяженность ветки составит более 820 км, из них «с нуля» строится 100 км, остальное модернизируется.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В отношениях с Киргизией, у которой нет средств на строительство и модернизацию железной дороги, Китай выстраивает линию на передачу в его пользование месторождений минеральных ресурсов, залежи которых расположены вдоль проектируемой ветки, с тем, чтобы загрузить дорогу не только транзитным трафиком, но и сырьем, добываемым в Киргизии.

Альтернативой этому маршруту выступает уже существующий транспортный коридор Китай – Казахстан – Туркменистан – Россия – Европа. Сегменты этой железной дороги уже построены.

Еще одна альтернатива – исключая Киргизию, через Таджикистан. Рассматривается вариант обхода Каспийского моря через Афганистан и Иран.

России выгодно, чтобы большая часть Шелкового пути проходила по ее территории. Для этого необходимо строить новые и модернизировать уже существующие транспортные линии и пункты пропуска на российско-китайской границе. Требуется модернизировать российские железные дороги, ведущие от Транссиба к российско-китайской границе, такие как Карымская – Забайкальск, Белогорск – Благовещенск; построить мосты через реки Амур и Уссури: Благовещенск – Хэйхэ, Дуннин – Полтавка, Тунцзян – Нижнеленинское и др. Несомненно, при поиске решений важно учитывать и тот факт, что китайский проект «нового Шелкового пути» подразумевает использование стандартной европейской колеи шириной 1435 мм, в то время как ширина колеи в России и на постсоветском пространстве составляет 1520 мм.

Учитывая все большую включенность Китая в мировую экономику, необходимость ресурсов для развития внутренних районов и переориентацию с экспортной модели экономики на основанную на внутреннем потреблении, эти транспортные линии будут обслуживать транзитные грузопотоки Китай – Европа и наоборот, а также поставки российского сырья.

Большая часть внешней торговли северо-восточных провинций Китая осуществляется через порт Далянь в провинции Ляонин. Провинции Хэйлунцзян, Цзилинь, а также город Хулунбуир не имеют прямого выхода к морю. Это приводит к перегруженности железной дороги Харбин – Далянь, автомобильной трассы, а также порта Далянь (несмотря на наличие других портов).

Из-за нехватки железнодорожных погранпереходов и отсутствия мостов через реки Амур, Аргунь и Уссури товаропоток из Северо-Восточного Китая переориентируется на порты, расположенные в приморских провинциях (Тяньцзинь, Циньхуандао, Циндао).

В этой ситуации российские транспортные коридоры, проложенные через Транссиб и БАМ (отрезок пути Сковородино – Тында – Ванино) до крупных российских портов (Ванино, Находка, порт Восточный (Находка), Владивосток, Посьет и Зарубино), могли бы, во-первых, снизить транспортные издержки для китайских предприятий, расположенных в северо-восточных провинциях, во-вторых, предоставить альтернативный маршрут, повышающий гарантию доставки.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Без расширения пропускной способности транспортных коридоров будет достаточно трудно достичь запланированного объема российско-китайской торговли (100 млрд. долл. к 2015 г. и 200 млрд. – к 2020 г.).

Еще одной серьезной проблемой российско-китайского приграничного торгово-экономического сотрудничества — является недостаточная работа по реализации программы экономического сотрудничества, подписанная главами государств в 2009 г. Кроме того, отсутствует координация между российской программой развития Восточной Сибири и Дальнего Востока и китайскими программами возрождения промышленных баз Северо-Восточного Китая и стимулирования развития западных провинций Китая («Идти на Запад»).

Не успело проявить себя и созданное в 2012 г. Министерство РФ по развитию Дальнего Востока. Пока оно не справилось с главной задачей – превратить регион в комфортную для бизнеса и жизни территорию.

До сих пор нет четкого понимания, на какие страны следует ориентироваться при развитии Дальнего Востока России, не создан благоприятный инвестиционный климат для привлечения иностранных инвестиций на российскую территорию.

Для исправления сложившейся ситуации представляется целесообразным активизировать действия на следующих направлениях:

  • Развивать и модернизировать трансграничную инфраструктуру, т.е. построить мосты через реки Аргунь, Амур и Уссури, реконструировать существующие и построить новые железнодорожные линии и автомобильные трассы в приграничных районах Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ.
  • Создать российско-китайские транспортные коридоры: водный путь «река – море» по рекам Амур, Сунгари и Уссури до Хабаровска, железнодорожный транспортный коридор «Восточный путь» из Китая через Суй-фэньхэ – Гродеково до Уссурийска.
  • Создать региональные сети в сфере воздушных перевозок на базе аэродромов Харбина, Чанчуня, Шэньяна, Хух-Хото на территории КНР и Владивостока, Хабаровска, Иркутска, Якутска на территории РФ.
  • Реконструировать российско-китайские погранпереходы по сухопутной и водной российско-китайской границе.

На мой взгляд, одной из важных мер для развития российско-китайского торгово-экономического сотрудничества является развитие межрегиональной торговли, доля которой едва превышает 15% объема товарооборота между странами.

