Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Дипломная работа на тему «Советская школа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы»

9 мая 2016 года исполнилось 71 год со дня Победы нашей страны в Великую Отечественную Войну. В истории каждого народа есть события, которые не должны уходить из памяти. Именно таким событием стало для нас 9 мая — самый радостный и важный день. Мы должны не просто знать о том, как советский солдат спас мир от катастрофы, но и обязаны сохранить гордость за эту Победу.

Введение

9 мая 2016 года исполнилось 71 год со дня Победы нашей страны в Великую Отечественную Войну. В истории каждого народа есть события, которые не должны уходить из памяти. Именно таким событием стало для нас 9 мая — самый радостный и важный день. Мы должны не просто знать о том, как советский солдат спас мир от катастрофы, но и обязаны сохранить гордость за эту Победу. Однако судьба Великой Отечественной Войны решалась не только на полях сражений. Важный вклад в Победу внёс тыл, который сплотился в едином порыве одолеть грозного и смертоносного врага. Труженики тыла обеспечивали фронт вооружением, военной техникой, боеприпасами, топливом, продовольствием, одеждой и обувью. Несмотря на все трудности, советские люди сумели создать мощную экономическую базу, которая обеспечила победу над фашизмом. Неразрывно с героической жизнью нашей страны в эти военные годы связана и деятельность советской школы. Советская школа не только продолжала учить и воспитывать подрастающие поколение, но и конкретными делами в тылу и на фронте внесла вклад в общее дело Победы над врагом. Учителя и школьники наравне со всеми трудились на фабриках и заводах, в совхозах и колхозах, участвовали в строительстве оборонительных сооружений, в общем, участвовали во всех общественно-полезных сферах деятельности. Но и это еще не всё. Многие из них встали в ряды защитников Родины и отдали свои жизни за страну.

Отсюда актуальность данной дипломной работы заключается, прежде всего, в её патриотической направленности. После крушения Советского союза, потерпела поражение и коммунистическая идеология, которая долгие годы сплачивала советское общество. В результате в России образовался идейный вакуум. Постепенно это место стала занимать «идеология потребления», которое на первое место ставит не духовные, а материальные ценности. В этой ситуации и в условиях развернувшегося процесса глобализации мировой экономики и культуры, Россия пытается нащупать свой путь развития и будущего существования. Но для этого нужна идеологическая составляющая, которая опиралась бы на традиции культурной и исторической самобытности нашей страны. Однако определение общероссийской идеи затрудняется многими обстоятельствами. Прежде всего, это объясняется пестротой российского общества. Оно многообразно в национальном, религиозном, социальном и политическом плане. Поэтому ничего удивительного нет в том, что объединяющим началом для россиян стал патриотизм, основанный на героическом прошлом России. На первом месте, в ряду других значимых событий в истории нашей страны, стоит Великая Отечественная война. Победа в ней была достигнута объединенным усилием людей разных национальностей, религиозных и политических взглядов. Отсюда её значимость для сплочения российского общества. И не случайно такая акция, как «Бессмертный полк» находит живой отклик в каждом уголке нашей огромной Родины. В связи с этим исследование по теме «Советская школа в годы ВОВ», как никогда актуальна, ведь оно раскрывает массовый героизм школьников-детей и их воспитателей — учителей.

Второй составляющей актуальности дипломной работы, является её познавательное значение в условиях реформирования российского образования. Тщательное рассмотрение собственно истории советской школы, её деятельности в 1941-1945 гг. позволяет расширить подходы в решении ряда теоретических и практических задач современной школы. Интересен опыт решения советским руководством неотложных материальных, правовых, методических проблем в сфере народного образования в условиях войны, при недостатке средств, педагогических кадров и других трудностей. Это может стать хорошим уроком для современных деятелей российского образования, которые даже в условиях мирного времени не могут решить актуальные задачи общеобразовательной школы.

Объектом дипломной работы является советская школа в период 19411945 гг., однако эта хронология расширяется в связи с актуализацией информации по методики преподавания и правовому статусу советской школы в предшествующий период. Предметом же исследования работы является изменения в правовой регламентации и в учебно-воспитательном процессе советской школы в условиях военного времени, а также повседневная деятельность учителей и школьников в эти грозные годы.

Целью данного труда является всесторонне осветить повседневную жизнь советской общеобразовательной школы во время Великой Отечественной Войны. В соответствии с поставленной целью, нами были определены следующие задачи:

1)выявить изменения в правовом статусе образовательного процесса советской школы во время ВОВ относительно предыдущего периода; раскрыть перемены в учебно-воспитательной работе школы в условиях военного времени; исследовать политику оккупантов в области народного образования на временно оккупированных территориях СССР; рассмотреть повседневную жизнь учителей и школьников, как на фронте, так и в тылу во время ВОВ. Для решения этих задач был проведен анализ литературы и нормативно — правовой документации по теме дипломной работы. Основная историография по данной проблеме относится к советскому периоду нашей истории. Она представлена как официальными документами, разработанными партийно- государственными органами, наркомпросами союзных и автономных республик, краевыми и областными отделами народного образования, так и трудами учёных-педагогов и отдельных авторских коллективов. Здесь следует выделить историко-педагогическое исследование С.А. Черника «Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной Войны» и «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР» 1988 г. в двух томах. Однако в этих трудах, по понятным причинам, почти не освещается деятельность школ и учителей на временно оккупированных врагом территориях. Эти пробелы частично восполняются в работе Б.Н. Ковалёва «Повседневная жизнь населения

России в период нацистской оккупации». Из современных публикаций можно выделить статью Ю.Г. Россинского «Система образования РСФСР в годы ВОВ». Большой фактический материал для исследования дают газетные и журнальные публикации разных жанров, а также региональные архивы. Следует упомянуть и интернет-ресурсы, которые позволили ознакомиться с большим количеством воспоминаний участников тех далёких и грозных событий. советский школа война оккупант Использование разнообразных источников, обширного материала и новых фактов определили и научную новизну данной работы. Это позволили раскрыть и обобщить широкий круг вопросов по истории советской общеобразовательной школы во время ВОВ, в достаточно малом формате.

Также, исследования изобилуют фактами самоотверженного служения Родине советских учителей и школьников. Это позволяет использовать этот материал, как для патриотического воспитания подрастающего поколения, так и для популяризации патриотизма среди взрослого населения. С другой стороны, анализ мероприятий проведенных советским руководством в сфере народного образования в тяжёлые годы ВОВ, представляет определенный интерес для современной школы и педагогов.

Цель дипломной работы определяет и её структуру. Исследование состоит из «введения», пяти основных глав и «заключения». В «введении» обозначается актуальность темы, определяется цель, задачи и методы исследования, а также раскрывается теоретическая и практическая значимость работы. Первая глава выявляет изменения в правовой регламентации деятельности советской школы в связи с военной порой. Вторая глава обозначает перемены в учебно- воспитательном процессе во время ВОВ относительно предыдущего мирного периода. Третья глава посвящена такой проблеме, как существование школ на временно оккупированных фашистами территориях СССР. Четвёртая и пятая главы посвящены повседневной жизни учителей и учащихся, их деятельности на фронтах войны и в тылу. Но, а в «заключении» дипломной работы подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы по рассматриваемой проблеме.

Глава 1. Правовая регламентация деятельности советской школы во время ВОВ

.1 Правовой статус деятельности советской общеобразовательной школы перед ВОВ

Прежде чем приступить к рассмотрению советской общеобразовательной школы в период ВОВ, нам необходимо понять, как был создан тот фундамент, на котором советская школа не только с честью прошла тяжкие испытания, но и не остановилась в своем поступательном развитии.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Октябрьская революция положила начало коренной перестройки всей общественной жизни, в том числе и народного образования. В наследство от царской России Советская власть получила глубочайшую культурную отсталость народов России. Большинство ее населения было неграмотным, 72% всех жителей России (60% мужчин и 83 % женщин) в возрасте от 9 до 49 лет не умели ни читать ни писать. Многие народности, населившие окраины царской России, были сплошь неграмотными. Около 50 народностей страны не имели своей письменности. По развитию школьной сети и количеству учащихся Россия занимала одно из последних мест среди стран Америки и Европы. Если в США учащиеся составляли 19,4% общего числа населения, в Англии — 17,4%, в Германии- 17,0%, в Швейцарии-16,6%, то в России этот процент едва достигал 3,85% [34.C.31].

Временное правительство после Февральской революции пыталось провести некоторые мероприятия по демократизации народного образования, но они не затрагивали основ образования. Были заменены попечители отдельных учебных округов. Упразднены Учебный комитет министерства народного просвещения, городские, уездные и губернские училищные советы. Разрешено было преподавание на родном языке учащихся в частных учебных заведениях, несколько повышена заработная плата учителям начальных школ. Но только после прихода к власти большевиков начались коренные преобразования в области просвещения. Причем коренная перестройка всей системы образования была выдвинута в качестве первоочередной. В стратегии и тактике новой власти школа должна была стать важным средством пропаганды и распространения коммунистической идеологии. Учителям, перешедшим на сторону большевиков, предписывалось обязательное участие в её распространении.

Революционная перестройка всей системы народного образования началась с первых дней Октябрьской революции. Декретом «Об образовании Рабочего и Крестьянского правительства» II Всероссийского съезда Советов от 26 октября 1917 г. наряду с другими народными комиссариатами был создан и народный комиссариат просвещения во главе с А.В. Луначарским(1875-1933). Ему предписывалось разработать основы строительства новой системы народного образования.

Первыми документами Советской власти по вопросам народного образования были опубликованы 29 октября 1917 г. «Обращение народного комиссара по просвещению» к гражданам России и его воззвание ко всем учащимся. Вот несколько выдержек из «Обращения» Луначарского: «Всякая истинно демократическая власть в области просвещения в стране, где царит безграмотность и невежество, должна поставить своей первой целью борьбу против этого мрака. Она должна добиться в кратчайший срок всеобщей грамотности путем организации сети школ, отвечающих передовой современной педагогике, и введения всеобщего обязательного и бесплатного обучения… Но простой грамотности, на всеобщем первоначальном обучении не может остановиться ни одна истинная демократия. Она должна стремиться к организации единой для всех граждан абсолютно, светской школы в нескольких ступенях… Как не пришлось бы урезывать другие статьи народного бюджета, расходы на народное просвещение должно стоять высоко — щедрый бюджет просвещения — гордость и слава для каждого народа…» [12. C. 7]. Эти документы сыграли большую организующую роль в строительстве советской школы. С ноября 1917г. по июнь 1918г.

Советским правительством был принят ряд документов поистине исторического значения. Это декрет ВЦИК и СНК от 9 ноября 1917г. «Об учреждении Государственной комиссии по просвещению»; декрет СНК от 20 ноября 1917 г. «О роспуске Государственного комитета по народному образованию». Началась ликвидация старой системы управления народным образованием. Управление начальными и средними школами на местах передавалось Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 11 декабря 1917г. Было принято постановление «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного Комиссариата по просвещению. В нём говорилось: «Передаче подлежат все церковноприходские школы, учительские семинарии, духовные училища и семинарии, женские епархиальные училища, миссионерские школы, академии и все другие, носящие различные названия, низшие, средние, высшие школы и учреждения духовного ведомства, со штатами, ассигновками, движимым и недвижимым имуществом» [12. C. 12]. Таким образом, все учебные заведения, находившиеся ранее в ведение церкви, преобразовались в светские и переходили в ведение Наркомпроса. В январе 1918г. Были ликвидированы учебные округа, упразднены должности директоров и инспекторов народных училищ.

января 1918г. был принят, подписанный В.И. Ленином, декрет СНК «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». Про школу там говорилось: «Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом» [12. C. 12]. Таким образом, школа впервые становилась подлинно светской.

июня 1918г. был принят декрет СНК «О передаче в ведение Народного Комиссариата по просвещению всех учебных и образовательных учреждений и заведений всех ведомств». В нём читаем: «Для преобразования учебно- воспитательного дела, объединения и обновления его на началах новой педагогики и социализма все начальные, средние, высшие, открытые и закрытые, общеобразовательные и специальные учебные заведения, а также и учреждения дошкольного воспитания и внешкольного образования, казенные, общественные и частные, передаются в ведомство Народного Комиссариата по просвещению. Все кредиты из казны, отпускаемые ныне по сметам и штатам всех ведомств на нужды народного образования, перечисляются в смету Народного Комиссариата по просвещению» [12.C. 13]. Этот декрет не только обеспечивал единство школьной реформы, но и позволил планово и целенаправленно распределять денежные средства на народное образование.

июля 1918г. СНК РСФСР принял положение «Об организации дела народного образования в Российской Социалистической Советской Республики», по которому общее руководство народным образованием в республике возлагалось на Государственную комиссию по просвещению, а на местах — на губернские, уездные и волостные отделы народного образования исполнительных комитетов Советов рабочих и крестьянских депутатов. При отделах народного образования создавались Советы по народному образованию — совещательные органы, состоящие из представителей различных организаций трудящихся учителей и учащихся.

Большое значение для улучшения учебной работы школы и облегчения работе учителей имел декрет о введении новой орфографии (10 октября 1918г.), так как в старой школе очень много времени и сил уходило на изучение трудной орфографии в ущерб развитию речи и знакомству с классическими художественными произведениями.

Опираясь на эти документы Советского правительства, Наркомпрос активно вел работу по коренной реорганизации системы народного образования в стране.

Для школьной системы дореволюционной России, характерно было многообразие преемственно не связанных между собой типов школ. Начальные школы были одноклассные и двухклассные, министерские и земские, церковноприходские и городские, инородческие и миссионерские. Различными по своему характеру были и средние школы — мужские и женские гимназии, реальные и коммерческие училища, кадетские корпуса и духовные семинарии. Повышенные школы также имели несколько типов — высшие начальные училища, мужские и женские прогимназии, духовные училища и семинарии. В начале XX в. в России сохранялась еще сословная школа. Для детей дворянства создавались училища правоведения и лицеи, пажеские и кадетские корпуса, институты благородных девиц. Дети духовенства учились в духовных и епархиальных училищах, духовных семинариях. Не было в стране и единой системы управления делом народного образования. Одни школы были в ведение Министерства народного образования другие — Святейшего Синода, третьи — ведомства императрицы Марии. Многие начальные школы и профессиональные училища состояли в ведении земств, различных обществ и органов городского самоуправления. Немало было частных школ.

После Октябрьской революции, со сломом старой государственной машины и созданием нового государственного аппарата, возник и новый аппарат управления народным образованием. Как было уже сказано выше 9 ноября 1917г. ВЦИК СНК РСФСР приняли декрет о создании Государственной комиссии по просвещению, возглавляемой наркомом просвещения А.В. Луначарским, и о передаче ей всех функций министерства народного просвещения. Министерство народного просвещения становилось ее исполнительным органом. Наркомпрос занимался в тот период широким кругом проблем: в его ведении находились все виды образования от общего до профессионального, вопроса ликвидации неграмотности, вопросы высшей школы и научных учреждений, культпросветработа, искусства, издательская деятельность. Огромную роль в его деятельности играли видные деятели партии большевиков —

В 1918 г. При Наркомпросе РСФСР образовался Главный школьно- санитарный совет, призванный руководить всем отделом физического воспитания и охраной здоровья детей всех возрастов. Врачебно-санитарный отдел стал его исполнительным органом. Главный школьный -санитарный совет наблюдал за санитарным состоянием школьных помещений, за здоровьем учащихся, за их физическим и умственным развитием, заботился о питании и одежде, о постановке преподавания физиологии и гигиены в школе, об организации курсов по гигиене для населения, летних колоний, дач и санаториев для детей трудящихся, об обучении и воспитании дефективных детей, о подготовке учителей физической культуры.

Проведенная работа, принятые декреты и постановления подготовили фундамент для коренных преобразований в области народного просвещения.

В течение 1918 г. в Государственной комиссии про просвещению под руководством А.В. Луначарского, Н. Крупской шла усиленная разработка «Основных принципов в единой трудовой школы» и «Положение об единой трудовой школы». В августе 1918 г. Проект «Положение о единой трудовой школ» был доложен I Всероссийскому съезду по просвещению, который единогласно одобрил его. А 30 сентября 1918 г. был подписан декрет ВЦИК «Положение об единой трудовой школе РСФСР». Этим декретом создавалось единая школа с двумя ступенями: I ступень- 5 лет (8 до 13), II ступень — 4года (13 до 17 ), школа объявлялась светской, вводилась политехнизация школы. В области содержания и методов учебной работы «Единая трудовая школа» выступала против формализма и схоластики, требовала учета интересов учащихся, возбуждала их к активности и самостоятельности, развития детского творчества, тесной связи школы с жизнью, рекомендовались производительный труд учащихся, работа на пришкольных участках, самообслуживание учеников в школе, назывались разнообразные виды ремесленного труда, которым должны овладеть школьники I ступени обучения. В старших классах школы рекомендовалось вводить производственный труд учащихся в промышленности и сельском хозяйстве. Большое место отводилось всестороннему развитию личности учащихся, в частности, физическому и эстетическому воспитанию — гимнастике, играм, ритмике, рисованию, лепке, пению и музыке.

Единой трудовой школе предшествовал детский сад для детей от 6 до 8 лет.

Таким образом, в место многочисленных типов и видов школы — начальных, повышенных и средних, обслуживающих детей различных сословий, учреждалась единая трудовая школа. Советская школа с первых дней существования стала бесплатной.

Несмотря на гражданскую войну и иностранную военную интервенцию, число школ и учащихся сильно возросло. Количество школ увеличилось на 13 тыс., а число учащихся — почти на 2 млн. Были созданы рабочие факультеты, школы-клубы для рабочих-подростков, двухлетние школы для переростков.

Переход на мирную работу потребовал существенных изменений в системе народного образования, особенно в системе профессионального образования. Для всестороннего обсуждения назревших вопросов школьного строительства Центральный комитет партии созвал первое Всероссийское партийное совещание по народному образованию (31 декабря 1920 г. по 4 января 1921 г.). Основным типом общеобразовательной школы была признана семилетняя школа (8 до 15 лет) вместо девятилетней с двумя концентрами (первый — четыре года, второй — три). На ее базе строились профессиональная школа — техникум с трех-четырех летнем сроком обучения и высшая школа.

К 1922 г. сложилась более гибкая школьная система по сравнению с принятой в 1918 году: начальная школа (4 года обучения), основная семилетняя образовательная школа и старшая ступень общеобразовательной школы, всего 9 — 10 лет обучения. Школа I ступени явилась базой для школ низшего профессионального образования: профшкол, фабзавуча, учебно-производственных мастерских; семилетняя школа — для средних и профессионально-технических учебных заведений: индустриальных, сельскохозяйственных, педагогических и других техникумов; девяти -, десятилетняя школа служила основой для дальнейшего высшего образования.

С 1923/24 учебного года в сельских местностях на базе школы I ступени стали возникать школы крестьянской молодежи (ШКМ) с трех летнем сроком обучения. Помимо общеобразовательных предметов в объеме семилетней школы, в учебные планы ШМК были включены агрономические знания. В период коллективизации эти школы были преобразованы в школы колхозной молодежи (ШКМ). Они просуществовали до 1934 года как основные общеобразовательные школы на селе.

В 1925 году создаются первые фабрично-заводские семилетки (ФЗС), получившие широкое распространение к концу 1929 г. и ставшие основными общеобразовательными школами в период 1930 — 1934 годов. Это была попытка приблизить для детей рабочих школу к производству, создать условия для ее политехнизации и для получения детьми рабочих повышенного образования. В этот период возникали (1921 г.) и бурно развивались школы фабрично- заводского ученичества (ФЗУ). Они имели четырехлетний срок обучения и наряду с профессиональной подготовкой обеспечивали и общее образование в объеме семилетней школы. Они имели своей задачей подготовку из молодежи высококвалифицированных рабочих для промышленности и транспорта.съезд Коммунистической партии в 1925 году, поставил задачу социалистической индустриализации страны, что вызывало потребность в массовых квалифицированных специалистах. На Пленуме ЦК ВКП (б) в 1928 — 1929 г. были приняты решения о пересмотре системы подготовки кадров для народного хозяйства. Профессиональные учебные заведения в том числе и ФЗУ, находившиеся до того времени в ведение Наркомпроса, в 1929 году были переданы хозяйственным организациям по специальности, которые могли лучше обеспечить подготовку высококвалифицированных специалистов. С 1923г. укрепляется бюджет народного образования и улучшается материальное положение учителей в первую очередь сельских (постановление СНК РСФСР от 21 апреля 1926 г. «О мерах по улучшению положения сельского учительства», постановление ЦИК и СНК СССР от 3 июля 1929 г. «О пенсионном обеспечении работников просвещения за выслугу лет»; постановление СНК РСФСР от 3 августа 1930 года «ОБ улучшении материального положения работников просвещения в деревне» и др.). Начался медленный, а затем все более быстрый рост сети общеобразовательных школ. К концу 20-х годов сеть школ и число учащихся было значительно выше, чем в 1914 году. Еще важнее было то, что росла сеть не только начальных школ, но и семилетних и средних. С 1922 по 1926 год число учащихся в семилетних школах выросло более чем в три раза — с 180 тыс. до 635 тыс. человек [34. C. 107]. Большие изменения произошли в составе учащихся, резко увеличилось число учащихся из среды рабочих и крестьян во всех учебных заведениях.

Значительно улучшается материально-техническая база школы. Возрастают ассигнования на учебники, учебные и наглядные пособия, на ремонт и строительства школьных зданий.

XVI съезд Коммунистической партии, проходивший в 1930 году, признал первостепенной задачей проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидация неграмотности. К этому времени грамотность населения сильно возросла (с 33% в 1916 г. До 62,6% в 1930 году), но более 1/3 населения Советского Союза все еще оставалось неграмотной, а в сельских местностях этот процент был намного выше. Поэтому скорейшее осуществление всеобщего обучения детей и ликвидация неграмотности среди взрослых превратилась в неотложную задачу государственного значения.

Комплексная программа осуществления всеобщего обязательного начального обучения, намеченная постановлением ЦК ВКП (б) 25июля 1930 года «О всеобщем обязательном начальном обучении», была положена в основу практической деятельности всех местных партийных организаций, органов народного образования, профсоюзов, комсомола, широких кругов советской общественности. Она была законодательно закреплена решением ЦИК и СНК СССР от 14 августа 1930 г. «О всеобщем обязательном начальном обучении». Это исторический акт Советского государства положил начало повсеместному введению в СССР всеобщего обязательного обучения детей в возрасте 8, 9 и 10 лет в объеме не менее 4 — летнего курса начальной школы. С 1930/31 учебного года вводилось всеобщее обязательное обучение мальчиков и девочек в объеме школы-семилетки в промышленных городах, фабрично-заводских районах и рабочих поселках. В шестой статье постановления говорилось: «Обязанность послать в школу детей, для которых введено обязательное обучение, возлагается на их родителей, а также на тех лиц и, на те учреждения, на попечении которых находятся дети. За неисполнения этой обязанности устанавливается ответственность в порядке законодательства союзных республик».

Такой серьезный подход советского руководства к осуществлению этой задачи привел к тому, что уже к концу 1932 года начальной школой было охвачено 98% всех детей в возрасте от 8 до 11 лет, против 51,4% в 1927/28 учебном году. Состоявшийся в начале января 1933 г. Объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) отметил, что число учащихся в начальных школах увеличилось с 10 млн. в 1928 г. до 19 млн. человек в 1932 году.

Важнейшим условием совершенствований работы школы была стабилизация учебников. В постановление ЦК ВКП (б) от 12 февраля 1933 года «Об учебниках для начальной и средней школы», ЦК партии потребовал немедленно прекратить издание так называемых рабочих книг и рассыпных учебников, подменявших стабильные учебники и не дававших систематических знаний, и поручил Наркомпросу и ОГИЗу (Объединение государственных книжно- журнальных издательств) обеспечить издание стабильных учебников по основным учебным предметам. Учебники должны быть изданы к 15 июля 1933 г. с тем, чтобы школа начала работать по ним с 1 сентября 1933 г. Постановление установило, что по каждому отдельному предмету должен издаваться единый обязательный учебник.

Важным этапом для развития системы народного образования стало постановление СНК ССР и ЦК ВКП (б) от15 мая 1934г «О структуре начальной и средней школы в СССР». Для всей страны были установлены единые типы образовательной школы: начальная, неполная средняя и средняя.

