Аннотация: В статье излагаются предложения и анализ первых проб проведения конкурсов юных экскурсоводов с применением игровых технологий и выполнения проектных заданий.

Ключевые слова: юные экскурсоводы, обучение в игре, тренировка навыков, культура речи, исследовательская работа, принцип научности в обучении юных экскурсоводов, коммуникативные компетенции, психология общения.

Я предлагаю внимательнее присмотреться к такому привычному явлению, как конкурсы для школьников.

Согласитесь, их очень много. Они стали общеупотребимым средством, говоря современным языком, продвижения. Это продвижения самих детей, даже получения дополнительных баллов к ЭГЭ и льгот при поступлении в ВУЗы. Это продвижение образовательных организаций в борьбе за рейтинги. Это та же борьба за рейтинги, но уже со стороны учредителей и организаторов конкурсов. Это форма рекламы. И много ещё какие задачи способна решить такая  замечательная  форма  соревновательного  мероприятия,  как конкурс.

Однако в наш век активного прагматизма конкурсы часто становятся механизмом поддержания не    самых    лучших устремлений. Вместо развития интереса к участию, к включению в процесс совместного действия, юные конкурсанты всё больше стремятся к утилитарному получению грамот и распределению мест. Если учесть, что в сфере образования на конкурсах редки существенные материальные призы, то становится очень хорошо заметно, что детский прагматизм лежит не в области  материальных  наград, а в сфере признания своих достоинств. Понятно, что это полностью соответствует возрастным психическим ориентирам подростков, а именно они составляют основную массу конкурсантов. Но это совсем не значит, что взрослые организаторы конкурсов должны стимулировать это подростковое стремление и тем самым закреплять его в системе ценностей формирующихся личностей. Надо повернуть эту потребность на благо отрокам. А лучшим благом для них мне видится взращивание в них истинной внутренней мотивации к познанию и применению всего познанного в какой-либо практике. Такими воззрениями объясняется актуальность и одновременно гипотеза моей статьи.

Актуальность в том, что есть надобность искать способы организации конкурсов, которые создавали бы условия для зарождения, становления и развития у школьников внутренней мотивации познавательной и практически значимой деятельности.

При этом я хочу говорить о конкурсах не любых, а в достаточно конкретной сфере деятельности. В экскурсоведении.

Поэтому объектом моего интереса является процесс обучения основам деятельности экскурсовода детей школьного возраста.

А предметом – средства и способы организации конкурсов среди детей, пробующих свои силы на этом поприще.

Я предполагаю, что именно конкурсы могут стать той формой, которая сможет создавать условия для роста добровольного стремления школьников к углублённому познанию и практически значимой деятельности. Ведь любой экскурсовод работает на отдачу. Значит надо иметь, что передать и уметь, как это сделать. В этом огромный образовательный и воспитательный потенциал данной профессии. Являясь экскурсоводом с 1987 года и одновременно педагогом, я в этом убеждена.

Цель этой статьи — подвести промежуточный итог проделанной работе по поиску средств и способов продуктивной организации конкурсов юных экскурсоводов.

Для этого рассмотрим следующие задачи:

  1. Какова значимость экскурсоводов в современном туризме.
  2. Что полезного в работе экскурсовода для процесса образования и воспитания.
  3. Роль конкурсов в современном образовательном процессе. Практика конкурсов экскурсионной направленности.
  4. Предлагаемые принципы и способы организации конкурсов для юных экскурсоводов.

Опыт внедрения этих принципов и способов.

Все названное я буду рассматривать на опыте работы объединений юных экскурсоводов, с которыми я занимаюсь в детско-юношеском центре «Турист» с 2009 года. Пожалуй, самым используемым методом в нашей работе являлось наблюдение. Затем эксперимент. Конечно, экспериментировали мы на основе анализа экскурсоводческой, педагогической и психологической литературы, лекций различных преподавателей на курсах подготовки экскурсионных кадров. Часто прибегали к методу сравнения. А сравнивали в основном результаты всё тех же наблюдений за текущими занятиями и конкурсами.

Периодически применяли метод обратной связи в форме анкетирования, написания эссе, рассказов, создания рисунков и проведения игр. Хороший результат давал такой метод, как живое общение с практикующими гидами-экскурсоводами.

