Ключевые слова: Болонский процесс, модернизация, высшее образование, бакалавриат, магистратура, докторантура.

Развал СССР и образование независимых государств поставили в кризисную ситуацию годами формировавшуюся платформу образования. Каждое независимое государство начало поиск новой системы. Отдельные из суверенных республик обратили свой взор на европейскую модель образования, некоторые слегка видоизменили имеющийся формат, однако и те, и другие, на наш взгляд, не просчитали возможные риски и слабые места реформирования.

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Одним из самых лучших достижений советского строя являлась его образовательная система, которую до сих пор признают самой совершенной. Советское образование учило думать, развивало самостоятельность, творчество и приветствовало нестандартность мышления [1, с. 86]. Оно воспитывало личность адаптивную, инициативную и универсальную. Вышесказанное нельзя воспринимать как ностальгию, а скорее как поиск приемлемого варианта интеграции образования с сохранением лучших достижений из прошлого и определением приоритетов национальных интересов. Развал СССР усугубил не только социально-экономические проблемы, но и практически способствовал уничтожению советского образования. Каждая республика постсоветского пространства «катапультировалась в независимость» [2, с. 90), суверенный поход в XXI век не для всех оказался благополучным. Характерным трендом для постсоветского пространства стало создание национальной модели образования, что вполне объяснялось процессами глобализации и желанием соответствовать стандартам новейшего времени.

Попробуем выделить алгоритм формирования образовательного пространства в рамках СНГ, толчком которому, на наш взгляд, послужило заявление Н. Назарбаева, сделанное в 1994 г., о необходимости интеграции постсоветского пространства. Через два года в 1996 году четыре государства Россия, Белоруссия, Киргизия и Казахстан заключили договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях. Следующим логическим шагом стало принятие в 1997 году Концепции о формировании единого образовательного пространства СНГ.

Межведомственные и межгосударственные комиссии по реализации принятых соглашений в условиях суверенной нормативно-правовой базы разработали и предложили множество проектов по различным направлениям образовательной деятельности. В частности, были предложены проекты по признанию документов об образовании, ученых степенях, званиях, о порядке реализации образовательных программ, филиалов высших учебных заведений на территории суверенных государств и пр. Вместе с тем, к великому сожалению, не все принятые межгосударственные документы по формированию единого образовательного пространства могут быть реализованы. Препятствием тому является внутреннее содержание реформ высшего образования и нормативно-правовая база. Казахстан и Россия с разницей в несколько лет подписали Болонскую декларацию, в 2010 году и в 2003 году соответственно.

Великая хартия университетов (1988) и Болонская декларация (1999) сыграли важную роль в интеграции образования европейских стран, дав толчок гармонизации национальных образовательных систем европейских государств. Обязательными параметрами Болонской декларации являются трёхуровневая система высшего образования; академические кредиты ECTS; академическая мобильность студентов, преподавателей и административного персонала вузов; Европейское приложение к диплому; контроль качества высшего образования; создание единого европейского исследовательского пространства. Казалось бы, чего проще, реализовать шесть пунктов в постсоветском образовательном пространстве.

Содержание Болонского процесса как кальку приложили к существовавшей образовательной системе, сейчас мы пребываем в общем пространстве основополагающих целей Болонского процесса. Не претендуя на всеохватность, попробуем определить общие и отличные тренды реализации Болонского процесса.

1. Руководство обеих стран рассматривает Болонский процесс в качестве важного инструмента модернизации высшего образования и продвижения национального образования в международном научном и образовательном пространстве. Нормативно-правовая база направлена на реализацию программы Болонского процесса. Содержание нормативно-правовой базы по системе высшего образования, в частности Казахстана, свидетельствует о пошаговой модернизации высшего образования с целью соответствия требованиям мирового образовательного процесса, начиная с Закона «Об образовании» и классификатора специальностей и последними изменениями ГОСО 2011 г. и окончательным его принятием в 2016 г. [3]. На наш взгляд, точкой отсчета российского законодательного поля по модернизации образования является проект закона «Об образовании», представленный на обсуждение в 2010 г. и принятый в 2013 г. и его окончательная регламентация в принятой государственной программе «Развитие образования на 2013-2020 годы» [4].

