Ключевые слова: онтология, проблемы онтологии, бытие, солипсизм, человеческий опыт, личное повседневное бытие.

Проблема, рассматриваемая в этой статье, состоит в тяготении известных современной философии представлений о бытии к субстанционально-солипсическому пониманию мира и, как следствие, отрыве онтологии от человеческого опыта повседневного личного бытия. Актуальность этой проблемы состоит в том, что нерешенность этого онтологического вопроса обусловливает ошибочное строение основ и ограниченность человеческой познавательно-практической деятельности.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Мы предлагаем исследовать пределы указанной проблемы, полагая целью нашего исследования поиск онтологической конструкции, которая бы не имела признаков солипсичности и соответствовала опыту человека его личного повседневного бытия. Объектом нашего исследования будет разрабатываемые онтологией конструкции концепции бытия и человеческий опыт личного повседневного бытия. Предметом нашего исследования будут наличие в известных философии конструкциях концепции бытия и личном опыте повседневного бытия человека: во-первых, признаков солипсичности; во-вторых, соответствия исследованных нами онтологических конструкций человеческому опыту бытия. Для достижения цели нашего исследования для выявления указанных признаков и соответствий в исследуемых нами онтологических конструкциях мы воспользуемся методами индукции, дедукции, анализа, синтеза и сравнения.

Приступая непосредственно к нашему исследованию, определимся сначала в ключевых терминах. Под категорией бытия мы будем понимать общую категорию, фиксирующую основу существования, свойственную всем сущим, и которая, выступая в структуре философского знания предметом онтологии, является базисной для любой возможной картины мира и всех прочих категорий [6, c. 140; 11, с. 36].

Под категорией субъекта мы будем понимать то, что лежит в основе осуществления любого изменения, его действенную причину, источник активности как таковой [6, c. 1051].

Под термином «солипсизм» принято понимать теоретическую установку, сквозь призму которой весь мир видится порождением сознания Я, которая считается единственной, что дана несомненно, во всякое время здесь [6, c. 1013]. Однако такое определение солипсизма в контексте актуальности и степени разработанности в современной философии проблемы понятия Другого и взаимопонимания с ним, на наш взгляд, следует считать узким. Традиционное определение солипсизма не учитывает порождение мира сознанием Другого (Бога, Природы и т.п.), которое в таком случае понимается как его самоосознание [10, с. 229, 696]. Поэтому мы предлагаем определить категорию солипсизма более широко, а именно – понимать под солипсизмом некую систему отношений между субстанциональными субъектами (Я, Единое, Бог, Природа, материя и т.п.) и порождаемыми ими мирами, в которой порождение каждого отдельного мира происходит только одним субстанциональным субъектом.

Под категорией опыта мы будем понимать единство чувственно-эмпирической деятельности субъекта, содержание его феноменального поля, или так называемого внутреннего мира [5, с. 35; 6, c. 742].

Исследуя известные истории философии конструкции концепции бытия, мы можем утверждать, что все они имеют признаки солипсизма. При этом, в зависимости от понятия, взятого за субстанциональную основу, солипсические концепции бытия можно классифицировать как: 1) субъективистские, в которых субстанцией и источником порождения мира выступает Я, и 2) объективистские, в которых субстанцией и источником порождения мира выступает не-Я, или Другой.

К солипсично-объективистским онтологическим конструкциям мы можем отнести универсалие-центрические онтологические конструкции, присущие всем мировым культурам мышления и представленные не только в мифологических и религиозных, но также в философских и научных доктринах о происхождении и существовании мира [6, c. 42-49, 394, 458, 740]. Названым конструкциям, на наш взгляд, соответствуют идеи Демиурга и различных архе (апейрон, атом, Логос, Единое и т.п.) в античной культуре [6, c. 42-49, 51, 781], Неба и дао в китайской культуре [6, c. 286, 458], Брахмана и Атмана в индуистской культуре [6, c. 394], единого Бога в семитской и христианской культурах [6, c. 10-12; 13], Природы и Вселенной в европейской культуре, материи и энергии в современной науке. При этом перечень известных истории философии и религии универсалие-центрических конструкций указанными идеями не исчерпывается.

Обобщенно универсалие-центрическую онтологическую конструкцию мира можно выразить в формуле: мир и все в нем порождаемы универсальной объективной причиной. Солипсичность этой конструкции состоит в том, что всякий субъект действия (живое существо), порождаемый любой из объективных универсальных причин, по определению есть объект действия этой порождающей причины [2, c. 10, 12]. В результате универсалие-центрическая конструкция предполагает, что всякое действие живое существо в таком мире не является самостоятельным, но обусловленным действием объективной универсальной причины.