Начальная школа имела в своем составе 4 класса (с I по IV включительно), неполная средняя — 7 классов (с I по VI включительно), средняя — 10 классов (с I по X включительно). Установление в стране единой системы общего образования создавало более благоприятные условия для осуществления всеобуча на уровнях всех типов школ и реализации государственных планов подготовки кадров для всех отраслей народного хозяйства и культуры. Принципиальное значение имело предусмотренное постановлением переименование существовавших учебных групп в классы, а заведующих школами — в директоров. Это содействовало установлению большого порядка в работе школы совершенствованию классно-урочной системы, укреплению единоначалия и повышению авторитета руководителей школы.

В постановлении СНК ССР и ЦК ВКП(б) «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной неполной средней и средней школе» от 3 сентября 1935 г. была определена конкретная программа укрепления порядка и дисциплины в школе, организации педагогического процесса и обеспечения оперативного руководства школами. В нем содержались точные указания об организации учебного года, о сроках начала и окончания учебных занятий в различных классах, о школьном режиме, о правилах поведения учащихся, Эти правила поведения актуальны и в наше время: «В основу правил поведения учащих положить строгое и сознательное соблюдение дисциплины, вежливое отношение к преподавателям, товарищам и старшим, привитие культурных навыков, бережное отношение к школьному и общественному имуществу, а также меры решительной борьбы с проявлением хулиганства и антиобщественными поступками среди детей».

Важное значение имело для развития школы опубликованное 15 сентября 1935 г. решение СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О школьных письменных принадлежностях». Еще в 1934 г. В Российской Федерации и в других союзных республиках сохранялась система централизованного планового распределения школьно-письменных принадлежностей и лимитированного завоза их в области, края и республики в соответствии с утвержденными для них нормами. В 30-е годы в связи с быстрым ростом количества школ и учащихся, остро ощущался недостаток письменных принадлежностей. Теперь с 1 октября 1935 г. в крупных городах и с 1 января 1936 г. повсеместно была введена открытая торговля школьно-письменными принадлежностями.

Проделанная работа Советского правительства в сфере народного просвещения, медленно, но неизбежно давала свои положительные результаты. К концу тридцатых годов в стране в основном было введено семилетнее обучение в городах, достигнуты большие успехи в его развитии в деревне. Число учащихся 5 -7 классов во второй пятилетке увеличилось в 2 раза, 8 — 10 классов — в 25 раз. Особенно большой размах получило развитие среднего образования в ряде союзных и автономных республик. Директивами XVIII съезда партии 1939 года предусматривалось осуществление всеобщего среднего образования в городах и завершение обязательного семилетнего обучения в деревне и во всех национальных республиках. О размахе и масштабах семилетнего и среднего образования в эти годы свидетельствуют следующие данные: число семилетних школ в 1940/41 учебном году возросло по сравнению с 1933/34 учебным годом на 17 099, а число учащихся — на 4,4 млн. человек; число средних школ возросло на 16 375, а число учащихся — на 10,2 млн. человек.

Обзор системы образования в нашей стране перед ВОВ будет не полный без упоминания о пионерской и комсомольской организациях, которые сыграли огромную роль в военно-патриотическом воспитании советских школьников.

Февральская революция 1917 года способствовала увеличению общественно-политической активности молодежи. Начали появляться молодежные организации, члены которых ориентировались на социалистические партии. В 1917 году в Петрограде организационно оформился ориентирующийся на большевиков Социалистический союз молодежи. Появление в различных городах молодежных большевистских организаций вызвало необходимость создания общероссийской структуры. 29 октября — 4 ноября 1918 год прошел I Всероссийский съезд союзов рабочей и крестьянской молодежи, на котором было провозглашено создание РКСМ (российский коммунистический союз молодежи). В 1924 году РКСМ было присвоено имя В.И. Ленина — Российский ленинский коммунистический союз молодежи (РЛКСМ), а в связи с образованием Союза ССР комсомол в марте 1926 года был переименован во Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ).

Большое значение для всей деятельности РКСМ в школе имело «Положение о работе РКСМ среди учащихся» принятое ЦК партии 11 мая 1919 года, в котором указывалось, что помимо общих задач Союза, на них «возлагается работа по проведению в жизнь школьной революции».

Школьные ячейки РКСМ стали мощным средством влияния комсомола на учащуюся молодежь. В своей деятельности они руководствовались ленинской программой воспитания подрастающего поколения. Комсомол внес свой вклад в создание и упрочнение новой системы народного образования. При его активной помощи, в первые годы после революции, были созданы новые типы школ: школы фабрично-заводского ученичества и школы крестьянской молодежи, которые повели борьбу за привлечения к учебе широких масс молодежи. Вместе с органами народного образования школьные ячейки РКСМ проводили работу по ликвидации неграмотности. Когда в 1930 году было принято постановление о всеобщем обязательном начальном обучении, комсомол объявил себя шефом всеобуча. IX съезда комсомола в 1931 году обязал мобилизовать 250 тыс. комсомольцев на ликвидацию неграмотности. Среди молодых культармейцев были тысячи учащихся, которые занимались с малограмотными, и своим трудом создали фонды для нужд школы, заботились о детях из малообеспеченных семей.

Благодаря активной работе органов народного образования, комсомола, всей советской общественности подавляющее число детей было охвачено обучением в школе. Остро встал вопрос о качестве знаний учащихся, о воспитании ответственного отношения к учению, интереса к знаниям. На решение этих задач обратил особое внимание X съезд комсомола, проходивший в 1936 году.

Исходя из указаний съезда, комсомольские организации школ провели большую работу по созданию широкой сети различных кружков: литературных, математических, физических, географических, химических, по организации школьных библиотек, пропаганде книг среди учащихся. Комсомольские организации выступили инициаторами читательских конференций, конкурсов и олимпиад юных физиков, химиков, математиков, смотр технического творчества, встреч с деятелями науки и техники.

Другой массовой детской организацией стала пионерская. В дореволюционной России самой влиятельной и многочисленной детской организацией были скауты, объединившие к концу 1917 года свыше 50 тысяч детей, в основном из имущих слоев населения. Поэтому они не соответствовали построению нового социалистического общества. И II съезд РКСМ в 1919 году принял решение о роспуске всех существовавших в то время в Советской России бойскаутских организаций.

Однако стремление детей к объединению, к активному участию в жизни страны было очень велико, и на местах стали снова создаваться различные детские организации. В 1918 — 1919г. В ряде губерний возникли организации юков (юных коммунистов).

В 1921 году по указанию Центрального Комитета партии было создано специальное совещание по работе комсомола с детьми, в котором приняла участие Н.К. Крупская. Комиссия, созданная на совещание, разработала примерный устав детских групп «Юные пионеры имени Спартака». Устав определял цель и структуру организации, и ее возрастные границы (от11 до 14 лет). Были также сформулированы основные законы и обычаи юных пионеров.

Вторая Всероссийская конференция РКСМ (16 — 19 мая 1922г.) приняла решение о создании под руководством комсомола коммунистической детской организации юных пионеров. Вначале 1922года в Москве были организованы первые пионерские отряды (в Замоскворечье, на Красной Пресне). 1 мая 1922 года 15 пионерских отрядов уже участвовали в праздничной демонстрации в

Москве на Красной площади, а 7 мая в Сокольниках состоялся Праздник первого костра.

В 1922 году появились первые символы пионерской организации: Красное знамя отряда, которое вручали коммунисты или комсомольцы — шефы отряда, красный галстук — частица красного знамени. Пионеры отдавали салют вступая в пионерский отряд, и отвечали «Всегда готов!» на призыв «Будь готов к борьбе за дело рабочего класса!» К 1 мая 1923 года был изготовлен первый пионерский значок. «Пионеры стремятся, — гласит их закон, — всегда и везде получать знание, чтобы употребить их на пользу трудящихся».

Несмотря на явную идеологическую окраску пионерской организации, она внесла существенный вклад в воспитание советской молодежи. Пионерская организация задала младшим школьникам высокий общественный идеал, помогла проявить инициативу и организаторские способности, привить любовь к учебе и труду.

Работа пионерских отрядов была разнообразна: сборы и митинги, экскурсии и военизированные походы, физкультурные игры и работа в кружках художественной самодеятельности, выпуск стенных газет и клубные дни, утренники и концерты, участие в благоустройстве городов и сел, уход за братскими могилами, оказание помощи семьям красноармейцев и сбор подарков для воинов Красной Армии и Флота — вот далеко не полный перечень дел, которыми были заняты дети в пионерских отрядах. Пионеры активно помогали учителю в организации учебного процесса, в политическом воспитании школьников, в работе с родителями. Вот строчки из рапорта юных ленинцев XVI съезда партии: «Мы обучили грамоте свыше 10 тыс. неграмотных. Мы отправили в подшефные села 20 тыс. радиоприемников. Мы послали пионерам деревни свыше 500 тыс. книг, мы внесли на заем индустриализации 1500 тыс. рублей. Мы с радостью рапортуем что на средства, полученные от реализации утиля куплено для колхозов 4500 тракторов» [31. C. 162].

Всеми своими делами пионерские и комсомольские организации стремились помогать Родине.

Таким образом, с Октябрьской революции до ВОВ, в идейной борьбе, с ошибками и просчетами, была создана система народного образования в СССР. Был заложен тот фундамент, который не только позволил школе вынести всю тяжесть войны, но и не остановиться в своем развитии, а продолжать поступательное движение вперед.

.2 Изменения в правовой регламентации деятельности советской школы во время ВОВ

Накануне Великой Отечественной войны Советское государство планировало осуществить в городах всеобщее среднее образование, а в деревне и в национальных республиках завершить семилетний всеобуч. Нападение на СССР фашистской Германии нарушило эти планы. В начале военных действий прекратили работу почти все школы, началась массовая эвакуация детского населения. Уже в первом военном 1941/42 учебном году на одну треть сократилось число учащихся в I-IV классах. Тяжело сказалась война и на состоянии средних школ. Их количество сократилось более чем на одну треть, а численность учащихся V-VII классов — в 2 раза, VIII-X классов — более чем 2,5 раза. Общая картина выглядела так: если в учебном 1942/41 году общая численность составляла 34 784 тыс. учащихся, то в 1941/42 уже 17 765 тыс., а в 1942/43 всего 14 036 тыс.; число действующих школ на 1940/41 год составило 191,5 тыс, то в 1941/42 116,5 тыс., а 1942/43 упала до минимального — 107,8 тыс. школ [35. C. 17].

Особенно тяжелыми и сложными в жизни советской школы и всей системы народного образования оказались два первых года войны: продолжалась массовая эвакуация детских учреждений из прифронтовых районов, сотни школ, детских домов, детских садов перебрасывались в тыловые районы Российской Федерации и других союзных республик. Согласно постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 июня 1941 года «О порядке вывоза и размещения людских контингентов» дети до 15 лет подлежали эвакуации в первую очередь(69). Только в 1941-1942г. в РСФСР почти 600 школ с контингентом более 60 тыс. человек были переведены в глубинные тыловые области [35. C. 17].

Огромный поток эвакуированных учебных заведений был направлен в республики Средней Азии, в Казахстан, на Урал, в Сибирь и в Поволжье. В Казахстане радушный прием встретили дети из блокадного Ленинграда, Украины, Белоруссии, ряда западных областей РСФСР захваченных врагом. В организованном порядке прибыли в республику 23 тыс. учащихся Советского, Пролетарского, Таганского районов столицы. В пределах Казахской ССР были размещены 149 детских учреждений. Узбекистан принял в годы войны более 100 тыс. детей. В далекий тыл вывозились детские дома Эстонии. Прием и размещение эвакуированных детей, организация их быта были связаны с огромными трудностями. Не хватало годных для жилья помещений, оборудования, одежды и обуви.

Несмотря на военные действия, советское правительство не пошло на отмену мер по проведению всеобщего обучения. Хотя война и создавала серьезные затруднения в осуществлении этой программы. В условиях массовой эвакуации населения из прифронтовых районов, дети подлежащие обучению, с трудом поддавались учету. Ежегодно изменялись дислокации школ и количественные соотношения школ различных типов (росло число начальных школ, укрупнялись семилетние и средние школы). В республике Средней Азии и Закавказья, в национальных регионах Российской Федерации остро стояли вопросы, связанные с языком обучения. Сюда прибывало большое количество детей из Украины, из Белоруссии, Молдавии, республик Прибалтики, и школы практически становились двуязычными или многоязычными. Возникали серьезные трудности с обеспечением их учительскими кадрами, учебниками и пособиями на родном языке. Принимались особые меры к сохранению в VII-X классах контингентов учащихся коренной национальности — узбеков, казахов, туркмен, киргизов, к созданию им благоприятных условий для получения среднего образования. В Казахстане, например, на участках отгонного животноводства и в населенных пунктах с незначительным числом учащихся открылись филиалы семилетних школ, были снижены нормы наполняемости классов до 12-15 человек, открылись так называемые кочующие школы, работавшие весной и летом на отгонных пастбищах.

Серьезной проблемой было в годы войны материально-техническое обеспечение школ, создание учебников и наглядных пособий. Особенно остро стояли эти вопросы в республиках и областях, подвергавшихся временной фашисткой оккупации. Только в РСФСР 25 тыс. школ лишились библиотек и учебных кабинетов, почти полностью был уничтожен библиотечный фонд в школах Украины [35. C. 18]. В 1942-1944 г. в стране развернулось широкое общественное движение помощи школам, пострадавшим во время войны. В адрес этих школ шли тысячи посылок с наборами учебников, тетрадей, карандашей, ручек, перьев, книг для внеклассного чтения, учебного оборудования. В начале января 1942 года «Учительская газета» опубликовала письмо учителей и учащихся средних школ Автозаводского района г. Горького, взявших на себя обязательство собрать учебно-наглядные пособия, учебники и школьно-письменные принадлежности для средней школы одного из освобожденных районов. На призыв горожан откликнулись тысячи школ страны. Например, школьники Свердловского района Москвы послали в Кабардино-Балкарии 3 тыс. учебников, 1850 экз. художественной литературы, много наглядных пособий. В 1944 г. в западные области Российской Федерации было отправлено 7526 тыс. учебников, свыше 19 млн. тетрадей, 6,5 тыс. карандашей и столько же перьев, более чем на 4 млн. рублей учебно-наглядных пособий [35. C. 19].

Даже в самые тяжелые годы войны не прекращалась работа предприятий по выпуску школьных учебников, оборудования, пособий, инвентаря. В 1943 г. только Главучтехпром (Главное управление предприятий учебно-технической промышленности) выпустил учебных пособий на 11 172,9 тыс. рублей. И тем не менее положение было тяжелым. В связи с этим Наркомпрос РСФСР вынужден был установить твердую разнарядку снабжения школ и организовать закупку у населения учебников, бывших в употреблении [35. C. 19].

В освобожденных районах местные органы народного образования мобилизовали население на воскресники по ремонту и оборудованию школ. Например, Сталинградские тракторостроители в нерабочее время оборудовали в школах своего района умывальные комнаты, изготовили бачки для питьевой воды, сделали 240 столов, 240 скамеек, 14 классных досок.

Несмотря на крайнюю напряженность государственного бюджета правительство приняло меры к тому, чтобы менее всего страдало народное образование. «Как бы ни были поглощены войной, — писала газета «Правда» — забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач… закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учесть всех детей и учесть хорошо, несмотря на сложность военного времени. Никаких ссылок на военную обстановку». Однако в 1942-1943 г.г. расходы на просвещение по понятным причинам по государственному бюджету СССР были несколько сокращены. Доля же ассигнований на просвещение в бюджетах союзных республик оставалась относительно высокой, так как там развертывалась дополнительная сеть школ и детских домов. В Таджикистане, например, бюджет народного образования возрос с 1941 г. по 1945г. с 180,4 млн. до 219,5 млн. рублей [35. C. 19].

Ассигнование на народное образования в 1943-1945 г.г. возросли, что не в последнюю очередь связано с широкими масштабами восстановительных работ в освобожденных от временной оккупации районах. В РСФСР в 1944- 1945 гг. были ассигнованы средства на постройку 418 новых школ. Большая работа по восстановлению и ремонту школьных зданий, их оборудованию и обеспечению инвентарем выполнялась силами общественности, учителями и учащимися. Так в Белоруссии вместо запланированных 2302 школ, были восстановлены 3635.

Одной из важнейших задач народного образования в годы войны было осуществление закона о всеобуче. Между тем обеспечить всеобщее обучение детей, особенно впервые годы войны было чрезвычайно сложно. В сентябре 1941 года многие учащиеся не явились на занятия даже в те школы, которые своевременно начали учебный год. Сотни тысяч эвакуированных еще не достигли мест назначения. Во многих семьях, лишившихся кормильцев, подростки оставляли школу и шли на производство. Возникли трудности с учетом детей подлежащих обучению.

В этой связи 30 июля 1942 г. СНК СССР издал распоряжение «О вовлечении в школы всех детей школьного возраста и использования школьных зданий по назначению». В нем говорилось: «…обеспечить вовлечения в школы всех детей школьного возраста, принимая все меры к недопущению в течению учебного года отсева учащихся из школы». Еще показателен пункт в распоряжении: «освободить к 20 августа следующего года все школьные здания занятые не по назначению без разрешения СНК СССР и ЦК ВКП (б), за исключением школьных зданий, используемых под госпиталя и эвакуированные предприятия » [12. C. 117]. В условиях, когда страна переживала острую нехватку помещений для нужд армии и военной промышленности, правительство требовало, чтобы школьные здания использовались по прямому назначению. Это было ярким свидетельством заботы государства о детях, их обучении и воспитании.

В 1942/43 учебном году в РСФСР наметились определенные успехи в осуществлении всеобуча. Своевременно были отремонтированы многие школьные здания, заготовлено топливо, открылись школьные буфеты, а в крупных городах — детские столовые. В сложных условиях близости фронта, а часто в тылу врага не прекращали занятий многие школы Московской, Воронежской, Тульской областях. Документально засвидетельствованы факты деятельности школы в осажденных городах. Так, в Одессе учебные заведения начались в установленный исполкомом Горсовета срок — 15 сентября 1941 года. Позднее, когда бои шли в черте города, школы занимались в одесских катакомбах. Здесь вплоть до 16 октября 1941 г.,т.е. до массовой эвакуации города обучались до 2 тыс. детей. Продолжались учебные занятия и в блокадном Ленинграде. Бюро Ленинградского Горкома партии от 25 октября 1941 года обсудило вопрос «О начале учебного года» в школах Ленинграда и обязало Исполком Ленгорсовета организовать с 25 октября 1941 г. занятия для учащихся VII — X-х. классов. Воинские части должны были освободить помещения для школ.

Проблема всеобуча впервые годы войны тесно смыкалась с проблемой охраны жизни и здоровья детей. Война поставила страну перед угрозой массовой беспризорности и безнадзорности. Миллионы людей снялись с родных мест, потеряли кров, десятки тысяч детей утратили связь с родными и близкими. В январе 1942 г. вышло постановление Совета Народных Комиссаров СССР «Об устройстве детей оставшихся без родителей», на основе которого был утвержден план борьбы с детской безграмотностью. В соответствии с ним в краях и областях были созданы комиссии по борьбе с безнадзорностью, организована специальная инспекция, открыта сеть детских приемников и детских домов, организовано трудоустройство детей. Многие семьи брали к себе на воспитание детей-сирот. Забота об осиротевших или временно утративших связь с семьёй детях стала всенародным делом. В созданный ЦК ВЛКСМ фонд помощи детям поступали средства от солдат и офицеров Советской Армии и Военно-морского флот, от рабочих, колхозников, служащих, деятелей культуры. Десятки тысяч семей приняли на воспитание детей-сирот. Кузнец из Ташкента Шаахмед Шамахмутов и его жена Бахри Акрамова усыновили 14 детей- сирот 7 национальностей. 20 марта 1974 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР почётное звание «Мать-героиня» посмертно было присвоено Александре Аврамовне Деревской, усыновившей в годы войны 48 детей разных национальностей [35. C. 23].

Во время войны возник и особый тип воспитательных учреждений. Это детские школьные интернаты для эвакуированных детей. Школьные интернаты создавались и в районах, примыкающих к прифронтовой полосе и в глубоком тылу. На 1 сентября 1942 г. в них содержалось 196 тыс. детей. Эффективным средством предубеждения детской безнадзорности стал продленный день в школе. Он обеспечивал соблюдение учащимися режима дня, создавал условия для повышения эффективности учебно-воспитательной роботы, отвечал интересам родителей занятых на производстве. В Узбекистане были созданы санаторные группы продленного дня для ослабленных школьников, которые находились здесь ежедневно до 19 часов, получали усиленное питание, готовили уроки под руководством педагогов, играли и отдыхали.

Огромную роль в судьбе детей, оставшихся без родителей, сыграла широкая общественность. Благодаря совместной деятельности комсомольских организаций, органов народного образования и здравоохранения, профсоюзных организаций, работников системы трудовых резерв и органов внутренних дел десятки тысяч детей были изъяты со станций железных дорог и пристаней, из поездов, с рынков и городских улиц. Они направлялись в приемники, а затем в детские дома, определялись в школы. Подростки трудоустраивались на промышленные предприятия, в колхозы и в совхозы, где им предоставлялись общежития.

В августе 1942 г. учителя школы и рабочие колхоза им. С. М. Кирова Федекинского сельсовета Рязанской области обратились с письмом к своим односельчанам -фронтовикам, в котором сообщали, что берут на себя обязательство окружить их детей заботой и вниманием. Это патриотическое движение получило широкую поддержку всего народа. Учителя особо следили за успехами детей фронтовиков в учебе, помогали им в выполнении домашних заданий. Комсомольцы брали шефство над семьями фронтовиков. Для детей, не имевших необходимых условий для занятий дома, выделялись помещения в клубах и избах — читальных, где дежурили учителя и комсомольцы — старшеклассники. Выделялись средства на приобретение одежды.

Большую роль в укреплении всей системы народного образования в целом сыграли постановления правительства Союза СССР, а затем и соответствующие приказы Наркомпорсов всех союзных республик об освобождении от платы за обучения ряда категорий учащихся. Напомним что плата за обучение была введена с 1 сентября 1940 г. в VIII, XI и X классах средних школ и в высших учебных заведениях постановлением СНК СССР от 2 октября 1940 г. Теперь же, с самого начала войны (июль 1941 г.) от платы за обучение были освобождены дети рядового и сержантского состава Советской Армии, Военно- Морского флота и партизан. С сентября 1944г. освободились от платы за обучение в VIII-X классах средних школ дети офицеров-инвалидов, а также погибших, пропавших без вести, умерших вследствие ранений, увечий, контузий, полученных на фронтах ВОВ. Соответствующие постановления и приказы были реализованы во всех союзных республиках.

В условиях войны особое значение приобрела деятельность наркомпросов — РСФСР, союзных и автономных республик — по руководству делом народного образования и школой в соответствии с указаниями правительства. В годы войны, наряду с оперативным руководством областными (краевыми) отделами народного образования и наркомпросами автономных республик (приказы, инспекции и проверки на местах, анализ отчетных данных), наркомпрос РСФСР довольно широко (с учетом обстоятельств военного времени) практиковал проведение кустовых, зональных и республиканских совещаний как по общим, так и по конкретным вопросам. По указаниям Наркомпроса РСФСР проводились областные съезды работников народного образования (1944-1945гг.), активы учителей. Так, например, Всероссийские совещания по народному образованию были проведены: 2-5 августа 1943г., 15-19 августа 1944г. и 7-11 августа 1945г 38. C. 69]. Участники совещания по докладам наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина обсуждали наиболее актуальные вопросы и принимали по ним соответствующие решения. Рекомендации совещаний содержали критический анализ состояния дел на местах, давали ясное понимание природы имеющихся недостатков и вооружали местные органы народного образования конкретной программой работы на значительный отрезок времени.

Аналогичная работа по руководству делом народного образования на местах проводилась наркомпросами других союзных и автономных республик. Так с началом освобождения УССР 27 сентября 1943 г. Совнарком и ЦК КП(б) Украины приняли постановление, которым обязывали Наркомпрос республики, областные, городские, районные и сельские Советы немедленно осуществить необходимые мероприятия, обеспечивающие скорейшее восстановление всего дела народного образования. В число этих мер входило: вовлечение в школу детей, подлежащих обучению, комплектованию школ, подбор и утверждение в должности директоров средних школ, восстановление школьных зданий, снабжение их топливом и материалами, привлечение к подготовке школ родителей, учителей и учащихся старших классов.