Из источников хочу назвать, прежде всего, книги и тренинги кандидата технических наук, доктора философии в области психологии, автора проекта «Интеллектика» Константина Петровича Шереметьева. Они несут большую информацию для понимания внутренних процессов работы человеческой психики в целом и с учётом возрастов в частности. Этот автор обладает прекрасной способностью объяснять сложные вещи просто и образно. Так, углубление в механизм действия чувств и эмоций весьма способствовало лучшему взаимодействию с публикой меня, как практикующего гида и меня, как педагога для разработки игровых упражнений в школе юных экскурсоводов, в том числе и в проведении конкурсов.

Огромную помощь постоянно оказывали курсы и тренинги Лидии Алексеевны Суриной, кандидата химических наук, аналитического психолога, члена Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги и практикующего психотерапевта, руководителя центра «Творчество жизни». Мы не только пользовались её трудами. Она принимала и принимает непосредственное участие в общении с детьми наших объединений юных экскурсоводов. Так же существенную поддержку оказывали мои коллеги по цеху, профессиональные аккредитованные и практикующие гиды-экскурсоводы, которые входили периодически в состав жюри конкурсов, проводили беседы с учениками.

И так, кто же такой экскурсовод в наше время? Давайте оговоримся, что мы не будем сейчас рассматривать работу гида-переводчика, который проводит экскурсии для иностранных граждан. На сайтах, дающих обзоры средних и высших учебных заведений, на выставках по профориентации старшеклассников я наткнулась на информацию,  которая меня удивила. Профессия экскурсовода относится ими к категории умирающей. Работая каждую неделю на маршрутах, я даже подумать об этом не могла. Но проведённое нами с детьми анкетирование учителей, учеников средних и старших классов и родителей 3-х школ города – общим счётом 938 человек, убедительно показало, что при самостоятельных путешествиях 58% опрошенных предпочтут воспользоваться аудиогидом во время посещения музеев. Более подробный анализ ответов показал, что этот выбор объясняется тем, что в музеях  многие экскурсоводы говорят на «очень правильном» языке, следует по заданному маршруту и посетитель «вынужден следовать его программе».

Я умышленно сохранила формулировки наших респондентов. С другой стороны, эти же люди отвечали, что «слоняться» совсем без комментариев по музею или в новом для себя городе тоже неприятно. И по своему опыту я знаю, что люди на экскурсию приходят не столько за информацией, сколько за общением по поводу чего – то, что им интересно. И совершенно не важно, насколько они сами осознают свой интерес. Но, если экскурсовод, умеет общаться со своими туристами так, что у них останется ощущение прилива сил и уважения к самому себе, что он это видел и слышал, то такого экскурсовода всегда предпочтут любому техническому источнику информации.

Так сколькими же компетенциями должен обладать человек, чтоб выстраивать такие отношения в ходе достаточно кратковременного общения пока длиться экскурсионный маршрут. Ему надо быть и исследователем, углубившимся в изучение темы маршрута, и оратором, и психологом, и писателем-сценаристом, и находчивым пронырой с житейским здравым смыслом, и обладать чувством юмора, и список можно продолжать. Много таких специалистов вы встречали? Я думаю, ответ обсуждению не подлежит. Но, если кто-то встречал, вы их, скорее всего уже вспомнили, пока читали эти строки.

Получается, что экскурсовод — это не умирающая невостребованная профессия, а нехватка хороших профессионалов.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Что же мы берёмся со школьной скамьи выращивать экскурсоводов? Нет.

Для этого сейчас есть огромное количество центров, факультетов дополнительного образования при ВУЗах. Такое ощущение, что подготовкой экскурсоводов и выдачей сертификатов о квалификации теперь только ленивый не занимается. И по серьёзному всем понятно, что к обучению и образованию это не имеет никакого отношения. Это продажа прав на работу. А орфоэпию за несколько месяцев не выучишь. С детства это надо начинать. Пойдёт ли потом ребёнок из кружка юных экскурсоводов в эту неспокойную профессию, не ведомо. Так же, как не становятся Ван Клибернами все, кто ходит в детстве в музыкальную школу, а Станиславскими все, кто посещает театральные кружки. Но навыки, умения, пропитка «ароматным рассолом» подобных занятий в детстве, даром не проходят. Это интеллект формирующие виды деятельности, это кирпичики, из которых подрастающие дети будут выкладывать здания своих личностей. И от этих кирпичиков зависит, что у них построиться: дворцы или хижины. Поэтому потенциал профессии экскурсовода стоит использовать в образовательно-воспитательном процессе детей. Что именно? Главное, что экскурсионная работа изначально предполагает передачу своих знаний.