Одной из попыток преодоления солипсичности указанных моносубстанциональных объективистских представлений о мире можно считать полисубстанциональное учение о монадах Г.Лейбница [6, с. 638-640]. Тем не менее, субстанциональный плюрализм Г.Лейбница не решил проблему солипсичности указанных онтологических конструкций. На наш взгляд, его учение о монадах (монадология) представляет собой обратный предыдущему полисуб-станциональный раздельный солипсизм гармонизирующей высшей монады (Бога) и множества отдельных гармонизируемых монад (субстанций) [6, с. 639; 4, с. 414, 421-422]. Поэтому мы также можем отнести к группе солипсично-объективистских онтологических конструкций и монадологию Г.Лейбница.

К солипсично-субъективистским онтологическим конструкциям, как ключевым, мы можем отнести:

  • рационалистическую конструкцию концепции бытия Р.Декарта, основанную на методологическом принципе критического мышления и выходном положении «мыслю, значит, существую» [6, с. 1051; 10, с. 289-293];
  • феноменологическую конструкцию концепции бытия Э.Гуссерля, основанную на методологическом принципе эвиденции (очевидности) и выходном положении отсутствия чего-либо трансцендентного относительно сознания [10, с. 276-278].

Доведенная до предела картезианская критика, отсекая все обусловленности и внешние отсылки, в результате оказывается самореферентной, упирающейся в несомненность, во-первых, самой себя и, во-вторых, существования того, кто эту критику осуществляет. Отсюда возникает субстанциональная основа следующего движения мысли – «тот, кто сомневается (мыслит), в то время, когда он сомневается (мыслит), не может не существовать» [10, с. 290]. Именно из исследования свойств непосредственно данного человека в акте сознания «мыслящей субстанции» Р.Декарт доказывает реальность существования «протяженной субстанции», «материальных вещей». В связи с этим Р.Декарт допускает существование «врожденных идей», то есть наличие в сознании содержания и свойств, не выводимых из внешнего опыта [10, с. 291]. Таким образом, декартовская онтологическая картина мира является лишь формально дуалистической, а по сути изначально солипсической.

Согласно Р.Декарту, человеческие состояния и мир существуют лишь в присутствии сознания их свидетеля. То, что говорится о мире (или воспринимается в нем), отсылается к тому, кто говорит (или воспринимает). Позже на этой позиции начали настаивать феноменология, экзистенциализм и другие [6, с. 291].

Солипсичность феноменологической конструкции концепции бытия Э.Гуссерля состоит в его попытке обосновать рефлексию через саму рефлексию. Несмотря на утверждение интенсиональности сознания, Э.Гуссерль определял, что специфично выстроенный рефлексирующим субъектом мир является опытом субъекта и зависит только от его познания. Гуссерлевская концепция объективно сущего мира как интерсубъективной общности гипотетических Других субъектов, построенных самим Я, имеет очевидный солипсический характер [6, c. 399], на что указывал еще Ж.П.Сартр [11, с. 10].

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Наиболее близким к преодолению солипсичности представлений о бытии, на наш взгляд, можно считать такое направление в философии начала 20-го века, как диалогизм. Его целью было создание нового типа рефлексии «на основе диалога – в качестве отношения к Другому как к «Ты»» [6, с. 317]. Считается, что диалогизм сильно повлиял на экзистенциализм, феноменологию и герменевтику и много в чем обусловил современный образ философской мысли [10, с. 229]. На базе синтеза идей диалогизма была оформлена коммуникационная (современная) версия постмодернистской философии и коммуникативная концепция бытия текста (мира) [6, с. 335; 10, с. 90, 600, 936].

Однако диалогизм, на наш взгляд, так и не решил проблему солипсичности представлений о бытии. Это обусловлено тем, что родоначальником «диалогической онтологии» М.Бубером была заложена традиция определять Ты лишь как процесс обращения Я к миру. Согласно М.Буберу, «мир как опыт принадлежит основному слову Я-Оно. Основное слово Я-Ты создает мир отношения» [3, с. 19]. В связи с этим Ты артикулируется как то, что, во-первых, существует между Я и миром и, во-вторых, не является субстанциональным источником совместного (социального) мира с Я. Эта конструкция нашла свое отражение в высказываниях Мерло-Понти, согласно с которыми, феномены являются тем жизненным опытом,

«через который нам впервые даются Другой и вещи, вся система «Я – Другой – вещи»», или иначе «система «Я – Другой – мир»» [7, с. 90, 94]. Таким образом, Мерло-Понти, зафиксировал диалогическую онтологическую конструкцию, используемую в современной постмодернистской философии и коммуникативной концепции бытия человека.