В годы войны, в условиях вынужденного нормирования продуктов питания и промышленных товаров, дети обеспечивались ими на льготных условиях и в максимально возможных размерах. Повсеместно принимались меры к организации в школах горячего питания, во многих городах и рабочих поселках открывались специальные детские столовые. В соответствии с указаниями Центра-Союза СССР и РСФСР и Наркомпроса РСФСР с 1942/1943 учебного года было организовано питание учащихся сельских школ за счет колхозов и совхозов.

В октябре 1942г. правительство РСФСР (а затем и других союзных республик) приняло постановление, согласно которым учащиеся всех школ городов и рабочих поселков стали получать на завтрак (дополнительно и продовольственным карточкам) 50 г. хлеба и 10 г. сахара или кондитерских изделий [35. C. 23]. Позднее это положение было распространено на выходные и праздничные дни. Постановление предусматривало также обеспечение школьных буфетов овощами и молочными продуктами за счет децентрализованных поставок. Особое внимание обращалось на организацию питания детей с ослабленным здоровьем. С 1942г. получили распространение диетические столовые для детей до 13 лет (в 1944г. в них питалось свыше 180 тыс. человек) [35. C. 24].

Правительство увеличило фонды товаров широкого потребления для детей. Был установлен особый контроль за выполнением предприятиями местной промышленности планов производства обуви и одежды для школьников. Большую помощь школам оказывали шествующие предприятия, колхозы, совхозы, а также воинские части. Эти средства шли на улучшения питания детей, а также на приобретение остронуждающимся одежды и обуви. Сбор вещей и средств, в фонд помощи детям скоро охватил всю страну. К 1 мая 1942г. по 50 областям Советского союза было собрано свыше 2 млн. детских вещей и около 3 млн. рублей деньгами. Повсеместно создавались продовольственные фонды для детских учреждений. К этому же времени относится зарождение еще одного важного почина: открытие «Комсомольской правдой» в июне 1942 г. в Москве счета №160180 — фонд помощи детям. За один лишь месяц на него поступило 4,5 млн. рублей. За годы войны общая сумма взносов, поступивших на счет №160180, составила более 270 млн. рублей.

Еще один красноречивый пример поддержке общественностью школ в годы ВОВ. В феврале 1943 г. Управление ленинградской милиции взяло шефство над 194-й школой. В тяжелые дни блокады работники милиции делились со школьниками своими скудными пайками, помогали доставлять топливо, чтобы занятия в школах не прекращались даже в самые морозные дни. Таких примеров можно привести множество.

Одним из непременных условий обеспечения всеобуча охраны жизни и здоровья детей было их медицинское обслуживание, установление систематического санитарного надзора за учебно-воспитательными учреждениями. Весь комплекс вопросов санитарно-гигиенического режима и обслуживания школ и других детских учебно-воспитательных учреждений находился под неослабным контролем центральных и местных государственных органов. Наркомпрос и Наркомздрав СССР утвердили специальную инструкцию о соблюдении санитарного режима в детских учреждениях в условиях военного времени.

Органы здравоохранения большое внимание уделяли вопросам организации детского питания, изыскание возможности включения в детский рацион ценных пищевых продуктов. Некоторые школы сумели, несмотря на все затруднения хорошо поставить медицинское обслуживание своих учеников. В них было установлено систематическое дежурство медицинского персонала, регулярно проводились медосмотры и различные профилактические мероприятия среди школьников, дезинфицированием помещений.

В борьбе за охрану жизни и здоровья детей огромная и активная роль принадлежала работникам и служащим санитарно-эпидемиологических станций. Ими проводилась широкая система профилактических мероприятий среди учащихся в школах и по месту жительства. За пять лет (1940- 1945 г.г.) медицинским персоналом было проведено 37 млн. вакцинаций и 23 млн. ревакцинаций против дифтерии [39. C. 94]. Благодаря этим мерам детские инфекционные заболевания во время войны не получили эпидемического характера.

В годы войны наряду с другими учреждениями народного образования стала восстанавливаться сеть детских оздоровительных учреждений. Приобретали все больше значения и распространения пионерские лагеря и детские площадки. Особое место принадлежало санитарно-лесным школам. В 1944 г. в санитарно-лесных школах только Российской Федерации побывало 25 тыс. ребят. В годы войны на местах изыскивались самые разнообразные формы и средства организации отдыха и укрепления здоровья детей. Летом 1942 г. в окрестностях Москвы было создано несколько десятков пионерских лагерей, где школьники не только отдыхали, но и занимались общественно полезным трудом. Срок пребывания в них был установлен двухнедельный, что позволило пропустить около 18 тыс. школьников, преимущественного детей фронтовиков.

За годы войны только в пионерских лагерях страны отдохнули: в 1942г.- 300тыс., в1943г. — 405 335, в 1944г. — 730 тыс., в1945г. — 1269 613 пионеров и школьников. Всего в СССР летними видами отдыха детей (с выездом за город) было охвачено: в 1943г. — 1,5 млн., в 1944 г. — 2,5 млн. и в 1945г.- 3 млн. ребят.

В целом по стране рост затрат на организацию отдыха детей составил: в 1942 г. — 105 млн., в 1943 г. — 250 млн., в 1944 г. — 350 и в 1945г. — 500 млн. рублей [38. C. 95].

В связи с переломом в ходе ВОВ и освобождением ряда советских территорий от фашистских оккупантов, в августе 1943г. СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Это постановление предусматривало создание для детей воинов Красной Армии и партизан Отечественной войны, а также для детей советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецких оккупантов, 459 суворовских военных училищ на 500 человек каждое, 23 специальных ремесленных училищ на 400 человек каждое, специальных детских домов на 16 500 мест и Домов ребенка на 1750 мест, 29 приемников-распределителей на 2 тыс. человек. Все расходы по содержанию этих учреждений брало на себе государство.

Много нового в практику работы школ принес 1943/44 учебный год. В центре этих мероприятий находилось повышение уровня общеобразовательной подготовки учащихся, укрепления дисциплины и порядка в школе. Известное место в ряду этих мероприятий заняли введение раздельного обучения и переход к обучению детей в общеобразовательной школе с семилетнего возраста.

Одним из аргументов в пользу раздельного обучения в общеобразовательной школы (и подразделения её на мужские и женские), была необходимость введения военно-физической и особенно допризывной подготовки. Осуществлявшаяся в старших классах, последняя предполагала необходимость организации специальных занятий только для мальчиков-подростков и юношей. Среди других оснований для осуществления раздельного обучения назывались необходимость учета особенностей физиологического развития юношей и девушек, требующих обеспечения различных условий организации их обучения и воспитания.

Раздельное обучение было введено на основании постановлений СНК СССР от 16 июля 1943 Г. и СНК РСФСР от 23 июля 1943 г. «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в 1943/44 учебном году в неполных средних школах и средних школах областных, краевых городов, столичных центров автономных республик и крупных промышленных городов».

Распространение раздельного обучения в школах РСФСР в годы проходило поэтапно. После московского опыта, его осуществили с начала 1943/44 учебного года в V-X классах неполных средних и средних школ 72 крупных городов страны. В 1944/45 учебном году оно распространилось уже на 146 городов, а в дальнейшем предполагалось его проведение в 176 наиболее крупных центрах [38. C. 128].

Но эта реорганизация системы учреждений народного образования не получила действительно массового характера: она охватила примерно пятую часть средних школ СССР, почти не коснувшись небольших городов сельской местности. В целом по стране введение раздельного обучения породило вполне определенные трудности для школ органов народного образования, учителей, да и для самих учащихся и их родителей.

В итоге в стране фактически стало существовать три типа общеобразовательной школы — раздельного, совместного и смешанного обучения.

Успешная в целом борьба за школу, за осуществление всеобщего начального обучения в сельской местности и семилетнего в городах и поселках городского типа позволила советскому правительству еще в период войны поставить и решить задачу перехода к обучению детей в общеобразовательной школе с семилетнего возраста. В соответствии с постановлением СНК СССР от 8 сентября 1943г. «О приеме детей с семилетнего возраста в школы» в 1944/45 году впервые классы приняты дети-семилетки. Переход на обучение детей с семилетнего возраста имел большое социальное и педагогическое значение. Устранялся разрыв между детским садом и первым классом школы, освобождались десятки тысяч мест в дошкольных детских учреждениях, что создавало для женщин-матерей благоприятные условия работы на производстве. Выпускники семилетней школы завершали теперь образование не в 15, а к 14 годам и могли на год раньше получить квалификацию и включиться в производственный труд. Однако снижение возраста приема детей в школу не может расцениваться только как мера вынужденная, продиктованная исключительно соображениями экономической необходимости в условиях войны. Понижение возраста начала обучения в школе на один год, безусловно, отвечало общему уровню развития и подготовки детей к усвоению школьной программы и потому должно рассматриваться как новый шаг в осуществлении всеобщего обязательного обучения в стране. Реализация этого мероприятия привела к увеличению контингента учащихся более чем на 2 млн. человек. Она потребовала новых больших ассигнований на школьное строительство и громадной работы учителей по перестройке процесса обучения и воспитания с учетом возрастных особенностей детей младшего школьного возраста.

Забота Наркомпроса об охвате обучением всех детей и подростков, особенно тех, кто в силу причин разного рода прекратил посещение школы, выразилось также в организации новых типов учебно-воспитательных заведений. Именно во время Великой Отечественной войны была создана и стала функционировать с 1 сентября 1943г. школа рабочей молодежи (ШРМ) — новый тип общеобразовательной школы, предназначавшейся для продолжения образования юношами и подростками, занятыми трудом в промышленном производстве.

Не мог в стороне оставаться и комсомол. В школе 1943г. Бюро ЦК ВЛКСМ приняло постановление «Об обучении подростков, работающих на предприятиях» [6. C. 68], которое потребовало развернуть работу по вовлечению в школы работающей молодежи для получения образования без отрыва от производства. Это было особенно актуально в тяжелые годы ВОВ, когда не хватало рабочих кадров на предприятиях. Комитетам комсомола на местах вменялось принять активное участие в создании необходимых условий для школ рабочей молодежи, учащихся и учителей. Для этого было необходимо подыскать помещения для этих школ, оборудовать их школьной мебелью, организовать питание учащихся и их снабжение учебниками и учебными пособиями, систематически проверять и контролировать учебу работающей молодежи. Комсомольские организации в целях агитации и популяризации ШРМ проводили молодежные собрания, конференции и вечера по вопросам учебы в школе. Так, например, комитет ВЛКСМ Урал-машзавода провел в цехах молодежное собрание с повесткой дня: «Каждому молодому уралмашевцу — среднее образование». На собраниях также принимали участие старые кадровые рабочие, которые говорили о необходимости учиться [38. C. 99].

Организация школьного обучения рабочих-подростков и создание государственной сети школ рабочей молодежи было продиктованы условиями военного времени и поэтому находилось под контролем советского правительства. Однако и сами подростки, их родители, рабочие предприятий понимали необходимость этого шага. Примечателен такой пример. Еще в первую блокадную зиму в помещении одного из заводов в Ленинграде, разбитые цеха и станки которого продолжали выпускать оборонную продукцию, работала одна из первых школ рабочей молодежи. У учащихся не было чернил, не хватало тетрадей, но занятия не прекращались. Обращаясь к рабочим-подросткам, сомневающимся, в целесообразности учения в также критическое время, ветеран завода С.Г. Горбачев говорил: «Самое время учиться дальше. Знаете, сколько наших кадровых рабочих погибло? Кто их заменит? — Вы! — И вам поднимать завод. Победу нельзя встретить с пустыми руками…» [38. C. 100]. Уже к декабрю 1942 г. в Ленинграде открылись 52 школы работающей молодежи с численностью 5 563 человека в возрасте до 18 лет. Некоторые из них находились в непосредственной близости к линии фронта и часто подвергались артобстрелу.

ШРМ давали выпускникам неполное среднее, а некоторые среднее образование без отрыва от производства. С первого же учебного года ШРМ завоевали широкую популярность у рабочей молодежи. Уже в 1943/44 учебном году в только в РСФСР насчитывалось более 1 тыс. школ, в которых обучалось свыше 150 тыс. подростков. В числе первых школ рабочей молодежи открытых в Москве была школа, созданная на базе Московского пищекомбината, а на базе фабрике «Красная швея» была открыта трехсменная школа №47. Всего в Москве в 1943/44 учебном году сеть ЩРМ составила 79 единиц с количеством учащихся 25 тыс. человек. В 1944г. состоялся первый выпуск рабочих- подростков с вручением аттестатов зрелости, многие продолжили обучение в высших учебных заведениях.

Уже в 1944/45 учебном году лишь в Российской Федерации обучением в ШРМ было охвачено 315 тыс. человек.

А с 1 ноября 1944г. постановлением СНК СССР от 6 июля 1944г. были созданы вечерние школы сельской молодежи, они были рассчитаны на подростков занятых в сельскохозяйственном производстве в годы войны. Вот выписка из «Положения о вечерних школах сельской молодежи»: «…2) Вечерние школы сельской молодежи являются государственными образовательными школами и имеют целью дать молодежи в подготовку в объеме начальной и семилетней школы воспитать молодежь в духе беззаветной любви к Родине и преданности Советской власти. 3) Школы организуются в крупных селениях в колхозах, совхозах и МТС и открываются по решению районных и областных исполкомов Советов депутатов трудящихся. 4) Школы создаются двух типов — начальные в составе I, II, III, IV классов и семилетние в составе I-VII классов. 7) В вечерние школы сельской молодежи принимаются молодежь и подростки с 14 летнего возраста и обучаются в ней без отрыва от сельскохозяйственных работ…11) Занятие в вечерних школах сельской молодежи проводятся 5 раз в неделю по 4 часа» [12. C. 392].

ШСМ открывались при дневных общеобразовательных школах во всех совхозах и многих (крупных) колхозах. Продолжительность учебного года в них была установлена с ноября по 1 мая. Однако Наркомпросам союзных республик было предоставлено право изменять сроки начала и окончания обучения в зависимости от времени проведения сельскохозяйственных работ.

Сеть школ рабочей и сельской молодежи развивалась и во всех других союзных республиках. Так, школы рабочей молодежи в Армянской ССР (постановление Совпарткома республики от 6 сентября 1943г.) были открыты в Ереване, Кировакане (совр. Ванадзор), Ленинакане (совр.Гюмри), Алаверди, Кафане; в Казахской ССР уже в 1944 году было 66 ШРМ; Киргизской ССР работали 83 школы сельской и 4 школы рабочей молодежи [38. C. 102].

Таким образом, ко времени окончания войны страна имела разветвленную сеть школ рабочей и сельской молодежи. Создание школ этого типа имело большое значение и полностью оправдало себя уже в годы войны. Десятки тысяч подростков, вынужденных оставить учение и трудящихся во имя победы, получили возможность закончить, даже в таких условиях, общеобразовательную школу.

К 1944 г. относится и возобновление деятельности заочных школ; сеть, которых была свернута с началом ВОВ. Эти школы создавались для обучения взрослых рабочих, колхозников и служащих, не имеющих законченного образования. Учебный процесс в заочных школах строился на групповых и индивидуальных консультациях, устных зачетах, экзаменах по полугодиям, однако документы об их окончании давали выпускникам те же права, что и дневных средних общеобразовательных школ.

Из вышесказанного следует, что в ходе ВОВ, организуя все силы на разгром лютого врага, советское правительство в лице Народного комиссариата просвещения и других органов народного образования, повседневно заботилось о народном просвещении. В экстремальных условиях государство стремилось обеспечить наиболее благоприятные условия работы школы и обучения учащихся. При этом параллельно советское правительство решало вопросы об эвакуации школ и учащихся из прифронтовых или блокадных районов, организовывало отдых подростков, их питание, здравоохранение. Не обошло вниманием оно и работающих подростков, предоставляя им возможность учиться в школах рабочей и сельской молодежи. Особой была проблема детской беспризорности, возникшей по причине гибели многих родителей — советских граждан от рук немецких захватчиков. Подчеркивая государственную важность и значение народного образования « Учительская газета» от 8 октября 1942 г. писала: «Оставить сегодня тысячу подростков за бортом школы — это значит недодать завтра государству тысячу грамотных и дисциплинированных бойцов, культурных и инициативных работников производства».

В результате постоянного внимания партийных, государственных, хозяйственных организаций и общественности к вопросам обучения и воспитания детей в годы ВОВ не было ни массовой детской беспризорности, ни массовых заболеваний детей, не длительных перерывов школьных занятий.

Глава 2. Учебно-воспитательный процесс в советской школе в годы ВОВ

.1 Учебно-воспитательный процесс в советской школе перед ВОВ

Прежде чем приступить к анализу учебно-воспитательного процесса в советской школе во время ВОВ, нам необходимо рассмотреть в каком состоянии находилась советская педагогическая практика перед войной. С этой целью нам необходимо сделать краткий ракурс в историю становления советской педагогике.

После прихода к власти большевиков в октябре 1917 г. проблема коренной перестройки всей системы народного образования была выдвинута в качестве первоочередной. В стратегии и тактики политики большевиков школа должна была стать одним из средства пропаганды и распространению коммунистической идеологии. Однако при всей идеологированности новой власти, на первое место руководство по народному просвещению выдвигало изменение в учебно-воспитательном процессе школы. В области содержания и методов обучения они выступали против формализма и схоластики, требовали учета интересов учащихся, возбуждения их активности и самодеятельности, развитие детского творчества, тесной связи школы с жизнью. Это предполагало решительное обновление всех сторон школьной жизни. Руководители Наркомпроса утверждали, что только мировой пролетариат, заинтересованный в подлинной науке и знании, способен придать просвещению объективный характер и воплотить в жизнь идеалы формирования гармоничной личности. Таким образом, первоначальному этапу становления советской школы была присуща явно выраженная гуманистическая ориентация образования, стремление построить его на самых высоких общечеловеческих идеалах и ценностях. Присутствовала утопическая убежденность в возможности достаточно легко внедрить в массовую школу такие ценности, как свобода ребенка и учителя в учебно- познавательной деятельности, творческий характер интеллектуального и физического труда, бережное отношение к индивидуальным особенностям каждой детской личности. Считалось, что коммунистическая идеология органично включает в себя все общечеловеческие ценности, и поэтому не будет осуществляться политизация изучаемых в школе научных фактов и процессов.

В полной мере такая гуманистическая устремленность проявилась в «Положении об единой трудовой школе РСФСР», утвержденной на заседании ВЦИК 30 сентября 1918 г. и «Основных принципах единой трудовой школы РСФСР (декларация)» от Государственной комиссии по просвещению 16 октября 1918 года. В «Положении» мы читаем: «Статья 1 -я. Всем школам Российской Социалистической Федерации Советской Республики, состоящим в ведение народного Комиссариата по просвещению, за исключением высших учебных заведений, присваивается наименование «Единая трудовая школа». Статья 5-я. В школе 1-й и 2-й ступени вводится совместное обучение. Статья 6- я. Преподавание в стенах школы какого бы то ни было вероучения и исполнения в школе обрядов культа не допускается. Статья 12-я. Основой школьной жизни должен служить производственный труд не как средство оплаты издержек на содержание детей и не только как метод преподавания, но именно как производственный общественно необходимый труд. Он должен быть тесно органически связан с обучением, освещающим светом знания всю окружающую жизнь. Постепенно усложняясь и выходя за пределы непосредственной обстановке детской жизни, производственный труд должен знакомить детей с самыми разнообразными формами производства, вплоть до самых высших. Статья 14-я. Школьные занятия в течении года распадаются на 3 категории: 1) обычные школьные занятия с 1 сентября по 1 июня; 2) школьные занятия под открытом небом с 1 июня по 1 июля: площадки, летние колонии, экскурсии для знакомства с природой и жизнью; 3) полные вакации (каникулы) с 1 июля по 1 сентября, с 23 декабря по 7 января и с 1 по 14 апреля. Статья 17-я. Задание обязательных уроков и работ на дом не допускается. Статья 18-я. Никакие наказания в школе не допускаются. Статья 19-я. Все экзамены — вступительные, переходные и выпускные отменяются. Статья 20-я. Деление на классы по мере возможности должно быть заменено делением на группы по степени подготовленности учащихся к соответствующему роду занятий» [12. C. 133].

«Декларация», написанная в основном А.В. Луначарским и Н.К. Крупской, содержала в себе синтез гуманистических идей не только отечественной, но и мировой педагогики. Вот основные идеи «Декларации»: «Новая школа должна быть не только бесплатной на всех ступенях, не только доступной и, как можно скорее, обязательной для того, чтобы она прочно укрепилась, она должна быть еще единой и трудовой.

Что значит, что школа должна быть единой?

Это значит, что вся система нормальных школ от детского сада до университета представляет собой одну школу, одну непрерывную лестницу. Это значит: что все дети должны вступать в один и тот же тип школы, начинать свое образование одинаково, что все они имеют право идти по лестнице до ее наивысших ступеней.

Переход с одной ступени школы на другую должен быть обеспечен, прежде всего, наиболее талантливым, причем преимущество отдается детям пролетариата и беднейшего крестьянства.

Государству нужны специалисты. Подростки сами имеют явно различные наклонности и дарования. Педагогика как таковая, стоит за постепенное сужения круга знаний, за фиксирование внимания на специально выбранных предметах, ибо от идеала образованного человека одинаково далек и специалист, которому чуждо вне его специальности все человеческое, и верхогляд, который знает все понемногу и ничего до конца. Поэтому с известного возраста, лет с 14, в школе допускается деление на несколько путей или группировок, так однако, что многие основные предметы остаются объединяющими всех учеников, и преподавание в каждой отдельной группировке, а после этого разделения является только более ярко окрашенным в тот или иной специфический цвет.

Новая школа должна быть трудовой. Требование введения труда как основы преподавания покоится на двух совершенно различных основаниях, результаты которых, однако, легко сливаются между собой.

Первым основанием является неполное научающая нас тому, что истинно воспринятом является только воспринятое активно. Ребенок жаждет подвижности, его держали в неподвижном состоянии. Он с чрезвычайной легкостью в веселой активной форме игры или труда, которые при умелой постановке совпадают, а его учили на слух и по книге С этой точки зрения трудовой принцип сводиться к активному творческому знакомству с миром.

Другим источником стремлений современной передовой школы к труду является непосредственное желание ознакомить учеников с тем, что больше всего нужно им будет в жизни, с тем что играет доминирующую роль в ней в настоящее время, с земледельческим и промышленным трудом во всех разновидностях его…

Таким образом, с одной стороны, ребенок должен учиться всем предметам гуляя, коллекционируя, лепя, рисуя, фотографируя, моделируя, склеивая из картона, наблюдая растения и животных, растя их и ухаживая за ними. Язык, математика, история, география, физика и химия, ботаника и зоология — все предметы преподавания не только допускают творческий активный период преподавания, но и требуют его.

С другой стороны, приближаясь к идеалу, школа должна преподать ученику главные приемы труда в следующих его областях: столярное и плотническое дело, токарное, резьба по дереву, формовка, ковка, отливка, токарная обработка металла, сплавление и спаивание металлов, закаливание, сверлильные работы, работы по коже и пр. В деревне, разумеется, центром, вокруг которого группируется преподавание, является столь разнообразное сельскохозяйственное дело.

Как ни важен, однако, трудовой принцип в деле воспитания воли, характера и солидарности, — благотворные результаты в этих отношениях могут быть достигнуты лишь правильно налаженном школьном быте. Сюда относится прежде всего братское, любвеобильное, равное отношение учащих к учащимся. Уже отсюда следует, что никакая строгость, никакие наказания не могут иметь место в обновленной школе…

Учитель должен входить в интересы учеников. Не казаться для последних начальством, какой-то особой породой, скучной и рассудительной, ни в чем не родственной душе подростка. Уметь быть старшими детьми, старшими братьями разновозрастной семьи, какой является школа. Дети должны участвовать во всей школьной жизни. Для этого они должны пользоваться правом самоуправления и проявлять постоянную активную взаимопомощь» [12. C. 137].

Как видим из этих документов, на смену народным школам, гимназиям, реальным училищам, лицеям, отражавшим многообразие социально- культурного уклада старой России, должна была прийти школа, которая призвана была стать мощным фактором формирования свободной, демократической ориентированной личности нового человека. Построение единой трудовой школы провозглашенной Наркомпросом, рассматривалось как важнейшее условие демократизации всей системы народного образования. Принципиальное отличие единой трудовой школы от традиционной школы усматривалось в обращенности к жизни, к миру труда, природы и общества. В процессе всестороннего изучения действительности, дети должны были получать сведения о физических и химических свойствах объектов, о характеристике социальных институтов, знакомиться с их происхождением и развитием, получать представление об используемых современной промышленностью научных данных для создания новой технологической среды и новых социальных отношений, что могло позволить полнее, чем раньше, удовлетворить нужды промышленности и сельского хозяйства в новом типе работника.