Экскурсия состоит из одновременного показа и рассказа. Причём показа именно того, что видит сам экскурсовод. И так, как он это ощущает. Значит, маленький экскурсовод просто не сможет не начать видеть, замечать, наблюдать. Ведь ему «придётся» это кому-то рассказать. Придётся не на оценку, как на уроке. А от большого впечатления внутри себя. Ведь занятия в школе экскурсоводов не проходят, как обычные уроки по гуманитарным дисциплинам. Они игровые или экскурсионные, т. е. в интересных местах, с интересными вещами и людьми. Они всегда чувственно-эмоциональные. Это суть любой хорошей экскурсии. Но это не восторженность постоянная.

Красоту экскурсии можно создать только на основе весьма обширных и в то же время глубоких знаний. Маленькие экскурсоводы идут по пути углубления самостоятельного поиска, на своих микро-маршрутиках, где-то в одном уголочке школьного музея или в ближайшем парке. Именно на них они могут освоить все шаги кропотливого исследования. Главное их здесь не гнать. Не ждать от них гениальных открытий и многотомных трудов. Вы скажете, исследовательским работам можно учить и без экскурсий. Конечно можно, но любому исследователю своими открытиями всегда хочется поделиться. А в нашем деле, педагог в любом случае постарается обеспечить аудиторией. Причём проследит, чтобы аудитория была по силам. И постепенно будет её расширять. Контроль за соответствием аудитории теме и квалификации ведущего – это тоже навык хорошего экскурсовода.

Экскурсоводу мало узнать и подметить интересное в объекте самому, он должен уметь донести это до того, кто слушает и смотрит  вместе с ним. А значит, он должен уметь создать красивый описательный текст. Который передавал бы не только смысл информации, но и подавался в приятной и лёгкой для восприятия форме. Все ребята в нашей школе ЮЭксов уже на первом году обучения замечают, как экскурсионный описательный текст отличается от привычного школьного реферата или исследовательской работы. Здесь приходится становиться писателем, создавать сцены, прописывать образы героев, укладывать их в конкретное пространство физического маршрута, вызывать чувства. Согласитесь, что на общих уроках литературы так писать сочинения не учат.

А когда текст готов, его надо красиво воспроизвести. Прямо как актёру. С нужным темпом, громкостью, чёткостью и другими качествами речи. Но не на сцене, отделяющей актёра от зрителя. А стоя прямо перед людьми и находясь с ними в непосредственном общении. И это прекрасная необходимость отрабатывать коммуникативные качества речи и навыки общения в целом. Замечаете, это полностью требования нового экзамена, вводимого сейчас в школах: называется устное собеседование, является частью экзамена по русскому языку.

И даже без надобности к экзамену, конечно, культурному человеку надо уметь владеть своей речью. Особенно тем её назначением, которое влияет на процесс общения. В школах совсем нет такого предмета – грамота общения. А экскурсоводу без неё никак нельзя. Поэтому в школе юных экскурсоводов она является базовым разделом подготовки. В общение играем как угодно: в настольные, ролевые игры, диалоговые симуляторы, сочинения,   рисунки. Ради этой цели всё идёт в ход. Подведём итог. Обучение по критериям экскурсоводческой деятельности может дать маленьким экскурсоводам много полезного.

При этом аудиторий, на которых они могли бы закреплять и проверять свои навыки и умения, не так уж много. Школьным экскурсоводам доверяют как правило тоже детей. Чаще всего принято, и особенно, если в школе есть музей, экскурсоводами бывают ученики средних и старших классов, а их туристами ученики младших классов. И это чудесно. Это тот годами накопленный опыт, который стоит лелеять. Но выход на одну и туже аудиторию, да, если ещё с одной и той же темой, останавливает развитие экскурсовода. И вот здесь выходят на арену конкурсы.