2. В Казахстане и в России есть те, кто поддерживает, и те, кто выступает против Болонского процесса, неоднозначность оценок варьируется от крайне негативных до крайне положительных оценок. Мы уже прошли путь чуть больше 10 лет, маховик Болонского процесса запущен, в Казахстане новый Закон «Об образовании» поставил точку в 2010 году на деятельности диссертационных советов по защите диссертаций на соискание ученых степеней кандидатов и докторов наук. В России деятельность диссертационных советов продолжается, государство воспользовалось правом выбора, сохранив двухуровневую систему научных степеней кандидата и доктора наук. К слову сказать, показателем оценки деятельности казахстанского вуза является укомплектованность штатным ППС, где остепененность для университета составляет 45% [5].

3. Текущий процесс реализации демонстрирует множество нюансов, не соответствующих параметрам Болонского процесса. В частности, магистратура в Казахстане относится к послевузовскому образованию (первая ступень), в России же магистратура образует завершающую стадию (последняя ступень вузовского образования). В Казахстане и России отсутствует промежуточное звено между школой и вузом — колледж, достаточно важное звено, являющееся стартовой площадкой для поступления в вуз. Высшая школа Казахстана без исключений работает по системе бакалавриат — магистратура — докторантура, в России можно встретить бакалавриат и специалитет, т.е. кредитную и линейную системы обучения. В Российской Федерации реализуются программы магистратуры, далее аспирантура и защита диссертаций на соискание ученой степени.

Вместе с тем, в самом содержании реализуемых образовательных траекторий в вузах мы наблюдаем отсутствие свободы выбора студента как объекта обучения, свобода преподавателя как субъекта реализации учебного плана. При анализе учебных планов Казахстана и России, различных по формату и профессиональной направленности, обнаруживается наличие узкоспециальных дисциплин, что служит препятствием для студента в случае перевода на другую специальность или в случае выбора другой траектории. Например, мы имеем цикл общеобязательных дисциплин в размере 28 кредитов, в том числе 21 — из обязательного компонента и лишь 7 компонент по выбору. Цикл базовых дисциплин равен 69 кредитам, в том числе 20 — обязательный компонент, цикл профильных равен 32, в том числе 5 кредитов обязательного компонента. Сегмент базовых дисциплин по специальности «История» в какой-то степени присутствует во всех казахстанских вузах, готовящих бакалавра истории. За весь период обучения в бакалавриате студент должен набрать 129 кредитов. Согласно параметрам Болонского процесса, в случае перевода студента в другой вуз, отъезда по академической мобильности с учетом объема трудоемкости, т.е. общей суммы кредитов по пройденным модулям, студенту перезачитывают их. В нашем же случае студент «достаёт» разницу учебных планов, это характерно и для образовательного пространства России.

Дисциплины учебного плана в нашем случае объединяются по модулям, как, например, «Антропологическое изучение социальной истории» и «Древние языки и культуры» находятся в модуле «Культурная память и антропология», что соответствует параметрам Болонского процесса. Соответственно при сдаче дисциплин должна идти одна оценка за модуль в сумме двух дисциплин по 50% каждая, при этом в целях исключения коррупционных деяний, объективности в оценке качества знаний студента, процедура сдачи экзамена предусматривает обязательно другого преподавателя и кодировку письменного ответа. Последнее достаточно активно при негативном отношении к этому процессу со стороны ППС вводится в вузах Казахстана. Константы кредитной системы Болонского процесса не везде соблюдаются, а порой утрируются, превращаясь в порочную тестовую систему, что не всегда обнаруживает качество и системность полученных знаний. Болонский процесс предполагает минимум аудиторных часов, максимум самостоятельной работы студента. Для этого ППС сопровождает свои дисциплины учебно-методическим обеспечением, выставляя их на специальный сайт, который становится информационной площадкой виртуального общения преподавателя и студента.