Одним из главных направлений новой школы было развитие здорового ребенка. Для этого вводились массовая ритмическая гимнастика, спортивные занятия под наблюдением врача, игра. Сохранению здоровья должна была способствовать и гигиеническая обстановка школы, отвечающая последним медицинским стандартам.

Гуманное отношение к ребенку, необходимость создания наиболее благоприятных условий для его всестороннего развития провозглашались важнейшей задачей новой правительственной политики в области просвещения. Так, американский педагог Д.Дьюи (1859-1952 гг.) отмечал, что ни одно правительство мира не выдвигало такой новаторской по своей сути программы в области народного образования [24. C. 380].

Разработкой учебных программ и планов занимался Государственный учебный совет (ГУС) образованный декретом СНК от 4 марта 1919г. Вот выписка из него: «1. Для проведения в жизнь реформы высших учебных заведений и учебных учреждений РСФСР при Государственной комиссии по просвещению учреждается Государственный ученый совет в составе 10 членов из которых 5 назначаются ВЦИК, а 5 — Народным комиссариатом просвещения….

Председателем Государственного ученого совета является народный комиссар по просвещению или в его отсутствие заместитель его…» [12. C. 481].

В основе разработанных ГУСом программ лежало стремление приблизить содержание образование к жизни ученика, преодолеть его отчуждение от самого учебного процесса, что нашло отражение в одном из главных принципов гусовских программ: «От ребенка к миру, от мира к ребенку». В соответствии с этим существенно менялась вся структура организации учебного процесса. Вместо «жестких» предметов с фиксированным объемом и номенклатурой единиц содержания образования устанавливались гибкие темы. Их «наполнение» учебным материалом должно было носить локально-ситуативный характер и опосредоваться местными условиями. Вместо традиционного последовательного усвоения знаний был взят курс на построение образовательного процесса через расширение горизонтов как концентрических кругов: Семья — школа — село (город) — район — страна — мир. Акцент делался не на овладения знаниями, а на осознание связей и отношений между различными явлениями, обеспечивающими процесс развития и образования школьников.

Важнейшим принципом построения программ ГУСа являлся и краеведческий подход, который должен был решить следующие задачи: способствовать использования краеведческого материала для конкретизации преподавания; содействовать всестороннему изучению школьниками своего края, что предусматривало организацию краеведческих экскурсий и экспедиций, составления карт и подготовку экспозиций в музеях; организовывать участие школьников в общественно полезной деятельности.

Однако в подавляющем большинстве школ классно-урочная система занятий сохранялась, правда, модернизируясь, становясь более гибкой благодаря использованию в школах лабораторно-практических работ, опытов, наблюдений, занятий на пришкольных учебно-опытных участках и в мастерских.

Выработался в те годы и принципиально новый подход к оценке знаний учащихся. Постановлением Наркомпроса РСФСР от 31 мая 1918г. существовавшая в дореволюционной школе бальная система отменялась. Приведем постановление полностью: «1. Применение бальной системы для оценки познаний и поведения учащихся отменяется во всех без исключения случаях школьной практики. 2. Перевод из класса в класс и выдача свидетельства производится на основании успехов учащихся по отзывам педагогического совета об исполнении учебной работы» [12. C. 133].Однако при этом Наркомпрос не дал никаких указаний о формах учета успеваемости учащихся, и на местах это было воспринято как отрицание учета учебной работы и знаний вообще.

Несмотря на внешнюю прогрессивную направленность программы развития систем новой трудовой школы предложенную Наркомпросом, реализовать все эти начинания на практике оказалось очень трудно. С этим были связаны как объективные, так и субъективные факторы. Становление советской школы и реформ в области образования проходили в обстановке гражданской войны и интервенции, а после в тяжелых экономических условиях. Не хватало самого необходимого: школ, школьной мебели, письменных принадлежностей. В первые годы приходилось пользоваться старыми учебниками, что естественно тормозило дело перестройки содержания образования и методов обучения. Многие учителя не поддержали начинания советского правительства. Те же, кто включился в педагогическую работу, в основном получили образование в царской России, и не смогли сразу перестроиться для таких радикальных изменений в процессе обучения и воспитания школьников. Среди учителей шли творческие искания — в одних случаях труд предшествовал обучению, в других обучение выступало в качестве теоретической подготовки к нему. Не способствовало демократизации новой школы и внедрение в нее жесткой коммунистической идеологии.

К концу 20-х годов стал очевиден перекос советской школы в сфере трудовой деятельности, проявилось это — в слабой подготовке школьников по основным предметам, доминирование физического труда над умственным, работа на предприятиях и полях, над школьными занятиями. Вторым фактором к изменению политики в сфере народного просвещения, стала потребность в квалифицированных кадрах для различных отраслей промышленности и сельского хозяйства. Индустриализация и коллективизация требовала уже не только квалифицированных рабочих, а грамотных руководителей, инженеров, агрономов, учителей, научных работников. Здесь уже требовалось дать школьникам научные энциклопедические знания по основным предметам.

Это привело к тому, что уже в 1927/28 учебном году были введены программы ГУСа в новой редакции — первые обязательные государственные программы для всех школ РСФСР. Так, в программах школ I ступени объем знаний, умений и навыков по родному языку и математике не «растворялся» в комплексах, а выделялся в виде обязательного минимума для всех школ I ступени Российской Федерации.

Следующий большой шаг в этом направлении был сделан постановлением ЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» от 15 августа 1932г. Вот пункты постановления подтверждающие это: «ЦК ВКП(б) устанавливает, что в области начальной и средней школы по РСФСР за последний год произошли значительные сдвиги в связи с введением всеобщего обязательного обучения, переходом к систематическому усвоению наук на основе определенных учебных планов, программ и расписаний. Однако еще не устранен до конца коренной недостаток школы, заключающийся в том, что обучение в школе не дает достаточного объема общеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает задачу подготовки для техникумов и для высшей школы вполне грамотных людей, хорошо владеющих основами науки (физика, химия, математика, родной язык, география и др.)

В соответствии с этим ЦК предлагает: 1. НКПросу РСФСР переработать к 1 января 1933г. программы для начальной и средней школы таким образом, чтобы обеспечить действительное прочное и систематическое усвоение детьми основ наук, знания фактов и навыки правильной речи, письма, математических упражнений и пр.

ЦК ВКП (б) предлагает Наркомпроссам союзных республик ликвидировать эти извращения лабораторно-бригадного метода, а учебный процесс в школе организовать на следующей основе:

а) Основной формой организации учебной работы в начальной и средней школе должен являться урок с данной группой учащихся со строго определенным расписанием занятий и твердым составом учащихся.

В целях осуществления программы партии «О проведении бесплатного и обязательного общего и политехнического образования для всех детей обоего пола до 17 лет», а также в целях скорейшего поднятия уровня общеобразовательной и политической подготовки учащихся средней школы, расширения подготовленных контингентов для высшей школы, и устранения возрастного несоответствия между средней и высшей школой, приступить, начиная с 1932/33 учебного года, к реорганизации семилетней политехнической школы в десятилетнюю» [12. C. 161]. Таким образом, было положено начало унификации всей системы образования на территории СССР. Существовавшая в Украинской и Белоруской ССР школьная система и отличавшаяся от действовавшей на территории РСФСР, была ликвидирована. Во всех республиках СССР устанавливалась единая школьная система с небольшими особенностями для отдельных республик.

Изменения структуры общеобразовательной школы потребовало пересмотра содержания учебных планов и программ. Уже в середине 1931/32 учебного года были введены пробные учебные планы и программы для образовательной школы, построенные по предметному принципу и направленные таким образом на обеспечение целенаправленного и систематического усвоения учащимися основ наук.

В 1935г. народный комиссариат просвещения опубликовал новые учебные планы. Преобладающее число часов отводилось по ним на изучение родного языка, литературы, математики, естествознания, истории и географии. В новых учебных планах сокращалось число часов на преподавание труда до 1 часа в неделю, а в 1937 г. он был исключен из нового учебного плана общеобразовательной школы. Так же было сокращено время на изучение обществоведческих дисциплин. С переходом на новые учебные планы основной формой организации обучения был признан урок продолжительностью 45 минут. Все учебные занятия должны были проходить по утвержденному расписанию с постоянным составом учащихся.

В это время происходил процесс упорядочения организации учебного процесса, структуры и методов обучения. В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной, неполной средней и средней школе» от 3 сентября 1935г. значительное внимание было уделено проблеме методов обучения. В частности, обосновывалась необходимость отказа от активного использовавших ранее «метода проекта» и лабораторно-бригадного метода, приводивших к снижению качества знаний и умений учащихся. Так же отмечалось ошибочность универсализации тех или иных методов и подчеркивалось творчески подходить к отбору методов, сообразуясь с возрастом, уровнем знаний и умений учащихся.

Происходили изменения в вопросах учета и контроля знаний и умений. В указанном выше постановлении читаем: «У становить в школах следующие пять степеней оценки успеваемости учащихся (отметки): 1 — очень плохо, 2 — плохо, 3 — посредственно, 4 — хорошо, 5 — отлично.

Поручить Отделу школ ЦК ВКП(б) с привлечением народных комиссариатов просвещения союзных республик разработать обязательные для всех школ СССР нормы оценки успеваемости учащихся, с тем чтобы один и тот же уровень знаний одинаково оценивался во всех школах» [12. C. 171]. Также стоит заметить, что в практику были введены ранее отмененные проверочные испытания для всех учащихся по окончании учебного года.

С 1937 г. по 1941 г. в работе советской школы серьезных изменений не произошло, если не считать, в введение в 1940 г. платы за обучение в старших классах общеобразовательной школы и техникумах постановлением СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначения стипендий».

Как видим становление советской системы образования, а также связанного с ним учебно-воспитательного процесса до ВОВ прошло сложную эволюцию.

Поэтому нельзя не отдать должное советскому правительству, что, несмотря на огромные сложности и тяжелые условия, оно планомерно и методично проводила свою политику в области народного просвещения и образования. Если в царской России реформы в сфере образования постоянно откладывались или носили незаконченный половинчатый характер, то в СССР, пусть с ошибками и большими недочетами, но к началу ВОВ сложилась стройная система образования. И можно сказать, что те моменты в советской школе 20 — 30-х годов, которые критикуются в настоящее время, сыграли положительную роль в деле борьбы советского народа с фашистскими захватчиками. В частности, возьмем «перекос» школы в сфере трудовой деятельности. Когда разразилась ВОВ именно трудовые навыки, сноровка, умение своими руками мастерить и ремонтировать помогли как взрослому населению, так и детям выживать на фронте, в тылу и в оккупации в это страшное время. Вторая волна критики направлена на идеологизированность советской школы. С одной стороны, это сильно ущемляло права и сковывало инициативы, как учителей, так и школьников, но с другой стороны мы помним, что именно патриотизм и коммунистическая идеология сплотила советские народности против захватчиков. Таким образом, мы не можем не признать, что советское правительство за очень короткий исторический срок добилась больших результатов в деле народного просвещения.

.2 Изменения в учебно-воспитательном процессе советской школы под влиянием ВОВ

Великая отечественная война 1941-1945гг. серьезно отразилась на деятельности отечественной школы. Условия военного времени поставили перед органами управления народного образования и учителями новые задачи: охват детей школьного возраста всеобщим обучением; воспитания молодого поколения в духе патриотизма, любви к Родине, стремлении к ее защите, обеспечение необходимой физической подготовки учащихся, забота о здоровье детей; организация труда школьников для оборонных нужд на предприятиях и в сельском хозяйстве; проведение массовой оборонной и политико-просветительской работы среди населения. Эти задачи, а также тяжелые социально-экономические условия военного времени привели к изменению учебно-воспитательного процесса в советской школе.

Прежде всего школе пришлось столкнуться с резким сокращением школьного фонда даже в тыловых районах, непосредственно не испытавших разрушительного влияния войны. Значительная часть школ в тылу оказалась на многие месяцы занята под госпитали, военно-учебные заведения, призывные пункты, казармы и другие объекты военно-хозяйственного значения. Только по состоянию на 1 ноября 1941 г. В РСФСР до 3 тыс. школ было отведено под другие нужды [1. С153]. Это поставило школу перед необходимостью провести меры организационно-педагогического характера. Было призвано необходимым введением много сменности занятий в школе в целях охватить обучением всех школьников в оставшихся школьных зданиях. В результате значительная часть семилетних и средних школ стала работать в две, а то и в три смены. В 1941/42 учебном году по данным не оккупированных территорий РСФСР в первую смену занималось 40,2% учащихся городских школ, во вторую — 38,2% и в третью смену -11,6%. Даже в сельских местностях во вторую смену занимались 25,4%.

В связи с этим школы вынуждены были пойти на сокращение времени, отводимого на урок (до 35-40 мин.); перемен между ними ( до 5 мин. ) и перерыва между сменами до 30 минут.

Известному изменению, правда неодинаковому в различных районах страны, типах школ и на разных этапах войны, подвергались и структура и продолжительность учебного года. Его сокращение было обусловлено участием школьников в уборке урожая в связи с нехваткой взрослых рабочих. Так в 5-10 классах многих школ Казахстана учебный год начинался не ранее 15-20 октября. В связи с этим учебная программа выполнялась за счет рационализации учебного процесса, сокращения продолжительности зимних каникул и весенних каникул, определенной перегрузки учащихся.

Такое положение ставило школу и учителей в неблагоприятные условия, заставляло искать новые пути и формы организации учебной и воспитательной работы, применяясь к конкретным условиям и обстановке. В организации учебного процесса приходилось учитывать наличие в классах не только новых групп учащихся, но и большого количества детей, поздно поступивших в школу и отставших в выполнении учебной программы.

Прежде всего было принято во внимание то, что в условиях войны оказалось невозможным выдержать единые сроки начала и окончания учебного года во всех типах школ и по всей территории страны. В связи с этим Наркомпрос РСФСР в апреле 1942г. издал указ [38. C. 116], устанавливавший время завершения учебных занятий, в зависимости от продолжительности работы школы в течение учебного года. В соответствии с этим приказом отделы народного образования на местах составляли для каждой школы конкретные планы окончания учебных заведений, определяли сроки проведения переводных и выпускных испытаний. Но работа школ осложнялась тем, что сроки прохождения программ были сжаты, а материал, для обязательного изучения, оставался прежним, который приходилось осваивать быстрыми темпами. Естественно не оставалось времени для закрепления материала на практике, в самостоятельных и исследовательских работах. Отсюда появились существенные проблемы в знаниях учащихся по отдельным предметам. Поэтому педагогические коллективы школ искали пути оказания школьникам посильной и повседневной помощи в учении. Учителя проводили консультации и индивидуальные занятия с отстающими учащимися. Школы организовывали помощь учащимся, приступившим к занятиям после перерыва (в связи с различными обстоятельствами, вызванные войной), путем индивидуальных или групповых дополнительных занятий. В ряде городов и районов возникали так называемые летние школы; где школьники во время каникул закрепляли пройденный материал в учебном году.

Поиски новых эффективных методов работы впервые месяцы войны привели к такой форме организации учебной работы, как школьный консультационный пункт. Он оказался весьма незаменимым. в условиях сокращения учащихся старших классов, острой нехваткой учителей и школьных зданий. Программа консультационного пункта ориентировалась в основном на самостоятельную работу учащихся VII-X классов. Школьные занятия лишь направляли и корректировали их работу, а также подводили ее итоги. Школьники проявили необычайную ответственность и дисциплину, занимаясь в необычных условиях дома и в школе. Это позволило многим старшеклассникам в условиях войны продолжить учение и даже закончить школу.

Впервые месяцы войны была прервана работа по коренному пересмотру учебных планов и программ всех трех типов общеобразовательной школы, начатая еще в 1940 году. Возобновление этой работы в условиях войны было вызвано не только необходимостью усовершенствования учебных программ, но и рядом практических соображений, в частности тем, что систематические занятия в 1941/42 учебном году многие школы начали в разное время. Для таких школ Наркомпрос РСФСР составил временный учебный план. Из школьных предметов были исключены рисование и пение всех классов, черчение в VI-VII классах, а «Основы дарвинизма» в 9 классе. Вместе с тем увеличилось число недельных учебных часов на русский язык, литературу и математику, что дало возможность школьникам к концу учебного года пройти программы почти полностью [9. C. 10-23].

Во всей работе по пересмотру учебного плана Наркомпрос РСФСР исходил, во-первых, из признания того, что в учебном плане школы нет ни одного предмета, который мог бы остаться в стороне от требований военного времени, во- вторых, при любых нововведениях в учебном плане не должны сокращаться часы отводимые на русский язык, литературу и математику. Таким образом, Наркомпромс РСФСР, так и наркомпросы других союзных республик, должны были строить свою методическую работу с учетом влияния войны, но на строго научной основе, без ущерба делу общеобразовательной подготовки и воспитания школьников. Общей рекомендацией для учителей всех предметов была ориентация на укрепление связи обучения с жизнью, на идейно-политическое и патриотическое воспитание школьников.

В 1942г. Наркомпрос Российской Федерации довел до сведения школ и педагогов новый учебный план для неполных средних и средних школ на 1942/43 учебный год, сопроводив его таблицей годовых часов и указаниям к программе 1941г., которыми надлежало руководствоваться. В некоторые программы, в связи с новым учебным планом по некоторым предметам были внесены изменения и дополнения.

В практических рекомендациях Наркомпроса РСФСР для начальной школы основной упор делался на преподавание русского языка и арифметики. Преподавание истории, географии естествознания было перенесено в 4 класс. Первоначальные сведения по этим предметам в первых трех классах давались на уроках чтения. Предусматривалась и практическая деятельность для младших школьников.

Для семилетней и средней школы проект нового учебного плана остался незавершенным. Ни один из его вариантов полностью принят не был, и школа в ВОВ фактически работала по старому, несколько измененному учебному плану. Коррективы были небольшими, но носили они явно патриотическую направленность, что и было понятно в условиях массовой борьбы и героизма против немецких захватчиков. Так в программу по литературному чтению V- VII классов были включены произведения, в которых нашла отражение борьба русского народа с иноземными захватчиками (в V классе — былина «Илья и Калин- царь»; в VI классе — былина «Застава богатырская» и «И.И. Кутузов»; отрывок из романа А.Н. Толстого «Война и Мир»; в VII классе — «Оборона Царицына»; отрывок из повести А.Н. Толстого «Хлеб» [38. C. 119]. В программе по литературе VIII класса исключался из программ ряд произведений, другие предлагалось изучать в обзорном плане в связи с анализом творческого пути тех или иных писателей и поэтов. В IX — X классах также снимались отдельные темы, вместо них добивался обзор «Советские писатели в дни Великой Отечественной войны».

В программах по истории, географии и биологии за счет сокращения отдельных разделов и тем увеличивалось время на практические занятия. Так по географии включались «Ориентирование и работа с компасом во дворе и на поле»; «Глазомерная съемка во дворе и на поле»; «Топографическая карта и ее чтение». На этих практических занятиях школьники учились ориентироваться по карте в знакомой так и в незнакомой местности, находить заданные ориентиры, дороги, реки, мосты. Как видим эти навыки были не только полезны школьникам в условиях военного времени, часто меняющейся обстановке на фронтах, но и были нацелены на будущие, когда учащиеся окончив школу, станут солдатами, офицерами, радистами, разведчиками, медсестрами в действующей армии.

Программы по математике, физике, химии, иностранному языку изменениям практически не подвергались, но условия военного времени определили своеобразие изучения некоторых тем. Например, на уроках химии учащихся знакомили с отравляющими веществами и средствами защиты от них, на уроках физики — с некоторыми образцами современной военной техники [35. C. 25].

ноября 1941г. телеграфным распоряжением Наркомзема СССР и Наркомпроса РСФСР в школах страны вводилась агротехническая подготовка учащихся V-VII классов и изучение сельскохозяйственных машин в VIII — X классах по 2 часа в неделю.

Это по замыслу должно было способствовать конкретизации и углублению знаний учащихся по предметам биологического цикла, прививать интерес к сельскому хозяйству и производительному труду. В конце учебного года учащиеся должны были пройти двухнедельную практику по этому предмету. Курс вели обычно учителя биологии и физики. Подготовка школьников к сельскохозяйственному труду приобрела широкий размах. Только по 37 областям, краям, автономным республикам РСФСР школа подготовила более миллиона учащихся к работе в сельском хозяйстве. Однако трудность в этом деле в условиях войны было очень много. Недоставало преподавателей, не было специальных пособий, не хватало машин, оборудования, горючего. Тем не менее летом 1942г. уже сотни тысяч школьников работали механизаторами на полях страны (158 тыс. трактористов, 31 тыс. комбайнеров и шоферов, 8 тыс. машинистов сложных сельскохозяйственных машин) [35. C. 31]. С декабря 1942г. занятия по основам сельского хозяйства стали проводиться во внеурочное время в связи с тем, что требовалось сократить учебную нагрузку на учащихся и при этом выделить часы на допризывную военную переподготовку.

С учетом требований военного времени строили свою программно- методическую работу и наркомпросы всех союзных и автономных республик. Большое значение имело введение в республиках обязательного преподавания русского языка начиная со 2 класса всех типов школ. Наркомпросы союзных республик с учетом специфики местных условий в течение войны также осуществляли частичный пересмотр учебных планов и программ. Уже в первом учебном году при сохранении прежнего объема часов, выделяемых на учебные предметы, в них сокращался второстепенный: материал, усиливались элементы военной подготовки и патриотическое воспитания во всех звеньях учебного процесса. Так, в Грузинской ССР в учебном плане 1942/43 учебного года было увеличено число часов на физическую подготовку до 28 часов в неделю, а с 1944/ 45 учебного года во всех грузинских школах введено обязательное изучение русского языка начиная со 2 класса и преподавание истории Грузии в 10 классе [38. C. 121].

Важной частью программно-методической деятельности Наркомпроса РСФСР являлась разработка инструктивно-методических писем и указаний, адресуемых педагогам по всем предметам. Эти советы и рекомендации касались практически всех сторон организации учебно-воспитательного процесса в школе с учетом фактора войны. Характерной особенностью всех этих инструкций являлась их практическая направленность, стремление охватить все содержание работы учителя, предусмотреть все ее формы и методы применительно к конкретной сфере деятельности.

Большое практическое значение для развития народного образования в стране имело создание Академии педагогических наук РСФСР постановлением СНК СССР от 6 октября 1943 года. Академия была призвана распространять педагогические знания, разрабатывать вопросы общей и специальной педагогики, истории педагогики, школьной гигиены, психологии, методик преподавания основных дисциплин в общеобразовательной школе и педагогических учебных заведениях; планировать и развертывать научно — исследовательскую работу в области педагогических наук; готовить научные кадры по педагогике, истории педагогики, школьной гигиене, психологии, методикам преподавания.

Неоценимую помощь педагогам в организации их работы оказала педагогическая печать того времени, которая освещала лучший опыт прохождения программного материала. В многочисленных публикациях педагогических газет и журналов учитель оперативно получал информацию о преподавании того или иного учебного предмета в условиях военной обстановки.

В 1943 /44 учебном году была осуществлена попытка пересмотра содержания школьных учебников с целью приведения их в соответствие с новыми учебными планами, программами, рекомендациями. Некоторые из старых учебников были признаны подлежащими замене, а другие должны были подвергнуться существенной переработке. Однако во время войны эта задача не была реализована.

Условия военного времени властно вторгались в работу школы и педагогов, настоятельно требуя пересмотра традиционных форм и методов деятельности учителей и учащихся. Самой жизнью была поставлена задача предельно повысить идейно-политическую насыщенность каждого отдельного урока, связать дела воспитания и обучения с жизнью страны, с суровой действительностью и мужественной борьбы народа во имя победы над фашизмом. С первых же дней войны учителя стали уделять большое внимание выработке у учащихся трудовых навыков необходимых в повседневной жизни в условиях военного времени, воспитанию организованности и дисциплины в каждом детском коллективе, стойкости, мужества и умения преодолевать трудности у каждого школьника. Среди конкретных задач школы на первое место были выдвинуты воспитание чувства патриотизма, беспредельной любви к Родине, ненависти к фашизму. В соответствии с указаниями новых программ учителя стремились связывать учебный материал буквально всех школьных дисциплин с жизнью, с событиями Великой Отечественной войны. Особое значение для патриотического воспитания приобретало изучение общественных наук — истории, литературы, конституции СССР. Учителя истории, литературы, русского языка широко использовали материалы газет и журналов, произведения писателей о героическом прошлом народов, населяющих нашу страну, об их борьбе с иноземными захватчиками за свободу и независимость, о патриотическом пафосе классической и советской многонациональной литературе. Темы сочинений отражали героический подвиг советского народа на фронте и в тылу. Так, в школах Курганской области учащиеся писали диктанты «Партизаны», «Герои — летчики», «Москва» и др. Боевым патриотизмом были проникнуты сочинения по литературе учащихся старших классов школ Кабардино-Балкарской АССР на темы: «Счастье Корчагина», «Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза!», «Смерть за Родину — это бессмертие» [38. C. 133].