Они, как правило, создают необходимость выбора новых тем и интересов. Они предоставляют свежую аудиторию. И это хорошо. Хорошо и то, что в последние несколько лет конкурсы юных экскурсоводов начали вычленяться из общекраеведческих или конкурсов исследовательских и проектных работ, где экскурсионные маршруты рассматривались в ряду всех других разновидностей ученических исследований. Наследие этой практики живо. Самое тяжёлое в нём то, что экскурсионные маршруты демонстрируются в так называемом виртуальном режиме. По сути это не экскурсия, а устная защита по презентации. Дело тоже очень полезное.

Таким образом, действительно можно выполнить одну из задач, ради которых проводятся конкурсы. Это задача контроля за результатами процесса обучения. Но, я думаю, совсем неразумно организовывать такое хлопотное дело, как конкурс только ради контроля результатов. Каждый  год в нашей Московской области проводится два конкурса, где юные экскурсоводы могут показать свои достижения. Они называются «Мой музей» и «Виртуальная экскурсия». Оба конкурса рассчитаны на тех детей, которые занимаются при школьных музеях. Конкурс «Мой музей» направлен больше на проверку состояния школьных музеев как таковых, их фондов, работы актива, состояния экспозиций и полезности проводимых мероприятий для жизни школы.

Собственно функция экскурсоводов вписывается только в последний раздел и то больше не с точки зрения мастерства экскурсовода, а с точки зрения востребованности тематики, объёмов охвата школьников и т. п. Получается, что в тех школах или  других учебных заведениях, где музеев нет, детям нечего показывать. Даже если они учатся водить экскурсии по темам и объектам вне школы, они автоматически не могут участвовать в этом конкурсе. «Виртуальная экскурсия» повёрнута именно в сторону экскурсоводов. Более того, это конкурс последние 2 года даже поменял название. И называется теперь конкурсом просто школьных экскурсоводов без привязки к наличию в школе музея. В него включены номинации, в которых дети могут показывать маршруты помимо экспозиций школьных музеев. Это огромный шаг вперёд. Но вместе с тем, на лицо и два шага назад. Это конкурс перевели в строго виртуальный формат т. е. без очного этапа.

Всё участие юных экскурсоводов свелось к тому, что они должны прислать организаторам текст и презентацию экскурсионного проекта и даже не защищать его очно.

Что мы даём детям, когда так проводим их творческие состязания? Закрепляем навык выучивания заранее подготовленного текста, без возможности проверить, кем он составлен. При наличии очного этапа хорошо, что присутствует опыт живого публичного выступления перед заранее незнакомой аудиторией, даже, если этой аудиторией является только жюри. Такое благо осталось в одном из названных конкурсов.

Продолжением его является общероссийский этап, организатором которого является ФЦДЮТиК (Федеральный центр детско-юношеского туризма и краеведения). Там выделены отдельные номинации для экскурсоводов школьных музее и экскурсоводов по объектам наследия. Там кроме виртуальной защиты домашних работ существует этап создания своего мини-маршрута. Это очень смелое задание. Детей приводят в абсолютно не знакомое им ранее место (музей, центр, выставка, улицы города), проводят небольшую ознакомительную экскурсию. С места этого уводят, дают два часа времени. Затем в аудитории (не на описываемом месте) дети должны представить свой вариант экскурсии и изложить его за 5 минут.

Удивительно, но дети что-то создают. И это бывает весьма  интересно. Хотя назвать экскурсионным проектом это, на мой взгляд, трудно. Если среди читающих есть профессиональные экскурсоводы, признайтесь себе, насколько вы справились бы с подобным заданием.

Что дети получают при этом? Знания о новых объектах, страницах истории или биографиях. Имеют практику живого публичного выступления, т. к. там слушателями являются не только члены жюри, но и все участники с сопровождающими педагогами. Новая аудитория обеспечена. Если учесть, что дальше их ждёт ещё викторина (а по сути тест) на знание музейно — краеведческой терминологии. То получается, весьма существенная проверка и тренировка. И это очень жёстко. Конечно, оправдано – это всероссийский уровень. Туда и должны съезжаться самые из самых. И это было бы прекрасно, если бы все этапы, предшествующие этому, проводились бы так, что являлись бы действительной подготовкой к такому соревнованию.