К великому сожалению, Болонский процесс в Казахстане и России похож на мозаику, где не все части пазла присутствуют, а если они случайно имеются в наличии, то взяты из другой мозаичной палитры. В анатомическом представлении: есть правая рука, отсутствует левая и наоборот, т.е. не все «части тела» согласно описи Болонского процесса мы можем найти как в Казах- стане, так и в России. Есть еще множество нюансов, характерных для образовательного пространства Казахстана и России, даже в рамках СНГ мы не можем говорить о процессах унификации и стандартизации не только казахстанского и российского образования, в целом всех его участников.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Профессорско-преподавательский состав стал заложником Болонского процесса, т.к. его нагрузка напрямую зависит от численности студентов в университете. Демографические ямы, реформации школьного образования, переход к ЕНТ и ЕГЭ заставляют держаться за каждого студента, что характерно для провинциальных вузов. Нехватка нагрузки приводит к сокращению ППС, перераспределение учебных дисциплин ведет к тому, что один преподаватель читает несвойственные его научной специализации предметы, а это естественно сказывается на качестве образовательной деятельности.

Акцентируя внимание на процессах межгосударственного взаимодействия, следует обратить на трансграничные перекрестки Казахстана и России. Протяженность казахстанско-российской границы составляет чуть более 7000 тысяч километров, в том числе граница Восточного Казахстана с Алтайским краем и Республикой Алтай насчитывает 1193,6 км. Вузы Восточного Казахстана в «неравном бою» проигрывают близлежащим образовательным центрам РФ: Барнаулу, Новосибирску, Томску и другим российским городам [6]. В данном случае не только этно-демографический фактор играет важную роль. Значительное влияние оказывает и возможность бюджетного обучения в российских вузах, чего не может дать родина, т.к. слишком мало грантных мест и слишком высока цена за обучение в казахстанских вузах, что можно назвать своего рода сегрегацией.

Вместе с тем, в Казахстане нашли средства для реализации программы Серпин-2050. Уникальность программы заключается в оказании помощи в обучении и трудоустройстве молодежи из южных и западных регионов Казахстана, где наблюдается переизбыток трудовых ресурсов. Попытка решить региональный дисбаланс север-юг, восток-запад, имеет обратный эффект, местная молодежь с Восточного Казахстана лишается возможности бесплатного обучения и соответственно вынуждена уезжать в ближайшее трансграничное пространство. В томских вузах студенты из Казахстана составляют 80% от общего числа иностранных студентов [7]. Можно констатировать экспорт образовательных услуг российских вузов в пространстве СНГ, что естественно увеличивает приток иностранных студентов, обуславливает возможность открытия филиалов российских вузов на территории Казахстана. Подобные филиалы становятся информационными центрами имиджево-рекламной деятельности российского образования.

Казахстанские и российские вузы реализуют программы академической мобильности (ППС и студенты) в рамках заключенных межвузовских договоров с вузами партнерами, совместные образовательные программы с двухдипломным образованием, научные стажировки и учебные практики, проводят совместные научно-практические конференции с прямым участием или в онлайн-режиме (ППС и студенты). Например, студенты исторического факультета приняли участие в работе Международной научно-практической студенческой конференции «Молодежь и наука: региональные и глобальные интересы» в г. Семей (Республика Казахстан), проводимой Казахским гуманитарно-юридическим инновационным университетом. На базе ВКГУ в онлайн режиме было проведено несколько круглых столов, конференций, посвященных актуальным проблемам отечественной истории. Студенты Алтайского государственного медицинского университета (г. Барнаул) в рамках партнерских отношений с Казахстанско-Российским медицинским университетом (г. Алматы) проходили практику в медицинских учреждениях Алматы, что стало своего рода приобретением опыта и знакомством с медицинской системой Казахстана в условиях краткосрочных курсов.