Школьников знакомили с ратными подвигами великих предков — Дмитрия Донского, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, с героями гражданской войны — Василием Чапаевым, Михаилом Фрунзе, Сергеем Лазо, Семеном Буденным. Прочно вошла в жизнь школы информации учащимся о положении дел на фронтах Великой Отечественной войны, о героических подвигах красноармейцев и краснофлотцев, партизан и подпольщиков.

Учителя естественных дисциплин насыщали свои уроки военной тематикой, на уроках физики учащихся знакомили с работой двигателей в танках, самолетах, автомашинах и подводных лодках, с применением электричества в военном деле. Курс химии активно использовался для подготовки их к противохимической обороне, курс биологии — к осознанному труду в сельском хозяйстве. На уроках математике школьники учились применять измерительные инструменты, приборы и таблицы. В интересах повышения практического использования школьных знаний педагоги стали часто использовать межпредметный подход к решению конкретной проблеме. Каждый боевой эпизод, демонстрирующий смекалку и героизм советских людей на фронте, в цехах заводов и на колхозных полях; служили материалом для урока по различным предметам.

В условиях военного времени как никогда остро встал вопрос об эффективности урока. Массовая эвакуация детей и связанные с этим значительные перерывы в учебе, много сменность занятий в школе, нехватка учебников и учебных пособий, жилищный кризис, перебои со снабжением населения с электроэнергией, опасность при фронтовой жизни, перегрузка школьников дополнительными работами создавали значительные трудности в организации самостоятельных занятий, в выполнении учениками домашних заданий. Отсюда требование перестроить урок таким образом, чтобы усвоение учебного материала учащимися полностью происходило в школе. Это воззвало к жизни новые творческие поиски педагогов, усовершенствование методов и приемов обучения. Учителя стремились тщательно отбирать учебный материал, четко его планировать, проводить каждый урок на высоком методическом уровне, стимулировать интерес школьников к учению, использовать активные методы обучения и различные приемы закрепления учебного материала. Применялись многообразные виды письменных работ и упражнений — ответы на вопросы, творческие диктанты, устные и письменные работы по карточкам, составление планов по прочитанному материалу, изложения, сочинения, тренировочные упражнения, индивидуализированные задания для самостоятельной работы и т.д. Так, много инициативы и творчества проявили учителя школ Северо Осетинской АССР в годы войны. В целях повышения наглядности обучения, привития учащимся практических умений и навыков они организовали для школьников самостоятельное изготовление простейших приборов, препаратов, схем, таблиц, чертежей, коллекций, карт и других пособий. Большое внимание уделялось проведению экскурсий в природу, на производство, в музеи, созданию тетрадей — дневников для записи основных сведений, правил, определений, исторических названий и дат, трудовых терминов, проведение регулярных тренировочных занятий и упражнений [38. C.134].

Итогом творческой инициативе учителей, их самоотверженной работе с полной отдачей сил, во многих школах страны учебные программы выполнялись полностью и достигался достаточно высоко уровень успеваемости. Однако не все школы смогли обеспечить высокий уровень обучения. Это объяснялось понятными в условиях войны субъектными и объективными причинами. К субъективными факторам можно отнести сокращение и ослабление кадрового состава учительства, далеко не всегда полноценную замену выбывших учителей, привлечение к педагогической работе недостаточно компетентных малоопытны, а порой и случайных людей. К объективным факторам в первую очередь следует отнести условия военного времени и вытекающие отсюда последствия, а также недостаточная методическая помощь, особенно молодому учителю со стороны органов народного образования, отсутствия должного внимания на местах к нуждам и запросам учителей.

Другой важной заботой советского правительства, тесно переплетающей со школьной жизнью, стала, подготовка пополнения Советской Армии и Военно- Морского флота. Было принято решение Государственным комитетом обороны СССР «Об обязательном военном обучении граждан СССР» от 17 сентября 1941г. По этому постановлению всеобщее обучение распространялось на всех мужчин в возрасте от 16 до 50 лет. Как мы видим, по поле действия этого закона попадали учащиеся старших классов школы. Из этого стала совершенно очевидной необходимость усиления внимания к физической и военной подготовки старшеклассников.

Еще 1 сентября 1939г. законом о всеобщей обязанности, принятом на внеочередной 4 сессией Верховного Совета СССР в общеобразовательных школах страны была введена военная подготовка учащихся, проводила штатными военными руководителями. Появление нового учебного предмета и специального преподавания благотворным образом сказалось на физическом и патриотическом воспитании миллионов советских школьников. В условиях начавшейся войны новым шагом в этом направлении явилось уточнение содержания военно-физической подготовки школьников (включение в нее спортивных занятий, изучение учащимися средств и правил противовоздушных и противохимической защиты и санитарного дела). Это нашло отражение в приказе изданным в ноябре 1941 г. Наркомпросом РСФСР «ОБ организации военно- допризывной подготовки учащихся 8 — 10 классов средних школ». В соответствии с ним старшеклассники должны были получить военно-физическую подготовку по усиленной 110-часовой программе. Учащимся IX — X классов кроме этих часов на собственно физическую подготовку отводилось дополнительно 15 часов в IX и 35 в X классах. В программе предусматривались усиление внимания к физической подготовки старшеклассников и включение упражнений преимущественно военно-прикладного характера, в частности ходьба на значительные расстояния и скорости, походов и маршей, бега на выносливость, кроссов с преодолением препятствий, прыжков через естественные преграды и с грузом, строевой подготовки, штыкового боя, лыжной подготовки, военно- физкультурных игр, некоторых видов физических и упражнений из комплекса ГТО.

Однако опыт первого военного года показал недостаточность этих мер, так как уровень военно-физической подготовки и военно-технических знаний старшеклассников определенно отставал от требований современной войны. Именно тяжелое военное время наглядно показало огромную роль своевременно и правильно поставленного военно-физического воспитания молодежи, значения в условиях военной поры их умелых рук, смекалки, выносливости, ловкости, физической закалки. Поэтому с начала 3 четверти 1942/43 учебного года в школах в соответствии с постановлением правительства от 24 октября 1942г. в учебный план школы был включен новый предмет — «Военное дело». Предмет предусматривал начальную и допризывную подготовку в V — X классах и военно-физическую подготовку учащихся I — VI классах. Отныне на военно- физкультурную подготовку школьников I — X классов отводилось 850 часов вместо 398. «Военное дело» имело целью воспитать подрастающее поколение в духе беззаветной любви к Родине и преданности Советской власти; подготовить дисциплинированных, физически и духовно крепких, выносливых юношей, овладевших военным делом в объеме сокращенной программы подготовки одиночного бойца и бойца способного действовать в составе отделения и взвода; подготовить дисциплинированных, физически и духовно крепких, выносливых девушек к выполнению обязанности санитарок, радисток, телеграфисток, телефонисток. В соответствии с программой, учитывающей возрастные и половые особенности учащихся в 7 — 10 классах по «военному делу» вводились переводные и выпускные испытания. Программа курса предусматривала строевую, лыжную, огневую и противохимическую подготовку, изучение материальной части стрелкового оружия, техники рукопашного боя и военно- санитарного дела. Кроме того, старшеклассники знакомились с уставами и организационной структурой Советской Армии, с отдельными родами войск, с боевой техникой и тактикой современной войны.

На основании новой программы и в соответствии с положением «О до призывной подготовки школьников» в летние каникулы 1943г. юноши VIII — X классов прошли пятнадцатидневные лагерные сборы, которыми по данным 39 областей, краев и АССР Российской Федерации было охвачено до 50 тыс. человек. После лагерных сборов для лучших физкультурников — старшеклассников были проведены дополнительные сборы по подготовке общественных инструкторов по спорту [11. C. 14].

Успешная постановка военного обучения и введение нового предмета — «Военное дело» — в массовой школе было сопряжено со многими трудностями. Военная пора выявила также такие недостатки как, низкая укомплектованность школ ряда областей кадрами военных руководителей, неудовлетворительность материально-технической оснащенностью военных занятий, недостаточный уровень педагогической подготовки значительной части военруков, преобладание словесных методов обучения военного дела над наглядными и практическими. Однако, несмотря на все сложности, уже итоги 1943/44 учебного года показали и многие положительные результаты. Военным обучением и физической подготовкой было охвачено значительное число школьников, программный материал по предмету «Военное дело» был пройден в большинстве школ страны, повысилась физическая подготовка и окрепла дисциплина учащихся.

Несмотря на огромные усилия, которые прилагало советское правительство в сфере народного образования, военная пора неизбежно сказывалась на положение советской школы. Снижалось качество обучения, систематичность и регулярность работы школ. Отсутствие во многих школах необходимых условий для систематической внеклассной и внешкольной работы с детьми порождало безнадзорность, падение дисциплины, снижение посещаемости занятий и как следствие этого — массовую неуспеваемость. В то же время стране требовались высококвалифицированные кадры во всех сферах народного хозяйства, особенно в военной области.

В 1943г. наступил коренной перелом в ходе ВОВ, укрепляется материально — техническая база школ, появляются положительные результаты борьбы за всеобуч, а также накоплен педагогический опыт работы в условиях войны. Все это позволило власти предпринять комплекс мер направленных на повышения качества школьного обучения, дисциплины, за глубину и прочность знаний учащихся.

Разработка и введение «Правил для учащихся» утвержденных постановлением СНК РСФСР от 7 августа 1943г., могут быть назваными первыми в ряду этих мероприятий. «Правила для учащихся» явились практической программой воспитания школьников. В 20 пунктах были сформулированы обязательные требования к учащимся в отношении посещения ими школы, дома и в общественных местах. Вот основные пункты «Правил для учащихся «1. Упорно и настойчиво овладевать знаниями для того, чтобы стать образованным и культурным гражданином и принести как можно больше пользы советской Родине. 2. Прилежно учиться, аккуратно посещать уроки, не опаздывать к началу занятий в школе. Э. Беспрекословно подчинятся распоряжением директора школы и учителей… 5. Являться в школу чистым, причесанным и опрятно одетым… 7. Немедленно после звонка входить в класс и занимать свое место. Входить в класс и выходить из класса во время урока только с разрешения учителя… 9. При входе в класс учителя, директора школы и при выходе их из класса приветствовать их, вставая с места… 13. Быть вежливым со старшими, вести себя скромно и прилично в школе, на улице и в общественных местах. 14. Не употреблять бранных и грубых выражений, не курить. Не играть в игры на деньги и вещи… 16. Быть внимательным и предупредительным к старшим, маленьким детям, слабым, больным, уступать им дорогу, место, оказывать всяческую помощь. 17. Слушать родителей, помогать им, заботится о маленьких братьях и сестрах…20. Дорожить честью своей школы и своего класса как своей собственной.

За нарушение правил учащийся подлежит наказанию вплоть до исключения из школы» [12. C. 178].

Как видим, рожденные военным временем эти правила, остаются актуальными и в нашей современной школе. Правила не только заключали в себе требования культуры поведения ученика, но и способствовали выработке необходимых внутренних качеств будущего гражданина.

За этим постановлением последовал приказ народного комиссариата просвещения РСФСР от 5 августа 1943г. «О ведении ученического билета». Это приказ предусматривал введение с начала учебного 1943/44гг. для учащихся, начиная с V классов неполной средней и средней школы, ученический билет установленного образца [12. C. 178]. Таким образом правила и ученический билет становились своеобразным кодексом норм жизни, труда и поведения советских школьников и выражали государственные требования к учащемуся и его поведению.

Важную роль в укреплении дисциплины сыграл и приказ народного комиссариата просвещения РСФСР от 21 марта 1944г. «Об укреплении дисциплины в школе». В третьем пункте данного приказа говорилось: «3. Установить следующие меры поощрения и наказания учащихся:

а) поощрение: похвала учителя, награда и похвальная грамота, выданная директорами школы;

б) наказание: замечание учителя, выговор перед классом, приказание провинившемуся встать ( у парты, классной доски или стола учителя, у двери), удаление из класса, оставление после уроков, снижение балла по поведению, вызов для внушения на педагогический совет, исключение из школы (временно — не свыше двух недель, на срок от года до трех лет ), направление в школу с особым режимом…» Этим приказом впервые в практике советской школы устанавливались единые требования к мерам поощрения и наказания учащихся [12. C. 134].

Важнейшим государственным актом, направленным на коренное повышение уровня образовательной работы школы являлось постановление Сор- наркома СССР «О мероприятиях по улучшению качества обучения в школе» от 21 июня 1944г. Во всех общеобразовательных школах с 1944/45 учебного года вводились обязательные выпускные экзамены для учащихся, оканчивающих начальную и семилетнюю школу, а для учащихся оканчивающих среднюю школу сдача экзаменов на аттестат зрелости. Также в постановлении указывались меры поощрения для выпускников средней школы: учреждены золотая и серебряная медали, которыми награждались учащиеся, показавшие выдающиеся успехи и имеющих отличное поведение. В дальнейшем, постановлением СНК от 30 мая 1945г. в «Положении о золотой и серебряной медалях» дополнялось в пункте четвертом, что школьники награжденные золотыми и серебряными медалями «За отличные успехи и примерное поведение» имеют право поступления в высшие учебные заведения Союза ССР без вступительных экзаменов.

В феврале 1945г. Наркомпрос РСФС и наркомпросы союзных республик начали рассылать в школы экзаменационные билеты для оканчивающих V, VII и X классы. Экзамены проводились в объеме программы 1944/45 учебного года с включением наиболее существенных разделов и тем изученных в предшествующие годы. Оканчивающие X класс должны были показать на экзаменах не только фактические знания но и самостоятельность суждений, умение связывать знания с жизнью, теорию с практикой. Разработка единой системы экзаменационных билетов привела к упорядочиванию подготовки учащихся к экзаменам.

Также известное позитивное значение для контроля успеваемости и поведением учащихся имело введение цифровой пятибалльной системы оценки постановлением СНК РСФСР от 10 января 1944г. «О введении цифровой пятибалльной системы оценки успеваемости и поведения учащихся начальной, семилетней и средней школы». В нем постановлялось: «1. Принять предложение Наркомпроса РСФСР о замене применяемой в школе словесной системы оценки успеваемости и поведения учащихся — отлично, хорошо, посредственно, плохо, очень плохо — цифровой пятибалльной системой: 5, 4, 3, 2, 1.

. Ввести цифровую пятибалльную систему оценки успеваемости поведения учащихся с 11 января 1944 г» [12. C.179].

Эту же цель преследовал и приказ народного комиссара просвещения РСФСР «О социалистическом соревновании в школе» от 25 января 1944г/Органы народного образования судили о работе школы по процентной успеваемости учащихся. Это процентомания, во-первых, отвлекала внимание учителей от действительной борьбы за улучшение качества знаний, во вторых, приводило к искусственному завышению показателей успеваемости. Приказ же устранял эти недостатки и позволял учителям сосредоточиться непосредственно на педагогической деятельности.

Таким образом, на основе всего комплекса этих мероприятий учителя уже в последнем военном учебном году смогли добиться положительных сдвигов в постановке учебно-воспитательного процесса. Усиление четкости в организации всей учебной работе в школе, повышение требовательности к учащимся, содействовали воспитанию у школьников чувства долга и ответственности, укрепляли волю и желание учиться.

Неразрывно с учебно-воспитательным процессом в школе связана внеклассная и внешкольная воспитательная работа. Особенно увеличилась ее роль во время ВОВ, которая потребовала серьезной перестройки всей деятельности школы, органической взаимосвязи воспитания и обучения детей, дальнейшего повышения уровня учебно-политической подготовки учащейся молодежи к защите Родины. Поэтому, во внеклассной работе, большое место заняли в те годы патриотическое воспитание и военно-физическая подготовка школьников.

Широкое распространение получили Всесоюзные военно-спортивные игры — «Рейд в тыл врага» (1942г.), «На разгром» (1943г), «На штурм» (1944г). Планы воспитательной работы школ предусматривали спортивные соревнования, кроссы, смотры военной и физической подготовки учащихся. В военное время получили распространения спартакиады и туристические походы. Так, в пионерском лагере близ г. Кобулети (Грузии) был организован 7-километровый военизированный поход, в котором приняли участие до 200 детей. Во время похода были проведены стрельбы и проверка ребят к ПВО и ПВХО. В лагере регулярно организовывались экскурсии, лекции и беседы; ребята помогали окрестным колхозам [38/ C. 182].

В оборонно-спортивных кружках и секциях в большинстве школ занимались почти все подростки, и юноши и девушки. В школах Алтайского края в 1941/42 учебном году занимались в кружках: ПВХО — 29 тыс., ГТО — 2 тыс., стрелковых — 1 тыс., спортивных — 1,5 тыс. школьников. В Челябинской области в том же году в физкультурных секциях было более 120 тыс. учащихся (это 71% всех школьников, а среди старшеклассников этот процент достигал 87), в школах Владивостока работали 112 оборонных кружков с охватом 3 тыс. учащихся, в Приморском крае военно-физическими кружками были охвачены все старшеклассники и 70% учащихся V — VII классов [25. C. 73].

Хорошо была поставлена спортивно-оборонительная работа в школах Марийской АССР. Только в 1943/44 учебном году школами республики было подготовлено 1213 санитарных дружинниц, 260 телефонисток, 180 радисток, 80 телеграфисток. Было создано добровольное спортивное общество «смена». Широко проводились лыжные кроссы, комсомольские молодежные спартакиады, учащиеся сдавали нормы по комплексам ГТО, БГТО, ПВХО [36 C. 145].

Важнейшим направлением школы было идейно-политическое воспитание учащихся. В жизнь школы вошли регулярные политические информации. Школьников знакомили с обстановкой на фронтах ВОВ, с самоотверженным трудом советских людей в тылу. В классах постоянно читали статьи газет и журналов о подвигах советских солдат и тружеников тыла. В школах оформлялись карты, на которых флажками отмечались изменения линии фронта. У таких карт всегда собирались не только много учащихся, но и учителей. Прообразом современных залов и музеев боевой славы в школах стали портретные галереи героев Отечественной войны — «Они учились в нашей школе».

Огромное влияние на школьников оказывала переписка с фронтовиками, с боевыми подразделениями армии и флота. Она служила барометром морально-политического состояния фронта и тыла, его единства в пору суровых испытаний. «Товарищ боец, Вы извините, что я получил плохую оценку по русскому языку и выговор за небрежность, — писал на фронт школьник из г. Горького, — Простите меня, мне стыдно перед Вами, я обязательно исправлюсь» [35. C. 33]. Большое впечатление произвело на воспитанников Талдомского детского дома Московской области письмо Маршала Советского Союза Г.К. Жукова: «Дети! Я получил письмо Вали Бреевой, в котором она передает привет от остальных детей дома. Большое вам спасибо. Посылаю вам маленький подарок.

Желаю крепкого здоровья, дружной коллективной жизни и успехов в учебе. Будьте здоровы! Никогда не забывайте нашу Красную Армию выгнавшую немцев с нашей родной земли. Пишите письма нашим красноармейцам- фронтовикам о том, как вы живете, как учитесь и как ваше здоровье. Посылаю вам свой полевой фотоснимок. Маршал Советского Союза Г. Жуков» [35. C. 34]. Своеобразная форма переписки с фронтовиками возникла на востоке страны. В школах Приморского края первый урок 1942/43 учебного года был полностью посвящен написанию писем на фронт. Школьники за ВОВ написали примерно 100 тыс. писем, вложив их в праздничные посылки воинам [35. C. 34].

В тыловых работах благодаря усилиям местных партийных организаций и органов народного образования продолжали работать и некоторые Дворцы и Дома пионеров, детские секторы при профсоюзных клубах, библиотеки, спортивные базы, станции юных техников и натуралистов. Содержание их работы перестраивалось с учетом требований военного времени. Даже в осажденном Ленинграде уже в 1942/43 учебном году вновь начали функционировать детские библиотеки, организовывались тематические выставки, проводились олимпиады детского творчества, слеты пионеров.

В школах и внешкольных учреждениях возникли новые навеянные военной порой, формы внеклассного воспитательной работы: военно- патриотические конференции и вечера «Отечественная война 1812г.», «Ленинград в блокаде и в бою», «Битва за Сталинград», выставки, посвященные героическим подвигам советских людей в ВОВ, написание биографий земляков- героев войны, создание агитбригад для обслуживания госпиталей и воинских частей, заводов, фабрик, колхозов, совхозов.

Не забывалось при этом эстетическое воспитание детей, которое, однако, проводилась в основном силами учителей-энтузиастов. В областях, краях, республиках, где органы народного образования уделяли этому делу известное внимание, работали кружки, проводились смотры и выставки. Так, например в Пензенской области в январские каникулы 1943/44 учебного года во всех школах прошли смотры детской художественной самодеятельности, а в 1944/45 учебном году — смотр детского изобразительного творчества, охватившие свыше 40 тыс. человек [35. C. 35].

Популярными были театрализованные игры детей. Так в мае 1942 г. возобновила занятия студия художественного движения при ленинградском Дворце пионеров. Она стала обслуживать госпитали, школы, детские лагеря. А балетмейстер А.Е. Обрант организовал танцевальную бригаду из воспитанников студии, привлек в нее оставшихся в Ленинграде детей. Эта танцевальная бригада дала свыше 300 концертов на Ленинградском фронте. (Очерки стр.96). В Домах и Дворцах пионеров работали танцевальные кружки хореографические группы, ансамбли. Школьники выступали с концертами в воинских частях, госпиталях и производственных коллективах. Выступление ребят получали восторженные отзывы. «Ради вас, наших детей, — писали бойцы в одном из писем участникам художественной самодеятельности центрального дома художественного воспитания детей, — мы пойдем на какой угодно подвиг» [35. C. 36].

Как видим из выше сказанного, военная пора наложила свой отпечаток на учебно-воспитательный процесс школы. Но это было неизбежно, ВОВ как объективными и так и субъективными обстоятельствами вмешивалась в жизнь школы, в педагогическую деятельность. В силу этого в учебно-воспитательном процессе школы в годы войны было немало серьезных недостатков. Особенно тяжелыми были первые два года войны, когда страна напрягала все силы для отстаивания своей независимости.

Трагическая ситуация, в которой оказалась страна, эвакуация детей, безнадзорность и нехватка педагогических кадров, требовали нового подхода к организации воспитания и обучения школьников. Несмотря на все эти проблемы органы народного просвещения и учителя справились с поставленной задачей. Были разработаны и практически применены новые методы в учебно — воспитательной работе, ставка сделалась на самостоятельность учащихся, на применение школьных навыков в жизни. Важное место заняла патриотическая и военно-физкультурная подготовка учащихся. Со своей стороны советское правительство в лице Наркомпросов своими постановлениями и указами координировало жизнь школы, пытаясь улучшить качество обучения и привить дисциплину учащимся.

Глава 3. Школа на временно-оккупированных территориях СССР

Великая отечественная война стала одним из наиболее сложных и трагических периодов в нашей истории. Не могла она и не коснуться советской школы. Нападение 22 июня 1941г. на Советский Союз, Германия и ее союзников привело к оккупации части территории СССР приблизительно с одной третью населения страны. Под контролем Германии оказалась территория Белорусской, Украинской, Эстонской, Латвийской, Литовской, а также 13 краев и областей РСФСР. Молдавская ССР и некоторые районы юга Украинской ССР находились под управлением Румынии, часть Карело-Финской ССР была занята финскими войсками. Таким образом на оккупированной территории осталось около 82 тыс. начальных, семилетних и средних школ, которые были рассчитаны на 15 млн. учащихся.

Почти все средние школы имели хорошо оборудованные физические, химические, биологические и другие кабинеты. Библиотеки школ иногда насчитывали до 25 тыс. томов. При многих школах для размещения детей, живущих вдали от места обучения, существовали общежития.