Но этого они как раз и лишены. Можно добавить, что ФДЮТиК даёт номинацию юным экскурсоводам и в рамках    мероприятий «Отечество». Ведь экскурсоведение и краеведение близнецы братья. Но формат их проведения не меняется. Все, кто бывал на этих конкурсах,  знает, как выгодно отличаются от всех регионов дети-экскурсоводы из Санкт-Петербурга. Там есть хороший опыт подготовки и доверия в проведении реальных экскурсий школьникам. Конечно, мы заглянули в их опыт. И начали пробовать проводить  свои  конкурсы  на  новых  принципах. Это локальные конкурсы, которые пока не выходят за рамки нашего города и не могут  похвастаться  большим  количеством  участников. Но,  может  быть,  они  и не должны быть многолюдными. Ведь первым принципом в состязательном мероприятии экскурсоводов должен быть всё-таки режим действий в реальном времени.

Поскольку само понятие экскурсии означает ознакомление с объектом на месте его расположения, то и юные экскурсоводы должны иметь возможность вести свои маршрутики на реальных объектах в местах их расположения. Конечно, этот принцип хлопотно реализовывать. Проще собрать всех в одном зале или аудитории, чем договариваться о взаимодействии с каким-либо музеем, центром или выводить участников с жюри в парк, лес, площадь и т. п. Но без этого принципа экскурсия перестаёт собою быть. И экскурсовод становится лектором или кем-то ещё, но не экскурсоводом. Нам в Мытищах хорошо: директор нашего государственного историко-художественного музея Мария Альбертовна Клычникова всегда принимает наши предложения, приветствует наших конкурсантов, даёт свободный доступ детям в музейную экспозицию для подготовки  проектов и для непосредственного  проведения  конкурсов. В теплое время года площадкой для  конкурса  становится  Лосиный  остров. Однажды конкурсной площадкой стал Храм иконы Владимирской богородицы на Ярославском шоссе, ещё раз батюшка Храма Благовещения пресвятой богородицы в селе Тайнинском стал нашим партнером, а это известное царское место, и там есть на чём тренировать экскурсоводов. Городской парк, улицы и памятники нашего города тоже уже становились объектами конкурсных заданий.

Второй принцип наших конкурсов – их фестивальный характер. Мы  (я и мои воспитанники) считаем, что выступать только перед членами жюри скучно и бесполезно. Поэтому мы приглашаем на конкурс не только участников и их наставников, но и широкую публику желающих: одноклассников конкурсантов, друзей, родителей и родственников, учителей-предметников, классных руководителей. Для этого дети готовят и рассылают пригласительные билеты. И это преддействие конкурса становится самостоятельным процессом, сильно влияющим на конкурсантов. Все конкурсанты тоже присутствуют на конкурсе на протяжении всей его длительности, занимая то роль туриста, то экскурсовода, то жюри. Потому что третий принцип – обязательная общественная оценка всех работ.

Оценочные листы для членов жюри и для публики оргкомитет составляет разные. Особой задачей оргкомитета является формирование жюри. Четвертый по счету, но второй по значимости принцип – компетентность и профессионализм жюри, в которое мы зовём экскурсоводов из городского музея, аккредитованных практикующих гидов-экскурсоводов, менеджеров турфирм и педагогов с аккредитацией экскурсоводов. Потому что такому жюри надо учитывать и экскурсоводческие умения, и педагогическую составляющую. Найти такое жюри не простая задача. Тем более что условия мы можем предложить только безвозмездного участия. Поэтому мы особо благодарны тем, кто отвечает на наш зов. Выбор места проведения, состав жюри – это вопросы, выходящие за  рамки моей статьи. Это тема сетевого взаимодействия.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Я знаю, что здесь есть над чем работать. Но я так же знаю, какое большое положительное воздействие имеет и то и другое на ребят. Это именно то, что создаёт для них перспективу, без которой не рождается внутренний мотив. Никакими виртуальными расчудесными мультимедийными средствами вне музеев и очагов культуры мы этого не достигнем. Поэтому  я отмечаю, что эти вопросы надо решать обязательно для обеспечения важнейших принципов в организации добротных конкурсов. К ним примыкает и следующая задача, которая обеспечит пятый принцип. Он о том, что конкурс должен быть не только средством контроля за результатами выполнения учебных программ, но и способом непосредственного обучения.