Впервые в Восточно-Казахстанском госуниверситете в 2016 г. запущена Совместная образовательная программа с Алтайским госуниверситетом по реализации двух дипломного об- разования в магистратуре 6М020300 «История» и 46.04.01 «История» по образовательной траектории «Исторические исследования в современном научном познании». По окончании магистранты обучавшиеся получат два диплома, один — казахстанский, другой — российский.

Согласно параметрам Болонского процесса в образовании должна присутствовать академическая мобильность профессорско-преподавательского состава, как казахстанских, так и российских вузов. Указанный критерий являет собой один из самых сложных, ввиду многих причин объективного и субъективного плана. Академическая мобильность ППС предполагает от 2 до 4 месяцев, порой и того больше, что совершенно нереально с учетом учебной нагрузки преподавателя по основному месту работы и невозможностью его замены. Финансовая составляющая академической мобильности составляет отдельную тему для обсуждения. Имеется другая сторона медали: где же нужен наш профессорско-преподавательский состав со своими академическими знаниями? Практически нигде. Проблема не в том, что он не конкурентоспособен, а в том, что не всякий вуз готов принять и оплатить работу казахстанского научно-педагогического работника, даже если он знает иностранные языки, и у себя на родине является самым лучшим.

Ввиду того, что академическая мобильность извне в казахстанские вузы является мерилом оценки международной аккредитации и государственной аттестации, руководство финансирует приезд лекторов ближнего и дальнего зарубежья. При наличии докторантуры в казахстанских вузах в качестве соруководителя присутствует зарубежный ученый, чтение им лекций и консультативная деятельность являются обязательным явлением. В условиях трансграничных возможностей наш вуз активно обменивается в рамках академической мобильности с Алтайским государственным университетом, Томским государственным университетом, с вузами Новосибирска.

За всеми реализуемыми реформами высшего образования в стороне остается наука и научные достижения преподавателя. К сожалению, грантное и программно-целевое финансирование проходит мимо гуманитарного профиля казахстанской науки. В Казахстане происходит активное старение науки, казахстанских ученых оценивают по наличию индекса Хирша и публикаций в таких базах, как Томсон Рейтер, Скопус. Последнее не у всех получается, но в целом есть позитивные показатели. Казахстанские гуманитарии не могут коммерциализировать науку, соответственно не могут получить государственное финансирование.

Очень хорошо сказал о казахстанской науке Азамат Ибраев: «Как выяснилось, в разные годы, отчисления на науку в Казахстане составляли 0,2%, 0,1%… В настоящее время процент отчисления указывается в размере 0,28%. То есть, более 0,3 процентов от ВВП на поддержание отечественных ученых в стране не тратилось никогда. Куда уж тут до пресловутого одного процента, то есть, до того минимума, при котором можно говорить о нормальном государственной поддержке науки и соответственно о перспективах ее развития? В результате, по прогнозам развития научного потенциала, Казахстан находится на 66 месте и “благополучно” соседствует с такими “научно-продвинутыми” государствами, как Албания и Тринидад и Тобаго. Хорошо это или плохо, наверное, решать каждому индивидуально» [8].

«В 2015 году общая сумма финансирования науки из республиканского бюджета составила 43 миллиарда тенге, в 2016 году, несмотря на финансовый кризис…» государство обещало сохранить тот же объем [9].

В России в «2015 году бюджет академической науки составил примерно 115 миллиардов рублей…. объем в будущем году как минимум сохранится на уровне текущего» [10]. Комментарии в оценке финансирования излишни.