Оккупанты сожгли, разграбили, разрушили большинство из этих школ со всех их имуществом и оборудованием. Школьному фонду СССР за годы войны был нанесен колоссальный урон [14. C. 444]. Фашисты только на территории РСФСР разрушили свыше 20 тыс. школьных зданий из 30 тыс. имевших до войны. Так, в Псковской, Калининской, Курской Сталинградской и других областей было уничтожено более половины всех школ, в Ленинграде было повреждено свыше 390 школ, 1 382 школы взорвали оккупанты в Воронежской области, около 1/3 всех школьных зданий, потеряла Тульская область. А в пригородах Ленинграда — Павловске, Пушкине, Петродворце, Гатчине после изгнания врага не осталось не одного уцелевшего здания школы [35. C. 16].

На территории Советской Украины враг полностью уничтожил 8104 школьных зданий, все Дворцы пионеров, детские технические станции, сильно пострадали еще 10 062 школы [23. C. 36]. Большой урон просветительским учреждениям был нанесен оккупантами и Белоруской ССР. Гитлеровцы разрушили 6 808 школ со всем их оборудованием, сожгли и разграбили богатые фонды учебной, научной и методической литературы. Например, в Минске фашистами были уничтожены 78 школьных зданий, Дворец пионеров и многие другие культурно — просветительские учреждения [30. C. 3]. Полному разрушению подверглась школьная сеть на территориях советских республиках Прибалтики.

Однако полное разрушение народного образования на оккупированных территориях не входило в планы гитлеровского правительства. Это было связано тем, что молодое поколение выросшее и воспитанное советской властью, представляло собой значительную силу, служило источником антифашистких настроений и пополняло ряды партизан и борцов против немецких оккупантов. Так, разведуправление 61-ой пехотной дивизии верхмата признавало, что «в отношении советской молодежи необходимо констатировать очень сильное влияние большевиков. Большевики сознательно уделяли много внимания молодежи и продвигали ее. Они сумели пробудить в ней сознание превосходства большевистской культуры и техники, а также вселили веру в лучшее будущее советского народа». Поэтому на оккупированной территории одна из главных задач немецкой администрации была дебольшевизация населения и в первую очередь детей. Для этой цели фашисты использовали все средства: националистические организации, церковь, печать, пропаганду и конечно, школу. «Новая русская школа» должна была воспитывать молодежь, пронемецки и пронацистски настроенной. В особенности это стало актуальным после провала молниеносной войны — блиц книга Германии против Советского союза. Для оккупантов в этих условиях школа и ее работники должны были стать той силой, которая позволила бы контролировать русскую молодежь и ослабить на подростков влияние представителей антифашисткого сопротивления. На это постоянно обращалось внимание оккупационных властей. Так, в «Наставлении бургомистрам» говорилось: «В населенных пунктах, в которых из-за размещения в них войсковых частей учебная работа невозможна, следует попытаться обеспечить школьную молодежь воспитанием и обучением путем учебной работы в школах на открытом воздухе. Такого рода школы можно соорудить в садах, парках, скверах, под временно оборудованными для этой цели навесами и т. п. Прилагать все усилия к тому чтобы школьная молодежь находилась под присмотром». Это постановление, составленное на немецком языке с параллельным переводом на русский, широко распространилось в центральных и северных областях России. Для разложения подрастающего поколения в крупных русских городах вводилась должность «представителя министерства пропаганды по школам». Он лично координировал отдел просвещения городской управы. Отдел же занимался составлением учебных планов и программ для школ на оккупированных территориях, подготовкой зданий к учебным занятиям, регистрацией педагогов, замена советских учебников новыми.

Однако «школьная политика» захватчиков на территориях Украины, Белоруссии, России по плану «Ост» предусматривала уничтожение всякого образования, кроме начального. Рейсфюрер СС и шеф германской полиции Г. Гиммлер 1940 г. в предварительном наброске для плана «Ост» раскрывал, что для немецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным. При этом умение читать считалось ненужным [13. C. 302]. Еще более определенно, не оставив ни малейшего сомнения относительно действительного характера этой политики, высказался сам Гитлер. «Если мы будем обучать русских, украинцев и киргизов читать и писать, в последствии это обернется против нас. Образование даст возможность более развитым из них изучать историю, овладеть историческим опытом, а отсюда развивать политические науки, которые не могут не быть губительными для наших интересов. Нельзя, чтобы они знали больше, чем значение дорожных знаков. Обучение в области географии может быть ограничено одной единственной фразой — «столица рейха — Берлин»… Математика и все прочее подобное совершенно не нужно» [38. C. 24]. Подобного мнения придерживались и многие другие представители высшего руководства Третьего рейха. Гитлеровская клика откровенно и цинично объявила себя врагом культуры и цивилизации, видя в них препятствие на пути полному порабощению советских людей. «Образование опасно, — писал М. Борман — Следует разрешить только такой масштаб образования, который создаст из них приличных подручных. Религию мы им оставим как средство отвлечения» [38. C. 25]. Вот при такой фашисткой демагогии и начиналась недолгая история школьного образования на оккупированных территориях.

В программу начального образования включалось: немецкий и русский языки, арифметика, краеведение, естествознание, гимнастика и пение. Основной упор делался на русский язык (по восемь часов в неделю в 1 и 2 классах, по семь в 3 и 4 классах), арифметику (по шесть часов) и немецкий язык (по 3 часа в 3 и 4 классах) [39]. В ряде школ вводился новый предмет — Закон Божий, к преподаванию которого привлекались наспех подготовленные для этой цели учителя. Однако сразу повсеместного охвата школ этим предметом не произошло из-за нехватки соответствующих учителей. Только к концу 1942г. удалось наладить преподавание Закона Божьего в большинстве школ.

Большой упор в «новой русой школе» делался на дисциплину, от учителей требовалось следить за тем, чтобы дети вежливо и почтительно относились к учителям, родителям, ко всем старшим, а особенно к полицейским, германскому командованию и германским солдатам. Согласно приказам и распоряжениям оккупантов, занятия в школе начинались в восемь часов. Перед началом занятий читалась молитва «Царь Небесный», а после уроков — «Достойно есть». Все дети должны были являться в класс за 15 минут до звонка чистыми и в опрятной одежде. Мальчики — с волосами подстриженными под машинку, а девочки — с заплетенными косичками. В классе дети во время перемены не имели права играть, шуметь, бегать. Так журналист оккупационной газеты «Новый путь» побывавший в одной из смоленских школ, описывая ее читателям в своей статье, отмечал удивившую его чистоту коридоров и тишину, царившую в школе во время уроков. Он писал, что поражала прекрасная дисциплина урока, никакой возни, никаких разговоров — ничего, что было самым обычным явлением в советской школе. У каждого ученика лежала тетрадь, аккуратно обернутая в газетную бумагу. Около тетради стояли пузырьки с чернилами. Однако после войны было установлено, что за время оккупационных школ 3/4 всех учащихся получали различные телесные наказания. Учителям разрешалось для «активизации учебного процесса» применять телесные наказания за маломальский проступок, дети всячески запугивались и избивались наиболее ретивыми педагогами [39]. Для подготовки педагогов к работе в оккупационных школах разъяснение им фашисткой идеологии немецкими властями была создана группа лекторов, выезжавшая на места для проведения учительских семинаров. В задачу лекторов — агитаторов входило ознакомление учителей с новыми политическими и педагогическими проблемами, вытекающими из сложившейся мировой ситуации, переориентация учителей от идей большевизма к немецкой идеологии. Темами семинаров были: «Новая Европа под руководством Германии», «Сущность национал-социализма», «Опровержение марксизма», «Проблема расы», «Еврейский вопрос», «Новая Европа и путь России к включению в нее». Лекторы также знакомили учителей со строением и духом германской школы. Все учителя должны были заполнить специальную анкету, написать заявление, автобиографию. Отдел фашисткой пропаганды требовал, чтобы во всех автобиографиях в обязательном порядке были указаны претензии к Советской власти. Этим оккупанты хотели шантажировать советских учителей и привязать их к новой власти. Все преподаватели помимо беседы с гестапо, должны были пройти специальные политические 2-х недельные курсы. На педагогических конференциях и курсах переподготовки оккупанты всячески демонстрировали уважение к русской интеллигентности. Учителей бесплатно размешали, кормили, обеспечивали их культурной программой, а также пропагандистской продукцией: плакатами, фашистскими газетами, брошюрами и листовками [27]. Основной задачей курсов было сообщение учителям установок, касающихся общих вопросов педагогики, в частности, вопросы о воспитании учащихся в духе строгой дисциплины, об установках методического характера, учитывающих те особые условия, в которых придется вести преподавание в новой школе, создаваемой почти с нуля, так совершенно новыми являются учебные планы и программы новой школы.

Однако надо сказать, что несмотря на старания оккупационных властей, большинство советских педагогов остались верными патриотами своей страны. Они вынуждены были сотрудничать с фашистами в сфере образования в связи со сложившимися обстоятельствами, а также из-за опасения за жизнь своих близких, и ответственности за детей которые оказались под немецким игом.

Финансирование работы школ на оккупационной территории осуществлялась из бюджетов городских и волостных управ. С этой целью население облагалось специальным налогом. Кроме того, с родителей, допускающих пропуски их детьми уроков без уважительных причин взимались штрафы. Так в Брасовской волости (Брянская область) в соответствии с приказом №36 от 12 декабря 1942г. было оштрафовано 45 семей на 500 рублей каждая [22]. А в Нарышкинском районе (Орловская область) в мае 1943 г штрафу 200 рублей, за это же нарушение подверглись 102 человека) [22]. При повторных случаях родители школьника вместо штрафа подвергались даже аресту или принудительным работам. Но, несмотря на это посещаемость школьных занятий оставляла желать лучшего. Так в Орловской области в отчете районного управления за март 1943г. из зарегистрированных детей, школу посещают всего 53-65% [22]. Другим источником финансирования являлось введение в ряде школ платы за обучение. Например, в школах Брянска за обучение одного ребенка взималось 60 рублей, за второго и последующего родители доплачивали еще по 30 рублей.

Серьезной проблемой для развития школьного образования в оккупированных областях стал недостаток учебных пособий. Первоначально фашистские власти решили отменить все советские учебники, но вскоре осознали, что это ставит школьное дело на грань катастрофы. Тогда было решено временно сохранить старые довоенные, предварительно уничтожив в них все советское. Данную операцию проделывали сами учащиеся под жестким контролем немецкой администрации. Вот как это вспоминает ставропольчанин М. А. Горькавый: «В начале сентября нас мальчишек живущих на Подгорных улицах заставили идти в школу, которую открыли в двухэтажном большом доме. На первом занятии дал напутствие немецкий офицер на достаточно чистом русском языке. Затем достали мы свои учебники и начали по команде заклеивать бумагой всех партийных вождей и военноначальников. Потом появился батюшка в рясе и крестом, и того дня мы стали изучать Закон Божий» [18. C. 104].

Прибалтийским школам разрешили вернуться к учебникам, использовавшимися до вхождения Латвии, Эстонии, Литвы в состав СССР. Постепенно в 1942 — 1944 гг. в Риге, Талине, Тарту, Одессе, Праге и Ялте были напечатаны новые учебники предназначавших преимущественно для начальных школ оккупированных территорий. Всего известно 37 таких учебников и учебно- методических пособий по различным предметам [21. C. 80]. Помимо этого, на оккупированных территориях выходили педагогические журналы и газеты, а в Смоленске даже журнал для детей — «Школьник».

Точное количество школ, действовавших на оккупированных территориях СССР, неизвестно, но данные по отдельным регионам говорят, что оно резко сократилось по сравнению с довоенным периодом. Многие школы были приспособлены под казармы и склады, другие использовались под мастерские и конюшни, размещались в них немецкие воинские штабы и тыловые учреждения, госпитали, полицейские участки и даже застенки, где пытали и истязали советских патриотов. Так в городе Пярну Эстонской ССР под одну из гестаповских тюрем было использовано здание школьного общества на улице Кавели. Один из концлагерей для мирных граждан и военнопленных, созданный фашистами в городе Нарве был «оборудован» в эстонской начальной школе. Пересыльным пунктом для угоняемой в Германию советской молодежи сделали оккупанты школу № 17 в городе Житомире, превратив ее в тюрьму [38. C., 30].

Особо жестокой «школьной политикой» отличались союзники Германии — румынские и финские захватчики.

Так огромный урон делу просвещения Советской Молдавии, нанесли румынские оккупанты. Румынская оккупационная администрация физически уничтожала лучшую часть советских педагогов, разграбила оборудование многих учебных заведений. Имущество сотен школ республики было вывезено в Румынию, количество школ сократилось в пять с лишним раз, их двери оказались закрытыми для детей трудящихся. 40% детей школьного возраста вообще не были записаны в школу. Вся школьная сеть в Молдавии была ограничена 9 лицеями и несколькими десятками начальных школ, работавшими максимум по 4 — 5 месяцев в году. В соответствии с указаниями М. Антонеску основной задачей «школьной политики» румыно-фашисткой администрации на оккупированной Молдавии, должно стать искоренение каких бы то ни было следов советского влияния и полное отторжение молдавской молодежи от русских. Для обеспечения в школах новых принципов воспитания учащихся и для создания в них «чисто румынской атмосферы» в Молдавии из «Старого Королевства» было направлено 4466 учителей. Обучение во всех действующих школах стало проводиться только на румынском языке [16. C. 190].

Не лучше повели себя финские захватчики на территории оккупационной ими Советской Карелии. Вначале оккупанты открыли несколько школ в ряде деревень Шелтозерского района. Обучение в них стало вестись на финском языке, а в число предметов сразу был включен закон Божий. Официально были введены телесные наказания, которыми детей подвергали за малейшие проступки. В Петрозаводске русские дети могли учиться лишь в школе Зарецкого района, созданной финнами в 1943г. в составе пяти классов. Эту школу посещали несколько десятков детей. В дни проведения уроков Закона Божьего учащимся давали завтрак — для привлечения истощенных детей на эти занятия.

Как видим, те немногие из сохраненных или созданных оккупантами школ были школами колонизаторского типа как по целям и содержанию образования, так и по методам обучения и воспитания. При этом немецко-румыно-финские захватчики преследовали цель не столько обучить молодежь, сколько отравить ее сознание и обработать в духе фашистской идеологии, вытравить весь гуманизм и знания, которые были заложены советской школой. «Новая школа» должна была вырастить людей, преисполненных любви к Германии как творцу нового европейского порядка. С особым ожесточением оккупанты преследовали любые проявления инакомыслия среди учителей и учащихся, не останавливаясь перед физическим уничтожением их.

Поэтому тем более восхищает и вызывает уважение мужество и непоколебимую верность любимому делу многих рядовых учителей, которые даже в тылу врага, на временно оккупированной территории смогли наладить работу советских школ. Так, уже в начале 1941г. в Ленинградском партизанском крае в Дедовичском, Дновском, Порховском, Белобоковском районах начали функционировать советские школы. Были собраны уцелевшие учебники, книги, наглядные пособия, приведены в порядок школьные здания. В Белобоковском районе осенью 1941г. возобновились занятия аж в 23-х школах. Всего же в Ленинградском партизанском крае начали работу 53 школы. В таких экстремальных условиях даже выплачивалась заработная плата учителям, правда только продуктами и вещами первой необходимости. Каждый учитель получал в месяц из «государственного фонда» партизанского отряда по 12 кг муки на себя и по 6 кг на иждивенца, а также определенное количество мяса, сала, крупы, меда и других продуктов. При школах налаживалась военная подготовка с изучением караульной службы, элементов строя, винтовки и автомата, санитарного дела.

Интересен рассказ о событиях тех лет учительницы В.С.Лабенской, начавшей работать в школе в 1943г. в деревне Сафронова Гора Стругокрасненского района, которая находилась в партизанском крае в зоне действия 2-ой Ленинградской бригады. «В этой деревне стала работать начальная школа и обучалось в ней 70 детей из соседних деревень. Не было чернил — приходилось использовать сок красной свеклы, бумагу заменяли снятые со стен обои с белой обратной стороной, не хватало учебников — учащиеся учили уроки группами по 7 — 8 человек. И все же занятия шли, а энтузиазма учеников и учителей хватало еще и на проведение праздников, например, новогодние елки» [8].

Почти в течении двух лет большая часть Орловской области была оккупирована немецкими захватчиками. Однако уже к лету 1942г. партизаны контролировали большую территорию. Здесь находилось около 500 сел и деревень с населением около 200 тыс. человек. В этом партизанском крае была полностью восстановлена Советская власть и начали работать школы.

Большие территории контролировали партизаны и на территории Белоруссии. Начальные школы существовали практически во всех партизанских зонах на территориях Брестской, Гомельской, Пинской областей. В ряде партизанских соединений существовали и неполные средние школы. Так, на территории Октябрьского района Гомельской области в 1942 — 1943гг. было открыто и работало 20 школ, в которых обучалось свыше 500 детей [38. C. 27]. Занятия в этих школах велись по программам Наркомпроса БССР от 1940 г. Особое внимание уделялось изучению белорусского и русского языков, арифметики и истории народов СССР. В обучении и воспитании широко использовалась тематика войны. Несмотря на необычные даже дни военного времени трудности — когда отсутствовало практически все — школы работали почти круглый год. Учительница В. Г. Иванова руководила школами в работе Брянской области, контролируемом партизанской бригадой им. Я. М. Свердлова, вспоминает: «учили без книг и тетрадей, писали на песке и небольших клочках бумаги. Разрезную азбуку делали из дубовой коры, на березовой коре писали расписание уроков, таблицу умножения, метрические меры и формулы. Сами добывали мел и писали им на фанерной доске, прибитой к дереву» [38. C. 114].

В тех случаях, когда школу создать было невозможно, занятия с детьми проводились в крестьянских хатах, на открытом воздухе, лесных сторожках и даже в землянках. Но всегда учителя-партизаны старались добиться того, чтобы дать детям полноценные знания, воспитать их настоящими патриотами. Партизаны же окружали детей максимально возможной заботой и вниманием, а учащиеся охотно принимали посильное участие в действиях партизан.

Это одна из самых замечательных и удивительных страниц в истории советской школы и нашей страны. Вполне очевидно, что не чем иным, как несгибаемой верой в справедливость своего дела, любви к детям, к своей профессии и веру в конечную победу над врагом, можно объяснить педагогическую деятельность советских учителей в партизанских зонах на оккупированных врагом территориях.

Глава 4. Повседневная жизнь и деятельность советского учителя в годы ВОВ

Великая Отечественная Война занимает особое место в истории России. Она стала самой жестокой и тяжелой из всех воин, когда-либо пережитых нашей Родиной. И с самого начала ВОВ превратилась в подлинно всенародную. Мировая история не знала такой самоотверженности, такой стойкости и героизма, какие были проявлены советскими людьми на фронтах и в тылу. В великую Победу неотъемлемой частью вошли трудовые и ратные усилия школьного учителя. Советский учитель справился с выполнением своих педагогических обязанностей, внеся свой вклад в достижение победы. «Советский учитель, — писала «Правда» от 16 декабря 1944г., — делит с командиром Красной Армии честь и славу победы в Отечественной войне».

Советские учителя в Отечественной войне показали яркие примеры высокого понимания своего гражданского долга. Они глубоко осознавали серьезность поставленных перед ними задач, отдавая все свои силы делу воспитания и обучения детей. В условиях войны труд стал делом особой важности. Учителя рассматривали свой педагогический труд как часть всенародной борьбы против немецко-фашистких захватчиков. «Никаких скидок на военную обстановку!» — таков был лозунг учителя во время войны. Не ограничивая свою деятельность стенами школы, учителя откликались на любое событие общественной жизни. Не было практически ни одного политического, хозяйственного, оборонного мероприятия, в проведении которого не принимали бы участие учителя, часто решая успех той или иной компании. На плечи учителя с первых же дней войны легла ответственность не только за обучение и воспитание детей, но и за сохранения их жизни и здоровья. Они вывозили детей из прифронтовой полосы, обеспечивая охрану их жизни и здоровья в пути, устраивали жизнь и быт детей в тылу, заботились об организации их учения и отдыха.

В целом ряде районов СССР учителя являлись инициаторами движения за спасение осиротевших детей. Тысячи учителей приняли участие в оказании помощи семьям воинов Советской Армии, на их плечи легла работа с населением по программе ПВХО. Возглавили они и местные группы самозащиты. Важное место принадлежало учителю в деле организации помощи фронту, мобилизации средств, необходимых для ведения войны. «В этом исключительном государственной важности деле особо должно быть отмечено советское учительство. Учителя вносили в фонд обороны свои личные сбережения, отдавали в этот фонд все трудодни, заработанные ими в колхозах во время летних отпусков, помогали лучше организовать сбор средств среди населения, разъясняли населению куда и на что идут взносы в фонд обороны [5. C. 21].

Важной функцией учителя во время Великой Отечественной войны стала идейно-политическая работа. Во многих селах и деревнях, как на советской, так и на оккупированной территориях, учитель часто оставался единственным представителем советской власти. К нему охотно шли за советом, помощью, поддержкой. Школьный учитель становился духовным центром местного общества. Так, беспримерный подвиг совершила Ефросинья Дмитриевна Андрюшина. Молодая сельская учительница в селе Зловодке Калужской области организовала колхоз на оккупированной врагом территории. Фашистов, под носом у которых выполнялся план полевых работ, обманывали: посеянную площадь занижали до минимума. Собранный урожай увозили в Раменский лес, к партизанам. За время своего существования подпольный колхоз передал партизанам 820 пудов зерна, 120 пудов мяса, 40 лошадей, 30 коров. Приходилось поставлять продовольствие и фашистам, но их обозы почему-то оказывались разгромленными в пути. Однако Ефросинья Андрюшина не дожила до Победы. 2 октября 1942 года после долгих пыток, гитлеровцы расстреляли ее в тюремном дворе, у нее остался маленький сын — Александр. Подпольный колхоз продолжал жить до 9 сентября 1943 года, когда в Зловодку вступила Красная Армия [15. C. 17].

И таких героических поступков немало, когда советский учитель, до войны скромный труженик, становился мужественным и бесстрашным бойцом на оккупированных немцами районах. Многие учительницы, пренебрегая опасностью, помогали партизанам, добывали для них ценные сведения, спасали раненных красноармейцев, собирали тайные сходки сельчан в домах, лесах и рассказывали им правду о войне, возбуждая в сердцах измученных крестьян волю к борьбе. Только в Белоруссии в партизанских отрядах сражались 7185 учителей. Среди них сотни организаторов партизанского движения и подполья [33. C. 48].

Подлинно героической была жизнь учителей в осажденных фашистами городах, где продолжали работать школы. В обстановке бомбардировок и голода шли занятия в школах Ленинграда. 26 октября 1941 года исполком Ленинградского городского совета разрешил где это возможно организовывать регулярные занятия с учащимися I-VI классов в бомбоубежищах, а с учащимися VII-X классов в школьных зданиях [35. C.46]. «Зима. На улице лютый мороз. Мороз в классных комнатах, где идут занятия, — писала учительница школы №114 В.М. Никитина — Большой зал разделен шкафами на три класса. Здесь около буржуйки проходят занятия, дым разъедает глаза, лезет в горло, вызывает кашель, на глазах выступают слезы, но ни учителя, ни ученики, ни на минуту не прекращают занятия. Чернила замерзали, и ученики пользуются карандашами. Закоченели пальцы с трудом удерживающие карандаши» [3. C. 63].

Исторически засвидетельствован факт, что 15 сентября 1941 года начался учебный год в катакомбах семилетней школы №125 села Кривая Балка Одесского района. Под руководством учительницы А.А. Галько, возглавившей школу после ухода на фронт всех учителей-мужчин, для занятий было устроено в подземелье 7 классных комнат. Парты были сделаны из камня-ракушечника, освещение поддерживали фонари «Летучая мышь». В катакомбах готовились домашние задания, проводились пионерские сборы и комсомольские собрания. Для связи с «внешнем миром» были выделенные связные, приносившие газеты, книги, информацию. После уроков ребят выводили на поверхность, если не было опасности.

К январю 1942 года в Севастополе работало 9 школ, размещенных в глубоких штольнях. Около 300 севастопольских учителей работало под землей. Многие из них жили там же с учащимися. Так, школа №32 была создана в Инкермане на глубине 40 м. Расписание уроков было прикреплено к скале, голосистый школьный звонок звал учащихся на занятия. В подземелье под глухой аккомпанемент звучали стихи А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова, В.В. Маяковского. Старшеклассники в цехах подземного комбината помогали рабочим ремонтировать и изготавливать оружие, ухаживали за раненными бойцами. Руководителем и создателем этой удивительной школы был молодой учитель К.И. Ленько. Когда бои шли уже на окраинах Севастополя, в его подземной школе состоялся выпуск учащихся [38. C. 112].