Для развития российско-китайского приграничного сотрудничества важное значение имеет максимальное подключение Китая к реализации программы развития российского Дальнего Востока, а России – к программам развития северо-востока Китая и западных районов.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Для достижения этой цели было бы целесообразным создание постоянной российско-китайской комиссии по координации планов социально-экономического развития между Северо-Восточным Китаем и российским Дальним Востоком и Забайкальем.

Важным аспектом развития приграничной торговли является создание приграничных зон свободной торговли. В настоящее время с китайской стороны такие зоны функционируют практически во всех пограничных с Россией городах – Хэйхэ, Суйфэньхэ, Маньчжоули, Дуннин. В крупнейших из них – Суйфэньхэ и Хэйхэ – продаются специальные туристические путевки для закупок товаров, которые на российском рынке стоят в 2–3 раза дороже. С российской стороны активнее всего развивается зона в погранпереходе Суйфэньхэ – Гродеково.

Целесообразно проводить на Дальнем Востоке России так называемую политику «малых шагов», используя опыт КНР 1980–1990-х гг. по осуществлению «открытой внешнеэкономической политики». Эта политика может быть осуществлена в несколько этапов:

  • Создание таможенных зон российско-китайской торговли на пограничных переходах Маньчжурия – Забайкальск, Гродеково – Суйфэньхэ, Благовещенск – Хэйхэ и др.
  • Создание свободных экономических зон в российских городах на границе с Китаем Благовещенск, Хабаровск, Уссурийск.
  • Разработка и принятие закона о создании совместных предприятий в приграничных районах, в соответствии с которым вновь учрежденным совместным предприятиям предоставляются льготы различного характера. Например, в Китае к таким льготам относятся: уменьшение налоговой базы, сниженные ставки налога на добавленную стоимость, налога на импорт, на землю и недвижимость. Кроме того, китайские региональные власти частично возмещают затраты на аренду недвижимости. В дополнение компании, разместившие свои штаб-квартиры в Центральном Китае и купившие, например, недвижимость, могут уменьшить налоговую базу на 40%. В отношении земельных участков, занимаемых такими компаниями, действует упрощенный порядок переоформления.
  • Разработка и принятие закона о зонах технико-экономического развития на базе академгородков во Владивостоке, Хабаровске, Иркутске и Новосибирске. В Китае это, как правило, высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, технопарки и внедренческие лаборатории, а также компании, разрабатывающие и выпускающие высокотехнологичную продукцию, расположенные на единой территории. Субъекты таких зон получают государственное финансирование, приоритет отдается важнейшим направлениям современной науки.

Необходимо отметить, что принятие решения о развитии свободных экономических зон, таможенных зон и зон технико-экономического развития должно на первом этапе сопровождаться выделением необходимых инвестиций для развития местной инфраструктуры. Исходя из опыта СЭЗ Шэнь-чжэнь, Чжухай и Сямынь в КНР или ЗЭП Гаосюн и Наньцзы на Тайване, реальные инвестиции начинают идти туда только через пять-шесть лет после создания зоны.

В результате подписания Программы сотрудничества на 2009–2018 гг. сделан только первый шаг по созданию и развитию зон сотрудничества. Для дальнейшего развития российско-китайского сотрудничества представляется целесообразным создавать на приграничной с Китаем территории промышленные зоны научно-технического сотрудничества, различные зоны приграничного торгово-экономического сотрудничества, которые могли бы стать своего рода анклавами (кластерами) для отработки новых форм двустороннего торгово-экономического взаимодействия. Впоследствии этот опыт мог бы переноситься на другие регионы Дальнего Востока и Сибири.

На мой взгляд, для развития российского Дальнего Востока и Восточной Сибири нужно привлекать значительные средства на развитие инфраструктурных проектов (транспорт, энергетика) и разработку месторождений полезных ископаемых как из государственного бюджета, так и за счет иностранных инвесторов путем создания с ними совместных предприятий.

Для развития дальневосточной территории в нынешних условиях необходимо расширение практического сотрудничества приграничных регионов со старой промышленной базой северо-востока Китая. Эта задача может быть решена только при условии руководства и поддержки со стороны российских государственных органов, занимающихся социально-экономическим развитием Дальнего Востока.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Перспективными направлениями развития двустороннего взаимодействия может стать увеличение поставок в КНР топливно-энергетических ресурсов, обмен российских достижений в сфере новых и высоких технологий на китайские инвестиции в крупные инфраструктурные проекты в области транспорта, строительства нефте- и газопроводов, железных дорог, морских портов, погранпереходов и т.д.

Целесообразно использовать китайский опыт при создании зон свободной торговли и зон экспортной переработки на российских территориях, прилегающих к российско-китайской границе в Читинской, Амурской областях, Еврейской АО, Приморском и Хабаровском краях.