Особое значение для казахстанских ученых имеет деятельность Российского гуманитарного научного фонда, в самом названии заложен сегмент гуманитарных наук. РГНФ финансирует исследовательскую, издательскую деятельность, а также конференции, чего так не хватает казахстанским гуманитариям.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Суммируя вышесказанное, хотелось бы отметить следующее. Нас объединяет общее Евразийское пространство, общее прошлое, надеюсь, общее будущее. Казахстан и Россия оказались втянуты в Болонский процесс, пытаясь равняться на европейские стандарты. Полагаем, мы упускаем евразийские ориентиры. Находясь в общем образовательном пространстве, мы имеем принципиальные различия в реализации основных параметров Болонского процесса и совершенно разные подходы в подготовке научных кадров высшей школы, не говоря о содержании нормативно-правовой и финансовой базе. Модернизация национальной системы образования влечет за собой жесткий контроль в образовании и гарантирует качество, это — несомненный плюс Болонской системы, однако советское образование тоже было гарантом качества выдаваемых дипломов.

Многие параметры Болонской системы не вписываются в рамки казахстанской и российской систем образования, тому есть множество объективных причин, связанных с государственной образовательной политикой, половинчатостью и незавершенностью реформы образования в целом.

К сожалению, отсутствие автономности казахстанских вузов не позволяет шагать в ногу со временем, знания в век информационных технологий превращаются в испорченный продукт. Преподаватель и студент должны соответствовать новым требованиям, первый — отличаться конкурентоспособностью, постоянно повышая квалификацию; второй — иметь мотивацию к учебе, где самоцелью станет не заветная «корочка» диплома, а истина и знания. В цельности образовательная траектория должна стать гибкой, адаптируемой к запросам времени, все это в совокупности должно обеспечиваться продуманной социально-ориентированной программой.

Список использованных источников

1. Fimyar O., Kurakbayev K. ‘Soviet’ in teachers’ memories and professional beliefs in Kazakhstan: points for reflection for reformers, international consultants and practitioners // International Journal of Qualitative Studies in Education. 2016. T. 29, № 1. ‒ C. 86-103.
2. Лаумулин М. Центральная Азия: основные подходы в современной политической науке // Центральная Азия и Кавказ. 2010. T. 13, № 1. ‒ C. 90-109.
3. Закон Республики Казахстан от 27 июля 2007 года № 319-III «Об образовании» [Электронный ресурс] URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30118747#pos=1;-263 (дата обращения: 01.11.2016)
4. Правительство Российской Федерации Постановление от 15 апреля 2014 г. N 295. Москва. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие образования» на 2013-2020 годы.[Электронный ресурс] URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102349659&rdk=&backlink=1 (дата обращения: 06.11.2016)
5. О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Республики Казахстан от 2 июня 2007 года № 452 Постановление Правительства Республики Казахстан от 28 мая 2008 года № 506 «Правила лицензирования образовательной деятельности».
6. Слепнев Д., Авдоченко А. Неравный бой. Проблемы приграничного сотрудничества высшей школы Восточного Казахстана и Западной Сибири. [Электронный ресурс] URL:http://www.centrasia.ru/news2.php st=1412492100 (дата обращения: 06.11.2016)
7. Большинство казахстанских студентов-технарей, получив образование в Томске, возвращаются на родину. [Электронный ресурс].URL: http://news.vtomske.ru/news/61818-bolshinstvo-kazahstanskihstudentov-tehnarei-poluchiv-obrazovanie-v-tomske-vozvrashchayutsya-narodinu (дата обращения: 02.11.2016)
8. Ибраев А. Прямая речь о развале науки Казахстана. [Электронный ресурс] URL: https://vrk.news/news/i458 (дата обращения: 21.10.2016)
9. Финансирование казахстанской науки в этом году сохранится на уровне Т43 млрд. [Электронный ресурс] URL: https://www.zakon.kz/4778624-finansirovanie-kazakhstanskojj-naukiv.html (дата обращения: 01.11.2016)
10. В 2016 году финансирование науки в РФ сохранится на уровне текущего года. [Электронный ресурс] URL:http://www.edu.ru/news/science/v-2016-godu-finansirovanie-nauki-v-rfsohranitsya-/(дата обращения: 01.11.2016)