Огромную нагрузку несли учителя в тылу. Заменяя педагогов, ушедших на фронт, они с максимальной отдачей, боролись за осуществления всеобуча, вместе с детьми трудились на колхозных полях, в цехах фабрик и заводов. Только в 1942 году 154 тысячи учителей трудились на полях колхозов и совхозов [35. C. 44]. Они не только работали на полях и заводах, выполняя и перевыполняя нормы, но успевали организовывать труд учащихся, одновременно заботясь об их питании и отдыхе. Учителя-коммунисты еще вели пропагандистскую и агитационную работу среди населения, информировали людей о положении на фронта, выпускали газеты и боевые листки. Когда в стране было введено всеобщее военное обучение, учителя активно откликнулись на это. Они организовывали военные уголки, читали лекции, возглавляли противовоздушные и противопожарные команды. Многие из педагогов стали командирами и политруками военного всеобуча.

В районах, освобожденных от немецких оккупантов, учителя проводили учет уцелевшей жилой площади, перепись населения, учет детей потерявших родителей и детей, подлежащих обучению в школе.

Большой вклад внесли учителя в дело восстановления и ремонта школ на освобожденных территориях. Они принимали деятельное участие в изготовлении школьной мебели, учебного оборудования, наглядных пособий, в заготовлении топлива, писали учебно-методическую литературу для восстановленных школ. Так ученики и учителя Ефремовской железнодорожной школы (Тульская область), превращенную оккупантами в конюшню, за 2 дня привели ее в порядок, и на третий день после освобождения в ней уже начались регулярные занятия [35. C. 59].

Другую героическую страницу ВОВ открывают учителя-фронтовики. С первых же дней войны в рядах Советской армии были и учителя. С начала войны большинство учителей-мужчин были призваны в армию. И советский педагог полностью оправдал свое мужество, стойкость, несгибаемую волю. Подчеркивая особую роль учителя-воина Маршал Советского Союза А.М. Василевский говорил: «он и на фронте, в окопах оставался верным своей профессии: личным примером учил, как надо воевать». Об этом говорят и факты: за боевую доблесть и отвагу, мужество и героизм 86 тысяч воинов-педагогов были награждены орденами и медалями. Более трехсот из них получили звание Героя Советского Союза.

Учитель стал воином, защитником своей страны. Они стали пехотинцами, моряками, летчиками, минометчиками, связными, артиллеристами. Многие отлично зарекомендовали себя в качестве политработников, военных корреспондентов, редактора газеты, военных переводчиков, разведчика. Женщины- учителя становились медсестрами, радистками, телеграфистками, зенитчицами. Так, что вряд ли найдется в истории Великой Отечественной войны такое сражение, в котором активными участниками не были бы учителя. Многочисленные документы и воспоминания фронтовиков свидетельствуют о том, что учителя показывали в боях примеры отваги, мужества, воинского мастерства, находчивости и смекалки.

Вот несколько примеров ратных подвигов учителей-воинов.

Царегородский Алексей Андреевич родился 3 марта 1918 года в селе Глинка ныне Калачаевского района Воронежской области в семье крестьянина. Окончил педагогическое училище. Работал заведующим Подгоренской начальной школы в Калачаевском районе. В Красной Армии с 1939 года. В 1940 году окончил Харьковское военное авиационное училище штурманов. Участник ВОВ с 1941 года. Сражался на Юго-Западном, Сталинградском, Донском, Центральном и 1-м Белорусском фронтах. Штурман эскадрильи 96-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка гвардии командир Алексей Царегородский к маю 1945 совершил 176 боевых вылетов на разведку и бомбардировку укреплений, аэродромов и войск противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм, гвардии капитану Алексею Андреевичу Царегородскому присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Легнина и медали «Золотая Звезда». После войны жил в селе За- бродненское Калачаевского района и работал директором Ильинской школы.

Бахвалов Валентин Николаевич — родился 16 октября 1913 года в деревне Гуляево Вологодской области. В 1925 окончил начальную школу, работал в колхозе, закончил школу ФЗУ. С 1933 по 1936 гг. трудился инструктором по труду, преподавателем черчения и физкультуры в Порозовской школе крестьянской молодежи. В армию Валентин Бахвал был призван в 1939 году, рядовым сапёром он участвовал в финской компании, а потом учился в военно- инженерном училище. Участвовал в разгроме немцев под Москвой, форсировании Днепра, освобождении Чернигова, Пинска, Бреста, Латвии, Литвы и Польши. Исключительную личную храбрость и умелое руководство бойцами проявил во время Висло-Одерской операции в апреле 1945 года. 9-й отдельный саперский батальон, которым командовал Валентин, входил в состав 12-й гвардейской стрелковой дивизии и получил задание обеспечить переправу ее через Одер севернее города Кюстрина. За обеспечение переправы своей части в столь сложных условиях и проявленное при этом мужество В.Н. Бахвалову было присвоено звание Героя Советского Союза. Войну отважный воин-педагог закончил на Эльбе, а затем остался в армии, служил на командных должностях в инженерных войсках. Помимо этого, за годы войны был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 -ой и 2-ой степени, двумя орденами Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги» [4. C. 286].

Есть среди Героев Советского Союза и учитель-женщина — Татьяна Николаевна Барамзина. Родилась в городе Глазове (Удмуртская Республика). Окончила 7 классов школы и Глазовское педагогическое училище, где вступила в Комсомол, стала членом обществ Осавиахима и РОКК,где научилась стрелять из винтовки. После окончания училища работала в школах сел Омутнице, Качкашуре, Парзях. В 1940 году Таня поступила в Пермский педагогический институт на географический факультет. После начала войны пошла на фронт, но получила отказ. Продолжив учебу, стала работать в детском саду для эвакуированных, училась на курсах медсестер, сдавала кровь. В 1943 году она все-таки была зачислена в Центральную школу снайперов, после окончания, которой в апреле 1944 года была направлена в 3-й Белорусский фронт. В боях она уничтожила из снайперской винтовке 16 фашистов, но вскоре у нее стало падать зрение. Отказавшись мобилизоваться, Татьяна переучилась в телефонистку. В боях у деревни Малое Морозово под сильным огнем противника 22 и 23 июня 1944 г. она 14 раз исправляла прерванную телефонную связь. А уже 5 июля 1944 года Татьяна в составе 3-го стрелкового батальона 252-го стрелкового полка была направлена в тыл противника для выполнения боевого задания. Но на марше возле деревни Пекалино батальон столкнулся с превосходящими силами противника. В завязавшемся бою Таня оказывала помощь раненым, а потом стала прикрывать их отход в лес. Таня Барамзина отстреливалась до последнего патрона, уничтожив несколько вражеских солдат. Попала в плен, и после долгих пыток была расстреляна из противотанкового ружья.

марта 1945 года ей посмертно присвоили Героя Советского Союза. Ее именем названа спортивная детско-юношеская в Перми и школа №53 в Ижевске. Навечно Татьяна занесена в списки учащихся средней школы №2 города Глазов. На здании Пермского педагогического института в память о ней установлена мемориальная доска. Именем Татьяны названы улицы в Москве, Глазове, Ижевске, Перми, Подольске [32].

Таких героических страниц про учителей-воинов можно найти немало.

Оставаясь в душу гуманистами, учителя-воины вынуждены были взять в руки оружие, чтобы защитить свою страну, своих питомцев, будущее педагогической науки и своей профессии.

Участие учителей-мужчин, а также часть учителей-женщин в боевых действия на фронтах Великой Отечественной войны, создало государственную проблему обеспечения школ педагогическими кадрами. Призыв в армию, уход части учителей в партизаны, массовая эвакуация, переход на другую работу привели к резкому сокращению учителей, как в целом по стране, так и в отдельных районах. Только на российской территории число учителей с 607 807 в 1940/41 учебном году сократилось до 429 706 в 1943/44 учебном году. (Советская экономика в период ВОВ 1941-1945 гг. М1970, с23-24). Несмотря на все меры — эта проблема до конца войны так и не была решена. При этом следует учитывать, что выбывшие учителя часто заменялись малоквалифицированными и слабо подготовленными работниками.

Также в годы войны произошло существенное изменение и в самом кадровом составе педагогического корпуса страны. Заметно возрос удельный вес женщин в области просвещения с 58% на 1 января 1940 г. до 70% на 1 октября 1945 г [38. C. 46].

Наибольшие потери в педагогических кадрах понесли конечно районы страны, подвергнувшиеся фашистской оккупации. На территориях, захваченных врагом до войны имелось 526,5 тыс. учителей, а после освобождения осталось всего 249,2 тыс., что составляло 47% по отношению к довоенному [38. C. 48]. Это объяснялось, прежде всего в «школьной политике» оккупантов, которые истребляли советскую интеллигенцию и прежде всего учителей.

Общее представление об абсолютном сокращении количественного состава учительских кадров страны за годы Великой Отечественной войны дают следующие данные: накануне войны во всех общеобразовательных школах всех наркоматов и ведомств СССР насчитывалось 1 215 967 педагогов. На начало первого послевоенного 1945/46 учебного года их число сократилось до 1 042 813 человек. В итоге получилось, что за годы войны СССР потерял 14% состава учителей. Наиболее существенные потери учительских кадров были в Российской Федерации, на Украине, в Белоруссии, Казахстане и Азербайджане. Так, в 1944/45 учебном году школам Осетинской АССР недоставало 103 учителя по различным предметам. Директорами 22 школ работали лица без должной квалификации и образования. Были и такие средние школы, где не оставалось ни одного учителя с высшим образованием. В отдельных районах страны в средних школах из-за отсутствия учителей не преподавалась физика, математика, иностранный язык. Из-за этого же в ряде школ не проводились экзамены на аттестацию зрелости.

Все перечисленные выше обстоятельства не могли не сказаться на качестве учебно-воспитательной работы в школе, а также выполнения плана по всеобучу. В такой ситуации правительство приняло самые энергичные меры для восполнения убыли педагогов и повышению уровня их подготовки, что должно было обеспечить бесперебойную и качественную работу школ страны. Были определены основные направления этой работы: улучшение материально- бытового положения учительства; возвращение в школу учителей, занятых не по специальности; увеличение выпуска учителей педагогическими училищами и институтами.

Так, несмотря на первоочередную задачу удовлетворения нужд фронта и военного комплекса, правительство СССР нашло возможным в 1943 г. повысить заработную плату учителя в среднем более чем на 50%! Только по Российской Федерации на это было выделено с 1 августа 1943 г. по 1 января 1944 г. 500 млн. рублей. (Учительская газета 1944 8 марта). Также постановлением СНК СССР от 13 ноября 1943 г. «О распространении постановления ЦИК и СНК СССР от 3 июля 1929 г. (О пенсионном обеспечении работников просвещения за выслугу лет) на учителей, работающих в органах народного образования и в профсоюзе работников начальной и средней школы» значительная часть педагогических работников получала дополнительную социальную защиту от государства. Специальные меры предусматривались для погашения задолженности и обеспечения своевременной выплаты заработной платы учителям сельских школ.

По нормам снабжения продовольственными и промышленными товарами учителя приравнивались к категории рабочих промышленности, связи и транспорта. Для сельских работников образования в 1943 г. были специальным постановлением выделены товары широкого потребления, главным образом одежда и обувь. Учителям освобожденных районов был предоставлен ряд дополнительных льгот в виде первоочередного обеспечения жильём.

Советские органы принимали в эти годы и большие усилия для возвращения учителей, работавших не по специальности. 28 июля 1943 г. Совнарком СССР принял специальное постановление по этому вопросу. На местах эту нелёгкую задачу решали партийные организации и органы народного образования. Это принесло результаты. В РСФСР за короткий срок к началу 1943/44 учебного года удалось возвратить в школу с работы не по специальности около 6 тыс. педагогов [11. C. 24]. Не вероятно, но факт, что в августе 1943 г. Наркомпрос РФ нашёл возможным принять меры по обеспечению школ учителями пения.

Следующей неотложной задачей перед органами образования была повышение уровня педагогов. По данным Наркомпроса, в 1943/44 учебном году треть всех учителей Российской Федерации не имела педагогического образования [1. C. 24]. Не редки были факты, когда в коле работали учителя, не имеющие подготовки даже в объеме восьмилетней школы. Поэтому на Всероссийском совещании по народному образованию в 1943 г. была поставлена задача — уделить больше внимания повышению квалификации учителя. Основной формой повышения квалификации учителей стали в этот период педагогические курсы, на которых обучалось в год до 66 тыс. человек. Центрами методической работы стали районные педагогические кабинеты и сами школы, где создавались методические объединения.

В 1943-1945 гг. в союзных и автономных республиках, краях и областях развернули активную деятельность институты усовершенствования учителей. В июне 1944 г. возобновил работу прервавший свою деятельность в 1941 г. Центральный комитет повышения квалификации руководящих работников народного образования Министерства просвещения СССР. Ценою героических усилий органов народного образования и самих педагогов в течении всей войны работал институт усовершенствования учителей в блокадном Ленинграде. Здесь, в тяжелых условиях, читались лекции, проводились консультации, работали семинары.

Значительный вклад в дело повышения квалификации учителей внесла, созданная в октябре 1943 г. Академия педагогических наук РСФСР. Практическая работа сотрудниками Академии велась на базе 26 опытных школ, где они выступали с лекциями по педагогике, психологии и частным методикам. Только в 1944 г. сотрудниками Академии более 900 раз выступили с лекциями и докладами на учительских совещаниях [35. C. 48]. Постоянную помощь учителям оказывали периодические издания Академии: журналы «Советская педагогика», «Семья и школа», а также серия книг «Историко-педагогическая библиотека», «Педагогическая библиотека», «Библиотека школьной гигиены».

Не прекращался в войну и выпуск учителей различных специальностей в сети педагогических учебных заведениях. Так, за годы войны МГПИ им.Ленина (совр. МПГУ) подготовил 2 268 педагогов [10. C. 131]. В целом же по стране выпуск молодых учителей по высшим учебным заведениям группы «просвещение» составил за 1941-1945 гг. 131,4 тыс. человек [37. C. 111].

Таким образом, мы видим, что народные учителя, скромные и незаметные трудяги, в годы Великой Отечественной войны оказались на переднем краю борьбы против фашистских захватчиков. Кто-то из них с оружием в руках встал в ряды Красной Армии, кто-то продолжил борьбу на оккупированных врагом территориях, а кто-то в тылу целиком отдался делу воспитания молодого поколение — будущие нашей страны.

Правительство нашей страны высоко оценило деятельность советских учителей. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 декабря 1944 г. более 5 тыс. учителей и руководителей народного образования Российской Федерации были награждены орденами и медалями за успешную и самоотверженную работу по обучению и воспитанию детей; 205 учителей получили орден Ленина, 1421 — орден Трудового Красного Знамени, 982- орден «Знак почёта», 1317 -медаль «За трудовую доблесть», 1302 -медаль «За трудовое отличие» (Ведомости Верховного Совета СССР 1944 №37).

Глава 5. Повседневная жизнь и деятельность советских школьников в годы ВОВ

Великая Отечественная Война, продолжавшаяся 1418 дней, с самого начала стала необычной войной. В смертельной схватке с германским фашизмом решался вопрос о жизни и смерти народов СССР. Именно поэтому война 1941-1945 гг. стало подлинно всенародной отечественной войной. Не могли в такой ситуации оставаться в стороне и подрастающие поколение нашей страны. История бережно хранит благодарную память о героизме и самоотверженности учащейся молодежи, подростков и даже детей. Благородным стремлением — помочь Родине — было охвачено буквально все молодое поколение страны.

Великая Отечественная война вызвала небывало широкое развитие общественно-полезного и производительного труда школьников. Он поражает богатством своего содержания, а многообразие его приложения не поддается учету. Однако совершенно очевидно, что миллионами ручейков трудовые усилия ребят весомо вливались в общий фонд всенародной борьбы против ненавистного врага.

Уже осенью 1941 г., вспоминает А.А. Ледина, Герой Социалистического Труда, бывший токарь завода им. Владимира Ильича в Москве, подростки стали основной рабочей силой на предприятии, работающем на оборону. «Казалось, что можно требовать, когда подросток без подставки и резца-то как следует не видит. А на самом деле всё выглядело иначе. Вот эти то ребята, в сказочно короткие сроки проходили нелёгкий путь к микронным доступам. Одни — чуть быстрее, другие — несколько медленнее, но, в общем, все работали без брака, по нужному классу точности». А вот, как высказывался заслуженный лётчик-испытатель, Герой советского Союза, М.Л. Чаллый: «Глубокое уважение к этим подросткам — гражданам нашей страны, так рано взвалившим на свои детские плечи тяжесть забот об обороне Родины и так достойно эту тяжесть несущим» [7. C. 52].

Во многих городах и посёлках страны школьники трудились на промышленных предприятиях без отрыва от обучения. Так было на ряде заводов Челябинска, Магнитогорска, Златоуста и других городов Урала. Например, всю осень 1942 г. ежедневно по окончанию учебных занятий около 100 учащихся средней школы №2 г.Новосибирска работали в мастерской Мехпрома. Их примеру последовали учащиеся других школ города. В течение зимы 1941/42 учебного года сотни учащихся г.Бухары ежедневно после учебных занятий в школе работали на производстве. Многие из них скоро овладели необходимой квалификацией и выполняли нормы взрослых рабочих. Также в течение 1941/42 учебного года на фабриках и заводах трудились учащиеся школ Ярославской, Свердловской, Вологодской и других областей Российской Федерации.

С начала войны тысячи учащихся старших классов г.Иванова встали к станкам на текстильных предприятиях, соединив затем труд с учёбой в школе. Учащиеся железнодорожных школ систематически участвовали в ремонтных путевых работах, в разгрузке и погрузке вагонов. Школьники Катангского района добывали пушнину и сдавали её в Фонд обороны. Старшие школьники Томска активно участвовали в строительстве ветки железной дороги, которая связала между собой заводы и электростанцию города [38. C. 216]. И таких примеров можно привести немало.

Без отрыва от учебных занятий школьники нередко помогали предприятиям в выполнении заказов фронта в изготовлении обмундирования и снаряжения для армии, работая на дому. Так многие школьники Дагестана и Татарии вязали шерстяные варежки, перчатки, носки, шарфы, подшлемники, получая сырьё от соответствующих предприятий.

Большое распространение в годы войны получило участие школьников в специальных воскресниках помощи различным промышленным предприятиям и артелям. Так учащиеся Златоуста за годы войны провели 53 воскресника на промышленных предприятиях и железнодорожных стройках, а школьники Магнитогорска — 69 [38. C. 217].

Исключительно важным и значимым направлением приложения сил и труда школьников явились самые разнообразные строительные, ремонтно- восстановительные работы, работы по благоустройству и озеленению городов и сёл, высвобождавшие для государства громадные средства необходимые для нужд фронта. Так широкое распространение получило патриотическое движение школьников Курской, Саратовской, Ивановской областей, Краснодарского края, Урала и многих других районов страны, связанное с развитием садоводства, посадкой плодо-ягодных садов. Особый размах это движение приобрело в 1944-1945 гг. когда закладка садов и ягодников стала распространяться не только в традиционно садоводческих районах страны, но и в таких, где это было делом новым и необычным. В частности, в селе Перевалово на Урале, где до этого не было садов, школьники организовали посадку плодово-ягодных насаждений и уже летом 1945 г. был снят первый урожай.

Активное участие школьники приняли во всех видах общественных работ при восстановлении районов, освобожденных от вражеской оккупации. Например, около 14 тыс. школьников внесли немалый вклад в восстановлении Ростовской области. Они повсеместно помогали в строительстве, в восстановлении общественных зданий, в расчистке и ремонте улиц и дорог, в восстановлении парков и садов, озеленение населённых пунктов, участвовали в заготовках и подвозах топлива. Ну и конечно в первую очередь молодые ростовчане участвовали в работах по восстановлению школьных помещений, в производстве и ремонте их мебели и школьного инвентаря.

Незаменим был и труд миллионов школьников на полях колхозов и совхозов.

Уже летом и осенью 1941 г. участие школьников в сельскохозяйственных работах приняло массовый характер. На поля вышли учащиеся не только сельских, но и городских школ, школьники, эвакуированные из прифронтовой полосы и живущие в интернатах. Московские учащиеся вместе со своими учителями в первое военное лето выработали свыше 2 млн. трудодней. Более 100 тыс. школьников приняли участие в сельскохозяйственных работах в Куйбышевской области, больше 45 тыс. — в Пензенской, свыше 100 тыс. в Свердловской, до 200 тыс. — в Горьковской [38. C.205]. Результативность труда учащихся во многом была основана на патриотическом подъёме подростков, высокий уровень которого сохранялся в течении всех военных лет. Однако выплачивалась и заработная плата, которая правда чаще всего шла на нужды школы и в Фонд обороны.

В следующем 1942 г. участие школьников на сельскохозяйственных работах носило уже организованный характер. В соответствии с постановлением Советского правительства, по окончании занятий летом 1942 г. школьники VI- X классов должны были в обязательном порядке выехать в колхозы и совхозы для сбора второго военного урожая. Уже в первой половине 1941/42 учебного года, как было сказано в 4 главе этой работы, в школах было введено обязательное обучение основам сельского хозяйства, призванное подготовить учащихся к полевым работам, научить их применять простые сельскохозяйственные машины и орудия. Опираясь на опыт прошлого года, школы тщательно готовились к предстоящей кампании. Обязательной стороной этой подготовки явилось сочетание производственной деятельности с оздоровительной работой среди школьников и организацией их быта и культурно-спортивного досуга.

Начало Всесоюзного соревнования школ за лучшие участие в сельскохозяйственных работах положили учителя и учащиеся г.Ирбита Свердловской области. Уже в мае 1942 г. все школьники этого города были распределены по бригадам и звеньям. Учителя точно знали, где и на каких работах будут заняты их ученики. Здесь заранее подготовили юных трактористов, пахарей, бороновальщиков, сеяльщиков, прицепщиков, косарей и др. Также определили кто из педагогов возглавит работы на пришкольных участках, чтобы обеспечить школы на будущую зиму дополнительными продуктами питания. 1 апреля «Учительская газета» опубликовала обращение учителей школ Ирбитского района, которое призывало всех педагогов и школьников страны помочь Родине вырастить и собрать обильный урожай.

ЦК ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи), Наркомпрос РСФСР, Наркоматы земледелия и совхозов СССР определили условия соревнования, установили переходящие Красные знамёна и ценные премии для победителей в нём. Их примеру последовали исполкомы областных, городских и районных Советов, которые намечали поощрение победителей Почётными грамотами и подарками.

В 1942 г. только по 52 территориям РСФСР в сельскохозяйственных работах участвовало 3 970 866 учащихся и 181 344 учителей. Всего по стране, на полях в этом хозяйственном году работало 4 765 тыс. учащихся и выработали они около 148 797 тыс. трудодней [28. C. 183].

В ноябре 1942 г. ЦК ВЛКСМ, Наркомпрос РСФСР, Наркомзем и Нарком- совхоз СССР рассмотрели итоги Всесоюзного социалистического соревнования школ на сельскохозяйственных работах летом и осенью 1942 г. За выполнения условий соревнования шесть школ были награждены Красными знамёнами ЦК ВЛКСМ и названных наркоматов. Школы-победители получили также денежные премии. По представлению областных, краевых и республиканских организаций лучшие учителя и учащиеся награждались Наркомземом и Наркомсовхозом СССР значками отличника. Всего за активное участие в сельскохозяйственных работах в годы ВОВ было награждено грамотами, премиями и ценными подарками 4 440 школьника и 1 158 учителей, переходящие Красные знамёна и первые премии получили 17 школ [38. C. 210].

На заключительном этапе войны значение труда школьников в сельском хозяйстве значительно возросла. Приобретя еще больший размах, этот труд стал более организованным и результативным. Сказался и опыт первых лет, и практика соревнования и конечно неиссякаемый патриотизм советских школьников. За всё время войны в сельскохозяйственных работах приняли участие свыше 20 млн. учащихся и более 500 тыс. учителей. Ими было выработано свыше 75 млн. рублей [29. C 182]. Эти цифры свидетельствуют, что сельскохозяйственный труд школьников в годы войны имел огромное экономическое значение.