Заявку на участие в наших конкурсах может подавать любой школьник. Среди конкурсантов оказываются дети, которые ходят в профильные кружки и те, кто довольно активно действует при школьном музее, но не вел экскурсии, и те, кто никогда не занимался никакими экскурсиями, но имеет к этому интерес. Руководители их тоже имеют разного уровня подготовку и включенность в экскурсионную  работу. Ведь эта профессия имеет ряд  совершенно специфических черт. Согласитесь, что при школах совсем не много руководителей музеев или краеведческих кружков с квалификацией гида-экскурсовода. И, если конкурс только подводит итог по контролю за качеством, то получается ситуация, что дети, пришедшие с интересом к этой деятельности, но не вошедшие в число победителей, просто уходят в лучшем случае без разочарования. А интерес продолжает висеть в воздухе. Надо сделать так, чтоб дети прямо здесь на конкурсе могли попробовать (а кто-то закрепить) какие-то умения, способы, приёмы, правила экскурсионного мастерства. Для этого мы расширили программу конкурса. Оставили привычное всем задание, которое готовят заранее. Это тот самый виртуальный вариант, в котором объекты маршрута представляются в виде презентаций, стендов, рисунков и т. п. В нем предоставили полную свободу выбора тем. С него начинаются все выступления сразу после открытия. И в проведении защиты  виртуальных  проектов мы ничего нового не вносили.

После перерыва начинаются «живые» задания. Они касаются тех умений, без которых не создаётся никакая экскурсия. Первое из них направлено на описание отдельно взятого объекта. Здесь особую ценность для детей имеет само наличие настоящего, значимого, привлекательного объекта. Скажете, кто ж из хранителей даст в употребление детям ценные музейные предметы. А и не надо этого делать.

Задача не удивлять и подкупать интерес детей. Наоборот, находясь в музее на правах не просто посетителя, а партнера, участника музейного мероприятия дети могут проникнуться чувством охранения и заботы о музейных предметах. Для описания совсем не обязательно даже брать их в руки или трогать. Подобные разрешения надо подавать уже, как поощрение. Конечно, перечень предметов определяется заранее. Количество их зависит от числа конкурсантов в расчёте 1 предмет на двух лучше трёх конкурсантов. Такое соотношение не для экономии задействованных предметов. А для того, чтобы дети могли сравнивать свой вариант описания с вариантом другого.

На описании одного объекта сравнение производить яснее. Но, если дать на всех один объект, будет однообразно и скучно. Поэтому производим отбор объектов. Составляем хорошее качественное и грамотное описание каждого объекта в объёме не более чем на 1-1,5 минуты устного изложения. И делим этот текст на части, соответствующие методической схеме экскурсионного рассказа. Присваиваем каждому пункту схемы рассказа цвет. Печатаем каждый отрывок описательного текста на бумагу того цвета, какой соответствует схеме. Бумагу выбираем твердую. Получаются текстовые карточки. Готовим столько их экземпляров, сколько конкурсантов будут работать с этим объектом. Кроме текстовых цветных карточек конкурсантам выдают ещё карточку со схемой рассказа, где каждый пункт написан своим цветом. Цвет выполняет роль подсказки. Потому что, получив такой инвентарь, конкурсант должен составить свой описательный рассказ про доставшийся предмет (или объект).

На составление описания даётся 30 – 45 минут в зависимости от возраста конкурсантов. После завершения работы чайная пауза с приятным угощением. Затем конкурсанты демонстрируют свои описания, показывая объекты.