Для стимулирования развития приграничной и межрегиональной торговли необходимо развивать следующие направления деятельности:

  • интенсификация работы по созданию транспортных путей и развитию погранпереходов на территориях РФ и КНР;
  • оптимизация структуры российско-китайской торговли за счет повышения доли продукции машиностроения и товаров с более высокой добавленной стоимостью (например, лес-пиловочник вместо леса-кругляка и т.д.);
  • развитие совместных научно-технических исследований и разработок для создания новых собственных технологий и видов продукции;
  • поощрение и участие российских предприятий в перестройке старых промышленных баз на северо-востоке КНР и в западных районах, а китайских – в развитии инфраструктуры и реконструкции промышленных предприятий и развитии сельского хозяйства на территории российского Дальнего Востока и Сибири;
  • повышение статуса и значения, в том числе за счет участия первых лиц государства, торгово-экономических ярмарок в Харбине и Урумчи (КНР) и развитие аналогичных регулярных торгово-экономических ярмарок в азиатской части РФ (например, в Новосибирске, Иркутске, Хабаровске, Владивостоке).
  • Китай и Россия в своем социально-экономическом развитии подошли к этапу перехода на инновационный путь роста, при этом не освободившись от проблем трансформационного этапа. Страны не схожи по демографическим и природным условиям, историческим предпосылкам, вместе с тем в силу территориального расположения у нас масса возможностей для сотрудничества, в том числе в целях модернизации.

Китай, показывающий стабильно высокие темпы экономического роста на протяжении длительного времени, а также хорошие результаты в условиях кризисных явлений в мировой экономике, становится все более желанным экономическим партнером для многих стран. Быстрое расширение масштабов народного хозяйства в Китае, успешность в аккумулировании средств и преобразовании их в капитальные ресурсы внушают надежду на прибыльность сотрудничества с ним. К Китаю в статусе развивающейся страны огромных размеров некоторое время после начала периода трансформации (с начала 1980-х гг.) относились с опаской основные игроки на мировом рынке, диктуя свои условия игры, не позволяя рыночным механизмам в полной мере регулировать внешнеэкономическое сотрудничество. Современный мировой экономический кризис несколько изменил подобную ситуацию, и сейчас Китай стал сам более избирательно относиться к выбору партнеров и развитию направлений сотрудничества с ними.

Россия оказалась в ряду стран, которым не пришлось поспешно менять свой настрой к сотрудничеству с Китаем по результатам новейших мировых экономических перипетий. Цифры говорят сами за себя: сегодня Китай – ключевой партнер во внешнеэкономической деятельности России.

Цели и направления социально-экономической модернизации России в первом приближении – макроэкономическая стабильность и рост; переход к инновационному типу развития; развитие регионов; повышение уровня жизни населения – в основном сопоставимы с таковыми для Китая, более того, они стоят в планах долгосрочного развития обеих стран.

В России распространены опасения превратиться в сырьевой придаток Китая. Действительно, в нашем экспорте в Китай преобладают разные виды ресурсов, да и самые крупные совместные проекты, в которых Китай участвует инвестициями, сопряжены с разработкой и транспортировкой природных ресурсов. Однако бояться расширения экспорта ресурсов не стоит.

Во-первых, процесс во многом регулируемый или может быть регулируемым. В разделе «Цели кредитно-денежной политики» Стратегии-2020 России прописана возможность использования сырьевой ренты для стимулирования экономического роста и поддержания макроэкономической стабильности. Исходя из этого, представляется, что наращивание торговли природными ресурсами с Китаем и последующее использование сырьевой ренты будет полезно для социально-экономического развития нашей страны.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Во-вторых, Китай неоднократно выражал свою заинтересованность в импорте из России различных видов оборудования, не только военного вооружения, что может улучшить структуру российского экспорта, и это также отвечает интересам модернизации нашей страны.

К сожалению, этот тип сотрудничества носит ограниченный характер из-за общей неосведомленности китайских компаний о российском оборудовании, опасений российских предприятий потерять технологии, неосведомленности российской стороны о реальных потребностях китайских компаний.

В-третьих, Китай, располагая огромными средствами от внешней торговли, а также признавая привлекательность российского рынка, согласно национальной стратегии «Идти вовне», не только готов рассматривать Россию в качестве места размещения крупных долгосрочных инвестиций, но и активно стимулирует инвестиционное сотрудничество. Например, в 2011 г. был организован Российско-китайский инвестиционный фонд.

Важен фактор сотрудничества с Китаем для модернизации российских регионов, близких территориально к Китаю.

В России действует Стратегия инновационного развития Российской Федерации до 2020 г. Целью новой стратегии был заявлен перевод к 2020 г. экономики России на инновационный путь развития, в рамках которого доля России на мировых рынках высокотехнологичных товаров и услуг (в том числе атомной энергетики, авиатехники, космической техники и услуг, специального судостроения и т.д.) достигнет не менее 5–10% в 5–7 и более секторах, а доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, возрастет до 40–50%.

В Китае правительство также разработало программы перехода к инновационному типу развития. Они нацелены на создание инновационного государства и превращения Китая в мировую силу в области науки и техники, располагающую конкурентными преимуществами в ряде высокотехнологичных отраслей. В настоящее время существуют два основных средне- и долгосрочных плана по стимулированию инноваций – это План развития науки и техники на 2006–2020 гг., принятый в 2006 г., и Предложения правительства по преимущественному развитию «новых стратегических отраслей», появившиеся в 2010 г. в период борьбы с влиянием мирового финансового кризиса.

Китайское правительство оказывает солидную финансовую поддержку по ключевым программам исследований, входящих в План развития науки и техники (на период 2006–2020 гг.). Он охватывает прикладные исследования в области биотехнологий, сельскохозяйственной переработки, охраны окружающей среды, технологий в ключевых отраслях производства, высокотехнологичных отраслей, китайской медицины, энергетики и разведывания природных ресурсов, развития социальной сферы. Основные семь направлений стратегических исследований включают прикладные исследования в области энергосберегающих и «зеленых» технологий, информационных технологий, биотехнологий, производства крупного оборудования, экологически чистой энергии, новых материалов, транспортных средств, работающих на электричестве.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В национальных планах реализации инновационной политики Китай подчеркивает необходимость опоры на собственный инновационный потенциал и самостоятельные инновации.

Несложно заметить, что планы имеют множество точек пересечения, чем определяются общие интересы взаимодействия в сфере инноваций. Внешнеэкономическое сотрудничество также может быть сориентировано на генеральные цели перехода к инновационному типу развития.

Кроме того, являясь членами региональных объединений, ведущими силами и центрами развития для менее развитых стран в своих регионах, Россия и Китай могут формировать инновационную политику в регионе по следующим направлениям: создание общих мозговых центров, предоставление свободы перемещения специалистов и ученых (к примеру, введение безвизового режима для высококвалифицированных специалистов и ученых с помощью специальной региональной карты); формирование общего банка данных изобретений и результатов научно-технических изобретений для стимулирования прорывных научно-технических открытий в странах БРИКС, ШОС и дальнейшей демократизации сферы инноваций; разработка новых стандартов связи (например, протоколов передачи информации), обмена информацией, ее хранения и вариантов доступа; анализ специфики и преимуществ стран в процессе сотрудничества, направленного на развитие инноваций, и выработка соответствующей инновационной политики на национальном уровне; усиление взаимообмена студентами и научными работниками для повышения качества человеческого капитала; создание новых рынков в рамках региональных объединений (например, зон свобод ной торговли инновациями), рынков интеллектуальной собственности, знаний, управленческой и интеллектуальной рабочей силы и др.

Обе страны подошли к этапу развития, на котором предполагается либо переход к новому типу инновационного общества, либо застой. Для России сотрудничество с Китаем может быть выгодно для осуществления инновационной политики в приоритетных секторах. Например, в сферах традиционного приложения усилий – в авиастроении, космическом и оборонно-промышленном комплексе, атомной энергетике – Россия имеет явные преимущества и интересные для Китая разработки (например, разработка и производство планеров для пассажирских самолетов, производство самолетов и вертолетов военного назначения, атомных реакторов малого размера, атомных реакторов на быстрых нейтронах и др.), поэтому может продавать их или внедрять с использованием китайских инвестиций.

Одним из самых выгодных для России направлений может стать создание совместных производственных предприятий на территории России и последующий экспорт продукции на китайский рынок в рамках зон свободной торговли.

Россия и Китай подписали Меморандум о сотрудничестве в области модернизации экономики, где указаны отдельные отрасли сотрудничества, в которых заинтересованы страны, например такие, как энергосбережение и энергоэффективность, мирное использование атомной энергии, транспорт, космос, информационно-коммуникационные технологии, нанотехнологии, биотехнологии, охрана окружающей среды, производство новых материалов.

Китай в области инновационного сотрудничества также заинтересован в привлечении высококвалифицированного персонала, получении новейших научно-технологических разработок, прибыли от их внедрения в целях формирования нового типа модели инновационного развития. Например, в Китае запущена программа по привлечению ведущих мировых специалистов в научную отрасль посредством предоставления грантов (минимальный размер около 100 тыс. долл. сроком на один год).

В целом у России и Китая уже есть вся договорная инфраструктура для активизации сотрудничества в целях модернизации и перехода к инновационному типу развития. Очевидно, что по многим направлениям данное сотрудничество может быть и взаимодополняемым, и выгодным, и даже необходимым. Помимо этих параметров сотрудничества гибкость в принятии решений по отдельным проектам, индивидуальный подход в оценке и реализации, целевая ориентированность и ответственность курирующих учреждений, организаций и лиц с обеих сторон будут обеспечивать нужную динамику процесса сотрудничества.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Выводы по 3 главе

Для развития российско-китайского приграничного сотрудничества важное значение имеет максимальное подключение Китая к реализации программы развития российского Дальнего Востока, а России – к программам развития северо-востока Китая и западных районов.

Экономическое взаимодействие с КНР играет ключевую роль в развитии дальневосточных территорий нашей страны. Об этом свидетельствует и подписанная в октябре 2009 «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009–2018 гг.». Реализация этой программы, особенно в сфере энергетики и транспорта, позволит России в максимальной степени использовать преимущества своего обширного пространства в азиатской части территории страны. Согласованная правительствами РФ и КНР программа является важным шагом в совершенствовании сотрудничества с Китаем. Она должна не только помочь России решить проблемы развития ее азиатской части, но и способствовать усилению ее позиций на европейском, «атлантическом» направлении.