Отсюда очевидно, что изобретенное постмодернизмом Ты (Другой) остается замкнутым в порождаемом Я мире. Поэтому мы можем сделать вывод, что современная онтология в ее последних диалогично-постмодернистских достижениях также не преодолела солипсичности представлений о бытии.

Исследуя личный опыт повседневного бытия человека, мы провели анализ результатов изучения этого вопроса в философии и психологии, сопоставляя их с собственными наблюдениями своих ежедневных внутренних переживаний. Обобщение проведенного нами анализа позволяет говорить о следующих фактах опыта человеческого бытия.

  1. Человек воспринимает окружающий и внутренний его мир лично, – исключительно в своих ощущениях и лишь своими органами чувств [5, с. 12; 6, с. 277, 1007; 9, с. 181, 655, 669-670, 675].
  2. Человек влияет лишь на тот окружающий и внутренний его мир, который воспринимается им в ощущениях [6, с. 1007; 9, с. 166, 181, 675].
  3. Воспринимаемый человеком мир, не смотря на его противоречивость и нарушения в нем причинно-следственных связей, никуда не исчезает, а остается миром этого человека, пребывая в его сознании, постоянно в течение всей его жизни [5, с. 41-42; 6, с. 282, 1007; 9, с. 166].
  4. Во всех изменениях воспринимаемого человеком мира единственной неизменной стороной отношений «человек – мир» является воспринимающий этот мир человек [5, с. 10, 46-48; 6, с. 280, 1006].
  1. Некоторые изменения воспринимаемого человеком мира происходят не по его воле, а иногда и вопреки его воле – объективно [6, с. 879; 9, с. 181, 669-670; 11, с. 22; 12, с. 314].

Из первых четырех приведенных фактов опыта выходит, что человек не существует за пределами своего сенсуального опыта – так называемого «феноменального поля» человеческих переживаний, которое содержит всю субъективную сферу человека [5, с. 10]. Кроме того, мир для человека существует лишь в пределах его ощущений, принадлежащих только ему – воспринимающему мир человеку, и потому не передаваемый никому ни в целом, ни фрагментарно. Из этого мы делаем вывод, что мир, в котором живет человек, неотъемлем от него и принципиально невозможен без него. Поэтому каждый человек имеет право считать лично ним воспринимаемый мир своим миром и ничьим больше, – созданным с его участием и принадлежащим ему.

Однако, учитывая пятый факт опыта, мы делаем вывод, что в мире, который человек имеет право считать таким, что принадлежит только ему, существует еще чья-то, то есть чужая, воля. Последнее дает основание нам утверждать, что вне пределов воспринимаемого человеком мира существует нечто, что вызывает указанные объективные изменения. Иначе, этот источник изменений в мире был бы не только воспринимаемым, но и управляемым человеком, то есть лишенным атрибута объективности.

В аналогичной ситуации находится и сам воспринимающий и влияющий на свой мир человек. Как субъект, он также находится вне пределов мира, испытывающего его влияние и воспринимаемого ним, как объект. Очевидно, что и мир также находится вне источника изменений в нем, а именно: и человека, и источника объективных изменений в мире.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Подводя предварительный итог проведенного нами исследования человеческого опыта бытия, мы можем сгруппировать наши выводы и обозначить, что объекты мира человека соотносятся и изменяются так, словно:

  • воспринимаемое и устанавливаемое человеком бытие – мир, в котором он живет, его феноменальное поле – принадлежит только этому человеку;
  • человек воспринимает и устанавливает (формирует) бытие, которое ему принадлежит, извне этого бытия;
  • вне бытия, воспринимаемого и устанавливаемого человеком, существует еще «нечто», что влияет на это бытие.

Последнее («нечто»), согласно с принятым нами определением источника активности, направленной на объект (в нашем случае бытие), мы можем признать субъектом, собственно, как и самого человека [6, с. 1051]. Таким образом, мы можем определить конструкцию личного бытия человека как социальную систему из трех элементов: «человек – мир – нечто», «Я – не-Я – Ты (Другой)» или «субъект – бытие – другой субъект». При этом, если человек (Я, субъект), виступает относительно своего бытия (мир, не-Я) в единственном числе, то есть единым целым и неизменным субъектом, то другой субъект (некто, Ты, Другой) может выступать относительно того же бытия как в единственном, так и во множественном числе.