Следующий этап конкурса направлен на умение формулировать логические переходы между объектами. Каждый конкурсант выбирает красивый конверт, с тремя открытками с изображением объектов (по одному на каждой), которые находятся в пределах видимости или шаговой доступности. Там же в конверте отдельно от иллюстраций карточки с кратким описанием объектов. Конверт с одним содержанием 2–3 конкурсантам. Задание: соединить эти объекты логическими переходами в маршрут с последовательностью на своё усмотрение. К объектам можно подходить (если  они  закреплены  на  месте  нахождение)  или  передвигать. Время на выполнение 30 минут. Затем демонстрация подготовленных мини-маршрутов.

Описания объектов можно зачитывать, логические переходы обязательно говорить без использования записи.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Третье проектно-игровое задание направлено на практику составления заключения. Не секрет, что с такой короткой частью экскурсионного рассказа, как заключение бывает много сложностей. Игра и юмор – это те вещи, которые могут растворять сложности. Мы решили их использовать в борьбе за заключение экскурсии. Все конкурсанты разбиваются на пары. Один человек в паре получает набор для маленького «спектакля» как бы проведённой экскурсии. В спектакле есть экскурсовод и 3 туриста. Все они имеют смешной дизайн. Выполнены в разных техниках: бумажные куклы, лепные куклы, тряпичные куклы, костюмы-маски на людей, немой мультфильм. Игровой экскурсовод сообщает очень кратко содержание заканчивающейся экскурсии и называет её тему. Завершает словами «и мы видим (понимаем)» или » и теперь… «, или » вы теперь сами знаете, что… «Все слова игровых героев озвучивает тот человек в паре, который получил конверт. А второй человек из пары должен продолжить последнюю фразу трижды: один раз адекватным заключением, 2 раза заключением неверным (не соответствующим теме), и эта неверность должна быть явно видна желательно смешна. После исполнения такой игры всеми парами, партнёры меняются местами.

По окончании всех испытаний жюри подводит итоги своей оценки, определяя средний балл. Счетная комиссия так же определяет средний балл каждого конкурсанта по оценочным листам публики. Пока подводятся итоги, публика занимается чем-то интересным: в музее это бывает легкая занимательная экскурсия от профессионального экскурсовода или интерактивная программа на экспозиции; в парке или лесу это бывают подвижные игры, посиделки у костра под песни, в культурном центре — концерт театральных, танцевальных и т. п. кружков. Для них это было значимое показательное выступление. Хороший отклик получила выставка- ярмарка самодельных сувениров, которые представляли сами авторы. Для них это тоже был свой внутренний конкурс. Так получился фестиваль разных направлений. А потом церемония награждения. Солидных призов у нас нет, только маленькие сувениры, но грамоты и свидетельства участника получают все.

Подготовительной работы к конкурсам такого формата много,  гораздо больше, чем в традиционном варианте. Но и продуктивность тоже выше в разы. Не только детям, но даже взрослым, втянутым в разном качестве в этот процесс, становится интересно в нем находиться. Такие конкурсы действительно становятся процессом. Длительность его зависит от количества конкурсантов. Если их не более 12, то конкурс получается однодневным с 10 утра до 19-20 часов. У меня более 12 конкурсантов, то программа делится на два дня.

Понятно, что требуется существенная организация бытовых вопросов: полноценный обед, типа-паузы и проч. Это требует сетевого взаимодействия многих организаций. Прямо как при создании настоящего туристического продукта. Если совсем нет возможности или желания плести такую большую сеть, то можно воплотить все эти же идеи в форме цикла отдельных конкурсов по описанным этапам  с разрывом по времени и местам проведения.

Сами этапы можно придумывать новые и новые по всем компонентам экскурсионной методики. Можно поиграть в отбор объектов к теме, в занудного или слишком весёлого туриста, в проблему решения санитарных задач на маршруте, в переговоры с администратором музея и т. д. и т. д. Главное, чтобы конкурсные задания становились зримыми, веселыми, вовлекающими действиями. Материалы к ним должны быть тщательно подготовлены так, чтобы все участники могли с ними справиться. Конечно, в разной мере, но чтобы публичного фиаско не потерпел никто.

С 2009 года мы провели всего 4 конкурса в таком формате и к сожаленью они носили они исключительно внутренний характер. Но мы надеемся, что у нас найдутся единомышленники, и такие конкурсы смогут проводиться чаще, станут открытыми и восходящими по уровням организации.