Одним из самых выгодных для России направлений может стать создание совместных производственных предприятий на территории России и последующий экспорт продукции на китайский рынок в рамках зон свободной торговли.

Представляется также целесообразным создавать на приграничной с Китаем территории промышленные зоны научно-технического сотрудничества, различные зоны приграничного торгово-экономического сотрудничества, которые могли бы стать своего рода анклавами (кластерами) для отработки новых форм двустороннего торгово-экономического взаимодействия. Впоследствии этот опыт мог бы переноситься на другие регионы Дальнего Востока и Сибири.

Заключение

Подводя итоги работы над выбранной темой исследования, обозначим следующие выводы:

Российско-китайские отношения, в том числе — в сфере экономики и торговли с большой долей вероятности будут определяться потребностями наших стран во всесторонней модернизации. Российско-китайское «партнерство для модернизации» позволит Китаю использовать российские ресурсы и лидерство в некоторых областях технологий, в которых Россия имеет конкурентное преимущество. В свою очередь российская модернизация могла бы опереться на финансово-экономическую мощь Китая и использовать современные технологии, разработанные в Китае или импортированные им. Таким образом, модернизация наших стран может стать взаимовыгодным и взаимодополняемым процессом.

Объем взаимного торгового оборота между РФ и КНР может не только достичь установленного к 2020 г. сторонами уровня в 200 млрд долл., но и превысить его до уровня, сопоставимого с объемами торговли Китая со своими ключевыми партнерами – США, Японией, Республикой Корея. Однако это станет возможным только при наличии отлаженной институциональной структуры взаимных прямых инвестиций, финансирования и кредитования масштабных совместных проектов, практического перехода на взаиморасчет в национальных валютах и пр. Следует осуществлять постоянный мониторинг совместной работы по вышеуказанным направлениям, с тем, чтобы снижать негативное воздействие на нее скачков курса российского рубля и других кризисных явлений в российской экономике, связанных со снижением мировых цен на нефть и воздействием антироссийских санкций.

Недостаточно развитая инфраструктура российско-китайского приграничного сотрудничества, особенно с российской стороны, может стать наиболее серьезным вызовом для его развития. Следует совместными усилиями решать вопросы, связанные с наличием современных пограничных переходов и пропускных пунктов, дорог и мостов в районе границы.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Для решения комплекса проблем в сфере российско-китайских торгово-экономических, финансовых и приграничных отношений представляется целесообразным:

  • Оптимизация структуры российско-китайской торговли за счет повышения доли продукции машиностроения и товаров с более высокой добавленной стоимостью (например, лес-пиловочник вместо леса-кругляка и т.д.).
  • Поощрение и участие российских предприятий в перестройке старых промышленных баз на северо-востоке КНР и в западных районах, а китайских – в развитии инфраструктуры и реконструкции промышленных предприятий и развитии сельского хозяйства на территории российского Дальнего Востока и Сибири.
  • Повышение статуса и значения, в том числе за счет участия первых лиц государства, торгово-экономических ярмарок в Харбине и Урумчи (КНР) и развитие аналогичных регулярных торгово-экономических ярмарок в азиатской части РФ (например, в Новосибирске, Иркутске, Хабаровске, Владивостоке).
  • Развитие и модернизация трансграничной инфраструктуры, т.е. построить мосты через реки Аргунь, Амур и Уссури, реконструировать существующие и построить новые железнодорожные линии и автомобильные трассы в приграничных районах Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ.
  • Создание российско-китайских транспортных коридоров: водный путь «река – море» по рекам Амур, Сунгари и Уссури до Хабаровска, железнодорожный транспортный коридор «Восточный путь» из Китая через Суй-фэньхэ – Гродеково до Уссурийска.
  • Создание региональных сетей в сфере воздушных перевозок на базе аэродромов Харбина, Чанчуня, Шэньяна, Хух-Хото на территории КНР и Владивостока, Хабаровска, Иркутска, Якутска на территории РФ.
  • Реконструкция российско-китайских погранпереходов по сухопутной и водной российско-китайской границе.

Для развития российско-китайского приграничного сотрудничества важное значение имеет максимальное подключение Китая к реализации программы развития российского Дальнего Востока, а России – к программам развития северо-востока Китая и западных районов.

Для достижения этой цели было бы целесообразным создание постоянной российско-китайской комиссии по координации планов социально-экономического развития между северо-востоком Китая и российским Дальним Востоком и Забайкальем. Целесообразно проводить на Дальнем Востоке России политику «малых шагов», используя опыт КНР 1980–1990-х гг. по осуществлению «открытой внешнеэкономической политики». Эта политика может быть осуществлена в несколько этапов:

  • Создание таможенных зон российско-китайской торговли на пограничных переходах Маньчжурия – Забайкальск, Гродеково – Суйфэньхэ, Благовещенск – Хэйхэ и др.
  • Создание свободных экономических зон в российских городах на границе с Китаем Благовещенск, Хабаровск, Уссурийск.
  • Разработка и принятие закона о создании совместных предприятий в приграничных районах, в соответствии с которым вновь учрежденным совместным предприятиям предоставляются льготы различного характера. Например, в Китае к таким льготам относятся: уменьшение налоговой базы, сниженные ставки налога на добавленную стоимость, налога на импорт, на землю и недвижимость, частичное возмещение затрат на аренду недвижимости. В дополнение компании, разместившие свои штаб-квартиры в Центральном Китае и купившие, например, недвижимость, могут уменьшить налоговую базу на 40%. В отношении земельных участков, занимаемых такими компаниями, действует упрощенный порядок переоформления.
  • Разработка и принятие закона о зонах технико-экономического развития на базе академгородков во Владивостоке, Хабаровске, Иркутске и Новосибирске. В Китае это, как правило, высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, технопарки и внедренческие лаборатории, а также компании, разрабатывающие и выпускающие высокотехнологичную продукцию, расположенные на единой территории. Субъекты таких зон получают государственное финансирование, приоритет отдается важнейшим направлениям современной науки.

Представляется также целесообразным создавать на приграничной с Китаем территории промышленные зоны научно-технического сотрудничества, различные зоны приграничного торгово-экономического сотрудничества, которые могли бы стать своего рода анклавами (кластерами) для отработки новых форм двустороннего торгово-экономического взаимодействия. Впоследствии этот опыт мог бы переноситься на другие регионы Дальнего Востока и Сибири.

В разделе «Цели кредитно-денежной политики» Стратегии-2020 России прописана возможность использования сырьевой ренты для стимулирования экономического роста и поддержания макроэкономической стабильности. Исходя из этого, представляется, что наращивание торговли природными ресурсами с Китаем и последующее использование сырьевой ренты будет полезно для социально-экономического развития нашей страны.

Являясь членами региональных объединений, ведущими силами и центрами развития для менее развитых стран в своих регионах, Россия и Китай могут формировать инновационную политику в регионе по следующим направлениям:

  • Предоставление свободы перемещения специалистов и ученых (к примеру, введение безвизового режима для высококвалифицированных специалистов и ученых с помощью специальной региональной карты).
  • Формирование общего банка данных изобретений и результатов научно-технических изобретений для стимулирования прорывных научно-технических открытий в странах БРИКС, ШОС и дальнейшей демократизации сферы инноваций.
  • Разработка новых стандартов связи (например, протоколов передачи информации), обмена информацией, ее хранения и вариантов доступа; анализ специфики и преимуществ стран в процессе сотрудничества, направленного на развитие инноваций, и выработка соответствующей инновационной политики на национальном уровне.
  • Усиление взаимообмена студентами и научными работниками для повышения качества человеческого капитала.
  • Создание новых рынков в рамках региональных объединений (например, зон свободной торговли инновациями), рынков интеллектуальной собственности, знаний, управленческой и интеллектуальной рабочей силы и др.
  • Содействие в организации встреч между китайскими и российскими компаниями (обладателями ноу-хау) по вопросам НИОКР.
  • Проведение совместных круглых столов, семинаров и других научных мероприятий на базе Академии наук России или других научно-исследовательских институтов.
  • Создание каталога (информационной базы) российских инновационных предприятий на китайском языке.
  • Проведение инновационных выставок с участием российских компаний на территории России.
  • Содействие основанию совместных российско-китайских научных центров на территории России.
  • Поощрение создания российско-китайских венчурных фондов.
  • Создание организации, занимающейся продвижением российских ноу-хау на китайском рынке, или закрепление этой функции за торговым представительством или Россотрудничеством при получении ими соответствующего финансирования на конкретные проекты.

Со стороны государства целесообразно разработать отдельную поощрительную фискальную политику в отношении российских инновационных предприятий, которая включала бы такие элементы, как снижение или полное освобождение от налогов на определенный период, субсидирование расходов на НИОКР и научно-технический персонал, субсидирование расходов на энергоносители, капитальные затраты, льготные кредиты и т.д.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В целях более активной реализации проектов в сфере межбанковского и инвестиционного сотрудничества представляется оправданным создать одну мощную банковскую структуру на Дальнем Востоке или в Забайкалье или консорциум банков с наличием банковских активов не менее 20 млрд долл., с тем чтобы можно было работать напрямую на китайском финансовом рынке в соответствии с действующим законодательством КНР.

Для работы с иностранными инвесторами на территории Сибири и Дальнего Востока представляется целесообразным создать специализированный региональный Российско-Азиатский банк в Москве с филиалами в Иркутске, Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске, Чите и Новосибирске. В его функции должна входить работа по привлечению иностранных инвестиций из стран АТР, кредитование крупных инвестиционных проектов на территории Сибири и Дальнего Востока, работа с региональными, отраслевыми и коммерческими банками, предоставление кредитов под крупные торговые сделки на уровне межгосударственных соглашений и совместных региональных проектов, включая проекты по линии приграничной торговли.

В последнее время российский бизнес произвел ряд продаж акций российских нефтедобывающих предприятий китайским нефтегазовым корпорациям. Передача столь крупных пакетов акций китайским партнерам должна сопровождаться соответствующей компенсацией в виде доступа к транспортной и перерабатывающей инфраструктуре и вхождению российских компаний в проекты на территории КНР, включая участие в геологоразведочных и добывающих проектах в акватории КНР в Бохайском заливе, Восточно-Китайском море и Южно-Китайском море, а также в управлении нефтяным терминалом в незамерзающем китайском порту Далянь, через который можно было бы организовать круглогодичные поставки российской нефти через Китай в страны АТР.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты Российской Федерации

1. Федеральный закон от 13.10.1995 N 157-ФЗ (ред. от 10.02.1999) «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»: Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2003 N 164-ФЗ, вступившего в силу с 18 июня 2004 года. // «Собрание законодательства РФ», 16.10.1995, N 42, ст. 3923.
2. План Российско-Китайского инвестиционного сотрудничества [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.russchinatrade.ru/assets/files/ru-ru-cn-coop/rus+china%20plan.pdf
3. «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия» [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.news.kremlin.ru/ref_notes/1642

Международные правовые акты

4. Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей (Принята в Мадриде, 21/05/1980) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.coe.int/ru/web/conventions/full-list/-/conventions/treaty/106
5. Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств (Страсбург, 5 ноября 1992 г.) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www1.umn.edu/humanrts/euro/Rets148.html
6. «Европейская хартия местного самоуправления» (совершено в Страсбурге 15.10.1985) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20361/
7. Декларация Ассамблеи европейских регионов о регионализме в Европе (г.Базель 4 декабря 1996 г.) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://archive.mid.ru//bdomp/sbor.nsf/fe3845c0f6d9b35443256c8a004e8835/0bb87e3076058a9443256c8a0047bc02!OpenDocument
8. Declaration on Cross-Border Cooperation in a Wider Europe (Kosice, 27-29 October 2010) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://img0.custompublish.com/getfile.php/1377108.900.ewvruqebea/ConferenceDeclaration.101029.FINISHED.pdf?return=www.barents.no
9. Проект Европейской хартии региональной демократии (15-я пленарная сессия CG(15)6REC 21 мая 2008 г.) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=1293675&Site=

Монографии, учебные пособия, научные статьи, справочная литература

10. Александрова М.В. Российско-китайские приграничные экономические отношения. — М.: Огни, 2005. — 262 с.
11. Амурская область — Китай: сферы сотрудничества. — Благовещенск: Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Амурской области, 2006. — С. 15–20.
12. Бао Хайчунь, Ся Хуансинь. Анализ перспектив российско-китайской частной торговки. // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. — Вып. 4. — Изд-во АмГУ. — 2002. — С. 280.
13. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. / Сост. С. Г. Бочаров. — М.: Искусство, 2003. — 423 с.
14. Вардомский Л.Б. Приграничное сотрудничество в России: современные особенности и тенденции развития [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://archive.mid.ru/bdomp/sbor.nsf/fe3845c0f6d9b35443256c8a004e8835/13fbda5c2f193a6f43256c8a0047bc78!OpenDocument
15. Внешнеэкономическая деятельность предприятий Дальневосточного федерального округа за 2003 год (по данным таможенной статистики). // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. — 2004. — № 1. — С. 30.
16. Внуков К.В.Российский медведь и китайская панда: два года вместе. // Россия–Китай. XXI век. — 2007. — Октябрь. — С. 11-13.
17. Воскресенский А.Д. Российско-китайские отношения в контексте азиатского вектора российской дипломатии (1990–2015). // Сравнительная политика. – 2015. — №1-18. – С. 32-52.
18. Гайдар Е.Т. Россия XXI века: не мировой жандарм, а форпост демократии в Евразии. // Известия. — 1995. — 18 мая.
19. Давидов Д.М., Чекалина Т.Г. Трансграничное сотрудничество как инструмент регионального маркетинга в Балтийском регионе. // Балт. рег. — 2009. — №2. – С. 69-73.
20. Заключение по итогам парламентских слушаний «О проблемах российско-китайских отношений и перспективах их решения» 25 апреля 1994 г. (Рукопись). // Думский вестник, 1994, №2.
21. Каледин Н. В., Корнеевец В. С. Трансграничное сотрудничество в Балтийском регионе — к новым пространственным формам международной экономической интеграции. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 7. — 2007. — Вып. 3. — С. 79-89.
22. Кононкова Н.В. Международные политические связи Амурской области с сопредельными территориями КНР. // Вестник АмГУ. — 1997. — Вып. 2. — C. 19-20.
23. Кроме нефти и газа // Взгляд. 30 мая 2012 г. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.vz.ru/economy/2012/5/30/580961.print.html
24. Ларин В.Л., Ларина Л.Л. Окружающий мир глазами дальневосточников (по итогам опроса населения 2008 г.). // Россия и АТР. — 2009. — № 1. – С. 12.
25. Ли Яосинь. Создание Харбин–Муданьцзян–Суйфэньхэ–Дуннинской экономической зоны китайско-российского сотрудничества для всестороннего сотрудничества и совместного развития. Рукопись доклада. Харбин. 14 июня 2007 г.
26. Лотман Ю. М. Семиосфера. — СПб.: Искуство-СПб, 2000. — 704 с.
27. Ляонин тунцзи няньцзянь 2008. — Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2008. — С. 435.
28. О российско-китайском межрегиональном и приграничном сотрудничестве [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.mid.ru/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/e8d2a26afd64e83e43256b4c00442aac
29. План возрождения Северо-Востока [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://chinaneast.xinhuanet.com/2007-08/20/content_10905015.htm.
30. План возрождения северо-восточного региона [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://chinaneast.xinhuanet.com/2007-08/20/content_10905015.htm
31. План действий по реализации положений Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР. // Проблемы Дальнего Востока. — 2004. — № 6. — С. 13-25.
32. Политов Ю. Товарооборот между РФ и КНР может достичь 200 млрд долларов // Российская газета. 13 октября 2014 г. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.rg.ru/2014/10/13/medvedev-site.html
33. Протокол 4-го заседания Российско-китайской постоянной рабочей группы по приграничному и межрегиональному торгово-экономическому сотрудничеству [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://assoc.khv.gov.ru/regions/foreign-economic-activities/asia-pacific-cooperation/453
34. Рахманин О.Б. К истории отношений РСФСР, СССР, РФ с Китаем. 1917–1997 (обзор основных событий, оценки экспертов). — М.: 1999. — С. 49-50.
35. Рахманин О.Б.К истории отношений России-СССР с Китаем в XX веке. – М.: Памятники исторической мысли, 2002. – 512 с.
36. РБК daily: Прямые инвестиции Китая в Россию превысили 5 млрд долларов [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://daily.ru/economy/562949989017603
37. Российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество // Портал внешнеэкономической информации (Министерство экономического развития РФ) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/cn/cn_ru_relations/cn_ru_trade
38. Россия и Китай: четыре века взаимодействия. История, современное состояние и перспективы развития российско-китайских отношений. / Под ред. А.В. Лукина. — М.: Весь Мир, 2013. — 704 с.
39. Современные международные отношения и мировая политика. / Под ред. А.В. Торкунова. — М.: Просвещение, 2004. – 991 с.
40. Стратегия развития России в АТР в XXI веке. Аналитический доклад. — М.: Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, 2000. — С. 35.
41. Тарасов А.П. Забайкалье и Китай: опыт анализа международных связей. — Чита: РИС ЗабГПУ, 2003. — С. 51–55.
42. Уваров В.А. Свободные экономические зоны Востока России. — Хабаровск: Информ-Этнос, 1994. – 195 с.
43. Утро России. 28 августа 1992 г.; Far Eastern Economic Review. 1993. January 7.
44. Филатов С. Исторический визит Путина в Китай коронован 51 соглашением // Международная жизнь. — 22 мая
2014 г.
45. Хэйлунцзян тунцзи няньцзянь 2008. — Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2008. — С. 454.
46. Цзилинь тунцзи няньцзянь 2008. — Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2008. — С. 359–360.
47. Чжан Цзинчуань. Создать концепции «два государство- один город» — достичь совместного процветания. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.hlass.com/public/AA/index.jsp?TemplateNameN=AA&TemplateXMLName=1&CNumberN=720&ArticleTitleN=1977
48. Чжунго дуйвай цзинцзи маои няньцзянь. 2000 (Ежегодник внешней экономики и торговли Китая. 2000). — Пекин: Чжунго дуйвай цзинцзи маои чубаньшэ, 2000. — С. 307–308.
49. Щетинин А.А. Развитие автомобильных пунктов пропуска через государственную границу РФ в Приморье. // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. — 2005. — № 1–2. — С. 70.
50. Akihiro Iwashita, The Influence of Local Initiatives on Relations with China: Border Demarcation and Regional Partnership. // Acta Slavica Iaponica. 2002. Tomus XIX. P. 10, 15.
51. Almanac of China’s Foreign Economic Relations and Trade 1996/97. — Beijing, 1996. — Р. 324–325, 328–329, 338-339, 346.
52. Bolton H. The Spanish Borderlands: A Chronicle of Old Florida and the Southwest. — New Haven: Yale University Press, 1921. – 320 р.
53. Chinese Yuan (CNY) ⇨ Russian Ruble (RUB) [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://www.google.com/finance?q=cnyrub
54. Commerce of China 2011, Press Office, Ministry of Commerce, People’s Republic of China. P. 24–25.
55. Ecrits sur l’Europe/ Edition établie et présentée par Christophe Calame. 2 volumes. Paris : La Différence, 1994.
56. Ellison H. The Soviet Union and Northeast Asia. — Univ.: Press of America Lanham. 1989. — P. 19.
57. Li Jingjie. From Good Neighbors to Strategic Partners // Rapprochement or Rivalry?: Russia-China Relations in a Changing Asia / Ed. by Sherman W. Garnett. Washington (D.C.): Carnegie Endowment for International Peace. 2000. Р. 83.
58. Li Jingjie.Sino-Russian Relations in Asia Pacific // Engaging Russia in Asia Pacific / Ed. вy Watanabe Koji. Tokyo: Japan Center of International Exchange, 1999. P. 63.