Как видно, определенная нами социальная трехэлементная концепция личного бытия человека отличается от исследованных нами известных истории философии конструкций концепции бытия: классических двухэлементных (субстанция – мир) и постмодернистских трехэлементных (Я – Другой – мир). Отличие определенной нами конструкции концепции личного бытия человека состоит в том, что бытие в ней определяется как порождаемое субъектом (Я) совместно с другим субъектом (Ты), которые никак и ничем не обусловлены: ни друг другом, ни порождаемым ими бытием. Любая обусловленность в ней возможна только в пределах порождаемого субъектами совместного бытия. Творение бытия субъектом зависит от совместного с ним согласия на это других субъектов. Поэтому в пределах предлагаемой нами конструкции невозможно осуществление насилия без согласия всех порождающих бытие субъектов. Отсюда выходит, что социальная трехэлементная конструкция личного бытия человека лишена как признаков солипсичности, поскольку «другой субъект» артикулируется за пределами мира рефлексирующего субъекта, так и насилиегенерирующих составляющих, поскольку любая безграничность, абсолютизация и объективация воли субъекта возможны лишь в пределах совместного бытия при его совместном согласии это с другими субъектами, как «игра в насилие».

Таким образом, мы можем сделать вывод, что опыт повседневного личного бытия человека не нашел своего полного и адекватного отображения в современной онтологии, что обусловливает не только ошибочное строение основ человеческой познавательно-практической деятельности, но также ее насильственный характер и методологическую ограниченность. В связи с этим мы предлагаем дать новое определение категории бытия, согласно с которым: бытие – это предел самоопределения не менее чем двух равных самостоятельных субстанциональных субъектов, совместно установленный их волей [8, с. 161].

При условии такого определения бытие человека выступает динамичной системой согласованных и совместно установленных с другими субъектами пределов их взаимного влияния. Мир человека теряет основания совершения в нем насилия – мира над человеком и человека над миром и собой. Как следствие, согласованность отношений «субъект – бытие – другой субъект» дает возможность сформировать основы ненасильственной физики, биологии, этики, права, экономики, политики и религии. Таким образом, предложенное нами определение категории бытия, как основа реформирования современной онтологии, на наш взгляд, может решить широкий спектр актуальных проблем человеческой познавательно-практической деятельности.

Список использованных источников

1. Великий тлумачний словник сучасної української мови / [Уклад. і голов. ред. В.Т.Бусел]. – К.; Ірпінь: ВТ «Перун», 2004 – 1440 с.
2. Вісник Міжнародного дослідницького центру: «Людина: мова, культура, пізнання»: Щокварт. науков. журнал. – [гол. ред. О.М.Холод] – 2009. – Том 22 (3). – 163 с.
3. Бубер Мартин. Два образа веры / [Пер. с нем. В.В.Рынкевича; под ред. П.С.Гуревича, С.Я.Левит, С.В.Лезова]. – М.: Республіка, 1995.
4. Готфрид Вильгельм Лейбниц. Сочинения в четырех томах. Том 1/ [Перевод Е.Н. Боброва]. – М.: «Мысль», 1982, с. 413 – 429.
5. Иванов Е.М. Онтология субъективного. – Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. – 200 с.
6. История философии: Энциклопедия / [Составит. и гл. научн. ред. А.А.Грицанов]. – Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002. – 1376 с. – (Мир энциклопедий).
7. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. / Под ред. И.С.Вдовиной. – СПб: «Ювента», «Наука» РАН, 1999. – 607 с. – (Слово о сущем).
8. Наука 2009: зб. праць за матеріалами звітної наук.-практ. конф., 28-29 квіт. 2009 р. / М-во освіти і науки України / наук. ред. О.М.Холод. – Кривий Ріг: РВВ ПНЗ «ІДА», 2009. – 180 с.: іл., табл. – Текст: укр., рос., англ. – Бібліогр. в кінці ст.
9. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. – 4-е изд. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. – Кн. 1: Общие основы психологии. – 688 с.
10. Постмодернизм. Энциклопедия.— Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2001.— 1040 с.— (Мир энциклопедий).
11. Сартр Ж.П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии / Пер. с фр.,предисл., примеч. В. И. Колядко. — М.: Республика, 2000. — 639 с. — (Мыслители XX века).
12. Философский энциклопедический словарь / [ред. состав.: Е.Ф.Губский, Г.В.Кораблева, В.А.Лутченко]. – М.: ИНФРА-М, 2000. – 576 с.
13. http://ru.wikipedia.org/wiki