В хозяйствах колхозов и совхозов школьники выполняли самую разнообразную работу. Они пахали, бороновали, сеяли, пололи, косили, убирали сено; работали на лошадях, на тракторах и других сельскохозяйственных машинах; закладывали силос, валили и вывозили лес, ловили рыбу, удобряли поля. Например, учащиеся усольской средней школы №3 Иркутской области летом 1942 г. проделали следующую работу: построили и отремонтировали свинарники в совхозе, построили птичник, поставили столбы и подвесили на них электропровод на расстоянии 3 км, чем обеспечили освещение 20 совхозных построек; школьники посеяли и пропололи зерновые культуры, окучили картофель, скосили траву на площади 2 тыс. гектаров [38. C. 212].

Посильное участие в сельскохозяйственных работах принимали участие и младшие школьники. Они занимались в основном уборкой колосьев на полях после механизированной уборки хлебов, что позволило уменьшить потери урожая, а также вели борьбу с сорняками и вредителями сельскохозяйственных культур и плодово-ягодных растений.

Важным участком деятельности школьников было шефство над молодняком скота, работа на пасеках, разведение рыбы, а также сбор лекарственного сырья, ягод и грибов. Так, школьники Хабаровского края в 1942 г. собрали 250 кг шиповника, ландыша — 635 кг, полыни -484 кг, подорожника — 130 кг, щавеля — 35 кг, крапивы — 352 кг, ромашки — 231 кг, «пастушьей сумки» — 111 кг, березового листа — 55 кг, мха сфагнум — 87 кг, липового цвета — 70 кг, дубовой коры -102 кг, кедровых орехов — 420 кг [38. C. 214].

В соответствии с условиями военного времени было уделено повышенное внимание на пришкольные участки, которые служили как учебно-опытным, так и хозяйственным целям, являясь серьёзным подспорьем для школ в организации горячих завтраков для учащихся. Отдельные школы добивались на своих участках высоких урожаев.

Духом времени, военной порой, были пропитаны буквально все виды и формы общественно полезного труда школьников. Учащиеся школ фронтовых и прифронтовых районов принимали активное участие в строительстве оборонительных сооружений, собирали трофейное оружие и имущество, занимались сбором бутылок для горючей жидкости, аптечной посуды для медицинских учреждений; помогали в восстановительных работах в освобождаемых районах, вместе со взрослыми несли службу в местных гражданских подразделениях ПВО.

Так, более 60 тыс. школьников Ленинграда трудилось летом 1941 г. на строительстве оборонительных рубежей города. Школьная группа «Колтино» в составе 276 учащихся при 35 учителях, работая по 12-14 часов в сутки, выполнила задание военного командования, создав линию укреплений протяженностью около 2 км. Только на строительстве внутреннего пояса оборонительных рубежей, опоясовавших Москву в октябре-ноябре 1941 г. ежедневно трудились 250 тыс. человек, 3/4 которых составляли женщины и подростки [38. C. 222].

Широкий размах с первых дней войны приобрело участие школьников в организации местной противовоздушной и противохимической обороны.

Младшие школьники прифронтовых городов и районов привлекались штабами МПВО (Местная противоздушная оборона) к расклейке, читке и разъяснению объявлений, приказов, листовок, плакатов. Старшеклассники же выполняли более ответственные поручения местных групп самозащиты: заготовляли мешки и ящики с песком, воду для тушения пожаров, поддерживали чистоту и порядок в общественных бомбоубежищах, отвечали за наличие и сохранность необходимого инвентаря. Многие школьники вместе со взрослыми несли дежурство на крышах и чердаках зданий по месту своего жительства. Так в тушении пожаров, возникших в результате налёта вражеской авиации на Москву 22 июля 1941 г. отличились и многие учащиеся, дежурившие на крыше. Среди награжденных медалью «За боевые заслуги» были школьники столичной школы №210 Женя Нефёдов и Володя Таллов [38. C.223]. Мужество, стойкость и незаурядная храбрость, проявляемые во время противовоздушной обороны, стали не только массовым среди учащихся, но и будничным делом.

Нередки были случаи, когда школьники проявляли бдительность и смекалку, оказывая содействие воинским частям и милиции в задержании и обезвреживании вражеской агентуры и диверсантов.

В августе 1941 г. журнал «Дружные ребята» обратился ко всем школьникам с призывом организовать сбор металлического лома, нужного для производства вооружения и боеприпасов. Миллионы школьников стали собирать различные виды вторичного сырья, макулатуры и особенно черный и цветной металлический лом для оборонной промышленности.

Приняли активное участие школьники и в развернувшемся по всей стране движении за сбор средств в Фонд обороны Родины (специальный счёт был открыт 30.07.1941). Учащиеся проводили агитационно-массовую работу среди населения, а также вносили свои собственные сбережения и заработанные собственным трудом деньги. В сборе средств принимали участие учителя и школьники буквально всех уголков страны. Например, за три года войны учащиеся и учителя Челябинской области собрали около 10,5 млн. рублей деньгами и на 1,2 млн. рублей облигаций государственных займов, сдав их в Фонд обороны [38. C. 225].

Кроме денежных средств, школьники собирали тёплые вещи, бельё и одежду, книги, канцелярские и почтовые принадлежности, табак и спички и многое другое для отправки воинам действующей армии и в пострадавшие от войны районы.

Большое распространение получил целевой сбор средств, предназначавшихся на строительство авиационных, танковых и других видов вооружения. На собранные школьниками средства были построены и шли на фронт танковые колонны «Московский пионер», «Куйбышевский пионер», эскадрильи боевых самолётов «Ташкентский пионер», «Иркутский пионер» и другие [2. C.60].

Война влила новые силы в патриотическое движение советской молодёжи, известное под названием «тимуровского». День рождение этого движения датируется временем появления на экранах страны в 1940 г. кинофильма «Тимур и его команда» (сценарий А.Гайдара, постановка режиссера А.Разумного). Фильм ответил на стремление детей быть полезными Родине не после окончания школы, а здесь и сейчас. Фильм раскрыл детям романтику доступных и простых дел, заставил быть чутким и внимательным к людям.

С первых же дней Великой Отечественной войны это движение приобрело подлинно всенародный размах. Внешняя скромность и будничность тимуровских дел удачно сочетались со столь необходимыми детскому возрасту элементами игры, романтики, таинственности. В процессе тимуровской деятельности воспитывались гуманизм, доброжелательность, вежливость, скромность, а вместе с тем и такие качества, как коллективизм, принципиальность, честность и правдивость.

Везде и всюду тимуровцы стремились оказывать и действительно оказывали помощь семьям тех, кто сражался с врагом. Тысячи тимуровских команд ремонтировали квартиры и дома семей фронтовиков, ухаживали за малолетними детьми, помогали в обработке индивидуальных огородов, в заготовке топлива к зиме. Только в Челябинской области в 1942/43 учебном году 3133 тимуровские команды обслуживали свыше 15 тыс. семей фронтовиков [38. C. 229]

Тимуровцы проводили огромную работу в подшефных госпиталях. Дежуря в госпиталях, тимуровцы писали письма по поручению раненных бойцов, обслуживали больничные библиотеки, помогали в выполнении самых разнообразных хозяйственных работ, проводили для больных выступления художественной самодеятельности.

Большое распространение получило шефская работа в детских воспитательных учреждениях. Так, ученицы школы №265 Москвы регулярно ездили в свой подшефный детский дом, где каждая имела прикрепленного к ней маленького питомца. Школьники IV класса сточной школы №635 работали с детьми «своего» детского дома: гуляли и играли с ними, рассказывали сказки, пели песни, чинили им бельё. Для детских учреждений освобожденных районов тимуровцы собирали и отправляли литературу, учебники, учебные пособия, канцелярские товары, подарки [38. C. 230].

Из года в год тимуровское движение стремительно развивалось, становилось всё более широким и по форме, и по содержанию. О деятельности тимуровцев рассказывали по радио, писали в газетах и журналах, они получали сердечную благодарность от фронтовиков и их семей.

Патриотическая деятельность тимуровцев в годы войны составляет целую эпопею, прекрасную по содержанию, великую по своему значению.

В связи с идеологизированностью советского общества нельзя обойти и роль пионерской и комсомольской организаций в деле организации молодёжных движений в годы Великой отечественной войны.

Уже 22 июня 1941 г. Центральный Комитет ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи) принял постановление «О мероприятиях по военной работе в комсомоле». По его решению комсомольские организации перестраивали свою работу на военный лад. От каждого комсомольца требовались организованность, дисциплина, самоотверженный труд на помощь фронту. Комсомол организовал военную подготовку молодёжи совместно с Осоавиахимом (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), создавая группы по обучению стрелков, пулемётчиков, радистов, бойцов ПВО. В средних школах, техникумах, ВУЗах создавались санитарные дружины из девушек 16-20 лет при группах самозащиты. В детских домах, где жили эвакуированные дети и подростки, создавались комсомольские группы и пионерские отряды, налаживалась военно-спортивная работа.

По инициативе комсомола развернулась кампания под девизом «Забота об осиротевших детях — наше кровное дело!». Обкомы, крайкомы, ЦК комсомола организовывали комсомольско-молодёжные бригады для наблюдения за местами скопления подростков, выявляли беспризорных детей, устраивали их в детские дома и интернаты, строго следили, чтобы дети школьного возраста сразу же начинали учиться.

Для оказания помощи детям фронтовиков при ЦК ВЛКСМ был создан денежный фонд. «Комсомольская правда» имела счёт №160131, на который поступали средства от воскресников, от индивидуальных и групповых взносов граждан.

Школьные комсомольские организации вели большую политико- воспитательную работу, разъясняли учащимся вопросы текущей международной политики, воспитывали у них уверенность в победе, помогали эвакуированным в тыл детским учреждениям и семьям фронтовиков, содействовали организации питания детей, подвозу топлива для школ, изготовлению школьного инвентаря. Особое внимание уделялось военно-физической подготовки комсомольцев, на участие их в противовоздушной обороне, в строительстве бомбоубежищ оборонительных сооружений. Под руководством комсомольцев развернулось массовое движение по созданию во всех школах страны силами учащихся спортплощадок и военных кабинетов. Учащиеся VIII-X классов объединялись в детское спортивное общество «Смена». Из числа комсомольцев- старшеклассников было подготовлено 20 тыс. общественных инструкторов по военно-спортивному делу.

Комсомольцы не только осуществляли свою деятельность в тылу, но и героически сражались с врагом в партизанских отрядах, создавали подпольные антифашистские организации молодёжи на временно оккупированных территориях. Навечно вошли в историю Великой Отечественной войны подвиги комсомольцев-подпольщиков Краснодона и Ростова, Минска и Волоколамска,

Одессы и Керчи, героизм комсомольцев Ленинграда, спасших в суровые дни блокады тысячи жизней ленинградцев. За заслуги перед Отечеством Комсомол в 1945 г. был награждён орденом Ленина.

Свой посильный вклад в победу над фашизмом внесла и пионерская организация. Вся деятельность пионерской организации также перестраивалась на военный лад. Пионерские отряды объединялись в единую пионерскую дружину во главе со штабом, состоящим из начальника штаба и 7-9 членов — представителей от отрядов. Работой штаба и всей дружины руководил старший пионервожатый. От него требовалось особое внимание к воспитанию у ребят морально волевых качеств, к усвоению ими практических умений и навыков, полезных в условиях военного времени.

Не было такой сферы деятельности, в которой не участвовали бы в той или иной мере пионеры. Однако участие пионеров в общественно полезном труде было максимально конкретизировано. Каждый пионер брал на себя конкретное обязательство, что позволяло организовать широкий фронт работ. Одним из важных направлений пионерской работы стали занятия физкультурой и спортом. Серьёзное внимание обращалось на качество знаний пионеров, на организацию предметных кружков, конкурсов юных техников, встреч с работниками науки и культуры, передовиками труда и бойцами, на воспитание у пионеров любви к книге, интереса к чтению.

В прифронтовых районах многие пионеры становились сынами и дочерями боевых подразделений Красной армии, участвовали в разведке, разрушали линии связи врага. На территориях, занятых противником, наряду с подпольными комсомольскими организациями, создавались пионерские подпольные группы и отряды, показавшие высокие образцы героизма в борьбе с фашистами. Смертью храбрых пали пионеры-патриоты — Володя Дубинин (Керчь), Коля Зверев и Володя Павлов (Великолукская область), Витя Коробков (Феодосия), Саша Ковалёв (Северный флот). За героизм, проявленный при защите Родины, пионеры — Лёня Голиков, Валя Котик, Зина Портнова, Марат Казей и трое пионервожатых — Лёля Колесов, Клава Назарова и Лиза Чайкина — посмертно удостоены звания Героя Советского Союза. Немало пионеров было отмечено и другими высокими правительственными наградами.

Великая Отечественная война принесла много бед и горя нашей стране. Не обошла она стороной и детей. Вместо того, чтобы мирно учиться и играть со своими сверстниками, школьники вынуждены были разделить с взрослыми все тяготы военного времени. Что они с честью и сделали. Но даже в такой обстановке, на первое место у советской молодёжи стояла учёба, от которой зависела будущая жизнь не только конкретного человека, но и всей нашей огромной страны.

Заключение

Великая Отечественная Война наложила свой отпечаток на все стороны жизни советского общества. Коснулась она непосредственным образом и советской общеобразовательной школы. Война, с её разрушающим фактором, принесла изменения в правовую регламентацию деятельности советской школы, в учебно-воспитательный процесс; коренным образом изменила педагогическую деятельность учителей, нарушила мирную жизнь и учёбу школьников.

Изменения в правовой регламентации были, прежде всего, связаны с организацией быта советской школы, учителей и школьников, нарушенного войной. В частности, на деятельность школы сказывалось: эвакуация детей из прифронтовых районов, нехватка школьных помещений, беспризорность, недостача педагогических кадров, трудовая деятельность подростков в промышленности и сельском хозяйстве, отсутствие необходимых материальных средств.

В этой связи советское руководство приняло комплекс мер для устранения этих последствий. Так, в 1942 г. выходит распоряжение СНК СССР об использовании школьных зданий по назначению, что позволило увеличить фонд школьных помещений для учебы. Для борьбы с беспризорностью вводится продленный день, а детей оставшихся без родителей в обязательном порядке привлекают к учёбе. Отменяется плата за обучение старшеклассников ряда категорий учащихся с сентября 1941 г., что уменьшило отсев школьников из школ.

Для работающих подростков были открыты Школы рабочей и сельской молодёжи. Это позволило десяткам тысяч подросткам закончить обучение без отрыва от трудовой деятельности.

Не забывали органы народного просвещения проявить заботу о здоровье и питании школьников. Открывались специальные детские столовые, с 1942/43 учебного года учащиеся сельских школ приказом правительства, стали питаться за счёт колхозов и совхозов. А учащиеся школ городов и рабочих посёлков на завтрак с октября 1942 г. стали получать дополнительно 50 г хлеба и 10 г сахара. Восстанавливались и открывались новые оздоровительные учреждения, пионерские лагеря, санитарно-лесные школы. Систематический санитарный надзор за жизнью и здоровьем детей, позволил избежать массовых заболеваний и эпидемий.

Важное значение имел переход на обучение детей с 7-ми летнего возраста. Этим устранялся разрыв между детским садом и первым классом, высвободилось десятки тысяч мест в дошкольных учреждениях, а матери смогли устроиться на работу.

Большое внимание советским руководством было уделено педагогическим кадрам. Учителям были предоставлены дополнительные льготы и даже повышена заработная плата в два раза. Большое практическое значения для народного образования имело создание Академии педагогических наук РСФСР в 1943 г, а также различных педагогических курсов повышения квалификации педагогов.

Особенно серьёзные изменения вызвала ВОВ в учебно-воспитательном процессе. Из-за нехватки школьных помещений школы стали работать в 2-3 смены, уроки сократились до 30-35 минут, все перемены до 5 минут. В связи с уборкой урожая, в котором активно принимали участие школьники, сократились каникулы. Для некоторых школ были составлены индивидуальные временные учебные планы. Так из некоторых программ были исключены пение, рисование, черчение, «Основы дарвинизма».

Нехватка времени на домашнее задание, привело к перестройке урока таким образом, чтобы усвоение учебного материала учащимися полностью проходило в школе. Поэтому учителя стремились тщательно отбирать учебный материал, четко планировать и проводить уроки. Все эти факторы сказывались на состоянии знаний учащихся в не лучшую сторону. В такой ситуации учителя практиковали индивидуальные занятия и консультации. Возникли такие формы организации учебного процесса как консультационный пункт и летние школы, ориентированные на самостоятельную работу учащихся.

Педагоги с первых же дней войны стали больше внимание уделять выработке практических навыков, необходимых в повседневной жизни в условиях военного времени. Воспитывали стойкость, мужество, дисциплину. В соответствии с этим учителя стремились связывать учебный материал буквально всех предметов с жизнью. Учителя истории и литературы для урока использовали материал о героическом прошлом нашего народа. Учителя естественных наук знакомили школьников с военной техникой, с применением электричества в военном деле. Курс химии активно использовался для подготовки к противохимической обороне. Каждый известный боевой эпизод служил материалом для урока по различным предметам.

В связи с широким привлечением школьников к сельскохозяйственному труду, с ноября 1941 г. в школах страны вводилась агротехническая подготовка, предназначенная для подготовки учащихся к сельскому труду.

Другой важной заботой советского правительства стала подготовка пополнения для Советской армии. Поэтому с начала 3-ей четверти 1942/43 учебного года вводился новый предмет — «Военное дело».

В 1943 г. наступил коренной перелом в ходе ВОВ, укрепилась материально-техническая база школ. Это позволило органам народного просвещения провести ряд мер на повышение качества школьного образования. В 1943-1944 гг. постановлениями и приказами руководства, укрепляется дисциплина в школе, устанавливаются единые меры поощрения и наказания, во всех общеобразовательных школах вводятся обязательные выпускные экзамены, учреждается золотая и серебряная медали. Для контроля успеваемости и поведения школьников возвращается цифровая пятибалльная система оценки.

Все это помогло уже в 1944/45 учебном году добиться положительных сдвигов в учебно-воспитательном процессе.

Полная героизма и драматизма была жизнь школы на временно оккупированных врагом территориях. Фашистские захватчики пытались использовать школу для перевоспитания советской молодёжи в духе рабства и нацистской идеологии. Это делалось самым варварским и жестоким образом, насаждался немецкий язык, религия, вводились телесные наказания.

В отличие от «цивилизованных школ» оккупантов, школы, действовавшие в партизанских районах, стремились уберечь детей от тяжести войны, дать им знания и не дать потерять ребёнку веру в гуманизм. И это — не взирая на вражеское окружение!

Война мощно вторгалась в мирную жизнь, нарушала привычный распорядок деятельности, как учителей, так и школьников. Многие из них вынуждены были взять в руки оружие и встать на защиту своей страны. Другие же стали трудится на производстве, в сельском хозяйстве, на строительстве оборонительных сооружений, участвовать в противовоздушной обороне. И везде, советские учителя и учащиеся, показали примеры мужества, героизма, трудолюбия, стойкости и гуманизма.

Подводя итог исследованию, стоит отметить, что советское руководство, несмотря на смертельную схватку с фашизмом, никогда не забывало о народном образовании и просвещении. Во время ВОВ оно провело комплекс мер, чтобы облегчить положение общеобразовательных школ, улучшить их материально-техническое состояние, повысить качество обучения. Всё это принесло положительные результаты. На созданном фундаменте, сразу же после войны, советское образование начало поступательное развитие. Что нашло отражение в признание за ней, как одной из лучших в мире.

Источники

1.Академик В.П. Потёмкин. Статьи и речи./ Под ред. И.А. Каирова, А.Г. Калашникова, Н.А. Константинова. М.: АПН РСФСР, 1947. 302 с.

2.ВЛКСМ в цифрах и фактах: В помощь комсомольскому пропагандисту и агитатору / Сост. Г. Елигулашвили, Г. Фоминов. М.: молодая гвардия, 1949, 143 с.

3.Галицкий Н.П. Школы Выборского района Ленинграда в первые дни блокады. Из воспоминаний директора школы. / Советская педагогика 1975 №1.

4.Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь в 2-х т. / Под ред. И.Н. Шкадова. М.: Воениздат, 1987. 911 с.

6.Комсомол и подростки: документы и материалы Центрального комитета ВЛКСМ. М.: Молодая гвардия, 1971. 285 с.

7.Кузница Победы. Подвиг тыла в годы ВОВ: Очерки и воспоминания. / Сост. И.М. Данишевский. М.: Пилитиздат, 1974. 428 с.

8.Лабенская В.С. Во вражеском тылу. / Молодой ленинец. 1958г. 4 сентября

9.Медынский Е.Н. Содержание учебной работы советской школы за 25 лет. / Советская педагогика, 1944г. № 10. С. 10-23.

10.Московский педагогический институт им. Ленина: К юбилею института 1872-1972 — М. 1972. 316 с.

11.Народное образование РСФСР в 1943 г.: Отчет Народного Комиссариата просвещения РСФСР. — М. 1944.

12.Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973 гг. / Сост. А.А. Абакумов, Н.П. Кузин, Ф.И. Пузырев, Л.Ф. Литвинов. М.: Педагогика, 1974, 560 с.

13.Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза: Документы и материалы. / Под ред. П.А. Жилин. М.: Воениздат, 1987. 305 с.

14.Сборник сообщений Чрезвычайной Государственной Комиссии о злодея- ниях-фашистских захватчиков. / Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. М.: Госполитиздат, 1946. 459 с.

15.Учителя-герои Великой Отечественной войны. / Сост. Ф.М. Маркова. М.: Педагогика,1974. 272 с.

Научная литература

16.Андрус О. Г. Очерки по истории школ Бессарабии и Молдавской ССР первой половины 20 века. Кишенев: Шкоала Советикэ, 1952. 243 с.

17.Безыменский Л. Разгаданные задачки третьего рейха. / Новое время. 1975г. № 1, С 28.

18.Беликов Г. Оккупация. Ставрополь, 1998.

19.Генри Пикер. Застольные беседы Гитлера. Смоленск: Русич, 1993. 496 с.

20.Гладков И.А. Советская экономика в период Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1970. 505 с.

21.Дацишина М.В. Учебники от Гитлера: программа нацистов по социализации молодежи на оккупированных советских территориях. / Вестник высшей школы. 2011. №1

22.Ермолов И. Г. Школьное и профессиональное образование на оккупированных территориях РСФСР. / Вопросы истории. 2009. №12

23.Завадская О.М. Развитие общеобразовательных школ Украины в период строительства коммунизма в 1959 — 1968 гг. Киев: Госуниверситет, 1968 г. 428 с.

24.История педагогики и образования. / Под ред. А.И. Пискунова. М.: ТЦ СФЕРА, 2005. 453 с.

25.Из истории советской школы и педагогики. Калинин (Тверь): Калининский университет, 1973. 79 с.

26.История педагогики: Учебник для студентов педагогических институтов. / Н.А. Константинов, Е.Н. Медынский, М.Ф. Шабаева. М.: Просвещение, 1982. 447 с.

27.Кринко Е.Ф. Советская школа в условиях нацистской оккупации (1941-1944 гг.) // Отечественная и зарубежная педагогика. 2015, №2 С.40-50.

28.Культурное строительство СССР / Сост. О.К. Макарова. М.: Госстатиз- дат,1956. 331 с.

29.Ленинский комсомол в Великой отечественной войне. / Сост. В.К. Крворученко. М.: Молодая гвардия, 1975, 336 с.

30.Макаревич М. В. Советская школа в партизанских зонах Белоруссии в годы Великой отечественной войны. Минск. 1980г.

31.Народное образование в СССР. / Под ред. М.А. Прокофьева. М.: Просвещение, 1967, 541 с.

32.Николаев В.И. Танины тополя. Ижевск: Удмуртия, 1970. 78 с.

33.Осмоловский А.Д. В ту суровую пору. / Народное образование. 1975 №12

34.Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. (1917-1941 гг.) / Отв. ред. Н.П. Кузин, М.Н. Колмакова, З.И. Равкин. М.: Педагогика, 1980, 456 с.

35.Очерки по истории школы и педагогической мысли народов СССР. (19451961 гг.) / Под ред. Ф.Г. Паначина, М.Н. Колмаковой, З.И. Равкина. М.: Педагогика, 1988, 272 с.

36.Паймаков А.С. Развитие школы Марийской АССР (1971 — 1973г.). Йошкар — Ола: Маркнигоиздат, 1970. 244 с.

37.Паначин Ф.Г. Педагогическое образование в СССР: Важнейшие этапы истории и современное состояние. М.: Педагогика, 1975. 143 с.

38.Черник С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны: Историко-педагогическое исследование. М.: Педагогика, 1984, 240 с.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1645

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке